БЕДНОСТЬ, ДИСКРИМИНАЦИЯ И ПРИНУДИТЕЛЬНЫЙ ТРУД

К оглавлению
Общие положения
Иногда утверждают, что бедность является одной из главных причин трудовых договоренностей принудительного характера и что лишь с полной ликвидацией бедности можно преодолеть проблему принудительного труда. Однако, с другой стороны, бедность и крайняя нищета могут также быть следствием практики принудительного труда. Самые бедные и уязвимые члены общества могут быть вынуждены трудиться или залезать в долги, которые ни они сами, ни их наследники не смогут выплатить несмотря на многочасовой тяжелый труд. Таким образом они попадают в замкнутый круг бедности, из которого они не могут выбраться.

В некоторых случаях сохранение практики принудительного труда в современном мире может быть результатом давно укоренившейся дискриминации некоторых этнических и кастовых меньшинств. В Азии примеры долговой кабалы особенно часто встречались и встречаются среди определенных каст и племен в Индии; среди коренных меньшинств на западе Непала; и среди граждан Пакистана, не являющихся мусульманами. В Африке современная практика принудительного и рабского труда представляет собой особую проблему в некоторых странах, в которых лишь недавно покончено с рабством и где, по имеющейся информации, все еще продолжается практика дискриминации лиц, происходящих от рабов. В Латинской Америке, сегодня, как и несколько столетий тому назад, основными жертвами принудительного труда являются коренные народности. Иногда речь идет о группах коренного населения, живущих в изолированных районах, где сравнительно недавно созданные поселения способствовали спросу на дешевую рабочую силу и где практически отсутствует государственная власть для обеспечения защиты от принудительного труда. Другим примером может служить принуждение к труду коренных народов, которые уже давно интегрированы в экономическую и общественную жизнь страны, но все еще крайне уязвимы по сравнению с остальной частью населения.

Во всех этих регионах социальные реформы проводились во второй половине прошлого столетия с целью искоренения кабальных форм труда, включая подневольное положение и бесплатный труд в традиционных аграрных системах. Такие реформы подробно рассматривались в первом глобальном докладе о принудительном труде. Земельная реформа и реформа в области аренды, которые проводились в Азии и Латинской Америке, например, на первый взгляд действительно в значительной степени искоренили практику кабалы и подневольного положения в сельской местности, которая имела весьма широкое распространение до 1950-х годов.
В то же время эти реформы наряду с распространением положений трудового законодательства на сельские районы не помешали появлению новых форм или проявлений принудительного труда. Более того, главной особенностью современных форм принуждения является то, что жертвы часто попадают в ловушку принудительного труда в связи с задолженностью. Есть и другие общие черты. Женщины, чаще молодые женщины и даже девочки, все чаще становятся жертвами принудительного труда в развивающихся странах. Кроме того, принудительный труд как в стране происхождения жертвы, так и за ее пределами, как правило, непропорционально затрагивает тех, кто стремится заработать на жизнь за пределами своих общин. Жертвами могут становиться сезонные работники, которых вывозят за сотни или тысячи миль от своей страны для уборки урожая в течение ограниченного периода времени. Аналогичные формы принудительного труда и долговой кабалы затрагивают трудящихся-мигрантов из более бедных штатов Индии, таких как Бихар, переезжающих для работы в коммерческом сельском хозяйстве более богатых штатов, таких как Пенджаб; или работников коренных народностей, перемещающихся из обедневших высокогорных районов в новые зоны коммерческого земледелия в Латинской Америке. Аналогичные формы можно обнаружить и в странах на юге Африки, которые в этом случае связаны с трансграничными перемещениями.

Принудительный труд можно также обнаружить в городских и пригородных районах, часто на мелких предприятиях неформального сектора экономики, но также и на довольно крупных предприятиях. Одной из особенностей кабального труда в последнее время в Южной Азии становится все более широкое его использование в целом ряде отраслей помимо сельского хозяйства. Поступают многочисленные сообщения о практике использования принудительного труда на сборочных предприятиях в свободных экспортных зонах. Часто это связано с требованиями об обязательных сверхурочных без дополнительной оплаты, за отказ от которых могут угрожать увольнением с работы. Кроме того, в странах с переходной экономикой существует практика, когда работников, увольняемых с бывших государственных предприятий, принудительно нанимают для работы на предприятиях зарождающегося частного сектора.

Следует как можно полнее понимать разнообразный характер принудительного труда в развивающихся странах, чтобы предложить конкретные меры для исправления ситуации. Частично упразднение принудительного труда означает, что разрываются связи подневольного характера, которые мешает людям зарабатывать своим трудом заработную плату и иным образом принимать участие в современной рыночной экономике. Но это означает также создание системы социальной защиты, чтобы смягчить действие рыночных сил, которые могут вынуждать людей покидать свои родные места, часто в сельской местности, только для того, чтобы оказаться в ситуации принудительного труда в городских районах. Поэтому проблема скорее относится к рынку труда, что требует обратить самое пристальное внимание на вопросы принятия и обеспечения эффективного исполнения трудового законодательства.

Наконец, следует рассмотреть вопросы индивидуальной и социальной ответственности. К сожалению, даже местные или национальные власти могут иногда использовать принудительный труд, которым вынуждены заниматься деревенская беднота и крестьяне. Уже отмечались крайности такой практики в Мьянме, где государственная политика допускает, чтобы местные органы власти использовали принудительный труд бедноты. Существует и множество менее известных примеров во всем мире, когда органы местной власти способствуют такой эксплуатации. Правительственные чиновники, работники судебных и правоохранительных органов, действующие в сговоре с местной элитой, могут быть весьма заинтересованы в возрождении практики принудительного труда, которая увековечивает крайнюю бедность.

Само собой очевидно значение решения проблем принудительного и кабального труда в рамках стратегий и программ сокращения масштабов бедности, особенно в тех случаях, когда установлена четкая взаимосвязь между крайней бедностью и практикой принудительного труда. Например, в рамках процесса подготовки стратегий сокращения масштабов бедности (ПРСП) в Непале и Пакистане кабальный труд освещается как приоритетная проблема. Подавление принудительного труда будет также способствовать достижению конкретных целей, поставленных в Декларации тысячелетия ООН.
Кабальный труд в Южной Азии
Социальный состав кабальных работников и общие особенности бедноты
Особую озабоченность вызывает кабального труда в Азии, учитывая большое число затронутых этой проблемой бедняков, а также принимая во внимание четкую связь между принудительным трудом и давно устоявшимися формами дискриминации. В ряде штатов Индии подавляющее большинство жертв принудительного труда в сельском хозяйстве, на обжиге кирпичей, в горнорудной промышленности и в других секторах составляют представители неприкасаемых каст и племен. Жертвами системы кабального труда камайя на западе Непала являются в основном представители коренной народности тхару. Проведенный обзор освобожденных кабальных работников в Пакистане показал, что большинство тех, кто подвергается эксплуатации в невыносимых условиях, составляют представители низших каст или религиозных меньшинств?.
Сноска ? Комиссия Пакистана по правам человека (КППЧ): Упразднение принудительного труда: показания освобожденных «хари» (Лахор, без даты).

