«АНТИСЕМИТ» ОПРАВДАН. ПОЗДРАВЛЯЕМ С ПОБЕДОЙ!

К оглавлению

Суд оправдал атамана В.Г. Попова, обвинявшегося в распространении фильма «Россия с ножом в спине»

Наконец-то завершилось дело по обвинению по 282-ой статье Председателя Федеральной Русской национально-культурной автономии, атамана Курганского казачьего землячества Попова В.Г., которого обвиняли в разжигании межнациональной розни против евреев и азербайджанцев и распространении фильма «Россия с ножом в спине».

Дело закончилось полным оправданием атамана Попова по всем пунктам. Федеральный судья Бузаев В.В. совершил гражданский подвиг. Дело носило заказной характер, в ходе разбирательства были выявлены зачинщики – Управление внутренней политики администрации Курганской области во главе с зам. губернатора Мазеиным А.Г., который к тому же является членом хасидского масонского общества.

На судью было оказано беспрецедентное давление, как со стороны администрации, так и со стороны прокуратуры, чтобы заставить его вынести обвинительный приговор. В схватке, чтобы посадить Попова, оказались задействованы все структуры: МВД, прокуратура, администрация и СМИ. Дело иногда носило детективный характер. Местное, подвластное губернатору СМИ получили киллеровский заказ по уничтожению имиджа Председателя РНКА Попова В.Г. В ход были пущены: ложь, клевета, поддельные и подмётные письма. В чем только не был обвинен атаман!

Попов В.Г. избрал тактику не оправдания, а нападения. В связи с тем, что не все работники правоохранительных органов разделяли антинациональную и русофобскую позицию губернатора Курганской области и подвластных ему структур, они негласно не только консультировали, но и помогали ему. Так, атаману была передана видеозапись оперативного наблюдения пикета, которое напрочь разбивало показания сотрудников МВД и администрации области, показывая, какими методами ведется следствие по уничтожению и дискредитации лидеров русских национальных общин. Атаманом Поповым на основании этих документов было нанесено несколько контрударов по фальсификаторам – следственному комитету и прокуратуре, заявлены ходатайства о привлечении их к уголовной ответственности за ложные доносы и фальсификацию данного дела.

Также были предъявлены иски к областным газетам: «Курган и курганцы», «Зауральский курьер» и ряду представителей МВД из УБОП, которое занимались оперативным собиранием доказательств. Так, начальнику (уже бывшему) отдела УБОП по борьбе с терроризмом и экстремизмом А.Тимошенко было предъявлено обвинение в фальсификации данных, а также иск за клевету и по защите чести и достоинства и возмещение морального ущерба в размере 3 млн. руб. Другой контрудар был нанесен по администрации Курганской области, а именно – Управлению внутренней политике, ее руководителю Мзеину А.Г., а также одному из чиновников Соколову. Им предъявлены иски по 3 млн. руб., администрации Курганской области – 10 млн. руб.

Естественно, мы не ожидаем, что иски на такую сумму удовлетворят, но уже в ходе судебного разбирательства данные товарищи начали давать показания против друг друга, свидетельствуя, что задание посадить атамана они получили от зам. губернатора Мазеина А.Г. Всем, кого русофобская власть пытается осудить по 282 статье, мы предлагаем ознакомиться и взять на вооружение наши методы, чтобы противостоять фашистской русофобской политике нашего правительства.
Александр Иванов

Приложение: речь атамана Попова в суде.

Атаман Попов:

«Я ИМЕЮ ПРАВО РАСПРОСТРАНЯТЬ СВОИ ИДЕИ И УБЕЖДЕНИЯ…»

Ваша честь! Рассмотрев в судебном заседании и исследовав материалы данного уголовного дела, я еще раз хочу заявить, что данное дело является заказным, построено по политическому принципу: вали всё в одну кучу, авось, что-нибудь выйдет. Или, как гласит восточная поговорка: «Когда хотят оболгать человека, то и помёт осла приписывают ему». То же самое мы видим при фабрикации этого дела по ст. 282 ч. 1 УК РФ.

Россия считается правовым государством, в котором жизнь построена на базе закона. Главным законом России является Конституция РФ. В Конституции России (п.5 статьи 29) сказано: «Гарантируется СВОБОДА массовой информации, Цензура запрещается».

О каком запрете на распространение СМИ может идти речь, если основным законом страны гарантируется СВОБОДА на распространение СМИ? Какого конкретно жителя нашей области оскорбила статья «Харагунский пролог» или газета «Национальная мысль», кто этот потерпевший?

Если знать, что дело является политически заказным по просьбе администрации области, а не по инициативе прокуратуры, то тогда следует сделать вывод, что Следственное Управление Следственного Комитета при Прокуратуре РФ г. Кургана не знает главного закона страны, демонстрирует свою юридическую безграмотность и некомпетентность. Именно поэтому в деле отсутствует потерпевшая сторона.

Кто является потерпевшей стороной? В уголовном деле не указано. На мое ходатайство, указать, кто же является потерпевшей стороной, государственный обвинитель ответить вразумительно не смог, туманно сославшись на Российское законодательство, заявив, что потерпевшей стороной является Государство, при этом не указав, на какие статьи какого закона они опираются. Сама прокуратура потерпевшей быть не может, поэтому если потерпевшей стороной является Государство, то юридически это должно найти свое отражение в Постановлении следователя о возбуждении уголовного дела. Но этого мы в деле нигде не наблюдаем, то есть мы видим еще одно процессуальное нарушение следователя, которые его кураторы из Прокуратуры не замечали, как и все другие допущенные им нарушения УПК. Представляя государство, Прокуратура обязана соблюдать законы государства, от имени которого она выступает.

