Еврейский национализм

К оглавлению
проф. Иегуда Леви

Сущность еврейского народа

Кто такие евреи? Одни считают, что это отдельная раса, другие говорят - религия, третьи - национальность. На самом деле иудаизм содержит как национальный, так и религиозный элементы. Вопрос в том, какой из них преобладает. В комментарии на библейское изречение "И будете народом Мне" раввин Ш.Р.Гирш дает ответ: "В том и состоит уникальная сущность иудаизма, который многие бездумно классифицируют как религию... "Народом Мне" - в самих этих словах заключается утверждение, что иудаизм... не религия... Б-г основал не церковь, а народ."

Чтобы пояснить высказанную мысль, рассмотрим несколько фактов:

1. Б-г избрал Аврагама не как отдельную личность, а в качестве родоначальника еврейского народа. Сказал Б-г ему: "И Я сделаю тебя народом великим" (Берешит, 12:2), а при выходе из Египта Он провозгласил: "И возьму Я вас народом Себе" (Шмот, 6:7). Как видим, в обоих стихах обещано создание нации.

2. Тора была дана не отдельным людям, а народу. В этом факте суть самой Торы. Магарал писал: "Евреи приняли царство Б-га не каждый в отдельности, а все вместе. Всевышний связывает Свое Имя не с отдельными личностями..., а только со всем народом".

3. Тора руководит народом - она учит, как надо управлять государством, системой правопорядка, вести войны. Все это - проблемы национального характера.

4. Говоря о будущем еврейства, Тора предвосхищает судьбу народа в целом. Пророчество завершается словами: "...вы будете Моим народом" (Ваикра, 26:12).

Таким образом, историческое предвидение Торы тоже имеет национальные рамки.

5. Основа всякой религии – вера. Тот, кто теряет веру, как правило, уходит и от своей религии. Нет так, однако, обстоит дело с иудаизмом. В Талмуде (трактат Сангедрин, 44) сказано: "Даже если грешит еврей, он все равно остается евреем".

6. Предписанная Торой взаимная ответственность евреев друг за друга вытекает из представления о евреях как об одном человеке. Насколько важен национализм в иудаизме, видно из высказывания Рамбама: "У всякого, кто отдаляется от общины, нет доли в Мире Грядущем, даже если он не совершил греха". Такое "отдаление" рассматривается не как обычный грех, а как измена своему народу, оказывающая исключительно пагубное влияние на душу отступника.

7. Центральное место в Торе уделено Эрец-Исраэль, что само по себе весьма примечательно: земля выполняет функцию сцены, на которой мы организуем свою национальную жизнь на глазах всего мира. Религии как таковой не требуется своя страна.

Центральное значение Эрец-Исраэль в Торе обусловлено не только связью этой земли со многими Б-жественными заповедями. Ведь даже те законы, которые продолжали действовать в рассеянии, исполнялись лишь для того, "чтобы при возвращении в страну они не казались нам чем-то новым".

Отсюда можно сделать вывод, что евреи - это именно народ, а иудаизм - национальная конституция. Хотя важнейшую часть иудаизма составляют еврейские религиозные догматы, еврейство, тем не менее, определяется как народ, а не как религиозная секта. Мой учитель р. Лео Бреслауэр говорил по этому поводу: "Тора - это не религия, а национальная конституция". Поэтому мы вправе охарактеризовать утвержденный Торой еврейский национализм как "национализм Торы". Однако, если иудаизм представляет собой, главным образом, национальную конституцию, то почему он содержит так много религиозных по своей сути требований?

В основе ответа на этот вопрос лежит важный психологический фактор. Иудаизм стремится к образованию совершенного, гармоничного общества. Этого можно добиться только путем культивирования в людях положительных качеств характера, способности преодолевать личный эгоизм и обуздывать свои страсти. Причем единственное средство достижения такой цели состоит в том, чтобы жить по Торе на основе конкретных правил, разработанных Галахой. Отсюда следует вывод, что для совершенствования человеческой личности необходима система религиозных догматов. Всякий, кто хочет служить своему народу, должен вначале поработать над собственным характером и личными качествами.

Корни национализма

Чтобы понять суть еврейского национализма, необходимо рассмотреть, прежде всего, истоки национализма как такового. Согласно Торе, национализм возник впервые в поколении строителей Вавилонской башни.