Это соответствует и другим выводам о том, что самой жестокой эксплуатации подвергаются жители плотно заселенной ирригационной зоны города Хайдарабад, где проживает значительное количество меньшинства индусов, а также значительный класс богатых землевладельцев; вместе с тем, кабальный труд реже используется в более доступных регионах, а также среди мусульманского населения в верхних районах провинции Синд, где племенные и клановые традиции защищают интересы более слабых групп населения.47
Взаимосвязь между бедностью и кабальным трудом весьма велика. Кабальные работники, несомненно, входят в число 522 млн. бедняков в Южной Азии?.
Сноска ? Оценка масштабов бедности взята из Доклада о мировом развитии за 2000-01 Всемирного банка: Наступление на бедность (New York, Oxford University Press, 2001), р. 22.

В научной литературе достигнуто широкое согласие о том, что работники часто заключают кабальные договоры, чтобы избежать нищеты или голода. Данные МОТ свидетельствуют о том, что кабальные работники также остаются бедными и в период кабалы.
Гендерные вопросы и кабальный труд
В историческом плане мало внимания уделялось особым проблемам, с которыми сталкиваются женщины и девушки, оказавшиеся в ситуации кабального труда. Это отражает их общее подчиненное положение в патриархальном обществе стран Южной Азии, в рамках которого неимущие женщины подвергаются тройной дискриминации – по гендерному признаку, в силу принадлежности к низшей касте или иной группе с низким статусом, а также в силу кабальной или иной эксплуататорской формы труда. Независимо от того, является ли их вовлечение в кабальный труд прямым или косвенным, женщины страдают от этого намного больше мужчин. Косвенная кабала характеризуется традиционными формами договоренностей в сельском хозяйстве и на производстве кирпичей, в соответствии с которыми женщины (и дети) подлежат кабале даже если главой домашнего хозяйства является мужчина и не признаются в качестве полноправных работников. Они выполняют непосильную работу, часто должны выполнять также (это относится к сельскохозяйственным работникам) работы на дому у землевладельца в рамках договоренности о возмещении долга. В этих условиях они часто подвергаются рискам, связанным с физическими и сексуальными издевательствами. Женщины могут «продаваться и покупаться», если землевладельцы договорятся между собой, в целях передачи долга, причем никаких предварительных консультаций с самими женщинами не проводится.

Прямая кабала женщин приобретает все более широкие масштабы. В коммерческом сельском хозяйстве, по имеющимся данным, женщин все чаще привлекают к кабальному труду, частично в связи с тем, что сами мужчины понимают все связанные с этим трудом тяготы и не желают заниматься им. Например, на ферме по производству семян гибридного хлопка в штате Андхра-Прадеш (Индия) появляются более кратковременные формы кабального труда, которым конкретно заняты женщины и девушки. Женский кабальный труд все чаще используют в промышленном секторе неформальной экономики, например для изготовления ковров, сигарет «биди», огранки драгоценных камней и обработки рыбы, причем женщинам все чаще приходится трудиться вне дома или в закрытых цехах. Во всех этих ситуациях не всегда можно сделать вывод о том, что женщина самостоятельно принимает решение об участии в кабальном труде. Представляется, что чаще всего решения принимаются за нее на уровне домашнего хозяйства или за его пределами, причем последнее слово принадлежит мужчинам.
Превалируют также различные формы принудительной проституции, например в рамках системы чакри в Бангладеш и Индии, когда молодые проститутки работают в течение года или даже более бесплатно, чтобы выплатить предполагаемый долг владельцу публичного дома за питание, одежду, косметику и бытовые расходы.
Последние данные из штата Тамилнад (Индия) проливают дополнительный свет на гендерные аспекты кабального труда. Расходы, связанные с социальными церемониями, имеющими гендерный характер (достижение половой зрелости и свадьбы), становятся главной причиной, по которой семья берет долг на кабальных условиях, за которыми следуют расходы, связанные с родами и лечением детей. Кредиторы рассматривают женщин в качестве «мягкой цели» с точки зрения предоставления долга в ростовщических целях, работодатели выдают аванс мужчинам, которые затем заставляют трудиться всех членов семьи. Проблема выплаты долга часто связана с ростом насилия в семье. Алкоголизм, особенно среди мужчин, также представляет растущую проблему, которая ведет к растущим расходам из семейного бюджета и к получению дополнительных кредитов и авансов.
Формы кабального труда: последнее развитие событий
За последние годы в Индии проведено лишь ограниченное число углубленных обзоров по конкретным секторам. В ряде штатов Индии самые бедные слои сельского населения становятся во все большей степени зависимыми от наемного труда и особенно уязвимы перед угрозой кабального труда, связанного с задолженностью. Сельское хозяйство в Пенджабе входит в число наиболее развитых в Индии. Местные работники, включая представителей каст неприкасаемых, которые рассчитывают на лучшее будущее в связи с повышением уровня грамотности, все чаще подменяются кабальными работниками из числа мигрантов, которых набирают через агентов в штате Бихар. Несмотря на то, что еще 10 лет назад считалось, что эта форма кабалы исчезает, в последнее время стали поступать жалобы в Национальную комиссию по правам человека со стороны как мигрантов, так и местных работников?.
Сноска ? M. Singh: «Bonded migrant labour in Punjab agriculture», in Economic and Political Weekly (Mumbai), 15 March 1997. Проблема кабального труда среди трудящихся-мигрантов в Пенджабе освещается в ряде докладов, поступивших со стороны Дж. Синх из организации «Добровольцы за социальную справедливость». См. J. Singh: «Incidence and magnitude of bonded labour in Punjab», in K. Gopal Iyer (ed.) and NHRC: Migrant labour and human rights in India (New Delhi, Kanishka Publishers, 2003).

Взгляд работодателей на кабальный труд: пример округа Ранга Редди в штате Андхра-Прадеш
В соответствии с проведенным обзором, традиционные формы кабалы уже не существуют в данном районе из-за роста спроса на мужскую рабочую силу в несельскохозяйственной деятельности и в связи с юридическим запретом долговой кабалы. Значительно сократилось также число случаев найма «годовых фермерских служителей», для надзора за работниками, занятыми на дневной основе, а также для ухода за скотом. Сегодня землевладельцы сталкиваются с проблемой поиска работников, желающих выполнять такие работы, и они опираются на несколько семей, отчаянно нуждающиеся в деньгах, поскольку другие просто не желают заключать такие контракты. Землевладельцы не думают об улучшении условий по контракту, чтобы повысить привлекательность этой работы, в качестве одного из возможных решений. В результате их земли не используются в полной мере. Работодатели отмечают, что разница между кабальными работниками, подлежащими освобождению и реабилитации, и другими работниками, нанимаемыми для работы в течение года в качестве фермерских служителей, для них не совсем понятна. Они утверждают, что единственный способ привлечь таких работников заключается в предложении им взаимосвязанных контрактов на кредит и на работу. И хотя они понимают, что стремление к переменам растет, улучшение условий труда в сельском хозяйстве рассматривается ими как подрыв их социального и экономического статуса, против чего они пытаются решительно возражать.
Тематические исследования, проведенные в том же регионе, свидетельствуют о продолжении, хотя и в меньших масштабах практики заключения кабальных контрактов «джитхам» и об ужасающих условиях труда, которые часто с ними связаны.

