МОВНЮКИ

К оглавлению

Шибко сознательных ура-патриотов в Украине, ненавидящих русский язык и само собой «москалей» у нас именуют «свидомыми» или «свидомитами». Называть нацозабоченных маргиналов «свидомыми» — это для них большой комплимент. Учитывая тот вред, который нацисты-националисты наносят двуязычной Украине, пытаясь расколоть наше многонациональное государство по «мовному питанню», нацозабоченных наверное правильнее называть не «свидомитами», а «мовнюками».Ныне «мовнюки» любят с пафосом много говорить о том, как они якобы «вибороли» «незалэжность» Украины. Так давайте вспомним, как УССР стала независимой Украиной.

Когда в августе 1991-го в СССР случился коммунистический путч, москвичи первыми вышли на баррикады против танков, введенных в Москву ГКЧП, а в Киеве тем временем трусливо выжидали, чья возьмет — ГКЧП или восставший против них Президент РФ Ельцин. В Киеве тогда никто и пискнуть не осмелился против гэкачепистов, а в Москве трое молодых парней погибли под гусеницами танков, заплатив своими жизнями за свободу от коммунистической диктатуры для всего многонационального Советского Союза.

Как только путч в Москве был подавлен и членов самозваного ГКЧП Ельцин отправил в казематы «Матросской тишины» и своим Указом запретил КПСС, в Киеве сразу осмелели и повылезали на свет божий наши новоиспеченные «самостийники» и 24 августа, когда им никакое ГКЧП уже не угрожало, приняли в ВР «Акт о независимости Украины». Президентом независимой Украины был избран вчерашний главный коммунист УССР Л.КравчукВряд ли, тайно потом собравшиеся в Беловежской Пуще руководители трех славянских республик Ельцин, Кравчук и Шушкевич, подписывая совместное заявление о том, что «Союз ССР как субъект международного права и геополитическая реальность прекращает свое существование», думали о своих народах.

Просто им не терпелось избавиться от надоевшего диктата центра, и так хотелось стать суверенными князьями в своих вотчинах, что они пошли на тайный сговор. Участь многомиллионного, некогда единого советского народа, одержавшего благодаря интернациональной сплоченности победу в Великой Отечественной войне, по иронии судьбы была предрешена на тайной вечере в какой-то бане, причем людьми, представлявших всего три республики из двенадцати, входивших к тому моменту в состав СССР.

Но что произошло, то произошло. И когда 25 декабря 1991 года над Кремлем был спущен красный флаг с Государственным гербом СССР и огромная страна которая называлась Советский Союз прекратила свое существование, никто не выступил в ее защиту. Народы, разделенные пока еще «прозрачными» границами, особой эйфории по поводу полученной независимости, правда, тоже не испытывали, и «манна небесная» на их голову не посыпалась. Между вновь образованными государствами сразу же возникли территориальные споры, порой переходящие в локальные войны; внутри постсоветских республик шла острая борьба за власть, то тут, то там на почве религиозных и межнациональных конфликтов вспыхивали кровавые гражданские войны, и миллионы беженцев вынуждены были кочевать по стране в надежде найти себе пристанище.

Удержавшиеся же при власти высокопоставленные коммунисты, спрятав подальше свои краснокожие книжицы с изображением вождя мирового пролетариата и его изречением о том, что «партия — ум, честь и совесть нашей эпохи», и напрочь утратив остатки не только партийной, но и людской совести, «наращивали мышцы» — накапливали «первоначальный капитал». Воспользовавшись царившей после развала Советского Союза неразберихой, «самостийники» буквально даром получили в свое распоряжение республиканские конторы Госбанка СССР с их многомиллиардными фондами и разветвленной сетью филиалов во всех областях. Положила глаз новая власть и на хранившиеся на счетах банков деньги по сберегательным вкладам граждан. Инициированные российским правительством реформы по методу «шоковой терапии» привели к безудержному росту цен, который обесценил трудовые накопления простых людей. При сумасшедшей инфляции сбережения граждан на глазах превращались в фантики, но миллиарды рублей вкладчиков, прежде чем они окончательно обесценились, расторопные банкиры успели конвертировать в твердую валюту и перевести на секретные счета в заграничные банки.

Дестабилизированная финансово-денежная система породила кризис неплатежей. Рвались экономические связи между бывшими братскими республиками, и как результат — наступил паралич промышленности. Бывшая партийно-хозяйственная элита — директора фабрик и заводов — сдавала производственные площади в аренду различным фирмам и кооперативам, а заодно распродавала заводское оборудование по цене металлолома. Миллионы людей остались без работы и средств к существованию. Потеряв доверие к российским рублям, украинским купонам и белорусским «зайчикам», народ, чтобы как-то спасти от инфляции свои скудные сбережения, ринулся скупать американские доллары, фактически ставшие национальной валютой на всем постсоветском пространстве. Оставшиеся без работы инженеры переквалифицировались в «челноков», снующих за товаром сначала в Польшу, затем, кто удачно раскрутился, в Турцию, Китай и Индию. Как следствие их неустанной деятельности стихийно возникали вещевые рынки. Зарождался новый класс предприимчивых людей, которых уже нельзя было отнести ни к пролетариату, ни к крестьянству, ни, тем более, к межклассовой прослойке — интеллигенции.