А именно, в их обязанность входит знать, что наша Российская Конституция построена на базе Всеобщей декларации прав человека. Об этом гласит буквально 2-я статья Конституции: «Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина – обязанность государства».

Статья 17-я Конституции России гласит: «В Российской Федерации признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с настоящей Конституцией».

Статья 18-я Конституции России гласит: «Права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими. Они определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием».

Таким образом, ВСЕ органы власти, в том числе и прокуратура, ОБЯЗАНЫ руководствоваться международными правовыми нормами в части прав человека. Это требование нашего Основного закона – Конституции.

А что записано в Декларации прав человека?

Во Всеобщей декларации прав человека, утвержденной ООН, в статье 19 записано: «Каждый человек имеет право на свободу убеждений и на свободное выражение их; это право включает свободу беспрепятственно придерживаться своих убеждений и свободу искать, получать и распространять информацию и идеи любыми средствами и независимо от государственных границ».

В статье 19 отсутствуют какие-либо дополнительные ограничения (на которые ссылается Прокуратура, присвоив себе право произвольно толковать законы государства). Люди имеют право оценивать и критиковать то, что им не нравится. Поэтому в ст. 19 ограничения на свободу слова нет. Никаких ограничений на свободу убеждений нет. Люди имеют право думать так, как они хотят. У людей есть право иметь любые убеждения, в том числе иметь антисионистские убеждения. Это законное право человека!

Граждане имеют право на любые идеи и убеждения: сионистские или антисемитские, расистские или антирасистские, коммунистические или антикоммунистические, христианские или антихристианские, языческие или антиязыческие, правильные или неправильные (по чьему-то мнению), хорошие или плохие (на чей-то вкус). И имеют право СВОБОДНО распространять любые идеи и убеждения, даже те, которые кто-то считает бредовыми или пытается такими преподнести.

Это законное право граждан! Таковы нормы международного права! Таковы нормы прав человека и нашей Российской Конституции!

Согласно общей правовой установке международного права, гражданину разрешено все, что не запрещено законом. Никаких отдельных разрешений на использование своих прав не требуется. В этом смысл ПРАВОВОГО государства, основанного на ПРАВЕ. Не на РАЗРЕШЕНИИ чиновников, а на ПРАВЕ граждан.

Поэтому ст. 2 Конституции России гласит: «… Признание, соблюдение и зашита прав и свобод человека и гражданина – обязанность государства».

То есть, у людей есть право иметь любые убеждения и свободно их распространять. А государство обязано защищать право граждан распространять свои идеи и убеждения.

Таким образом, все сотрудники прокуратуры не имеют права ограничивать распространение идей и преследовать граждан за распространение информации. Наоборот, они ОБЯЗАНЫ защищать право граждан на распространение ЛЮБЫХ убеждений. Не поэтому ли, нарушая основы Процессуального кодекса, ни следователь, ни его кураторы из прокуратуры не указали, что потерпевшей стороной является государство. Так как приведенные выше доказательства, показывает, что государство в нашем случае не может являться потерпевшей стороной, так как для этого нет никаких юридических предпосылок и оснований.

Таковы нормы международного права и нашей Российской Конституции.

Все работники правоохранительных органов ОБЯЗАНЫ изучить и знать нашу Конституцию и основные нормы международного права (хотя бы Декларацию прав человека), если они хотят быть компетентными и соответствовать занимаемым должностям. Попытки наказать меня за распространение каких-либо взглядов есть на деле попытка воспрепятствовать гражданам России в осуществлении ими законных прав и свобод. Такая попытка недопустима, преступна в свободной, демократической России.

РУКОВОДСТВО МВД, ПРОКУРАТУРА, СУДЫ ТАКИЕ ПОПЫТКИ ОБЯЗАНЫ ПРЕСЕКАТЬ!!!

Запрещение распространения любых книг и газет недопустимо! Это мракобесие! И очень опасное мракобесие! Это преступление перед человечеством!

Если в стране запрещена хоть одна книга, то в такой стране нет свободы печати, и царит преступный тоталитарный режим. В той же Америке книга Гитлера «Моя борьба» свободно продается. В Израиле свободно продается книга Истархова «Удар русских богов», ее читают и изучают вне зависимости от того, что в ней нравится, а что не нравится.

Люди имеют право изучать и Маркса, и Ленина, и Сталина, и Гитлера, и Библию, и Ницше, и Истархова. Изучать по первоисточникам, иначе это не изучение. Изучать вне зависимости от того, хорошие это были люди или плохие (на чей-то вкус). Это человеческая история, и запрещать знать ее – это преступление против человечества, иначе можно дважды наступить на одни те же грабли.

В попытке городской прокуратуры привлечь меня к суду за распространение информации мы усматриваем очередное стремление преследовать людей за политические убеждения.

Тоталитарная эпоха политических репрессий не имеет права на повторение. Мы не имеем права допустить рецидива нарушений СВОБОДЫ СЛОВА И ПЕЧАТИ, нарушений прав граждан на политическую деятельность.

Прокуратуре бы надо не обвинять, а принять соответствующие меры воздействия, потому что попустительство таких нарушений приводит к рецидиву вседозволенности – вроде Московского расстрела.

Как я уже говорил выше, данное уголовное дело грешит массой юридических ошибок, оговорок и неточностей, которые в совокупности имеют одно целенаправленное действие – исказить, запутать и сделать меня виновным в разжигании межнациональной розни. Из юридической литературы мы знаем чисто хрестоматийный пример, когда только одна неправильно поставленная запятая могла либо убить, либо спасти человека. «Казнить, нельзя помиловать», «Казнить нельзя, помиловать». В нашем деле мы видим не одну, а массу неправильно поставленных не только запятых.

Чтобы не быть голословным, начнем с того, правильно ли было возбуждено данное уголовное дело, и последующие за ним все процессуальные действия следователя.