После того как поколение потопа взбунтовалось против Б-га, Он ослабил следовавшие за ним поколения, чтобы проявить зависимость людей от Себя и тем самым напомнить им, что они Его слуги. Однако люди поколения Вавилонской башни, которых отличали терпимость и любовь друг к другу, смогли преодолеть свои слабости на индивидуальном уровне и восстановить прежнюю силу через единство, из-за чего они очень скоро забыли о своем призвании. Тогда Б-г разделил человечество на враждующие народы, которым никогда не удастся достичь всеобъемлющего мира и единства, пока они не признают власть Творца.

С тех пор народ стал главной составляющей единицей человеческого рода. Человечество было разделено на множество наций, которым предстояло творить всю последующую историю. Если прежде для управления людьми вполне хватало духовных вождей, назначенных Б-гом, то сейчас для этой цели требуется целый народ. Руководить можно только с помощью личного примера, а не речами и проповедями; и только один конкретный народ способен дать соответствующий пример всем другим народам. Вот почему через двадцать лет после смешения языков в поколении строителей Вавилонской башни Б-г призвал Аврагама стать отцом Своего избранного народа.

Сущность национализма

С точки зрения взаимоотношений между отдельными народами национализм означает, в первую очередь, оказание предпочтения своему народу перед всеми другими. В целом это предпочтение основано не на справедливости или другом объективном критерии, а на принадлежности к данному народу. Хотя национальное чувство включает в себя также культурные и прочие факторы, более тщательный анализ показывает, что они играют второстепенную роль.

Таким образом, сущность национализма есть ничто иное, как групповой эгоизм: "Наша страна! Пусть она всегда будет справедлива в отношениях с другими народами; но это наша страна, права она или неправа!" - провозгласил С. Декатур в 1816 году. Этот исконный групповой эгоизм лежит в основе деструктивного характера многих националистических движений, будь то сербы в экс-Югославии, ИРА в Северной Ирландии, сикхи в Индии, курды в Турции или "наша собственная" ООП. Иногда национальная борьба носит "справедливый" характер, но такое совпадение бывает лишь чисто случайным. Хороший националист желает, конечно, чтобы его народ был "прав", но он верен ему при любых обстоятельствах, ибо национальная верность ставится выше морали.

Когда благо народа, страны провозглашается наивысшей задачей, подобный национализм превращается в самоцель. Его можно назвать "первичным национализмом", поскольку он не черпает правоту из какого-то другого источника. В нем, как и в индивидуальном самолюбовании, зреют семена раздора. Поэтому такой национализм изначально порочен.

Чем отличается еврейский национализм

Теперь нам предстоит сделать парадоксальный вывод. В начале статьи мы выяснили, что иудаизм - это национализм, а затем пришли к выводу, что национализм исконно порочен. Как же нам тогда оправдать иудаизм? Ведь если он выражает волю Б-га, значит, он не может быть плох.

Ответ надо искать в той главной задаче, которая возложена на еврейский народ, но о которой, к сожалению, многие забыли. Посмотрим, что говорит нам Тора по этому вопросу в разных ситуациях.

1. Призывая Аврагама стать основателем избранного народа, Б-г дает ему ряд обещаний, но лишь одно указание на будущее: "И ты будешь благословением (браха)" (Берешит, 12:2).

Наши мудрецы комментируют: "Вместо этого надо читать брейха (бассейн). Подобно тому, как (ритуальный) бассейн очищает от нечистоты, так и ты будешь приближать отдалившихся, очищая их для своего Царя Небесного".

2. Объясняя цель Своего откровения у горы Синай, Б-г сказал: "И будете вы Мне царством священников и народом святым" (Шмот, 19:6).

Слово "священники" означает эмиссары Г-спода. Евреям предназначалось "научить весь род человеческий провозглашать Имя Б-га и всем вместе служить Ему - такова будет задача Израиля в будущем". "На еврейский народ, царство священников, возлагалась задача сохранить и в качестве народа святого исполнять законы Б-жественной Торы среди человечества, как поступает священнослужитель в среде своей паствы".

3. Тора была дана в пустыне, на общей, "бесхозной земле". Если бы евреи получили ее в стране Израиля, то они могли бы заявить народам мира: "Нет у вас доли в ней". Таким образом, сам выбор места дарования Торы учит нас, что мы призваны стать наставниками других народов.

4. Моше повелел евреям написать слова Торы "очень ясно" (Дварим, 27:8), , как сказано в комментарии, "на семидесяти языках". Это еще одно указание на то, что Тора адресована всему миру. Аналогичное толкование мы находим у Раши в одном из его первых комментариев на книгу Берешит. Ссылаясь на Мидраш, он объясняет: Тора начинается с этой книги, где почти нет заповедей, для того, чтобы евреи умели отстаивать свое право на Эрец-Исраэль. "Если народы скажут Израилю: мол, вы захватчики, присвоившие себе землю ханаанцев", то евреи докажут им с помощью Торы, что вся земля принадлежит Б-гу. Простой смысл этого мидраша: вся книга Берешит была написана в первую очередь для народов мира.

