Информационная война за Россию

Что такое «Информационные войны»?

Холодная война не окончена. Объявленная России по окончании Второй мировой, она продолжается по сей день и только набирает обороты. И это значит, что холодная война не проиграна. Ее главное сражение еще впереди.
В борьбе за геополитическое влияние и экономические ресурсы соперники России посылают все новые вызовы, запускают информационные вирусы и с помощью современных информационных технологий и средств коммуникации внедряют их в массовое сознание.

Понятие информационной войны очень широкое, оно затрагивает разные отрасли, экономические, военные, культурные, управ-ленческие – до прямых вторжений в информационное поле стра-ны, например выведение из строя информационных систем, линий связи и так далее… Поскольку по профессии я телевизионный журналист, проработавший на первом канале ОРТ десять лет, из них большую часть специальным корреспондентом программы «Время», меня интересует роль средств массовой информации, которые занимают в информационной войне основное место.

Что же такое информационная война? Информационную войну можно определить как способ организации мирового информационного пространства в своих интересах. Еще есть другое опреде-ление. Информационная война – это комплекс информационных операций, которые воздействуют на систему государственную, на руководство, что уже в мирное время приводило бы к тем решени-ям, которые хочет видеть противоборствующая сторона. (Пример проигранной информационной войны – это Югославия, Грузия, Украина, когда с помощью исключительно информационных операций меняется политический режим на проамериканский. Не нужно вводить сегодня в страну ни одного танка, достаточно овладеть информационными технологиями, используя в том числе средства массовой информации.)

Что есть информационное пространство? Это то, что сформировано научно-техническим прогрессом и выразилось в развитии средств передачи информации: от книгопечатания – телеграфа, телефона, радио – до появления телевидения, компьютера, Интерне-та. На этой основе произошла информационная революция. Ежедневно во всем мире с помощью компьютера и телекоммуникаци-онных сетей перемещается около триллиона долларов. За счет раз-вития информационных технологий ускоряется прирост знаний. Представьте, в 70-е годы объем знаний человечества увеличивался вдвое раз в 10 лет. В 80-е – раз в пять лет. А к концу 90-х каждый год знание человечества удваивается! Убыстряется способ передачи информации, и это позволяет увеличивать объем знаний. Вот чем сегодня характеризуется информационное поле.

Идея, что информацию можно рассматривать как нечто само-стоятельное, возникла вместе с наукой – кибернетикой, доказавшей, что информация имеет непосредственное отношение к процессам управления и развития. Вот что такое сегодня информаци-онное пространство. И неслучайно Черчилль сказал, что империи будущего – это империи интеллекта (это хорошо понимают в США, именно поэтому там идет скупка молодых гениев и талантов со всего мира). Сегодня кто владеет информацией, тот владеет всем. Неслучайно господин Березовский, выступая перед студентами Великобритании, откровенно признался, что ему не интересна открытая власть (на вопрос, хочет ли он избираться в президенты России, он ответил отрицательно), он сказал, что ему интересно владеть информацией. Мы знаем, что он финансировал миллиона-ми долларов украинскую «оранжевую» революцию. Сейчас он и не скрывает, что готовит финансовые вливания в оппозицию России. Да, намного интереснее передвигать фигуры на шахматном поле, чем оказаться в роли шахматного короля или ферзя…

Сегодня информационное противоборство – это важнейший фактор, определяющий судьбы стран и цивилизаций. Поражение СССР когда-то в холодной войне (1947-1991), которую советская политическая элита проиграла. Сейчас идет четвертая мировая война – информационно-интеллектуальная. Ведется она на новых фронтах – финансовом, культурном, цивилизационном, этниче-ском, религиозном. И это надо понимать. Собственно, министр обороны Российской Федерации С.Иванов на заседании Академии военных наук однажды подчеркнул: «Против России идет война, и идет не один год… Это одна из войн нового типа, в том числе информационная» (Интерфакс, 18 января 2003 года).