Помимо сельскохозяйственного сектора кабальный труд также часто присутствует и в таких отраслях промышленности, как горнодобывающая, изготовление кирпичей, обработка рыбы, огранка драгоценных камней, изготовление ковров, а также на таких вредных производствах, как кожевенное производство и изготовление пиротехнических изделий.
По имеющимся сообщениям, жертвами принудительного труда в индустрии по производству кирпича являются в основном члены каст и племен неприкасаемых. Их набор осуществляется через посредников, которые предлагают выплату аванса, а подрядчики получают комиссионные за счет неформальных вычетов из заработной платы. Зарплата работникам выплачивается частично на недельной или месячной основе, а остальная часть, с соответствующими коррективами, в конце сезона. Это привязывает работника и его семью к предприятию на весь сезон, а возмещение аванса переносится с одного сезона на другой, что и удерживает работника на этом месте. Установлен продолжительный рабочий день, а плата — ниже официального минимального уровня. Меры принуждения часто используются для поддержания дисциплины среди работников и подавления протеста против частого нарушения контрактов. В последнее время были освобождены 47 работников на предприятии по производству кирпича в округе Мога в штате Пенджаб. Все они заявили, что им не выплачивали заработную плату не менее четырех месяцев и им не разрешалось покидать территорию предприятия. Рейд был проведен после получения петиции Верховным судом Пенд-жаба и Харь-яна от двух работников. В 2003 году в штате Тамилнад было освобождено 47 кабальных работников на двух кирпичных заводах в округе Канчипурам. Несколько серьезных дел рассматривалось также в штате Уттар-Прадеш.

В некоторых регионах Индии кабальные работники, занятые на шахтах, также, как правило, набираются из каст и племен неприкасаемых. Примером служит богатый полезными ископаемыми штат Раджастхан, где на шахтах работает более 3 млн. человек, причем 95% из них составляют выходцы из указанных выше социальных групп. Шахты представляют собой, как правило, мелкие предприятия, действующие на основе договора о лизинге, заключаемого с правительством, причем используется в основном ручной труд и примитивная техника. Незначительная доля работников набирается в соседних деревнях, а подавляющее большинство составляют мигранты, поддерживающие связи со своими родными местами. Проведенный в 2000 году обзор положения шахтеров по добыче песчаника в районе Джод-хпур показал, что значительное большинство работников составляют мигранты и что широкое распространение получила система выплаты авансов. Заработная плата женщин вдвое ниже зарплаты мужчин. 97% работников имели задолженность, причем большинство из них находились в кабальной зависимости. Долги передавались от одного члена семьи другому или от одного поколения другому, в связи с чем работника могли «продать» другому подрядчику.
В ковровой отрасли Индии в значительной мере используется труд детей, которые работают в условиях жесткой кабалы. Структура отрасли существенно изменилась за последние десять лет, причем производство в основном осуществляется на дому, что затрудняет контроль за условиями труда. В проведенных недавно исследованиях содержатся различные оценки масштабов кабального труда. Все еще часто поступают сообщения об освобождении детей от кабального труда в основных районах, где осуществляется производство ковров.
Пример штата Тамилнад в Индии свидетельствует о том, как база знаний может постепенно расширяться за счет приверженности со стороны центрального правительства и правительства штата, заинтересованных организаций работодателей и работников, а также других групп гражданского общества.

В своем докладе, подготовленном на основе крупномасштабного обзора, члены Комиссии сделали вывод о том, что более чем в 23 округах и в рамках 20 профессий кабальным трудом занято более одного миллиона человек, 10% из которых составляют дети. 76% от общего числа кабальных работников составляют представители каст и племен неприкасаемых. Кабальный труд практически всегда основан на задолженности. В последнее время внимание сосредоточено на проблемах, существующих на предприятиях по переработке риса в этом штате. В одном из его регионов более тысячи семей иммигрантов из других регионов штата Тамилнад были заняты кабальным трудом и не имели права выходить за пределы данного предприятия.
В Непале, несмотря на то, что до сих пор основное внимание было сосредоточено на системе камайя на западе страны, появляется все больше данных о наличии аналогичных проблем на всей территории страны. Количество лиц, затронутых кабальным трудом только в сельском хозяйстве, оценивается независимыми аналитиками примерно на уровне 200.000 человек, что в несколько раз превышает количество выявленных до сих пор камайя.

Пакистан заявил о своей твердой решимости покончить с кабальным трудом. В 2001 году Федеральный Кабинет утвердил Национальную политику и План действий по упразднению кабального труда и реабилитации освобожденных кабальных работников, в которых излагаются намерение правительства положить конец принудительному и кабальному труду, а также все элементы национальной стратегии с установленными сроками, необходимые для достижения этой цели. Предусматривается также проведение широкомасштабного национального обзора. Принимая во внимание трудности, связанные с проведением такого обзора, Министерство труда, рабочей силы и по делам зарубежных пакистанцев приняло решение о проведении при поддержке МОТ сначала серии ускоренных оценок форм организации трудовых отношений, уделяя особое внимание вопросам кабального труда в десяти различных секторах экономики, а также мелкомасштабного обзора положения издольщиков (хари) и работников кирпичных заводов. Это могло быть положено в основу национального обзора на более позднем этапе, а в краткосрочном плане способствовало бы лучшему пониманию характера и особенностей кабального труда в соответствующих секторах.
Обзор, проведенный среди работников кирпичных заводов в Пенджабе, а также среди издольщиков в штате Синд, позволяет привести некоторые примеры обмана и принуждения, которые используются для установления кабальных трудовых отношений. Около 40% работников кирпичных заводов и 45% издольщиков не понимали расчетов их кредитора, касающегося их долга, а также условий, которые им диктовали в одностороннем порядке их работодатель или землевладелец. Многие подтвердили, что они не могут свободно искать другую работу до тех пор, пока не будет выплачен долг. От одной пятой до одной трети из них говорили о словесном или физическом принуждении со стороны работодателя или землевладельца. Ключевым показателем как нищеты, так и кабалы служит полная неграмотность в домашних хозяйствах. Что касается работников кирпичных заводов, то почти всегда кабальный труд связан с низким статусом касты, к которой принадлежат эти работники. Среди издольщиков такая связь проявляется не столь четко, хотя в рамках предыдущего обзора был сделан вывод о том, что самые уязвимые категории издольщиков принадлежат к низшей касте немусульманских общин.

В рамках десяти исследованных секторов проблема кабального труда, основанного на задолженности, ассоциируется также с принуждением и злоупотреблениями при оформлении трудовых отношений, причем не только в сельском хозяйстве и на кирпичном производстве, но и на шахтах и рудниках, в ковроткачестве и в работе домашней прислуги. Все эти сектора связаны с трудоемким производством. Некоторые проблемы обнаружены также в секторе морского рыболовства и в строительстве, особенно в отдаленных районах.
Определив некоторые особенности каждого сектора, это исследование в Пакистане помогло раскрыть трудности, с которыми приходится сталкиваться в связи с упразднением зачастую глубоко укоренившихся форм принуждения. В сельском хозяйстве кабальный труд распространен главным образом среди издольщиков в некоторых частях провинций Синд и Пенджаб, однако в последнем случае были обнаружены примеры жесткой формы такого труда и среди постоянных сельскохозяйственных работников (сирис). В этих случаях кабальные работники обычно принадлежат к низшей касте или к немусульманской общине, как наиболее слабым группам населения, уязвимость которых усугубляется тем, что их поселения располагаются на земле, принадлежащей землевладельцу (дисциплина поддерживается за счет угрозы выселения). Женщины подвергаются особым рискам со стороны жестоких землевладельцев и работодателей. Более половины из 1.000 обследованных домашних хозяйств освобожденных хари в лагерях около города Хайдарабад сообщили о случаях сексуальных издевательств, которым подвергались женщины со стороны землевладельцев. Вместе с тем, представляется, что не все хари подвергаются жестокому обращению. Многие землевладельцы отмечают, что у них нет иного выбора, кроме как продлевать займы хари, чтобы иметь рабочую силу, и они были бы рады найти какое-либо решение этой проблеме. Интересно отметить, что в ходе оценки обнаружено мало свидетельств наличия кабального труда в тех регионах страны, где племенная система способствует смягчению потенциальной угрозы злоупотреблений. Временные работники в сельском хозяйстве часто берут небольшие авансы, но они обычно выплачиваются из заработной платы по окончании контракта.