5. В Торе выделен маленький абзац "Шма", о котором сказано: всякий, кто читает его утром и вечером, "как будто изучал Тору днем и ночью". Чему же учит нас этот отрывок, представляющий, по словам мудрецов, всю Тору? "Слушай, Израиль, Г-сподь [который сейчас только] наш Б-г, Г-сподь [в будущем станет] Един", т.е. будет признан во всем мире. "И тогда я обращу к народам язык чистый, чтобы все они провозгласили Имя Б-га" (Раши к книге Дварим). В этих словах заключена та же самая мысль: евреи призваны освещать путь истины всем народам.

6. Определяя задачу Израиля, наши пророки формулировали ее как миссию в отношении других народов. Например, Ишаягу говорил, что евреи должны быть "светом народов" (42:6). По его словам, в конце дней "устремятся все народы к горе дома Г-сподня... и скажут: 'Пусть Он научит нас путям Своим, чтобы пошли мы стезями Его.' Ибо из Сиона выйдет Тора и слово Г-сподне - из Иерусалима" (2:2,3). Он же возвестил: "Полна будет земля знанием Г-спода, как полно море водами" (11:9).

7. Хотя иудаизм не поощряет прозелитизм, наши мудрецы предвидели, что в конце дней народы мира захотят перейти в еврейскую религию. Рабейну Нисим писал: "Все народы примут нашу веру, со всеми деталями и подробностями мицвот". В одном недавнем комментарии утверждается даже, что окончательное избавление зависит от нравственного исправления человечества, и поскольку народы мира еще не готовы к этому, избавление откладывается.

Итак, еврейский народ был создан для того, чтобы наставлять другие народы и помочь им вернуться к Б-гу. Следовательно, иудаизм и еврейский национализм не являются самоцелью. Порочность обычного национализма состоит в том, что он ставит во главу угла интересы своей нации. Не таков иудаизм; он стремится к более высокой цели: принести спасение в мир и избавить его от национализма. Национализм, к которому призывает Тора, - национализм Торы - по существу, вторичен. Хотя Тора однозначно подтверждает важность еврейского национального единства, такое единство представляет для нее ценность не само по себе, а лишь как средство осуществления Израилем его великой миссии.

В каком-то смысле Тора продолжает утверждать важность еврейского национального начала, даже когда евреи не справляются со своей ролью и забывают о ней: "Они все равно зовутся детьми Б-га, ведут ли они себя [как дети] или нет". Но даже в этом извинительном утверждении заложена мысль о высшей миссии еврейского народа, надежда, что Израиль снова вспомнит свою задачу - избавить мир от национализма, на что способен только особый народ.

Короче, национализм "хорош" лишь в том случае, если он стремится покончить с национализмом.

Достоинства национализма и его недостатки

Нет сомнений, что национализм содержит в себе определенные достоинства. Когда группа людей компактно проживает на своей территории, имеет общую историю, общие традиции и даже вырабатывает общие черты характера, это приносит им взаимную выгоду и помогает объединять индивидуальные способности на общее благо. Такова сущность племени. Племена (колена), приближенные к Б-гу, важны и сами по себе, поэтому Тора поощряет такое разделение народа на племена. Еще находясь в пустыне после выхода из Египта, колена Израилевы занимали отдельные места на стоянках, располагаясь в том же порядке, в каком Тора намеревалась поселить их затем в Эрец-Исраэль.

Однако Б-г разделил их таким образом лишь после освящения Скинии Завета, где находились скрижали Торы. Пока не возник такой центр, объединивший все колена, превративший их в партнеров, а не в конкурентов, всякое размежевание было опасно. Лишь их общая готовность принять бремя Торы позволяла разделить народ по племенному принципу без угрозы внутреннего раскола нации на отдельные народы, каждый из которых считал бы себя важнее и выше других.

Гибельный порок национализма в том и состоит, что каждый народ считает свое национальное благо конечной целью, а не средством достижения более высокого идеала. Если же народы сознательно откажутся от своей абсолютной независимости и добровольно подчинятся высшему, общему для всех авторитету, то они сразу перестанут быть народами и превратятся в колена, каждому из которых будет отведена собственная уникальная роль в развитии мира. Лишь тогда они смогут оптимально использовать свои индивидуальные особенности и таланты, не подвергаясь опасному воздействию первичного национализма.

