К ВОПРОСУ О ВЛАСТИ И ИМПОТЕНЦИИ

К оглавлению "Актуальные темы"
К оглавлению "Аналитика. Политика"

Праздники прошли благостно, но скучно. Повеселил только Ющенко. Этот кормчий шут решил прочитать антикоррупционную проповедь банкирам и силовикам. Получилось очень забавно. Особенно на фоне безжалостного разгрома, который Владимир Путин учинил зарвавшемуся хозяину «Черкизовского рынка», решившему искупать голливудских звезд в черной икре в ущерб интересам страны и экономики…
Мессианская форма государственного управления – очень опасная штука для страны с глубоко коррумпированным аппаратом. Переносить на межотраслевые совещания практику послеобеденных монологов за столом в кругу родственников, о чем красочно поведала бывшая пассия Ющенко-младшего в интервью одной известной газете, может привести только к одному результату: слова президента перестанут слушать вообще. Они и сейчас – как музыка Поплавского. А дальше будут – как помехи в радиоэфире.

А ведь стране нужно, чтобы ею кто-то управлял. Мнение, что достаточно дать полную свободу предпринимательской мысли, и все наладится само собой – в корне неправильное. Нашим людям только дай свободу. Они тут же употребят ее на рейдерство и обман потребителей. Я не говорю, что от контролирующих органов есть какой-то толк. Но без них и вовсе будет сплошное «мягкое место».

Кто-то должен принуждать бизнес платить налоги на бедных, убогих и социальную инфраструктуру (так живет весь мир), контролировать соотношение (грубо говоря) кошачьего мяса и соевого порошка в котлетах и время от времени осаживать самых наглых.

Во время кризиса это особенно актуально, поскольку денежная масса в стране резко уменьшается. Те депозиты, которые юридические лица с трудом выдирают у банков (после отмены моратория), идут преимущественно на выплату долгов, часто – иностранных, и консервацию производств. Обороты упали, прибылей (официально) почти ни у кого нет. Но в дорогих ресторанах по-прежнему встречаются посетители. И путевки на самые респектабельные экзотические курорты раскуплены. Значит, деньги где-то есть. И это место любое государство хотело бы нащупать, чтобы изрядно потрусить. Причем эта идея, по необъяснимому стечению обстоятельств, почему-то посещает власть ближе к лету.

Украина не исключение. В конце мая были «спущены с поводка» СБУ и Генпрокуратура. Они нащупали целую сеть конвертационных центров в банковской сфере и отследили махинации в крупных розничных сетях. Одна из этих сетей, торгующая бытовой техников, тут же пригрозила журналистам: если, дескать, вы, суки, упомянете наше светлое имя всуе, разорвем, как мясорубка Тузика. Известные банки, упомянутые в докладе, промолчали. Банкам вообще свойственно молчать и пересчитывать деньги. Но эти, обвиненные фактически в краже денег вкладчиков, даже не попытались отмыть свой имидж. А зачем – деньги не пахнут, в жару это главное.

Но с силовиками все ясно – они свое дело кое-как сделали, злоумышленников назвали поименно, послали сигнал, что нужна политическая воля, дабы запустить механизм ликвидации «спрута». Но поскольку в роли комиссара Катани выступил Виктор Андреевич Ющенко, все свелось к формуле – «не делом, а словом».

4 июня гарант Конституции на совещании о борьбе с коррупцией в таможенной и финансовой сфере всласть порассуждал о язвах нашей жизни. Заявил, что рост теневого сектора украинской экономики в прошлом году составил 2,3 процентных пункта и достиг 31,1% от ВВП. Точнее, 31,1% ВВП – это по его подсчетам, а по оценкам Всемирного банка – до 50%. Ничего себе «разбежки» в оценочных данных, подумали мы: туда-сюда 20% ВВП. Как для президента, считающего себя лидером великой державы, мягко говоря, чересчур приблизительно. Но это не главное.

Забавляла риторика мессии, который старательно копировал Владимира Путина, проводившего совещание по борьбе с контрабандой тремя днями ранее. Ющенко смачно критиковал таможенную службу, заявляя, что через нее проходит до 70% контрабандной продукции. "Наиболее распространено злоупотребление в таможенной сфере – это занижение таможенной (индикативной) стоимости товаров. Это касается ввоза в Украину автомобилей, запчастей к ним, текстиля, одежды, электронной и бытовой техники и мясопродуктов, – заявил он. – У меня вопрос к Генеральной прокуратуре: где в таможенной службе работают жулики, которые таким образом фактически начинают теневую цепочку на рынке мяса в Украине, почему не возбудили дело? Я просил бы: через две недели доведите это дело и скажите, кто жулик в правительстве, на таможне по данному вопросу».