В кирпичной промышленности практически все неквалифицированные и полуквалифицированные работники получают авансы от владельцев кирпичных заводов через подрядчиков, которых называют джамадарами (вождями). Для большого числа местных работников, а также для афганских беженцев, участие которых приобретает растущие масштабы, размеры этих авансов, как правило, устанавливаются на уровне, который они могут выплатить. Однако для семей мигрантов с низким статусом патера?, долги устанавливаются на более высоком уровне. Их невозможно выплатить из-за низких тарифных ставок сдельного производства, которые намного ниже ставок, предусмотренных в законодательном порядке для данного сектора, а также ниже минимального размера оплаты труда. Кроме того, труд женщин, детей и подростков редко признается таковым и не оплачивается по отдельным тарифным ставкам.
Сноска ? В Пакистане термином «патера» обозначают мужчин, женщин и детей, которые занимаются формовкой кирпичей для обжига и приготовлением глины.

Внутренние мигранты, которые уезжают из своих общин и систем социальной поддержки•, а также работники, проживающие на территории кирпичного завода вместе со своими семьями, особо уязвимы перед угрозой эксплуатации. Большинство работников, имеющих задолженность, убеждены, что если они попытаются бежать, их обязательно найдут и силой заставят вернуться.
Сноска • Все чаще отмечается, что мигранты из Афганистана в меньшей степени подвергаются эксплуатации в рамках кабального труда. Частично это можно объяснить тем, что они избегают брать крупные суммы авансов, но также и тем, что в местах их проживания действует эффективная сеть поддержки.

На шахтах и рудниках заключившие подряд работники получают значительные суммы в виде аванса от трудового подрядчика. Самые большие суммы выплачиваются на угольных шахтах в Белуджистане, где отмечаются самые тяжелые условия труда, и где необходимо закрепить опытную рабочую силу на шахтах с высококачественным углем. Большинство работников составляют мигранты из соседней Северо-Западной Пограничной провинции. Предположительно, авансы получают все работники, за исключением местных шахтеров, которые выплачиваются из ежемесячной заработной платы, хотя в некоторых случаях заработную плату получают только после продажи угля. Суммы авансов накапливаются за счет различных сборов на предметы первой необходимости, а также за счет некоторых «манипуляций» со счетами, в связи с чем накапливаются долги, ведущие к долговой кабале. Шахтеры не вправе искать работу в другом месте. Тем же, кто пытается покинуть работодателя, чаще всего угрожают, а в некоторых случаях подвергают наказаниям, прибегая к заключению под стражу или физическому насилию.

В некоторых отраслях промышленности от этого явления особенно страдают дети. В частности, это касается сектора изготовления ковров, где лишь 8% опрошенных работников были в долговой кабале. В тех случаях, когда работники получали авансы, приходилось выплачивать высокие проценты, работники сталкивались с тяжелыми условиями труда, включая продолжительное рабочее время, а также приходилось терпеть издевательства со стороны работодателя. Самые серьезные случаи отмечаются, когда родители берут авансы, предлагая взамен труд своих детей, которым выплачивают лишь половину заработной платы, положенной взрослым работникам, хотя им также приходится трудиться в течение более продолжительного рабочего времени. Им приходится жить на территории предприятия и не разрешается покидать ее до тех пор, пока не будет полностью выплачен долг.
Следует также отметить и кабальный труд домашней прислуги. В рамках проведенной в Пакистане оценки было обнаружено достаточно свидетельств этого явления, которое затрагивает в основном женщин и детей в сельской местности. Заработная плата обычно выплачивается в натуральном выражении и остается крайне низкой. Система парчи чархана подразумевает, что прислуга должна компенсировать хозяину любые вещи, которые могут быть испорчены во время работы, поэтому задолженность может накопиться довольно быстро. Работники, занятые трудом домашней прислуги, часто жалуются на сексуальные домогательства и физическое насилие. Поскольку они живут в домашнем хозяйстве, то им фактически приходится быть готовыми к труду круглые сутки. В сельской местности отмечается существенная связь между трудом домашней прислуги и кабальным трудом в рамках арендной формы ведения сельского хозяйства в целом, поскольку в качестве домашней прислуги часто работают члены семьи издольщиков, имеющих долги перед землевладельцами. В рамках проведенной в этом секторе оценки отмечается:
Если семья имеет задолженность перед землевладельцем, то ее члены передают ему контроль над своим трудом и даже жизнью. Поскольку он использует труд в качестве оплаты долга, то он принимает решение о том, кто будет работать с ним, а каких членов семьи он может использовать в своих торговых отношениях с другими семьями (…). Прислуга, занятая на условиях кабалы, может быть «подарена» одним землевладельцем другому. Находясь в распоряжении другого хозяина домашняя прислуга может быть использована в домашней работе, но может также подвергаться сексуальному насилию. Прислуга не может уйти в другой дом или работать в другом месте без согласия своего работодателя.
Опыт реабилитацией в Индии, Непале и Пакистане
Правительство Индии уделяет высокоприоритетное внимание вопросам реабилитации кабальных работников после их освобождения. Организации работников при поддержке других общественных групп и НПО могут также отметить определенный успех. Вместе с тем опыт свидетельствует о том, что все еще сохраняются серьезные проблемы, связанные с устойчивым характером этого явления, поскольку средства, выделяемые на реабилитацию, все еще не достаточны, особенно когда данный подход не предусматривает в долгосрочном плане альтернативные возможности для получения средств к существованию. Все чаще отмечаются случаи, когда при таких условиях освобожденные лица вновь попадают в кабалу.
В рамках поддерживаемой на централизованном уровне программы федерального правительства Индии предусматривается предоставление субсидий каждому освобожденному из кабалы работнику, небольшая часть из которой предоставляется сразу же после его идентификации?.
Сноска ? В рамках этой программы на 31 марта 2003 г. размер централизованной помощи составлял примерно 650 млн. рупий (Доклад правительства Индии по Конвенции 29 за период с 1 июня 2002 г. по 31 мая 2003 г.). Централизованное финансирование дополняется финансированием на уровне штатов в соотношении 50:50. Каждый идентифицированный кабальный работник в домашнем хозяйстве имеет право на реабилитационную помощь, но на практике лишь глава домашнего хозяйства получает такую субсидию.

Правительственная политика направлена также на то, чтобы объединить действующие в настоящее время различные программы и системы реабилитации. Правительствам штатов были направлены инструкции с целью согласования своих программ с другими программами сокращения масштабов бедности и сельского развития, а также со специальными программами, касающимися оказания содействия кастам и племенам неприкасаемых•.
Сноска • Комментарии правительства Индии от 10 декабря 2001 г. по замечаниям МКСП.