Не нужно объяснять, что роль средств массовой информации в этой войне огромна. Первые инструкции о том, как ее вести, мы находим… в сионских протоколах. С этой точки зрения их проанализировал доктор технических наук Расторгуев в своей книге «Информационная война». Данные протоколы, напечатанные Сергеем Нилусом, носят методический характер, они составлены так, что их может использовать любой, понимающий значимость такой войны.
Протокол 2: «В руках современных государств имеется великая сила, создающая движение мысли в народе, – это пресса».
Протокол 10: «Чтобы привести наш план к такому результату, мы будем подстраивать выборы таких президентов, у которых в прошлом есть какое-нибудь нераскрытое темное дело, какая-нибудь «панама», – тогда они будут верными исполнителями наших предписаний из боязни разоблачений и из свойственного всякому человеку, достигшему власти, стремления удержать за собою привилегии, преимущества и почет, связанный со званием президента».
Протокол 12: «Ни одно оповещение не будет пронимать в общество без нашего контроля. Это и теперь уже достигается нами тем, что все новости получаются несколькими агентствами, в кото-рых они централизуются со всех концов света. Эти агентства будут тогда уже всецело нашими учреждениями и будут оглашать только то, что мы им предпишем».
Но если тогда эти методы только нарабатывались, то сегодня они действуют и реализуются в полную силу. В XXI веке можно сделать вывод, что информационная война есть основное средство современной мировой политики, доминирующий способ достижения экономической и политической власти.

Российское телевидение в этом информационном противоборстве играет огромную роль и сегодня стоит отнюдь не на позициях интересов государства и народа, отечественного зрителя. Причин основных две.
Первая. Произошла потеря государственного контроля над те-левидением. Вторая – отсутствие национальной идеи в телевизи-онном вещании, потому что без национальной идеи средства мас-совой информации (по крайней мере которые являются государст-венными, рупором власти – законодательной или правительствен-ной) существовать не могут.
Свято место пусто не бывает. Что происходит в итоге с телевидением и на телевидении?
Идет процесс коммерционализации (начало процесса, могу точно сказать, – убийство Влада Листьева). Это привело к огромной власти рекламных группировок на телеканалах, которые сегодня и определяют формирование эфирной сетки вещания. Эфир превращен в бизнес, который позволяет зарабатывать огромные деньги. Отсюда погоня за рейтингом и наличие в эфире огромного количества развлекательных программ самого дешевого толка, которые растлевают аудиторию, апеллируют к низменным человеческим страстям.

Когда я говорю об этом, я не выступаю против коммерческого телевидения. Я против того, что государство не ставит «независимым» каналам ряд жестких условий. Независимость не есть вседоз-воленность. А именно такое понимание существует в странах с давними традициями коммерческого ТВ. Там понимают главное: вещание – это национальное достояние, которое используется во благо всего населения, а не отдельных групп. Вещатель принимает на себя обязательство не только развлекать аудиторию, но и духовно развивать ее. В Великобритании критериями развития телевидения считаются:
1) географическая универсальность;
2) удовлетворение различных интересов и вкусов;
3) забота об общности и духе нации, при том что не забывают-ся интересы нацменьшинств;
4) устранение эфира от интересов частных лиц и правительства;
5) стремление повысить качество программ должно преобладать над стремлением расширить аудиторию.
Кроме того, существует ограничение времени, отводимого под рекламу. И множество оговорок в отношении нравственного уровня передач, касающихся сугубо детей и подростков.

Таким образом, безграничности свободы слова не может быть, ТВ не может расшатывать устои общества.
Когда произошла потеря государственного контроля над развитием телевизионного процесса, произошло еще одно – разрушение творческих профессиональных коллективов и отечественной школы телевизионного вещания. Были ликвидированы детское вещание, литературно-драматическое, музыкальное и т.д. Судьба отечественного телевидения по технологии развала повторила судьбу очень многих мощных предприятий в России. И что же произошло дальше? Сегодня в телевизионном эфире насаждены телевизионные американские технологии. Это ставка на нерв в программе, на кровь, на насилие, все это выносится на первые позиции при верстке программ, выпуске новостей, и очень мало кто думает о том, как это воздействует на сознание населения.