Тем же, кто еще работал на еле дышащих госпредприятиях, заработную плату выплачивали с задержкой: где на два месяца, где на три, где на полгода, а на некоторых заводах и вовсе прекратили выплату наличными деньгами и расплачивались выпускаемой продукцией.

Еще в худшей ситуации оказались так называемые «бюджетники»: учителя, врачи, преподаватели вузов, военнослужащие, сотрудники правоохранительных органов. Товаров, которые можно было бы продать на рынке, они не производили, поэтому получать их в качестве оплаты своего труда не могли, и несвоевременная выплата зарплаты (в условиях гиперинфляции кому-то было очень выгодно прокручивать бюджетные деньги) была явлением очень болезненным. Чтобы выжить в этих условиях, нужно было либо брать взятки, либо (у кого не имелось возможности использовать служебное положение в целях личного выживания) искать себе другую работу. Иного выхода своим служащим независимое государство на заре своего становления не оставило.

И в то же время для пробравшихся к «кормушке» власти времена настали поистине «золотые». Особо приближенные к «императору», то бишь к Президенту, сколотив свои миллиардные состояния на разграблении страны, становились олигархами; коррумпированные министры и депутаты тоже ворочали миллионами. Не отставали от них и крутые бандиты. Облачившись в малиновые пиджаки и обвешавшись пудовыми золотыми цепями, они раскатывали на БМВ и «мерседесах» и чувствовали себя хозяевами жизни.

Равнодушно созерцать, как жируют нувориши, правоохранительные органы, разумеется, не могли. В суде, прокуратуре, милиции, таможне работают живые люди, которые тоже хотят ездить на дорогих иномарках и строить себе роскошные дворцы. Не нужно иметь семи пядей во лбу, чтобы сообразить, что дружить с так называемой организованной преступностью куда выгодней, чем надрывать живот в борьбе с нею.

Так новообразованная «незалежна» Украина превратилась в одно из самых коррумпированных государств в мире. В этой насквозь коррумпированной стране теперь модно говорить о Европейском выборе, только кто об этом выборе любит часто говорить, почему-то забывает, что в цивилизованных европейских странах принято с уважением относиться не к «титульным» нациям. Родной язык — это язык, на котором думают люди. И заставить человека думать на неродном ему языке, властям не под силу. Чем грубее политиканы будут вмешиваться в эту деликатную сферу, тем больше это вызовет у людей протест.В процветающей Финляндии, например, при населении чуть более 5-ти млн. человек два государственных языка — финский и шведский, и это при том, что финны составляют около 94% процентов населения, а шведы, соответственно менее 6%, но никто не ущемляет их права на свой национальный государственный язык.

На мой взгляд — взгляд русскоязычного автора, те, кто тупо упирается против придания в Украине русскому языку статуса государственного, или хотя бы официального, априори неправы, потому что речь идет о РАВНЫХ возможностях использования украинского и русского языка. Примечательно, что те, кто громче всех кричит об украинском языке, как единственном государственном, балакают, как и наш Гарант, в основном на суржике. Ущемлять русскоязычных граждан Украины, которые составляют примерно половину населения нашей страны и имеют такое же право неограниченно пользоваться своим родным языком, как и «титульная нация» — значит, усугублять начатое в 2004-ом партией клана Ахметова-Януковича разделение страны, ведь любое насилие в навязывании мовы вызывает ее активное неприятие.

Как можно не понимать этой простой, как третий закон Ньютона, закономерности, гласящей, что действию всегда соответствует равное и противоположно направленное противодействие?Уверен, любому здравомыслящему человеку очевидно, что придание русскому языку статуса второго государства раз и навсегда бы сняло все спекуляции на эту тему, и ликвидировало бы раскол Украины, возникший в первую очередь из-за мовы, как обязательной державной, в испокон веку русскоязычных регионах. Так нет же, титульные «самостийники» готовы потерять Украину, как независимую унитарную державу, но будут упрямо стоять на своем, как признался Костенко на «Свободе слова» Савика Шустера, из-за опасения, что украинский язык не выдержит конкуренции с русским. И на той же передаче представительница «Просвиты» похвасталась тем, что это они отговорили Ющенко подписать свой предвыборный указ по русскому языку.