Объем информации о прогрессе в области реабилитации остается ограниченным. В принятом недавно решении Верховного суда отмечается, что все еще необходимо сосредоточить внимание на вопросах реабилитации и связанных с ней аспектах кабального труда, которым, по его мнению, до настоящего времени не уделялось приоритетного внимания?.
Сноска ? 2004 Indlaw SC 382. Public Union For Civil Liberties v State of Tamil-Nadu and Others. 05/05/2004. Writ Petition (Civil) 3922 of 1985. Первоначальная петиция касалась положения кабальных трудящихся-мигрантов из Тамилнада, которые подвергались эксплуатации в штате Мадхья-Пра-деш, и была расширена для охвата проблем, связанных с кабальным трудом во всех штатах и союзных территориях.

Суд конкретно рекомендовал расширить участие частного сектора и НПО на основе поддержки и контроля со стороны штатов•.
Снрска • Далее в постановлении правительствам штатов и союзных территорий поручалось учредить наблюдательные комитеты на уровне округов и более низких административных единиц в течение шести месяцев; организовать надлежащим образом работу по реабилитации освобождаемых из кабалы работников; разработать детальный план реабилитации освобождаемых из кабалы работников самостоятельно или с участием организаций или НПО в течение шести месяцев; представить план для совместного его финансирования в рамках обновленной программы централизованной поддержки, если штаты пожелают привлекать к этому такие организации или НПО; и организовать обучение и разъяснительную работу среди работников окружной магистратуры и других органов и комитетов власти в отношении их функциональных обязанностей в соответствии с Законом об упразднении системы кабального труда.

Национальная комиссия по правам человека поощряет правительства штатов реабилитировать кабальных работников на основе устойчивых систем сотрудничества.
Последние оценки, проведенные НПО в штате Тамилнад, позволяют нарисовать весьма смешанную картину. Отмечено несколько успешных примеров реабилитации. В других случаях освобожденные от кабалы работники не смогли эффективно использовать предоставленные им субсидии из-за отсутствия помощи и вновь оказались в кабале у того же или другого работодателя, а порой они вообще не получали субсидии, на которые имели право?.
Сноска ? Проведенный в 2004 г. неофициальный обзор 698 кабальных работников, выявленных и освобожденных за период с 1997 по 2002 гг. в шести округах штата Тамилнад.

Тем не менее можно отметить успешные примеры усилий, прилагаемых правительством и НПО. Одним из них служит пример членов племени Кол, занятых на шахтах в Аллахабаде в штате Уттар-Прадеш. При поддержке со стороны местной администрации и местных организаций члены этого племени получили право на горнорудные работы в ряде деревень, преодолели сопротивление подрядчиков и за короткий промежуток времени почти утроили свои доходы, что позволило резко сократить практику кабалы в регионе. Точно так же 11 семей, освобожденных от кабалы, получили лизинговые права на освоение рудника в округе Шивпури в штате Мадхья-Прадеш. Это позволило повысить доходы работников, а правительству — получать более высокий уровень отчислений в виде арендной платы. Параллельно администрация округа осуществляла программу поддержки, включающую предоставление земель вместе с оборудованием и обеспечением школы.

В штате Андхра-Прадеш в округе Ранга-Редди с успехом действует кооператив фермеров, созданный из числа освобожденных от кабалы работников. В 1985 году 18 освобожденных от кабалы работников получили по одному акру земли от правительства в целях реабилитации. Небольшая НПО, действующая в этой местности, оказала им помощь в формировании кооперативной фермы и получении широкого круга сельскохозяйственных услуг. Затем был получен кредит на установку артезианского колодца от Финансовой корпорации для касты неприкасаемых, что позволило им осуществлять полив земли и получать по два урожая в год. Спустя 15 лет кредит был выплачен полностью и сейчас каждая семья может получать надлежащие доходы. Теперь они планируют повысить свои доходы за счет молочного производства. Жители деревни гордятся тем, что у них больше нет практики кабального труда, что их дети ходят в школу и уже никогда не попадут в кабалу.
В штате Карнатик с 1998 года действует НПО Дживика, которая занимается вопросами защиты и реабилитации кабальных работников. Она помогла создать профсоюз кабальных работников и безземельных сельскохозяйственных работников, членами которого в настоящее время являются около 20.000 человек в семи округах. Дживика содействует доступу к правительственным программам борьбы с бедностью, реабилитации непосредственно на земле, созданию групп самопомощи, установлению связей с банками и формированию параллельных учебных классов с целью направления детей кабальных и иных работников в правительственные начальные школы.

В Непале достигнут существенный прогресс в выявлении форм кабального труда камайя, а также в осуществлении программ реабилитации. В 2002 году принят Закон о запрете использования труда камайя, нацеленный на обеспечение запрета самой системы камайя и реабилитацию освобожденных работников камайя. В самом законе определяются функции Комитетов по реабилитации освобожденных камайя и мониторингу, которые должны обеспечивать: реализацию утверждаемых правительством программ реабилитации, мониторинг за устройством на работу работников в качестве камайя, представление рекомендаций правительству и финансовым институтам о выделении кредитов для предприятий, обеспечивающих их доходами, а также координацию действий в таких разнообразных областях, как обеспечение жильем, образование и профессиональная подготовка. С тех пор общая программа развития координируется Министерством по земельной реформе и управлению, что отражает то большое значение, которое придается доступу к земле в процессе реабилитации.
К 2004 году свыше 90% лиц, находившихся в кабальных трудовых отношениях типа камайя, которые были отнесены к категории безземельных или бездомных крестьян, получили небольшие земельные участки?.
Сноска ? По имеющимся данным, число безземельных и бездомных среди бывших хозяйств камайя, составило, соответственно, 13.461. Ministry of Land Reform and Management: A report on abolition of kamaiyas and their rehabilitation programme (Kathmandu, July 2004) (на языке непали).

Однако земельные участки не всегда выделялись в местах проживания этих людей, а в любых других местах, в которых местные власти смогли найти свободные для распределения земли. Установленный объем денежной помощи в расчете на одну семью также предоставлялся для строительства жилья. Профессиональное обучение по сельскохозяйственным и другим специальностям прошли, как минимум, 2.000 человек, что позволило получить определенный доступ к несельскохозяйственным видам занятости. Бывшие работники камайя также привлекались к осуществлению государственных программ по развитию инфраструктуры, включая строительство дорог в сельской местности и ирригационных систем. Некоторые НПО, уже проводившие программы в этом регионе до отмены системы кабальных трудовых отношений типа камайя, также осуществляют программы, направленные на оказание помощи бывшим работникам камайя. В некоторых программах применяется комплексный подход, охватывающий диапазон областей, включая, образование, здравоохранение, средства к существованию, жилье и инфраструктуру в районах проживания переселенцев, а также информационно-пропагандистскую и организационную деятельность. В других программах акцент делается на конкретных аспектах. Однако лишь немногие организации рассматривают занятость в качестве центральной проблемы.