Программы развлекательного толка направлены на разжигание духа индивидуализма, конкуренции, стяжания. Большинство из них из серии «утопи ближнего». «Большая стирка», «Последний герой», «Слабое звено» и подобные им шоу – это не наши выдумки, это в чистом виде калька с телевизионных западных программ. Это пол-ная антитеза тем эксклюзивным творческим авторским програм-мам, которыми когда-то был насыщен наш телевизионный эфир. И все эти шоу, реалити-шоу, по сути, направлены на то, чтобы изменить менталитет русского человека – то есть духу соборному (кол-лективному) противопоставить дух индивидуализма, нарушить, изъять из памяти принцип «Сам погибай – товарища выручай», духу жертвенности противопоставить дух стяжания. А дух стяжания, как предвещал Нил Мироточивый, есть дух антихристов. Я уж не говорю о программах из серии «за стеклянной дверью» и «замочная скважина», цель которых – свести понятие о человеческом досто-инстве к животному началу (когда происходит вторжение в интимную жизнь, показывают в прямом эфире, как люди совершают от-правления или совокупляются). Все это направлено на формирова-ние человека совсем другого качества, который будет готов принять антихриста, его печать, человека, который изберет антихриста только за то, чтобы вот этой его плоти, разнузданности дали суще-ствовать. Молодое поколение формируется под влиянием именно этого телевидения. А это наше будущее. И очень скоро мы получим поколение «монстриков» (может быть, уже получили), если не бу-дем этому противодействовать.

80% всех новостей носят негативный характер информации. Хотя существует одно из вещательных правил: информация не должна вызывать у людей чувства безысходности.
Одним словом, через свое отечественное ТВ мы сами себя разрушаем, мы из него сами сделали оружие духовного самоуничтожения. И в этом смысле мы представляем сегодня из себя информационную колонию.

Все эти процессы происходили не один день. И когда я говорю об информационной колонии, я имею в виду не только крупные каналы. Десять лет вплотную занималась региональными каналами такая «Интерньюс» – общественная организация американского происхождения. Ее цель вроде бы благородна: поддержка и разви-тие независимого телевидения в России, на которую конгресс США выделял определенные суммы. Действовала система грантов и спонсорства. И вот десять лет происходило натаскивание местных журналистов навыкам американской прессы – через фестивали, конкурсы на лучший материал, выезды на места, отсмотр про-грамм. Итоговый фестиваль проводился в Москве несколько лет назад. Огромные деньги, широчайший охват, активная работа в 139 регионах. Были выявлены талантливее журналисты и подготовлены в соответствующем духе. И я думаю, из имен которых была состав-лена база данных. Которая всегда сработает в нужное время, за нужные деньги – например, если будет поставлена задача развали-вать Россию изнутри и проводить «оранжевые» революции где-нибудь в Сибири и на Дальнем Востоке. По сути, была подготовлена армия солдат для информационной войны внутри страны, которая рассредоточена по крупным городам и глубинке. Сейчас «Интерньюс» ушел под крышу Телевизионной Академии, которую возглавляет проамериканский человек, журналист Познер, и которая продолжает поставлять кадры для российских телеканалов в духе западной школы телевидения.

Мне до сих пор непонятно, почему у нас нет законодательной базы, которая защитила бы нашего зрителя от демонстрации по ТВ насилия, откровенной порнографии. Все эти законы приняты в ци-вилизованных странах, регламентируют, сколько показывать фильмов отечественного производства, сколько иностранного… Если мы сегодня проанализируем недельную программу российских кана-лов, то обнаружим абсолютное большинство в ней американских фильмов. Это при том, что в Америке на ТВ наше кино вообще не показывают. Через телевизионный экран происходит деформация русской речи, замена многих слов, выражений американизированным сленгом. При этом опросы показывают, что большинство граждан России считают ТВ наиболее достоверным источником информации. И это связано с особенностью телевидения. Зритель как бы присутствует при действии, которое показывают в данную минуту, является его свидетелем. Отсюда эффект достоверности, эффект доверия.