Так, мною уже была подана жалоба о незаконности постановления возбужденного дела № 991516 от 3.12.2007 г.

3.12.2007г. Следователь по ОВД следственного отдела по г. Кургану следственного управления Следственного комитета при прокуратуре РФ по Курганской области юрист 2 класса Е.В.Панкратьев, рассмотрев сообщение о преступлении, предусмотренном ст.282 УК РФ поступившее 6.11.2007г. Из Следственного управления по Курганской области Следственного комитета при прокуратуре РФ и материалы проверки постановил: «Возбудить уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч.1 ст.282 УК РФ. Уголовное дело принять к своему производству и приступить к расследованию ».

Позднее было вынесено ещё несколько постановлений, связанных с расследованием этого уголовного дела: о соединении уголовных дел в одно производство, о назначении и проведении различных экспертиз, о продлении срока расследования и т.д.

Полагаю постановление о возбуждении уголовного дела от 3.12.2007г. является незаконным и необоснованным и вынесенным с нарушением требований УПК РФ по следующим причинам:

В соответствии со ст.146 УПК РФ: «При наличии повода и основания, предусмотренных статьей 140 настоящего Кодекса, орган дознания, дознаватель или следователь в пределах компетенции, установленной настоящим Кодексом, возбуждают уголовное дело, о чем выносится соответствующее постановление».

Иными словами, уголовное дело может быть возбуждено лишь при наличии повода и достаточных оснований для возбуждения уголовного дела.

Согласно ст.144 УПК РФ: «Дознаватель, орган дознания, следователь обязаны принять, проверить сообщение о любом совершенном или готовящемся преступлении и в пределах компетенции, установленной настоящим Кодексом, принять по нему решение в срок не позднее 3 суток со дня поступления указанного сообщения...

Руководитель следственного органа, начальник органа дознания вправе по ходатайству соответственно следователя, дознавателя продлить до 10 суток срок, установленный частью первой настоящей статьи, а при необходимости проведения документальных проверок или ревизий руководитель следственного органа по ходатайству следователя, а прокурор по ходатайству дознавателя вправе продлить этот срок до 30 суток».

Получается, что уголовное дело может быть возбуждено в ограниченный срок с момента получения сообщения о преступлении, а именно в течение 10 суток (в данном уголовном деле нет письменных материалов свидетельствующих о проведении документальных проверок либо проведении ревизии). Но даже если допустить, что по делу проводились какие-либо документальные проверки, то срок возбуждения уголовного дела ограничен 30-ю сутками с момента получения сообщения о преступлении.

В обжалуемом постановлении указано, что следователь установил: «19.10.2007г. в ходе санкционированного пикета у здания кинотеатра «Россия», расположенного по адресу г. Курган ул. Гоголя 41 в г.Кургане Общественной организацией Курганской области «Курганское казачье землячество» были публично распространены листовки «Харагунский пролог...», содержание которых направлено на унижение достоинства человека и группы лиц по признакам расы, национальности, происхождения, отношения к религии».

Из материалов уголовного дела следует:

– 22.10.2007г. старший УУМ ОМ «Центральный» УВД по г. Кургану ст. лейтенант милиции О.М. Галиуллин, рассмотрев материалы проверки сообщения о преступлении, поступившего из дежурной части ОМ «Центральный» по факту санкционированного пикета общественной организацией Курганской области «Курганского казачьего землячества» 19.10.2007г. С 12час.00мин. До 13 час.00 мин. вынес Постановление о возбуждении ходатайства о продлении проверки сообщения о преступлении. Указанный срок был продлён до 10 суток начальником ОМ «Центральный» УВД по г. Кургану В.В.Рудаковым.

– 24.10.2007г. Старший УУМ ОМ «Центральный» УВД по г. Кургану ст. лейтенант милиции О.М. Галиуллин установил: «19.10.2007г. В указанное время у кинотеатра «Россия» состоялся пикет, где участвовали 15 человек... С целью информирования населения о деятельности организации раздавалась печатная продукция и листовки газета «Знание-власть» № 37 за сентябрь 2007г., газета «Русь» № 2 за июнь 2007г., газета «Национальная мысль» № 8 за июнь 2007г... »В результате чего было вынесено Постановление об отказе в возбуждении уголовного дела.

– 27.10.2007г. Зам. прокурора г. Кургана Д.А. Мокин вынес Постановление об отмене Постановления органа дознания об отказе в возбуждении уголовного дела от 24.10.2007г. и дал указание о направлении материалов проверки по подследственности следователям прокуратуры.

– 1.11.2007г. Старший УУМ ОМ «Центральный» УВД по г. Кургану ст. лейтенант милиции О.М. Галиуллин вынес постановление о передаче сообщения по подследственности в следственный отдел по г. Кургану СУ СК при прокуратуре РФ в Курганской области.

Таким образом, из материалов уголовного дела следует, что срок принятия решения по данному уголовному делу истекал либо 29.10.2007г. либо 19.11.2007г. А возбуждение уголовного дела является незаконным в связи с нарушением требований ст.144 УПК РФ.

Поэтому все следственные и иные процессуальные действия, совершённые по данному уголовному делу после 19.11.2007г. являются незаконными.

В соответствии со ст.125 УПК РФ: «Постановления дознавателя и следователя об отказе в возбуждении уголовного дела, о прекращении уголовного дела, а равно иные решения и действия (бездействие) дознавателя, участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию, могут быть обжалованы в районный суд по месту производства предварительного расследования».

В данном случае попыткой незаконного возбуждения уголовного дела нарушаются мои конституционные права и свободы гарантированные ст. 19 Конституции РФ: «Все равны перед законом и судом», а также ст.50 Конституции РФ: «При осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона», что даёт мне основания для обжалования в суд незаконного постановления о возбуждении уголовного дела. В связи с этим далее последовали незаконные следственно-процессуальные действия: незаконные обыски и изъятия, с попыткой найти против меня какие-либо доказательства моей виновности.