Опыт, накопленный в Непале за последние годы, свидетельствует о наличии некоторых трудностей в отношении осуществления действенной реабилитации, особенно в связи с гражданскими волнениями, которые создают особые проблемы. С одной стороны, существует необходимость в принятии срочных мер, поскольку любая задержка в проведении соответствующих мероприятий с целью решения этих проблем может создать для повстанческих групп благодатную почву для активизации своей деятельности среди освобожденных от кабалы работников камайя. С другой стороны, повстанцы установили жесткие ограничения в отношении свободы передвижения людей и потоков ресурсов, что еще более затрудняет проведение мероприятий с целью охвата их целевых групп.
Существенное значение имеет тот факт, что правительство Непала рассматривает вопрос о реабилитации камайя в качестве одного из своих ключевых обязательств, что проявляется в выделении специальных ассигнований из бюджета за последние годы. Первоначальный этап процесса вызволения работников камайя из их кабального положения, по-видимому, прошел успешно. Обязательства, принятые на себя центральным и региональными правительствами, заложили основу для донорской помощи и участия значительного числа межправительственных и неправительственных организаций. Выделение земельных участков, хотя и осуществляемое с определенными задержками, безусловно, способствовало снижению степени уязвимости и риска возврата к старой системе. Однако появляются признаки того, что, в отсутствие альтернативных возможностей для того, чтобы зарабатывать на жизнь, бывшие работники камайя сейчас вступают в трудовые и арендные отношения, которые содержат, как минимум, некоторые элементы бывшей системы эксплуатации. По поступающим сообщениям, почти одна треть освободившихся от кабалы камайя стали арендовать землю у землевладельцев. Почти половина таких арендаторов работает бесплатно на землевладельцев в качестве одной из форм оплаты. Кроме того, сохраняются прежние и возникают новые проблемы в отношении применения детского труда. Отсутствие определенности в отношении возможностей для трудоустройства взрослых, а также условия, связанные с арендой земли, вероятно, способствовали сохранению этой проблемы. Существуют опасения, что предоставление значительной помощи освободившимся от кабалы камайя, как со стороны государства, так и со стороны организаций гражданского общества, может привести к появлению у других малоимущих и обездоленных социальных групп чувства, что они подвергаются дискриминации. Это особенно проявляется в тех случаях, когда камайя получают земельные участки вне районов своего постоянного проживания, что приводит к возникновению конкуренции из-за таких видов инфраструктуры, как школы, медицинские учреждения и источники снабжения питьевой водой.

В Пакистане проводится определенная первоначальная работа в рамках проекта, осуществляемого при помощи МОТ. С апреля 2004 года в рамках Национальной программы оказания помощи жителям сельских районов (НППСР) активно проводятся мероприятия в семи лагерях около города Хайдарабада в провинции Синд, куда переселились освободившиеся от кабалы семьи хари, убежавшие от своих землевладельцев. Анализ небольшой выборки показывает, что в подавляющем большинстве эти семьи относятся к находящимся в социальном меньшинстве индусам или христианам из низших каст или к другим национальным меньшинствам. Общая цель проекта заключается в том, чтобы обеспечить устойчивые средства к существованию почти 750 семьям хари и тем самым не допустить того, чтобы они вновь оказались втянутыми в кабальные или другие основанные на эксплуатации трудовые отношения.
Условия оказались плохими в этих лагерях, где все обитатели являются незаконными переселенцами, подлежащими выселению в любое время; они проживают в основном во временных убежищах и обладают незначительным имуществом. Немногие имеют образование или находящие применение только в сельском хозяйстве профессиональные навыки; существует хроническая неполная занятость, когда поденная заработная плата и труд в других регионах являются основными источниками доходов. Многие люди занимали деньги для удовлетворения основных жизненных потребностей, хотя до сих пор лишь незначительное число семей вновь оказались в кабале принудительного труда?.
Сноска ? Небольшое неопубликованное исследование, проведенное НППСР в октябре 2003 г. по вопросам создания сетей социальной защиты бывших кабальных работников. В исследовании КППЧ указывалось, что 23 семьи из 100 опрошенных освободившихся от кабалы семей хари знали о семьях хари, вновь оказавшихся в кабале, причем большинство из них были похищены и насильно возвращены. Этот страх по-прежнему является реальным для многих обитателей лагерей. HRCP «Abolition of bonded labour,» op. cit. Небезынтересно отметить, что никто из опрошенных никогда не слышал о существовании Комитетов бдительности и, скорее обратился бы к НПО за реабилитационной помощью.

Но они занимали деньги под высокий процент у ростовщиков или владельцев магазинов и торговцев одеждой, которые устанавливали вздутые цены на продаваемые в кредит товары. Микрофинансирование и другие услуги предоставляются через группы самопомощи (ГСП) в лагерях, насчитывающих более тысячи женщин и мужчин в отдельных группах, причем первоначальный акцент делается на сбережениях. К проводимым мероприятиям относятся бесплатная медицинская помощь, популярность которой сделала ее прекрасной отправной точкой для осуществления других видов деятельности, включая обучение навыкам управления деятельностью общин и ведения учета; информирование о социальных правах посредством театральных представлений, картин и группового обсуждения; неформальное обучение детей; подготовку преподавателей и предоставление учебных пособий; и профессиональное обучение имеющим спрос на местном рынке труда навыкам для обеспечения самостоятельной занятости.

Особенно новаторским по своему характеру является элемент, связанный с применением новой системы сдачи земли в аренду. Обладание документом, подтверждающим право на владение землей, и постоянный адрес облегчают обитателям лагеря задачу получения национальных удостоверений личности (НУЛ), которые необходимы для того, чтобы пользоваться целым рядом прав и пособий. Поэтому была разработана система с целью приобретения и передачи в аренду земельных участков площадью 20 акров с возмещением расходов в течение одного года по специальной кредитной схеме. Были разбиты четыреста земельных участков трех различных размеров для удовлетворения различных потребностей и пожеланий различных семей и были проведены основные виды работ по освоению этих земель. Лагерные комитеты способствовали идентификации семей для добровольного переселения. К концу 2004 года около 50 семей переехали на новое место. В настоящее время рассматривается заявка, направленная НППСР и правительством провинции Синд в Фонд по искоренению кабального труда, в отношении оказания финансовой поддержки для строительства постоянного жилья. На новом месте работает общинная школа, и разрабатывается проект по созданию новых ГСП и осуществлению других видов деятельности, включая направление заявок на получение НУЛ.
Опыт НППСР продемонстрировал диапазон деятельности с такими маргинальными и подвергающимися дискриминации группами населения, как освободившиеся от кабалы семьи хари, которые, как правило, исключаются из магистральных программ развития. Несмотря на неграмотность, отсутствие опыта предпринимательской деятельности и угнетенное положение в прошлом, обитатели лагерей доказали, что они в состоянии организовать свои усилия, сэкономить средства и начать осуществлять в небольших масштабах приносящую доход деятельность. Частое переселение в лагеря недавно освободившихся от кабалы семей свидетельствует о безотлагательной необходимости начать профилактическую работу в районах их первоначального проживания.

Объединение усилий в борьбе против кабального труда: новые подходы и нерешенные проблемы
В первом глобальном докладе содержался призыв применять всеобъемлющий подход к искоренению азиатского кабального труда, включая целый ряд мер и учреждений. С 2001 года в этой области наблюдается определенный прогресс. В Пакистане, в сентябре этого же года, Федеральный кабинет министров одобрил Национальную политику и План действий по ликвидации кабального труда и реабилитации освободившихся кабальных работников (НППД). В Политике четко сформулированы обязательства правительства в отношении ликвидации принудительного и кабального труда, компоненты национальной стратегии для достижения этой цели, а также план действий, в котором указаны виды деятельности, временные рамки, функции и обязанности соответствующих организаций-партнеров. Эта Политика является смелым шагом вперед — она фактически признает преобладание кабальной формы труда, особенно в сельском хозяйстве и на кирпичных заводах, и налагает на правительство обязательство в отношении принятия конкретных и всеобъемлющих мер в целом ряде областей.
Ключевыми элементами стратегии и Плана действий являются:
• образование многостороннего Национального комитета по ликвидации кабального труда под председательством министра труда и с участием представителей организаций работодателей и работников, а также гражданского общества, с целью осуществления контроля за ходом осуществления Плана;
• реструктуризация и активизация деятельности местных Комитетов бдительности под руководством назима?, района, ответственного за осуществление на местном уровне Закона 1992 года об упразднении системы кабального труда, в частности за освобождение и реабилитацию работников, освободившихся от кабальной зависимости, совместно с судебными и другими органами;
Сноска ? Назим района — избранный глава районной администрации, как это установлено в Плане передачи полномочий, принятом в 2000 г.