Надо отметить, что риторика украинского президента по своей жесткости не уступала словам российского премьера. Правда, говорилось не столько о коррупции, сколько о врагах рода человеческого – политических оппонентах. "Я не исключаю, что у таможенной службы, и особенно сегодня, может быть такая политика, поскольку политическим силам, опекающим эту службу, нужны черные, теневые деньги на выборы», – говорил, покачиваясь в кресле, Виктор Андреевич.

Опять-таки пытаясь подражать Путину в жесткости, под конец своей проповеди он призвал Генпрокуратуру, Службу безопасности и Гостаможслужбу тотально проверить процедуру формирования таможенной цены. И дал поручение Генпрокуратуре проверить законность таможенных операций с табачными изделиями на украинско-молдавской границе и 5 июня доложить о результатах проверки.

Естественно, и 5 июня давно прошло, и другие дни миновали, но никаких реальных действий в рамках «президентского нагоняя» не последовало. Оно и понятно – пожужжал мессия, пожужжал, а чиновники как брали, так и будут брать все, что дают. Причем не так страшно то, что они берут, как то, что не боятся и не подчиняются.

Тем временем в России происходили абсолютно противоположные по своей сути процессы. Владимир Путин провел совещание о тяжелой доле отечественной легкой промышленности, задавленной в условиях кризиса нелегальным импортом и подпольным производством, победить которые можно только одним способом – силовым.

Цитаты жесткого спича главы российского правительства передали практически все центральные каналы телевидения: «Борьба вроде бы ведется, но что-то результатов мало. А результат в таких случаях – это посадки в тюрьму. Где посадки-то? Разговоров много. Я помню, несколько лет назад практически разогнал все руководство таможни, ну и что? А каналы как работали, так и работают до сих пор. Вон до сих пор на одном из рынков стоят товары на более чем 2 миллиарда долларов. До сих пор не уничтожили, и хозяев нет. Рашид Гумарович (Нургалиев, министр внутренних дел РФ. – Автор), и ФСБ, и ваше ведомство должно заниматься более активно, и прокуратура тоже», – заявил Владимир Путин.

О каком рынке идет речь – поняли все. Это «старший брат» киевского Троещинского рынка, самая известная и самая крупная в России «барахолка» – Черкизовский рынок, принадлежащий азербайджанцу Тельману Исмаилову.

Исмаилов – легендарная фигура в российском олигархическом сообществе. Если «корректировку поведения» металлургических и нефтяных олигархов Путин проводил одним махом, то этого восточного человека не брало ничего. Он неоднократно фигурировал в делах о контрабанде. Более того, представители российского легпрома еще летом 2006-го обращали внимание властей на «увеличении ввоза товаров народного потребления через таможенный терминал ТСТ, принадлежащий хозяину той же «Черкизовки». Но…

Следователи, которые подбирались к замкнутой системе миллиардной контрабанды и невероятного по своим масштабам подпольного производства силами сотен тысяч (!) нелегалов (как правило, китайцев), быстро сходили с дистанции. Достаточно вспомнить арестованного генерала Александра Бульбова, который пытался подобраться к «Черкизовке» со стороны наркотического потока. Или историю со следователем МВД Павлом Зайцевым, который был признан виновным в превышении должностных полномочий и приговорен к двум годам лишения свободы условно.

Почему так происходит, стало понятно уже после критики Путина, когда на центральные российские телеканалы были выброшены видеоотчеты с празднований дней рождений Исмаилова. Вот ему поют «здравницы» народные артисты, целуют руки губернаторы, дарят слишком дорогие подарки правоохранители и едят из его рук праздничный торт высокопоставленные чиновники. Именно тотально коррумпировав аппараты чуть ли не всех нужных ведомств, «виновник торжества» стал фактически самым удачливым российским предпринимателем в условиях кризиса. Когда падение цен на нефть, газ, металлы и продукцию добывающих отраслей подкосило основных магнатов России.

Но и всесильный Тельман доигрался. Чашу терпения Владимира Путина, видимо, переполнила информация, что в конце мая хозяин «Черкизовки» открыл самый дорогой и роскошный отель-курорт в Турции.