Сионизм в оценке Торы

В Израиле термин "сионизм" приобрел парадоксальное смысл. Для одних он равнозначен лицемерию, для других это - устаревший идеал. И те, и другие воспринимают сионизм как старомодную концепцию.

В то же время еще очень многие люди продолжают верить в нее. Даже некоторые из тех, кто в душе посмеивается над сионизмом, сами не терпят посторонних насмешек. Короче говоря, концепция сионизма по-прежнему несет в себе большой эмоциональный заряд для значительной части общества. Давайте проанализируем ее.

Что такое сионизм?

Некоторые считают, что сионизм означает любовь к Сиону. На первый взгляд, это вполне адекватное определение. Тем не менее, оно не соответствует нормативному употреблению термина. Ведь если любовь к Сиону превращает человека в сиониста, то настоящими сионистами надо признать крайних антисионистов из группы "Нетурей Карта", которые настолько любили Сион, что отказались покинуть Иерусалим во время тяжелейшей Войны за независимость. Однако мало кому придет в голову зачислить их к эту категорию. Поэтому мы не можем принять такое определение сионизма.

Будучи евреями Торы, мы обращаемся к ней в поисках верного определения. Однако наши поиски ни к чему не приведут, потому что "сионизм" не является термином из Торы. Остается лишь принять то определение, которое сформулировали его авторы: "стремление к образованию еврейского национального очага в стране Израиля как высший идеал".

В предыдущей лекции уже отмечалось, что иудаизм -по существу национальная религия. Мы выяснили, что есть два вида национализма: первичный национализм, который считает высшей целью благополучие собственного народа, и вторичный национализм, для которого иерархическую шкалу ценностей венчает миссия данного народа, а сам народ рассматривается как инструмент для осуществления этой миссии.

Оставив на время религиозный сионизм, рассмотрим вначале, какая из двух характеристик больше подходит к сионизму. Цель этого движения, как отмечалось, состоит лишь в создании и развитии национального очага еврейского народа. Значит, сионизм считает высшей ценностью народ, а для Торы у него уготовано совсем иное место: "Сионизм не имеет ничего общего с религией". Поэтому, следуя выводу, сформулированному в предыдущей лекции, мы скажем, что имеем дело с национализмом, существующим ради самого себя, в котором отсутствует позитивное начало.

Правда, еще в период образования государства сионистские лидеры не раз заявляли о своем желании распространять гуманистические ценности в мире. Но поскольку они разделяют эти ценности с остальным человечеством, смысл этих деклараций можно сформулировать одной фразой: "Мы будем хорошим народом", что никоим образом не выделяет сионизм среди других национальных течений и не меняет его статус первичного национализма. Основатели сионизма никогда не стремились подчинить Торе свою национальную концепцию. Наоборот, им надоело быть особенными, и они хотели создать народ, похожий на другие народы.

Нет сомнений, концепция "еврейского национального очага" звучит привлекательно, и вряд ли найдется еврей, возражающий против нее, однако в качества высшего идеала она вызвала серьезные возражения со стороны различных кругов. Например, левые утверждают, что если сионизм означает лишь желание создать национальный очаг, то он порождает вопиющую несправедливость по отношению к живущим в Эрец-Исраэль арабам, сколько бы мы ни ссылались на историческое право двухтысячелетней давности. Апелляции к истории, говорят они, не имеют веса; даже с требованиями американских индейцев никто не считается. Вывод прост: пока мы отказываемся нести бремя вторичного национализма, возложенного на нас Торой, и вместо этого рядимся в одежды первичных националистов, нас будут считать всего лишь грабителями.

Религиозный сионизм

Что представляет собой религиозный сионизм? На этот счет есть много мнений. Исходя из простого значения слов, речь идет о сионизме, т.е. первичном национализме, который благосклонно относится к религии и считает ее важным дополнением к сионизму. Отсюда следует, что религиозный сионист желает укрепления религии в стране, поскольку считает ее полезной, даже очень полезной для народа. Но при этом он остается сионистом, а значит, исходя из вышеуказанного значения термина, будет считать народ высшей ценностью.

Характерно следующее выступление Ахад га-Ама: "Я мог бы привести доказательство из Торы (что она совместима с сионизмом), как поступали прежде многие раввины; но я не люблю обманывать людей. ...Иногда в глубине души возникает диссонанс, который со временем ведет к отрицанию требований веры. Именно это происходит с сионизмом, когда он воспринимается как законченная идеология, охватывающая весь иудаизм, а не как движение, помогающее заселять Эрец-Исраэль".