Так, 27 декабря 2007 года в помещении, расположенного по адресу: г. Курган, ул. Свердлова, 5, которое принадлежало Народно-патриотической партии России (договор аренды был изъят), был произведен обыск. В этом помещении еще располагались организации: «Центр казачьей культуры», «Курганское казачье землячество», Фонд «Русское возрождение», ЧОП «Казачий спецназ». Согласно постановлению Городского суда г. Кургана обыск должен был проводиться у Русской национально-культурной автономии Курганской области, которая располагалось в этом же здании. Но сотрудники правоохранительных органов, не имея постановления суда на обыск других организации, которые располагались в этом здании, провели обыск и незаконное изъятие вещей и документации. Во время обыска в нарушение ст. 181 ч.11 УПК РФ они не были извещены, им не было предоставлено право на присутствие защитника во время проведения обыска. Поэтому при обыске были изъяты документация, вещи и книги из национальной библиотеки, принадлежащие организациям и лично казакам, не имеющие никакого отношения к делу, которое расследуется следственным управлением.

Было изъято следующее имущество:

1. Флэш-карта – 1 шт.

2. Диски с программами и драйверами, с казачьими песнями и другие фольклорные материалы.

3. Вся документация, договора с организациями, книги, газеты, журналы.

4. Ежедневники с записями, телефонные книжки.

5. Системные блоки – 2 шт.

Кроме того, при обыске были допущены следующие нарушения:

1) Отсутствовало и не было предъявлено постановление суда о проведении обыска в этих организациях;

2) Им не было предоставлено право на присутствие защитника во время проведения обыска;

3) Ни одна из осмотренных вещей не была возвращена на место, все вещи и документы других организаций скидывались в одну кучу на пол без описания, какой организации принадлежат те или иные документы и вещи;

4) Изъятые вещи и документы были упакованы в пакеты, которые легко вскрываются и заменяются новыми, а пломбы не везде наклеены, тем самым не гарантировано сохранность имущества.

5) При изъятии системных блоков, его комплектующие не были описаны подробным образом: не указаны их производители, характеристики, модели и серийные номера; что может повлечь за собой подмену комплектующих компьютера и информации, содержащихся на жестком диске.

6) Никому не была вручена копия протокола либо акта изъятия имущества, с подробным описанием идентификационных признаков каждого изымаемого предмета, что предусмотрено требованиями УПК РФ.

Тем самым было нарушено конституционное право граждан (ст. 17: «В Российской Федерации признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина…»; ст. 18: «Права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими. Они определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием»; ст. 19 ч. 1: «Все равны перед законом и судом»; ст. 22: «Все равны перед законом и судом. Каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность. Арест, заключение под стражу и содержание под стражей допускаются только по судебному решению…», ст. 25: «Жилище неприкосновенно. Никто не вправе проникать в жилище против воли проживающих в нем лиц иначе как в случаях, установленных федеральным законом, или на основании судебного решения»; ст. 30 ч.1: «Свобода деятельности общественных объединений гарантируется»).

Исходя из данных статей Высшего закона РФ, никто (и тем более должностные лица правоохранительных органов) не имеют никакого права нарушать данные законы. Действия, которые были произведены правоохранительными органами в отношении этих организаций, носят антиконституционный и как следствие преступный характер. Согласно ст.125 ч.1 УПК РФ действия следователя, связанные с проведением обыска и незаконным изъятием и удержанием вещей ККЗ, были незаконными. Вещи до сих пор удерживаются следователем.

Видимо, большое было желание у Следственного управления приписать мне то, что может быть найдено у других. Вспомним вышеприведенную восточную поговорку. Следственные органы даже не пытались как-то прикрыть незаконность своих действий. Хотя у них была возможность, ведь после проведения обыска в случае экстренной необходимости у следователя имеется право, гарантированное ч. 5 ст. 165 УПК РФ: «…следователь в течение 24 часов с момента начала производства следственного действия уведомляет судью и прокурора о производстве следственного действия». Однако этого сделано не было!!! При таких обстоятельствах, всё изъятое в ходе обыска, является полученным с нарушением действующего законодательства и, в силу ст.75 УПК РФ, признается недопустимым доказательством.

Полагаю общеизвестным то, что любые незаконные действия должностного лица, совершённые им при исполнении своих должностных обязанностей, в данном случае, следователем, прямо и однозначно нарушают права и свободы, а также непосредственно затрагивают законные интересы, в данном случае нескольких общественных организаций, поскольку тем самым препятствуют им выполнять уставные цели и задачи.

Кроме того, нарушены имущественные права хозяйствующего субъекта, связанные с лишением возможности использовать изъятое имущество по целевому назначению.

Незаконное изъятие документов, в том числе бухгалтерских и иных, лишает эти организации возможности в установленные сроки исчислять и уплачивать налоги и неналоговые платежи в бюджеты различных фондов (соцстрахования, медстрахования, пенсионный и т.п.), что может повлечь за собой применение штрафных санкций со стороны этих органов и фондов. Поскольку изъятие финансовых и иных документов, связанных с деятельностью хозяйствующих субъектов, автоматически создаёт препятствия в надлежащем исполнении юридическим лицом своих обязанностей перед налоговыми органами и иными неналоговыми организациями и является общеизвестным.