Все факторы вместе приводят к страшным последствиям. Информационное пространство нашей страны мы используем против себя. Достаточно рассмотреть несколько примеров, связанных с крупными катастрофами, и их освещение в прессе. Скажем, трагедия с подводной лодкой «Курск». Исходя из нашего менталитета эта трагедия могла бы послужить сплочению общества перед лицом общей беды, она могла бы быть осознана как национальная трагедия. Тем не менее эта трагедия была превращена в фарс, в показательную пляску на костях общества, флота и власти. И как результат информационной войны, развернувшийся вокруг «Курска», – отчуждение между властью и обществом и слом российских фунда-ментальных стереотипов, которые веками были основаны на взаимодействии общества и власти. От СМИ все чаще зависит, выгля-дит политическая акция победой или поражением.

Я говорила о том, что цель любой информационной войны – это воздействие на психику населения России, ее подавление. В этом смысле классические примеры – теракты на Дубровке, в Бес-лане. Цель их – вызывать хаос, дестабилизацию в стране, межна-циональные конфликты. И в первом случае, и во втором террори-сты продемонстрировали, что они управляют информационными потоками в России и мире. Сразу после захвата заложников терро-ристы обратились к СМИ. Заложники по приказу террористов мгновенно оповестили весь мир об акции террора. Эта система управления информационными потоками успешно продолжает действовать в России и мире и после успешного штурма. И никто в России не смог организовать в этот момент управление информационными потоками. А вот некий зарубежный аналитический центр работал очень хорошо. Террористы полностью управлялись извне, были просто исполнителями приказов. Именно этот центр организовал многочисленные антироссийские публикации в рос-сийских и западных СМИ после профессионального штурма спец-наза. Началась мощная информационная атака в прессе на тех, кто спас Россию, спас людей. Передачи НТВ «Итоги» и «Намедни» тогда попросту поддержали террористов, проявили симпатии к убий-цам и террористам, недовольство спецслужбами. Ни в одной стране мира не бывает чего-нибудь подобного тому, что мы видели. Пото-му что в момент беды люди должны направлять энергию общества против террористов, и только против них. Но российские тележурналисты занимались прямо противоположным. Это говорит о том, что власть не имеет сегодня никакого контроля над прессой. Государство не контролирует свое информационное пространство, его контролируют политические противники. Если государство не будет контролировать свои СМИ, их будут контролировать другие государства.

Все это свидетельствует о том, что в комплексной антироссий-ской операции – подавить психику людей в стране, вызвать дестабилизацию, вызвать хаос – было задействовано очень много людей.
Если сказанное обобщать с точки зрения православного миро-воззрения, развитие всего информационного поля происходит це-ленаправленно в одну сторону – к принятию антихриста. В нем, безусловно, существуют небольшие «острова» здравого смысла, разума, истины и духовности. Есть отдельные передачи, журналисты, которые вопреки вот этому мутному потоку еще выходят в эфир (достаточно привести в пример работу моего однокурсника Аркадия Мамонтова, который делает программу «Специальный корреспондент» на Российском канале, выпустил цикл православных про-грамм; Алексея Денисова, документальные фильмы которого редко, но появляются на российском телевидении, – это фильмы о крейсере «Варяг», об Иване Ильине, сейчас он снимает фильм о гене-рале Скобелеве).