Это письмо, адресованное одному хасидскому раввину, приводит рабби М.-А. Амиэль, бывший главный раввин Тель-Авива, один из духовных лидеров движения "Мизрахи". Он дает к нему свой комментарий: "Адмор (хасидский раввин) не видел противоречия между сионизмом и эмуной (верой), а Ахад га-Ам как раз увидел. В Галахе сказано, что признание обвиняемого равнозначно показаниям сотни свидетелей. Даже если все раввины и адморим будут утверждать, что между эмуной и сионизмом нет противоречия, его мнение все равно имеет больший вес, чем все их утверждения вместе взятые".

Сионисты, которые "несионисты"

Среди религиозных сионистов есть немало таких, кто считает высшей ценностью Тору, а не народ. Называя себя сионистами, они имеют в виду нечто совершенно отличное от традиционного значения этого термина. Тем самым они невольно вводят в заблуждение других людей и затрудняют понимание самой идеи сионизма.

Корень проблемы состоит в том, что сам термин "сионизм" был придуман светским евреем Натаном Бирнбаумом. (Позже он отошел от сионизма, вернулся в лоно религии и в конце концов стал секретарем партии Агудат Исраэль.) Значение этого слова, как уже отмечалось, невозможно определить с помощью Торы. Поэтому следует оставить за сионизмом тот исконный смысл, который вкладывают в него большинство людей, и изобрести новый термин для сторонников иной доктрины, отличной от несгибаемого национализма. Вероятно, это имел в виду рабби Йосеф-Дов Соловейчик, ныне покойный, духовный лидер движения "Мизрахи" в Соединенных Штатах, когда писал: "Мы не верим в 'сионизм плюс религия' или 'религиозный сионизм'. Для нас существует только одно особое существительное - Тора".

Отличительные черты сионизма

Поскольку национализм Торы также предусматривает участие в политических, экономических и военных делах Израиля, трудно найти ясные признаки, отличающие истинный религиозный сионизм от национализма Торы. И все же такие признаки существуют. Один из них - отношение к светским героям сионистского движения. Тот, для кого секулярный сионизм лишен глубокого значения, не станет восхищаться сионистскими лидерами, если эти лидеры отрицают его высшую ценность - Тору. Возможно, он испытывает к ним благодарность, как к Александру Грэхему Беллу, изобретателю телефона, который экономит ему массу времени, или к Александру Флемингу, создателю антибиотиков, спасших множество людей от смерти. Впрочем, к сионистским лидерам мы ощущаем более тесную личную привязанность, поскольку их деятельность ближе нам и играет для нас особую роль.

Я считаю, что каждый еврей Торы должен стремиться преодолеть в себе эти заблуждения. И тогда он перестанет быть "сионистом" - обычным или даже религиозным. Он будет просто любить еврейский народ, страну Израиля, оставаясь при этом образцовым гражданином Государства Израиль. Он будет участвовать в развитии государства и в исправлении его путей, активно займется решением экономических и политических проблем, позаботится о пересмотре главных целей.

Список литературы

Для подготовки данной работы были использованы материалы с сайта http://www.judaicaru.org/

http://referat.a.ua/?id=224699

Герцель Янкель Цам, единственный российскй еврей, получивший в 19 веке офицерский чин. В 17 лет его забрали в "кантонисты", после чего он прослужил в армии 41 год, но дослужился только до капитана. Не поддавшись давлению, он так и не принял христианство.

Пасхальная Хагада - изложение истории праздника пасхи или "прохождения" - одного из главных иудейских праздников в память чудесного избавления евреев от египетского рабства и исхода из Египта. Смотри