Строительство Mardan Palace обошлось ему в $1,4 млрд. На его открытии гостей (за миллионные гонорары) развлекали голливудские звезды Ричард Гир, Шэрон Стоун, Моника Белуччи и Пэрис Хилтон, которым тут же щедро раздаривались бриллианты и «Порше»…

Спустя несколько дней после совещания у премьера в ходе беспрецедентного по своим масштабам рейда силовиков на «Черкизовский» было изъято около 6 тысяч контейнеров с контрабандными и опасными для здоровья товарами на сумму около $2 млрд. (!). Как сообщил генеральный прокурор России Юрий Чайка, после решения суда значительная часть грузов, которые не имеют «ни хозяев, ни тех, в чей адрес поступили», будет уничтожена. По неофициальным данным, силовики жгли подпольные (в прямом смысле слова) цеха, в которых, прямо на рынке, в огромном количестве производились «российско-китайские товары». Аналитики и журналисты ждут начало массовых «посадок» (как сказал Путин) чиновников-коррупционеров, причастных к бизнесу Исмаилова. Сам он уже понял, что с Путиным шутить не стоит – в ближайшее время хозяин Черкизовского должен получить турецкое гражданство в обмен на инвестиции в Mardan Palace.

Вот такие две разные истории. У них: мужик сказал – мужик сделал, да так, что все вздрогнули. У нас: сказал, как спел, и все забыли. Можно, конечно, философствовать на тему, что Россия – это империя, Путин – диктатор, а в империи государственная машина всегда сильнее самого изворотливого олигарха. А у нас типа демократия импотентного типа во главе с мессией, которая гораздо опаснее, чем кажется на первый взгляд.

«В начале 2000-х годов, в конце правлений Бориса Ельцина и Леонида Кучмы, наши страны по уровню коррумпированности находились на одном и том же уровне. Это было лучше, чем в Африке, но значительно хуже, чем в Западной Европе. С тех пор мы двинулись в разных направлениях, – говорит президент Центра системного анализа и прогнозирования Ростислав Ищенко. – Российская власть с большим трудом, со скрипом преодолевая сопротивление собственного аппарата и своих же олигархов, с коррупцией борется. Когда Путин на совещаниях говорит: если вы сами не решите вопрос, то его решит государство, но уже без вас, я думаю, никто в России не сомневается, что именно так оно и будет. И народ, и чиновники знают: если тебя поймают за руку, ты просто так, мелкими неприятностями или легким испугом не отделаешься.

В Украине все происходит с точностью до наоборот. У нас президент, премьер, лидеры оппозиции, свободная пресса то и дело выступают с заявлениями, что госаппарат крайне коррумпирован, но дальше заявлений дело не идет.

Скажем, вице-спикер парламента Николай Томенко в мае сказал, что «должность главы райадминистрации престижного района стоит от 5 до 7 миллионов долларов для начала разговора с правильным человеком в Секретариате президента». И что, кто-то это заявление проверил? Нет. Просто в Секретариате сказали: «Это ложь». И никаких данных в подтверждение, никаких – в опровержение. Тишина. Хотя это дело, которым должна прокуратура заниматься немедленно.

Если такие вещи постоянно говорят, и при этом они остаются без надлежащей реакции, то народ, который все слышит, и чиновники, которые это видят, убеждаются в том, что зло будет абсолютно безнаказанно на всех уровнях. Поэтому когда на фоне этого Ющенко заявил: «Я требую от Генеральной прокуратуры, чтобы она навела порядок на таможне», у многих возник только один вопрос: а почему он для начала не потребует, чтобы она навела порядок в его собственном Секретариате?

Зачем Владимир Путин борется с коррупцией? Не потому, что кризис поразил основные источники доходов бюджета, а с Черкизовского рынка можно получить миллионы в бюджет. Просто рынок – это видимая часть айсберга контрабанды, где контрабанда – там коррупция, а коррупция разлагает государственный аппарат и уничтожает государственное управление. Государство становится неуправляемым», – подытоживает аналитик.

Галина Акимова http://versii.com/news/180910/

Проблемы безопасности

 

Дмитрий Зеркалов

Тигипко: «Власть – это не владение заводами, морями, пароходами, а эффективное управление чужой «государственной» собственностью в свою пользу под крышей Президента.»