В связи с этим следователем Благининым было произведено сокрытие и не приобщено к делу заключение УФСБ № 3726 от 29.11.2007 г., о том, что в деятельности руководимых мною организациях никакой экстремистской деятельности нет, и мы действуем в рамках существующего законодательства и в разжигании межнациональной розни не замечены. Юридическая база этого дела – это заключение эксперта. Как видим, возбужденное уголовное дело против меня с нарушением УПК автоматически повлекло за собой и массу других нарушений, так как все дело завязано на заключения экспертов Чертовой Л.Н., Хромова А.Б., Усачевой Н.Б., которое входит в противоречие с заключением УФСБ по Курганской области, то есть, главным ведомством, отвечающим за безопасность государства и его конституционного строя, имеющим с воем распоряжении аналитические и судебно-экспертные учреждения, является более правильным и компетентным, чем заключение каких-то негосударственных экспертов, к тому же проведенном не в полном объеме и с нарушением ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ», а именно гл. 1 ст. 2, 4, 5, 7, 8, ст. 11-12, ст. 13 абз. 2, гл. 2 ст. 14, 16, 18, гл. 3 ст. 24, 25.

Обращаем внимание суда на то, что Чертова Л. Н., Хромов А.Б., Усачева Н.Б. в своих справках исследованиях именуют себя экспертами (по каким видам – не уточняется, может быть по мясо-булочным изделиям) том 2 л. д. 63, 174, 157, том 1 л.д. 41, в деле не представлены и отсутствуют свидетельства и лицензии разрешающие им заниматься судебно-экспертной деятельностью, также отсутствует документ об обязательной аттестации работников на право самостоятельного производства судебной экспертизы, утвержденного приказом Министерства юстиции за № 20 от 23 января 2002 г. и перечень родов (видов) экспертиз выполняемых в судебно – экспертных учреждениях за №114 мая 2003 г. Также они не являются членами «Гильдии лингвистов – экспертов по документационным и информационным спорам (ГЛЭДИС) свид. о регистрации №1412 утвержденным Главным управлением МинЮста РФ на право заниматься судебно-экспертной деятельностью.

Тем самым следователь Благинин Д.Н. и именующие себя экспертами Чертова Л,Н,, Хромов А.Б. , Усачева Н.Б. вводят суд в заблуждение в отношении их процессуального статуса, создавая видимость своей деятельности при проведении исследования в качестве экспертов. Они не прошли подготовку по конкретно экспертной специализации, не имеют аттестации полученной в установленном законом порядке на право самостоятельного производства лингвистических и психологических экспертиз. Так называемые «эксперты» стажа судебно-экспертной деятельности не имеют.

Согласно ст.11 ФЗ от 31мая 2001г №73-ФЗ « О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ» государственными судебно-экспертными учреждениями являются специализированные учреждения федеральных органов исполнительной власти, органов исполнительной власти субъектов федерации РФ, созданные для обеспечения исполнения полномочий судов, судий, органов дознания, лиц производящих дознание». Для решения смысловой направленности информации «Харагунский пролог» и текстов из газеты «Национальная Мысль» за февраль 2007 г (только каких текстов, «эксперты» об этом умалчивают), кроме одной статьи Попова В.Г. «Возможен ли диалог между русскими патриотическими силами и властью», в которой как пишут «эксперты» «Автор недоволен ситуацией в стране и характеризует Россию как страну, в которой «собственность, финансы и власть оказались в руках людей, которые взяли ее преступным путем.

В этом случае они являются преступниками, в основном это бывшая партхознаменклатура, а также чиновники из спецслужб, разных правоохранительных структур и МВД, а также различные, созданные коммунистами клановые элиты национальных меньшинств. В результате чего народ оказался в нищете, без своей родины, а русский народ юридически лишили своей национальности. Все природные богатства финансы, промышленность в результате грабительской криминальной приватизации оказались в руках кучки мошенников». Если взять за образец «Нормативную и научно-методическую базу исследования рекомендуемую Минюстом и Гильдией лингвистов-экспертов по документальным и информационным спорам, то, используя лингвистический анализ, это высказывание можно интерпретировать как клевета (и то если это будет доказано в судебном порядке по квалифицирующим признакам ст. 129 УК РФ потерпевшей стороной) но как видно из материалов уголовного дела №991494 потерпевшая сторона в деле отсутствует, поэтому не известно кто является потерпевшей стороной? Ведь согласно УПК РФ если есть обвиняемый, то должен быть и потерпевший, а такого мы не наблюдаем.

Кроме того, данные эксперты в своих заключениях вторгаются в сферу юрисдикции суда и следствия «под видом эксперта» дают правовую квалификацию состава и объективной стороны правонарушения. Тем самым данные «эксперты» неправомерно распространили на себя обязанности суда и следствия, не отдавая себе в этом отчета. Данные «эксперты» если они взяли на себя обязательства быть объективными, должны были хоть как-то обмолвится при своем исследовании, что информация бывает 4-х видов:

1) Фактологическая – описание фактов даже самых негативных, за это невозможно наказать, это факт, это документ.

2) Концептуальная – это наши мысли .по поводу происходящих событий. За это тоже не наказываются.

3) Генерирующая – обобщающая информация. За нее тоже нет наказания.

4) Директивная – вот именно директивная информация когда в тексте есть «бей, круши, рви, жги» – вот это реальный призыв, за это наказывают.

Данное обстоятельство дает серьезный повод сомневаться не только в беспристрастности, но и в компетенции их научной добросовестности и наличии экспертной подготовки.

В судебно-экспертной литературе «Россинская Е. Р. «Судебная экспертиза в гражданском, арбитражном, административном и уголовном процессе» (М.Норма, 2005 г.) обоснованно критикуются специалисты, которые не владея специальными знаниями в области судебной экспертизы и не понимая принципиальной разницы между мнением и произошедшими в жизни реальными фактами, на которые каждый человек вправе иметь свое мнение по тому или иному вопросу, и заключением экспертизы, как источником судебных доказательств, берутся обсуждать вопросы, относящиеся к области правовой квалификации преступлений. Вместо содержательно-смыслового анализа текста и способов его целенаправленной организации, такие специалисты пускаются в рассуждения о правовых категориях.