• регистрация всех кирпичных заводов; кампания, направленная на повышение степени информированности общественности, официальных должностных лиц и учреждений, занятых осуществлением проектов, по вопросам ликвидации кабального труда, и о положениях законодательства и политики;
• проведение национального обследования о масштабах применения кабального труда; создание ячеек по оказанию правовой помощи;
• осуществление пакета мер по оказанию помощи и программы реабилитации освободившихся от кабальной зависимости работников и членов их семей, включая обучение и профессиональную подготовку; микрокредитование и создание возможностей для самостоятельной занятости.
В Плане признается важная роль, которую должны играть в этой работе профсоюзы, организации работодателей, НПО и основанные на участии общин организации. Еще до принятия НППД, и как было предусмотрено в Правилах 1995 года об упразднении системы кабального труда, правительством Пакистана был учрежден специальный фонд для обучения работающих детей и реабилитации освободившихся от кабальной зависимости работников, который широко известен под названием Фонд по ликвидации кабального труда (ФКТ). Фонд был учрежден с первоначальным уставным капиталом в размере 100 млн. пакистанских рупий, предоставленных Фондом? «Бейт-уль-Мааль».
Сноска ? Пакистанский Фонд «Бейт-уль-Мааль» является государственным фондом социального обеспечения, финансируемым посредством уплаты налогов, собираемых в соответствии с мусульманскими законами.

Таким образом, были выделены значительные финансовые средства, в принципе, по крайней мере, для осуществления Плана. Кроме того, в Плане предусматриваются поступления из других источников, включая Фонд социального обеспечения трудящихся, организаций-доноров, включая МОТ, а также пожертвования от благотворительных организаций и организаций работодателей. Тот факт, что в пакистанском документе с изложением стратегии по сокращению масштабов бедности (ПРСП) ликвидация кабального труда занимает приоритетное место, должен улучшить перспективы поступления от доноров значительных финансовых средств, направляемых на решение этой проблемы.
Осуществление НППД сначала происходило медленными темпами, частично из-за бюрократических препятствий на пути эффективной выплаты средств Фондом по ликвидации кабального труда. На совещании, проведенном в январе 2004 года, Национальный комитет провел обзор хода осуществления НППД. Были приняты решения активизировать этот процесс, включая создание ячеек по оказанию правовой помощи, предоставление недорого жилья освободившимся от кабальной зависимости работникам, а также обязательство в отношении безотлагательного уведомления и подготовки Комитетов бдительности.

В Индии был выдвинут ряд инициатив на федеральном уровне с целью усовершенствовать процесс применения существующих законов и политики, включая меры, предпринятые Верховным судом и Национальной комиссией по правам человека. Важные изменения произошли также на уровне штатов. Правительство штата Андхра-Прадеш, например, предложило принять ограниченное временными рамками обязательство покончить с кабальным трудом к 2007 году. В ноябре 2003 года на уровне штата было проведено собрание с целью повышения уровня информированности должностных лиц штата и обсуждения мероприятий, необходимых для ликвидации кабального труда в штате.
Несмотря на эти позитивные изменения, странам Южной Азии по-прежнему необходимо решительно взяться за решение существующих и зачастую острых проблем, связанных с кабальным трудом. Существуют весьма реальные проблемы, связанные с повторным попаданием освобожденных жертв в кабальную зависимость, когда они просто не могут выжить на свободном рынке труда. Кроме того, существующие противоречия, находящие свое отражение в решениях судебных органов в отношении того, в чем конкретно выражается ситуация кабальной зависимости, по-прежнему препятствуют принятию действенных мер. Осуществление авансовых платежей в счет заработной платы в сочетании с невыплатой минимальной заработной платы, что запрещается в национальном законодательстве в отношении кабального труда, потенциально распространяет сферу охвата законодательства на миллионы сельскохозяйственных рабочих, издольщиков и трудящихся неформального сектора, имеющих ту или иную задолженность перед своими землевладельцами или работодателями.
Хотя меры, направленные против всех проблем, связанных с существованием системы кабального труда, являются существенно важными, тем не менее, представляется необходимым срочно сосредоточить внимание на наиболее серьезных случаях. К ним относятся многолетняя и переходящая из поколения в поколение кабальная зависимость, особенно затрагивающая положение женщин и детей; случаи физического насилия и принуждения; или экономические сектора и географические зоны, в которых кабальный труд еще более усугубил положение семей, находящихся за чертой бедности. Правительства, совместно с организациями работодателей и работников, должны определить на национальном уровне приоритеты в этой области. Однако можно утверждать, что для национальных и международных учреждений, занимающихся вопросами искоренения крайней нищеты к 2015 году, не может быть более важной проблемы в современном мире.

Латинская Америка: акцент на ликвидации долговой кабалы и на положении коренного населения
Некоторые правительства стран Латинской Америки решили противодействовать применению принудительного труда, особенно в секторе сельского хозяйства. В соответствии с опытом, накопленным в Бразилии, правительства Боливии, Гватемалы, Парагвая и Перу провели в сотрудничестве с МОТ предварительные исследования. Из числа этих стран, правительства Боливии и Перу, в частности, решили разработать, совместно с организациями работодателей и работников, новые меры борьбы с принудительным трудом.
Это не означает, что современная практика применения принудительного труда затрагивает только коренные народы Латинской Америки или удаленные районы сельской местности. Действительно, в ходе целого ряда рабочих совещаний в странах Центральной Америки и Андийского региона, проведенных в 2002 году с тем, чтобы инициировать процесс рассмотрения современных проблем принудительного труда и его коренных причин, были также выявлены и другие проблемы. К ним относятся практика принуждения к труду на приватизированных шахтах; злоупотребления, связанные с обязательной военной службой; принудительные условия (включая принудительный сверхурочный труд) на сборочных предприятиях типа maquiladora в свободных экспортных зонах; принудительный труд домашней прислуги; и в более общем плане, причинно-следственные связи между крайней нищетой и дискриминацией, ослабление трудового законодательства и новые формы принудительного труда. Однако в нижеследующих пунктах акцент делается на рассмотрении ситуаций, связанных с применением принудительного труда коренного населения в отдельных странах, в которых за рассматриваемый период была расширена база знаний в этой области.

Коренные народы в Латинской Америке зачастую сталкиваются и с дискриминацией и с бедностью. В глобальном докладе МОТ за 2003 год по вопросам дискриминации в мире труда уже указывалось, что «в Латинской Америке нищету коренных народов можно объяснить дискриминацией, с которой они сталкиваются на рынке труда, а также препятствиями к доступу к земле и контролю над ней»?.
Сноска ? Равенство в сфере труда — веление времени, Глобальный доклад, представленный в соответствии с механизмом реализации Декларации МОТ об основополагающих принципах и правах в сфере труда, Доклад I (B), Международная конференция труда, 91-я сессия, Женева, 2003, стр. 32, п. 96.