Иудаизм и Еврейский Народ

..\rus_captions-koi/02-1.htmlНачало еврейскому народу дали скотоводческие племена, кочевавшие по Среднему Востоку. В 13 веке до н.э. они начали переселяться на земли, принадлежащие сегодня государству Израиль, оседать там и строить селения и города. Центром государственности евреев всегда был Иерусалим, священное место, где находился Храм. Окончательно сформировавшиеся в эту эпоху религиозные каноны иудаизма требовали строгого соблюдения нравственных норм, личной ответственности, терпимости и социальной справедливости.
Иудеи веровали в Единого Бога, не признавали человеческих жертвоприношений и совершали общественные богослужения. Многое из религиозного учения иудаизма было впоследствии унаследовано христианством и исламом и оказало влияние на другие религии и культуры. Иудеи никогда не приветствовали перемены религиозных убеждений, но всегда принимали в свое общество неофитов, переходящих в иудаизм из других религий.
За две тысячи лет жизни евреев в рассеянии, в Диаспоре, иудаизм претерпел немало изменений. В нем появилось множество самых различных течений: и чисто мистические, такие, как Кабалла, искавшие таинственный смысл в библейских текстах; и движения религиозных мистиков, вроде хассидов, ставивших выше учености и научного познания бесхитростность веры и глубину религиозных переживаний; и рационалистические богословские школы, обьяснявшие откровения Священного Писания с логической и исторической точек зрения.
Иудейские общины в Диаспоре создавали ту структуру, которая позволяла евреям жить в соответствии с требованиями Закона: у них были свои синагоги, школы, бани, лавки, в которых продавали кошерную пищу. Эти общины, рассеянные по разным странам, жили замкнуто,не поддерживая мержду собой почти никаких контактов. Но все они пользовались одними и теми же библейскими текстами, возносили одни и те же молитвы, подчинялись одним и тем же религиозным канонам.
Однако по мере того, как евреи получали равные с другими права, замкнутые рамки общин постепенно разрушались, и иудаизм терял свою обьединяющую силу. Новые религиозные течения все больше отступали от и удейской традиции. В тех странах, где не было никаких юридических или социальных препятствий, евреи начали ассимилироваться, и многие полностью растворились в принявших их в свое лоно обществах. Но после геноцида, после массового уничтожения евреев фашистами, идея общности истории и судьбы вновь овладела их умами.

Еврейская Диаспора и Израиль

..\rus_captions-koi/04-1.html Первые еврейские общины за пределами Израиля появились во времена Вавилонского пленения (700 г. до н.э.). Кроме того, евреи обосновались на Аравийском полуострове и в Египте. После еврейских восстаний против римлян (66-135 гг н.э.) евреи вообще были изгнаны из Иерусалима и Иудеи. Во времена византийских императоров (324-640 гг н.э.) в Израиле насаждалось христианство и было принято множество антииудейских законов. К 6-му веку евреи на своей собственной земле стали религиозным меньшинством. После арабского завоевания численность еврейского населения сократилось еще больше. Таким образом, ко времени первых крестовых походов (11 век) в Израиле осталось всего несколько тысяч евреев.
На протяжении столетий евреи были единственным национально-религиозным меньшинством в тех странах, где они оседали. Они жили замкнутыми общинами, отгородившись от местного населения целым сводом особых законов и ограничений. Между собой они общались на иврите или на различных диалектах, представлявших смесь иврита с местными языками: так средне-и восточно-европейские евреи, изначально осевшие в Германии, говорили на идише; Сефардим - евреи, переселившиеся в Испанию, - на иудейско-испанском; евреи стран Магриба - на иудейско-арабском.
Однако, несмотря на то, что еврейские общины Диаспоры должны были жить в обособлении, они перенимали множество обычаев своего культурного окружения. Кроме того, посредством смешанных браков в общины повсеместно проникали представители других национальностей, а сами евреи порой переходили из веры отцов в христианство или ислам. Таким образом, евреи Диаспоры принадлежали к двум культурам (например, иудейской и арабской) и внешне мало отличались от местных жителей.
В исламских странах, в Испании и Португалии, несмотря на все ограничения, еврейские общины процветали как в культурном, так и в экономическом отношениях. Что же касается христианской Европы, то там периоды притеснений, гонений, стихийных еврейских погромов сменялись периодами относительного спокойствия и даже благоденствия. Этим обьясняется различие религиозных традиций и обычаев, сложившихся на протяжении столетий у средне- и восточно-европейских евреев и Сефардим.
С отменой рабства, провозглашением гражданского равенства и секуляризацией евреи начали полностью ассимилироваться с теми обществами, в которых столетиями жили их предки. Для многих из них название "иудей" осталось лишь признаком национальной и культурной принадлежности. Однако в 19 веке возникло движение еврейских националистов - сионизм, выдвинувшее идею возвращения евреев в Израиль и восстановления еврейской государственности. Идее этой суждено было воплотиться в жизнь в 1948 году. С тех пор в Израиль переселились миллионы евреев. И все же большинство по-прежнему остается в Диаспоре.