При этом формальное наличие образования и ученой степени не гарантирует уровня профессионализма и осведомленности необходимых для квалифицированного решения поставленных вопросов.

Определяющим здесь является научная специализация владения специальными методами исследования массовых коммуникаций и языка сообщения»... Складывается впечатление, что ни наши «эксперты», ни следователь не читают газет, не смотрят телевизор и вообще не живут в информационном поле нашего общества и не знают его проблем. «Эксперты явно слукавили, дабы не касаться современной политической ситуации в стране. Ведь только с учетом авторской позиции по отношению к происходящим событиям, как на местном уровне, так и в стране можно и должно оценивать смысл и значения употребляемой лексики, идеологем, мифологем и пр. Таким образом «эксперты» фактически расписались в том, что они «сели не в свои сани». Их так называемое «ЛИНГВИСТИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ» свелось к копанию в толковых словарях (как правило отображающих конъюнктурные потребности сиюминутных политиков, – будь то словари советского периода или нынешнего «демократического») и выискиванию семантики (смыслового) значения) отдельных слов и выражений (в отрыве от КОНТЕКСТА ВРЕМЕНИ, то есть вне ИСТОРИЧЕСКОГО МОМЕНТА, социального, нравственного, культурного состояния обществ), смысл которых можно б было подогнать под нужную статью.

Так, особое внимание «эксперты» уделили значению слова НАЦИОНАЛИЗМ, которому они стараются придать почему-то негативный смысл! «Экспертов» почему-то не устраивает толкование слова НАЦИОНАЛИЗМ, которое в трех иностранных словарях толкуется как «всеобщая приверженность и верность своей нации» (Японская энциклопедия); «верность и приверженность к нации или стране, когда национальные интересы ставятся выше личных и групповых интересов» (Британская Энциклопедия): «1 Приверженность своему народу. 2 Защита национального единства или независимости.» (Толковый словарь американского английского языка университета Вебстера – США)

А не устраивают следователя и «экспертов» видимо, то, что все эти толкования несут в себе только положительное значение слова НАЦИОНАЛИЗМ. Нарушение ст.18 глава 2 ФЗ «О судебно-экспертной деятельности в РФ». Заинтересованные «эксперты» имеют свое мировоззрение и пытаются различными способами навязать их следствию и суду. Поэтому они преднамеренно смешивают и «притягивают за уши» НАЦИОНАЛИЗМ к понятию слова ЭКСТРЕМИЗМ. Не принимая во внимание даже тот факт, обсуждаемый всеми СМИ России, когда на заседании партии Единой России ее лидер премьер-министр В.В. Путин заявил: «Я и нынешний президент Дмитрий Медведев являемся русскими националистами – в хорошем смысле этого слова…». Как говорится, сели в лужу. Выходит, что президента и премьера надо привлекать к уголовной ответственности за национализм. Вот к чему могут привести не компетентность «экспертов», не имеющих специальных знаний и подготовки по данному виду экспертной деятельности, представляющие собой субъективные, эмоционально окрашенные, вольные трактовки и интерпретации понятий в противовес закрепленным в современной науке конкретным значениям. Тем самым налицо нарушены ст.4 «Принципы государственной судебно-экспертной деятельности, ст.8 «Объективность, всесторонность и полнота исследований.»

Ст.24 «Присутствие участников процесса при производстве судебной экспертизы». Я об этом не был проинформирован и не приглашен, чтобы поставить перед «экспертами» свои вопросы.

Ст.12 «Государственный эксперт». «Государственным судебным экспертом является АТТЕСТОВАННЫЙ работник. …»

Иначе как можно объяснить тот факт, что данные «эксперты» совсем не в состоянии объяснить, что за литературу они исследовали? «Эксперты» в своем заключении пишут, что они рассматривали изъятую у свидетеля Емполова Р.В. листовку «Харагунский пролог».

Толковый словарь Д.Н.Ушакова: «Листовка – Небольшой печатный листок преимущественно злободневного политического содержания». Современный энциклопедический словарь: «Листовка – печатный (реже рукописный) листок с текстом (изображением) информационного характера». Википедия – свободная энциклопедия: «Листовка – вид агитационно-политической или информационной литературы. Лист бумаги с текстом и иногда с иллюстрациями. Листовка применяются в революционной деятельности, политических компаниях, во время военных действий. Листовки подкладываются, передаются из рук в руки, даже разбрасываются с самолетов. В кинофильмах о революционерах герои часто разбрасывают листовки жаждущей информации толпе, пока их не скрутят жандармы (милиционеры)». Большая советская энциклопедия: «Листовка – печатный листок с текстом (изображением) агитационно-политического или информационного характера. Л. отличают актуальность содержания, сравнительно большой тираж, оперативность выпуска и распространения, кратковременность использования. Может содержать как оригинальный текст (воззвания, объявления и т.п.), так и перепечатки (официальные документы, художественные произведения и пр.)»

Итак, мы видим из данных нами научных определений – листовка представляет из себя один печатный лист бумаги небольшого формата. В то время как информация о Харагунских событиях напечатана на 4 листах и по изложению, жанру, аргументации и выводам больше подходит под определения статьи, чем под определения листовки.

Большая советская энциклопедия: «Статья – 1) один из основных жанров журналистики. Общие отличительные признаки Статьи: осмысление и анализ значительного явления (или группы явлений), аргументированные обобщения и выводы, подтверждающие выдвинутую концепцию, идею. В зависимости от целевого назначения С. могут быть пропагандистскими, проблемными, критическими, научными и т.д. В практике партийно-советской печати сложились, кроме того, особые виды С. – директивные С., обобщающие передовой опыт, и др.) 2) Раздел официального юридического акта, документа (например, С.закона, С.международного договора)».