Хотелось особо сказать о новом явлении в информационном поле – православной видеопродукции. Это православные докумен-тальные фильмы, которые сегодня распространяются среди людей на видеокассетах или DVD-дисках. Православное видео родилось всего несколько лет назад и сейчас переживает настоящий бум. И это свидетельствует о том, что есть духовный голод у людей, опре-деленные информационные запросы (в области духовной), которые не утоляют российские СМИ. Именно поэтому православное видео, я в этом уверена, стало сегодня альтернативой телевидению. Человек на видеокассете стремится увидеть то, что никогда не покажут по ТВ, он это знает. Это явление и вся продукция оказалась в роли диссидентской с точки зрения официального взгляда на ве-щание (диссидент – это человек, отколовшийся от господствующей идеологии). И от этого она становится только популярнее. К тому же потребности души никуда не денешь. Каждый человек рано или поздно задумывается над смыслом жизни, над тем, в чем же истина.

Зритель для себя открывает неведомую жизнь в сфере духа, он открывает для себя православную Россию, узнает о ее жизни. А это огромный пласт, который сегодня от нас скрывают средства массовой информации. Но, правда, туда все чаще просачиваются темы, которые сначала затронуты были в православной видеопродукции. Это темы, связанные с православными чудесами, с жизнью семьи последнего царя-мученика. Вообще, информация имеет свойство множиться. И именно поэтому сегодня так важен любой самый скромный вклад, работа в этом направлении. Даже тонкий «писк» в информационном поле может быть услышан.

В США очень хорошо понимают, что такое информационная война, они успешно ее ведут и побеждают на локальных участках. Накануне распада СССР только в США изучением нашей страны занимались 170 университетов и исследовательских центров. Несколько лет назад там создано специальное агентство ЮСИА, которое занимается информационным противодействием. Его задача – работать только с зарубежной аудиторией. Весной 2002 года ра-дио «Свобода» начало специальное вещание на Северный Кавказ. Передачи ведутся на чеченском, аварском, черкесском и русском языках. Решение вещать на Чечню было принято конгрессом США. Это вещание – прямое вмешательство во внутренние дела России. Передачи тенденциозны, в них фактически оправдывается диверсионная деятельность боевиков и критикуется федеральный центр. В США сейчас создаются мощные информационные кулаки для информационного воздействия на психику населения всех стран.

Что нам нужно делать?
Возвращать контроль государства над крупными телевизион-ными каналами России – либо это прямой контроль, введение цензуры (которая стала бы фильтром на пути безнравственных программ и информационных атак на население), либо контроль через законодательную базу. Законы должны быть выработаны на пони-мании, что эфир является национальным достоянием страны и должен служить объединению нации, объему ее духа. Другого пути нет. Иначе телевизионный эфир превратится в еще более страшное орудие, которое взорвет ситуацию изнутри.

Нужно вновь формировать журналистские кадры, расставлять на ключевые места людей, которые любили бы Россию и обладали элементарной журналистской этикой, ответственностью.
И, конечно, нужна державная идея, потому что пресса собственно проводник и сама держится на некой идее.

Чудо сопровождает Россию сквозь века. По всем планам мы должны были уже захлебнуться в смраде, в потоке насилия и бесстыдства, космополитизма и богоборчества, животных страстей. Наше государство должно было давно рухнуть, а наши дети – убивать друг друга на полях новой гражданской войны, для разжига-ния которой затрачено так много усилий. Но нет, хранит Господь! Ход истории зависит не от нас. Но от нашего выбора зависит то место, которое мы займем в истории. Надо научиться защищать се-бя, свою веру, свои святыни. Главные причины всех русских бед нам надо искать в себе. Надо, чтобы телевидение вновь начало культивировать традиционные для российского общества качества – духовность, коллективизм, бескорыстие, стремление помочь ближнему, отзывчивость, жертвенность, обостренное чувство соци-альной справедливости.

И, конечно, нужно создавать более широкую систему национальной информационной безопасности, которая бы защитила на-ше население от информационных диверсий и от прямого инфор-мационного терроризма.

Елена Козенкова

Проблемы безопасности

 

Дмитрий Зеркалов

Тигипко: «Власть – это не владение заводами, морями, пароходами, а эффективное управление чужой «государственной» собственностью в свою пользу под крышей Президента.»