В моем родном Харькове Помаранчевую революцию поддержали около 25% избирателей, и я в том числе. И на самой большой площади в Европе тоже был «оранжевый» Майдан. Правда, у нас не было так весело и празднично, как в Киеве. Палаточный городок «оранжевых» «бело-голубая» клика Кушнарева тогда забаррикадировала голубыми палатками януковичей, фальшиво горлопанивших по вечерам пьяными голосами «Владимирский централ — ветер северный», стараясь заглушить помаранчевых.

Теперь той же НУ, упрямо «мовкающей» за один государственный язык, сегодня не набрать в русскоязычном Харькове и 1% голосов, и это в лучшем случае. Видимо, не зря говорят, что упрямство — признак тупости…И, мягко говоря, непорядочно поступил Ющенко, когда прилюдно говорил о своем указе №10 по русскому языку, а потом, как так и надо, отрекся от своих предвыборных обещаний. Упоминание о предвыборном Указе №10 «народного президента» Ющенко было опубликовано на его персональном сайте «Моя Украина» по ссылке http://www.yuschenko.com.ua/rus/present/Mass_media/1933/

Сейчас эта ссылка уже не открывается — «народный президент» спрятал, как говорится, концы в воду, а между тем кандидат от коалиции «Сила народа» Виктор Ющенко 23 декабря 2004 года, то есть накануне решающего третьего тура президентских выборов, говорил вполне искренне:«Русский язык — это язык межнационального общения. Я убежден, что для этого языка должна быть программа развития. Вся государственная служба должна учитывать это, особенно в тех регионах, где компактно проживает русскоязычное население…

Каждый госслужащий обязан знать этот язык, отвечать на обращения граждан на нем, вести деловую переписку на русском. …Для огромной части наших соотечественников русский язык – родной, Россия наш стратегический партнер, значит, мы все должны знать русский.Еще перед первым туром я обнародовал проекты своих первых президентских указов. Один из них – «О защите прав граждан на использование русского языка и языков других национальностей Украины». Он будет подписан после моего вступления на пост Президента. Помимо прочего, указ обязывает чиновников на местах владеть и пользоваться национальными языками в местах компактного проживания их носителей. Указ касается не только «живого» общения, но и делопроизводства. А также гарантирует доступность образования на русском языке – в том числе и высшего».Кстати, к сведению шанувальників Тараса Григорьевича Шевченко, свой дневник великий украинский поэт вел на русском языке. Опубликован «Дневник Шевченко с 12 июня 1857 по 13 июля 1858 года» в 5 томе «Кобзаря» выпуска 1951 года (всего 10 томов, изданных под эгидой АН УССР институтом украинской литературы им. Шевченко к 125-летию со для его рождения). И в этом же «Кобзаре» опубликована проза Шевченко, которую он тоже писал на русском языке.

Перечислю некоторые его произведения: драма «Никита Гайдай» и все повести на русском: «Наймичка», «Княгиня», «Музыкант», «Несчастные», «Капитанша», «Варнак», «Близнецы», «Художник», «Прогулка с удовольствием и не без морали» и др…А первым откликнулся на публикацию «Кобзаря» Тараса Шевченко в 1860 г. блистательный русский критик Николай Добролюбов: «Появление стихотворений Шевченко интересно не для одних только страстных приверженцев малороссийской литературы, но и для всякого любителя истинной поэзии». И, как написал еще в июле 1990 года русский писатель Александр Солженицын в своей нашумевшей в то время статье «Как нам обустроить Россию» — «Мы все вместе истекли из драгоценного Киева, «откуда русская земля стала есть», по летописи Нестора, откуда и засветило нам христианство.

Одни и те же князья правили нами: Ярослав Мудрый разделял между сыновьями Киев, Новгород и все протяжение от Чернигова до Рязани, Мурома и Белоозера; Владимир Мономах был одновременно и киевский князь и ростово-суздальский; и такое же единство в служении митрополитов. Народ Киевской Руси и создал Московское государство».

И там же: «Сам я — едва не на половину украинец, и в ранние годы рос при звуках украинской речи». И далее он же: «…сколько людей, затрудняющихся себе выбрать себе национальность из двух; сколькие смешанного происхождения; сколько смешанных браков — да их никто «смешанных» до сих пор не считал.

В толще основного населения нет и тени нетерпимости между украинцами и русскими». И сегодня двуязычная Украина — это реальность, игнорировать которую бесконечно не удастся, и чем раньше русский язык станет вторым государственным, тем быстрее произойдет объединение двух берегов Днепра. И никаким ющенко-тягнибокам-вакарчукам, навязывающих нам насильственную украинизацию, не удастся расколоть многонациональную Украину «по мовному питанню», сколько бы «мовнюки» ни пыжились это сделать.

Александр Ковалевский http://h.ua/story/202698/#add

Проблемы безопасности

 

Дмитрий Зеркалов

Тигипко: «Власть – это не владение заводами, морями, пароходами, а эффективное управление чужой «государственной» собственностью в свою пользу под крышей Президента.»