То есть, налицо подмена понятий, которые несут разную смысловую нагрузку и соответственно выводы. Так, «эксперт» Хромов А.Б. и Усачева Н.Б. неприязненное отношение, разжигание межнациональной розни, возбуждения ненависти и вражды к лицам нерусской национальности видят в том, что автор статьи опубликовал факт о том, что приехавшие с Кавказа азербайджанцы «появившись в Харагуне тут же занялись добычей денег» «Одновременно с появлением кавказкой диаспоры в Харагуне стали распространятся наркотики (а равно и развернулась торговля спиртом), а раньше об этой беде харагунцы не знали» или «азербайджанцы воровали в Харагуне лес, совращали русских девочек и избивали русских парней, говоря при этом, что, что они намерены всех русских превратить в своих рабов.»

Тем самым «эксперты» как бы оправдывают преступления совершенных в Харагуне группой приехавших на заработки в Россию лиц кавказской, а конкретно азербайджанской национальности и не видят в их действиях не только никакого состава преступления, но и наоборот в действиях автора изложившего происходившие события по защите русского населения видят унижения человеческого достоинства группы лиц азербайджанской национальности (другой там не присутствует) совершающих уголовные преступления и отказывают русским в праве на необходимую в этих случаях самооборону «охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства», которые совершали группа лиц азербайджанской национальности против коренных жителей харагуна – ст.37 УК РФ.

Эта статья констатирует: «Не является преступлением причинения вреда посягающему лицу в состоянии необходимой обороны». Кроме того, в выводах «экспертов» содержатся взаимно исключающие друг друга выводы Усачева Н.Б. «Текст не содержит языковых единиц, содержащих побуждение к действиям против человека или группы лиц по признаком национальности, расы, происхождения, религии, принадлежности к социальной группе», противоречит высказыванию «Языковые средства, используемые в тексте формируют негативный этнический образ азербайджанцев, возбуждают ненависть и вражду унижают человеческое достоинство азербайджанцев по признаку национальность» далее «Если негативная информация не соответствует действительности, то такая информация, несомненно унижает человеческое достоинство, формирует враждебное отношение к азербайджанцем» на этом «эксперт» остановилась и не закончила свою мысль, потому что сразу возникает вопрос, а если все, что изложено в статье соответствует действительности, то тогда что? «Эксперт» не ответил на этот вопрос или сознательно умолчал. Тем самым нарушена ст.8 Федерального закона от 31 мая 2001 года № 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» которая обязывает эксперта основывать заключение «на положениях, дающих возможность проверить обоснованность и достоверность сделанных выводов на базе общепринятых научных и практических данных».

Методы, средства на которые опирается эксперт, должны быть общепринятыми, научно обоснованными, апробированными и достоверно установленными. Согласно существующим требованиям к заключению любой судебной экспертизы, в исследовательской части заключения описывается процесс исследования и его конкретные результаты, а также дается научное объяснение установленным фактам, излагаются: методы и приёмы исследований, которые описываются доступно для понимания лицами, не имеющими специальных познаний, подробно, чтобы при необходимости можно было проверить выводы эксперта, воспроизведя действия эксперта, повторив исследование; научное обоснование и объяснение примененных методов, их надежность, оценка результатов исследования с развернутой мотивировкой суждения, обосновывающего вывод по решаемому вопросу»

Все это в заключениях так называемых «экспертов» отсутствует. Их голословные выводы носят характер домыслов и предположений, но не научно установленных фактов и соответственно не могут быть использованы как обосновывающее знания в области науки (в частности – лингвистики. См. «Психологическая экспертиза ксенофобии в средствах массовой информации; Методические рекомендации для работников правоохранительных органов» А,А Леонтьев и др. Под редакцией Толстовой. М.: Смысл, 2003. 85 с).

Результаты компетентного и обоснованного лингвистического исследования заменены представлениями своего личного мировоззрения и обыденного сознания и общими рассуждениями. Отсутствие конкретных результатов исследования, полная необоснованность выводов, выход «экспертами» Усачевой Н.Б., Чертовой Л.Н., Хромова А.Б. за пределы своей научной компетенции, попытки установить не только лингвистические, но и юридические факты лишают их справки-заключения не только правовой, методической, но и научной, лингвистической ценности.

Следователем Д. Благининым на «экспертов» было произведено целенаправленное психологическое воздействие и дана установка, какие выводы они должны сделать в своей «экспертизе». Для этого им были переданы материалы дела, порочащие меня Поручение и записка. И.О. начальника УБОП при УВД полковника милиции В.В. Бадагова (том 2 л.д. 111-120) и копии экспертиз из Санкт-Петербурга, произведенные по факту опубликования в Журнале «Русь Православная» статьи «Россия с ножом в спине» том 2 л.д. 45-52. Копия приговора и определения Ленинского районного суда г. Кирова в отношении Гончарова В.Н. за распространение фильма « Россия с ножом в спине. Еврейский фашизм и геноцид русского народа.» (том 2 л.д.68-83). Тем самым была нарушена ст. 7 «Независимость эксперта при производстве».

Мои вопросы эксперту были представлены в ходатайстве (43 вопроса). Я считаю, что именно некомпетентность и несоблюдение требований Генеральной прокуратуры, в методических указаниях которой говорится «Необходимо углубленное психолингвистическое (логико-грамматическое и семантическое) изучение материала»; «необходимо не позволить эксперту ограничиться лишь общими рассуждениями и субъективными оценками», именно выводы так называемых «экспертов» легло в основу обвинительного заключения.