Первый Крестовый Поход

Первые 700 лет христианской эры еврейские общины в Европе редко подвергались опасности прямого физического уничтожения. Однако после того, как в 1095 году папа Урбан призвал христиан освободить Иерусалим от мусульман, ситуация резко изменилась.
Грозным смерчем пронеслись крестоносцы по долинам Рейна и Дуная, сея смерть и разрушение в обосновавшихся там еврейских общинах. "Разве, отправляясь сражаться с неверными в Святую Землю, мы не должны искоренить их сначала у себя за спиной?"- говорили воины Христовы.
25 мая 1096 года жертвами еврейского погрома в германском городе Вормсе стало 800 человек. Смерть их была столь ужасна, что многие евреи предпочли наложить на себя руки, чтобы избежать мучений. В Регенсбурге евреев "крестили", сбрасывая живыми в Дунай. В Майнце, Кельне, Праге и многих других городах были вырезаны тысячи евреев, а их имущество тут же разграблено.
Сто лет продолжались крестовые походы, и каждый сопровождался резней и грабежом евреев. После крестовых походов статус евреев - людей второго сорта был закреплен в христианской Европе как церковным, так и гражданским законодательством. С тех пор притеснения преследовали евреев вплоть до 18 века

Антиеврейские Мифы

В Средние века люди верили в чудеса и легенды. В это время по всей Европе распространились два мистических предубеждения против евреев: их обвиняли в осквернении Тела Христова и в совершении ритуальных убийств. Удивительно, что эти суеверия сохранились до наших дней. Ненависть к евреям у средневековых христиан доходила до того, что они верили, будто у них растут рога и хвосты, как у бесов.
После того, как в 1215 году Церковь подтвердила догмат о "пресуществлении Святых Даров", согласно которому хлеб и вино во время совершения таинства евхаристии "пресуществляется" в Тело и Кровь Христовы, стали распространяться слухи, что евреи крадут Святые Дары, чтобы изуродовать или сжечь их, и тем самым еще раз убить Иисуса Христа. Это суеверие обрастало рассказами о всевозможных чудесах: говорили, что оскверненные Святые Дары начинают кровоточить. Подобные знамения лишний раз подтверждали истинность христианской веры и учения Церкви.
Но самым страшным, "кровавым" обвинением было обвинение евреев в ритуальном убийстве христианских младенцев, кровь которых якобы нужна была для приготовления пасхального опресночного хлеба - мацы. Представители высшей церковной и светской власти неоднократно пытались опровергнуть это суеверие, но оно продолжало жить в простом народе, подогреваемое местными клириками,организовавшими паломничества в эти места, и получавшими от этого немалую прибыль.
Именно миф о ритуальных убийствах, как самый живучий и жестокий, был взят на вооружение проповедниками антиеврейских настроений. Он как нельзя более способствовал слухам о бесовской, нечеловеческой природе евреев, подстрекая христиан к кровавому возмездию. В нашем трагическом веке семенам этого средневекового суеверия суждено было прорасти, в 20 столетии ссылки на него не раз использовала нацистская пропаганда.

Формы Дискриминации

В 1215 году папа издал указ, повелевавший всем евреям носить на одежде особые знаки отличия, чтобы никто не мог спутать иудея с христианином. Этой мерой церковь стремилась оградить верующих от общения с евреями. Знаки отличия в разных странах были разными. Где-то евреям предписывалось нашивать на платье желтые или красные метки, где-то - носить остроконечные шляпы, прозванные в народе "еврейскими".
Но не только одежда выделяла евреев из христианской среды. Их все чаще вынуждали жить в насильственной изоляции, за высокими стенами гетто. А поскольку расширять территорию гетто запрещалось, то жить евреям, естественно, приходилось в невыносимой скученности и тесноте.
Но самые далеко идущие последствия имело нарушение одного из основных прав человека: евреи лишались права на постоянное проживание в том или ином городе или деревне. В силу сложившихся исторических условий, евреи все чаще вытеснялись из самых разнообразных сфер деятельности и были вынуждены ограничить свои занятия главным образом торговлей и денежными делами. В крупные города их допускали на ограниченное время, да и то лишь тогда, когда экономическая ситуация требовала расширения торговых операций и кредита. Причем с евреев взымались особые, дополнительные налоги. Однако стоило экономическому положению выровняться или местным коммерсантам залезть в долги, как евреям тут же отказывались продлевать вид на жительство. Зачастую их просто изгоняли.
Многие еврейские общины облагались налогами в пользу короля или князя, обещавшего им "протекцию". В германских княжествах евреи считались "собственностью" императора, который продавал право взымать с них налоги местным князьям и епископам. В результате евреи зачастую попадали в "клещи" между интересами горожан, для которых они были опасными конкурентами, и местных князей, заинтересованных в том, чтобы получить побольше налогов со "своих" евреев.