В своем заключении следователь обвинил меня в том, «что у меня возник преступный замысел с целью возбуждения ненависти и вражды, а также унижения достоинства человека и группы лиц, по признаку национальности, происхождения, отношения к религии, а ровно принадлежности к какой-либо социальной группе, умышленно осознавая преступный характер своих действий, желая наступления последствий совершил действия, направленные на возбуждение ненависти и вражды, а также на унижение достоинства человека и группы лиц по признакам национальности, происхождения, отношения к религии, а равно принадлежности к какой-либо социальной группе, а именно передал ДВД-диски с записью фильма «Россия с ножом в спине. Еврейский фашизм и геноцид русского народа», в содержании которого имеется информация, возбуждающая ненависть и вражду к евреям и унижающая их человеческое достоинство по признаку, национальности, происхождения, отношени – к религии Шорчевой А.Г., Саверскому Л.А., Саблину В.К. (ошибка – Саблину диск передал Волкунович), предлагая последним просмотреть данный диск».

Следователь обвинил меня в том, что я «умышленно, осознавая преступный характер своих действий, передал ДВД-диски с записью фильма «Россия с ножом в спине. Еврейский фашизм и геноцид русского народа», в содержание которого имеется информация, возбуждающая ненависть и вражду к евреям, и унижающих их человеческое достоинство по признаку, национальности, происхождения, отношения к религии Шорчевой А.Г., Саверскому Л.А., Волкунович, предлагая последним просмотреть данный диск».

Факт, что я передал этим лицам именно этот диск, в судебном заседании установлен не был. Так, Шорчева в своих показаниях показала, что, взяв у меня диск синего цвета без каких-либо опознавательных знаков, положила его у себя в кабинете на стол, доступ к которому свободен для всех, и только через 4 дня вспомнила о нем и решила просмотреть. То есть, 4 дня диск находился без присмотра и мог быть заменен. Тот ли этот диск, который я ей давал, с точностью она сказать не может. Ее заявление, будто бы я сказал, что диск про евреев, и очень интересен и познавателен, своего подтверждения не нашел в ходе судебного разбирательства у других свидетелей. Свидетель Саверский в своих показаниях пояснил, что, получив от меня диск, на вопрос: «Что на диске?», я сказал – праздники. Придя к себе, диск он положил в шкаф на рабочем месте, доступ к которому свободный. И опять же через 4 дня, как он поясняет, после звонка Уфимцева В.Д., являющегося советником правительства Курганской области, он передал его Уфимцеву, что было на этом диске, он не знает, так как его не просматривал (Откуда Уфимцев мог узнать, что у Саверского есть диск, свидетель ответить не смог. Он никому о диске не говорил). Возникает вопрос: а не произошла ли подмена диска в кабинете у Уфимцева?

Свидетель Волкунович в ходе судебного заседания пояснил, что он брал у меня диск. Что на нем записано – не смотрел, а передал его начальнику управления внутренней политики Правительства Курганской области – Саблину В.К.

Из показаний всех этих свидетелей выходит, что Волкунович и Саверский не могут сказать, что это был за диск и что на нем было записано, а свидетель же Шорчева не может утверждать, что диск, который пролежал 4 дня в доступном месте, является тем же самым диском, который передал ей я 4 дня назад. Тем самым факт распространения диска с записью фильма «Россия с ножом в спине. Еврейский фашизм и геноцид русского народа» является ничем недоказанным.

Теперь коснемся утверждения следователя о том, что у меня был преступный умысел с целью возбуждения ненависти и вражды, а также унижения достоинства человека и группы лиц, по признаку национальности, происхождения, отношения к религии, а ровно принадлежности к какой-либо социальной группе, и я умышленно осознавал преступный характер своих действий. Это все из буйной фантазии следователя и из той восточной поговорки: «Если хочешь оболгать человека, то и помет осла приписываешь ему.»

То же самое получилось у следователя Благинина и поддержанного прокуратурой. Как утверждают свидетели, я знал, кем и где они работают, и какими вопросами национальной политики они занимаются. Из этого может следовать только одно, что, предположим, если я передавал им диск с записью фильма «Россия с ножом в спине. Еврейский фашизм и геноцид русского народа» либо преследовал преступный замысел возбудить в них ненависть и вражду к евреям, что поверьте, являлось бы полнейшим идиотизмом с моей стороны рассчитывать на это, либо предавая этот диск людям, которые занимаются национальными проблемами и являясь членом Ассамблеи народов Зауралья, где решаются национальные вопросы разных народов, проживающих на территории Зауралья, я информировал их о появлении фильма и его содержании, в котором проводится идея (то есть предположение – богословская гипотеза, предлагаемая для обсуждения) о сущности сионизма и иудаизма, возбуждающего национальную и религиозную рознь и чтобы как-то совместно противостоять этой человеконенавистнической идеи.

Эти люди по своей занимаемой должности должны быть в курсе любых национальных настроений и подвижек. Они обязаны владеть информацией о новых идеях, которые появляются в обществе, поэтому рассматривать передачу государственным служащим, отвечающим за внутреннюю политику в области, этих дисков как преступный умысел – это значит ставит все с ног на голову или большое желание увидеть то, что они хотят, можно только по заказу. Другого невозможно, так как в другом случае их можно признать только круглыми идиотами. О том, что кто-то другой кроме этих гос. служащих получал диски с записью фильма «Россия с ножом в спине. Еврейский фашизм и геноцид русского народа», в ходе судебного разбирательства подтверждения не нашло. При этом я продолжаю утверждать, что если эти товарищи и получили от меня диски, то это были диски по казачьей тематике и фольклору. То есть, как видим из всего этого, преступный замысел здесь никак не присутствует.

Проблемы безопасности

 

Дмитрий Зеркалов

Тигипко: «Власть – это не владение заводами, морями, пароходами, а эффективное управление чужой «государственной» собственностью в свою пользу под крышей Президента.»