"Ростовщичество

С середины Средних веков начался расцвет городов и торговли. Традиционно еврейские сферы экономической деятельности стали постепенно отходить другим группам населения. Ремесленники обьединялись в гильдии. Только членам гильдии разрешалось заниматься данным ремеслом, а чтобы вступить в нее, нужно было поклясться на Библии, поэтому для евреев доступ в гильдию был закрыт.
В Западной и Центральной Европе, евреи постепенно оттеснялись от своих обычных занятий. В конце концов у них остались лишь торговля и ростовщичество. Большинство еврейских общин обеднело и лишь немногим удалось удержаться на плаву. Поскольку Церковь запрещала христианам давать деньги в рост под проценты, а на экономические нужды постоянно требовались кредиты, евреи зачастую оказывались единственными, у кого можно было получить ссуду. Естественно, деньги они давали под большие проценты: слишком велик был риск и давал себя знать недостаток капитала.
Постепенно слово "еврей" стало идентифицироваться со словом "ростовщик". Второй стереотип, порожденный теми же экономическими обстоятельствами: еврей- мелочный торговец, сбывающий подержанный товар и разное старье. Эти два полярных образа - безжалостного и скаредного ростовщика и жуликоватого лоточника - сохранились до нашего времени, хотя сегодня мало кто помнит, что оба они были рождены религиозной нетерпимостью и экономическими условиями

Еврейская Община

Центром жизни евреев Диаспоры всегда была община. В Средние века общины эти были, как правило, небольшими, обьединявшими не более одной дюжины семей. Правда, в крупных городах они иногда разрастались до нескольких тысяч человек.
Исключенные из феодальной иерархической структуры, евреи пользовались значительной свободой в самоуправлении. Общины собирали деньги для уплаты налогов за содержание кладбищ и синагог, на содержание раввинов и учителей, на помощь беднякам, нуждавшимся в крове и куске хлеба. Управлялась община старейшинами, избранными в результате голосования. Устав общины также утверждался всеми ее членами.
Преступления, совершавшиеся членами общины против своих собратьев, равно как и все юридические споры, рассматривал суд раввинов. Ни тюрем, ни полицейского аппарата в общинах не было. Поэтому суд мог присудить виновному либо выплату штрафа, либо временное или постоянное исключение из общины.
Чтобы облегчить своим членам соблюдение правил кошерной пищи, община содержала собственную бойню, где коровы, козы и овцы с курами забивались в строгом соответствии с предписаниями Закона. Кроме того, каждая община обязательно строила баню, чтобы было где совершить ритуальное очистительное омовение. Крупные общины могли позволить себе содержание духовных училищ для изучения Торы и Талмуда и подготовки раввинов

Изгнание и "Черная Смерть"

После крестовых походов на евреев начались гонения повсеместно. Их изгоняли целыми общинами. В 1290 году всем евреям - 16.000 человек - было приказано покинуть Англию. Только в 17 веке там снова начали появляться еврейские общины. В 1306 году евреи были изгнаны из Франции.
Гонениям, как правило, предшествовали обвинения в ритуальных убийствах и антиеврейские волнения. Играя на этих настроениях, местные правители, городские магистраты и богатые купцы старались избавиться от ростовщиков-евреев, которым они успели сильно задолжать, а заодно и расправиться с нежелательными конкурентами. Здесь, как и в решении допустить евреев в тот или иной город дла занятий торговлей и ростовщичеством, главную роль играли экономические интересы.
В 14 веке страшное бедствие обрушилось на Европу: началась эпидемия чумы. С 1348 по 1350 годы болезнь унесла миллионы жизней - треть населения.
А поскольку истинных причин бедствия никто не знал, жители всех охваченных чумой стран тут же обвинили во всем чужестранцев, путешественников, и, конечно же, членов единственного нехристианского меньшинства, - евреев. Люди верили, что еврейские общины мстят за десятилетия гонений, отравляя колодцы и источники.
По мере того, как эпидемия ширилась, перекинувшись из Испании и Италии на север - от Англии до Польши, - более 300 еврейских общин подверглось нападению, тысячи евреев были сожжены у позорных столбов или убиты. Из германских княжеств были изгнаны почти все еврейские общины.
После того, как в конце 15 века евреи Испании и Португалии были поставлены перед выбором: изгнание или насильственное крещение, распались самые высокоразвитые еврейские общины на Иберийском полуострове. Евреи были вынуждены его покинуть. Изгнание еврейских общин продолжалось в Европе вплоть до конца 19 века.