В Документе Боливии с изложением стратегии по сокращению масштабов бедности (ПРСП) также указывается на наличие «высокой степени дискриминации и, вероятно, сегрегации» в стране, где доля людей, живущих ниже уровня бедности, превышала 80% для сельского населения, которое, в основном, составляют коренные народы•.
Сноска • Republic of Bolivia: Poverty Reduction Strategy Paper (PRSP) (La Paz, March 2001), paras. 81, 91. Аналогичная связь между этническим происхождением, дискриминацией и бедностью была установлена в других странах Латинской Америки со значительной долей коренного населения. По данным Всемирного банка, в Перу уровни бедности в горных и покрытых лесами районах почти вдвое выше соответствующих показателей в прибрежных районах, и уровень бедности среди коренных народов очень высок и составляет 70%. Хотя в рамках Стратегии Всемирного банка по оказанию помощи странам избегают применять термин «дискриминация», в ней указывается, что в Парагвае «те жители, которые говорят только на языке гуарани, как правило, имеют значительно меньшие по размерам доходы» (World Bank, Country Assistance Strategy for the Republic of Paraguay 2004/2007 (Washington, DC, 2003), p. 18). В заключение, следует отметить, что, по данным Гватемальской оценки масштабов бедности (ГАПА), 76% коренного населения принадлежат к бедным слоям населения и что бедность можно объяснить этнической изоляцией (World Bank: Poverty in Guatemala, Report No. 24221-GU (20 February 20003), pp. ii-iii.

Несмотря на многие позитивные меры, принятые в ряде этих стран с целью сокращения масштабов бедности и дискриминации, в сельской местности по-прежнему существуют обширные зоны применения принудительного труда. Значительное число сельскохозяйственных рабочих, в основном из числа коренного населения, находятся в условиях долговой кабалы, главным образом, благодаря авансовым платежам по заработной плате, выплаченным трудящимся частными сельскохозяйственными подрядчиками. Такое положение особенно характерно для района Чако в Парагвае и в Боливии и для района тропических лесов бассейна Амазонки в Боливии и в Перу. Степень, в которой коренное население подвергается злоупотреблениям, связанным с применением принудительного труда, безусловно, зависит от уровня контактов с внешними переселенцами, проживающими в их традиционных местах обитания, а также от потребностей в рабочей силе в различных отраслях экономической деятельности. На протяжении периода, значительно превышающего целое столетие, поступали сообщения о случаях порабощения коренного населения в районах бассейна Амазонки, например, в связи с бумом в отношении сбора натурального каучука. Однако в других случаях, рост масштабов принудительного труда, по-видимому, является более недавним явлением.

Существуют довольно ясные причины, по которым коренное население в удаленных районах особенно подвержено принудительному набору на работу и попаданию в долговую кабалу. Слабое присутствие государственных органов в сочетании с низким уровнем инвестиций в учебные заведения и другие объекты инфраструктуры (не говоря уже о несбалансированных в культурном отношении учебных программах) означает, что при невысоком уровне грамотности и ограниченном умении считать они, как правило, плохо подготовлены к тому, чтобы вести дела с посторонними лицами, которые легко заманивают их в долговую кабалу. Еще одним источником уязвимости коренного населения является отсутствие официальных удостоверений личности, в результате чего они выпадают из поля зрения государственных органов власти, а информирование этих органов о злоупотреблениях, связанных с применением принудительного труда, и поиск средств правовой защиты становятся практически неосуществимыми. Хотя многие государства Латинской Америки внесли изменения в свои конституции или приняли специальные законы с целью демаркации земельных площадей или районов проживания коренного населения и сохранения находящихся там природных и экологических ресурсов, существуют серьезные трудности в осуществлении такого смелого законодательства. В то же время, усиливающееся воздействие монетарной экономики может сделать коренные народы, особенно так называемые «изолированные общины», легкой добычей неразборчивых в средствах подрядчиков.
В исследовании, проведенном в Парагвае?, внимание было сосредоточено на условиях занятости и труда коренного населения только в одном районе Чако.
Сноска ? E. Bedoya Garland, A. Bedoya Silva-Santisteban: Peonaje рог deudas y marginaciуn en las estancias ganaderas del Paraguay (неопубликованный документ, 2004). Это исследование было проведено правительством в связи с запросом Комитета экспертов МОТ по применению конвенций и рекомендаций информации о возможном применении принудительного труда в отношении коренного населения района Чако.

Авторы исследования беседовали с ключевыми носителями информации и провели встречи с небольшими группами коренного населения. Данные были также получены из обзора антропологических исследований и переписи коренного населения 2002 года. В целом, коренные жители сообщили о плохих условиях труда и заработках ниже минимальной заработной платы, причем многие утверждали, что им платили значительно меньше, чем их «белым» коллегам за ту же работу. Дискриминация наиболее четко выражена на крупных и удаленных скотоводческих фермах в районе Чако, где фермеры используют как временных, так и постоянных работников. В ходе бесед утверждалось, что положения трудового кодекса применяются редко, и распространены случаи, когда работники из числа коренного населения получают за свой труд в течение нескольких месяцев вознаграждение в виде брюк, рубашки и пары обуви. Женщины иногда вообще не получают никакого вознаграждения.

Наличие дискриминации объясняет существование системы кабального подневольного труда пеонов на крупных скотоводческих фермах в районе Чако. В соответствии с трудовым кодексом, фермеры должны выплачивать работникам минимальную заработную плату, а также предоставлять им «мясо, молоко и другие основные пищевые продукты соответствующего качества и в достаточных количествах с тем, чтобы обеспечить питание работника и его семьи». Однако на практике, продовольствие, предоставляемое работодателями, зачастую является недостаточным, а цены на него — завышенными. У работников нет иного выхода, как приобретать дополнительные продукты питания в находящемся на ранчо магазине (almacen). Поскольку заработная плата является низкой, а цены в магазине — искусственно завышенными, работники из числа коренного населения вынуждены покупать товары в кредит и продолжать работать на ферме для погашения своих долгов. Применение принудительного труда в районе Чако также обусловлено неравномерным распределением земли и слабым организационным потенциалом, что способствует безнаказанности тех лиц, которые используют принудительный труд. В связи с отсутствием каких-либо профсоюзов, которые защищали бы права и интересы работников, работодатели сами решают, как им применять трудовое законодательство.
В Боливии основное внимание в исследовании было уделено использованию принудительного труда в районе Чако, а также в тропических районах Санта-Круз и северных районах бассейна Амазонки. В боливийской части района Чако условия жизни и труда коренных народов гуарани аналогичны соответствующим условиям в парагвайской части этого района. Мужчинам обычно платят от 1 до 2 долл. США в день; женщины получают половину этой суммы, а работающие дети вообще ничего не получают. В официальном докладе Межведомственной комиссии были представлены подтвержденные документами данные о применении подневольного труда и других форм эксплуатации труда в районе Чако в 1999 году и содержались обширные доказательства существования долговой кабалы, в которой оказалось коренное население после выплаты авансов наличными и оплаты натурой. В целом, насчитывается несколько тысяч человек из числа коренного населения гуарани, которые в настоящее время по-прежнему подвергаются принудительному труду на крупных фермах района Чако, причем иногда целые общины содержатся в неволе местными вождями посредством долговой кабалы и неприкрытого насилия. Однако некоторые меры стали давать положительный эффект. Во-первых, Постоянная ассамблея по правам человека Боливии и Канцелярия заместителя министра по правам человека открыли в регионе представительство при содействии Швейцарского агентства по вопросам развития и сотрудничества. Во-вторых, НПО и организации коренного населения начали кампанию с целью освобождения наиболее эксплуатируемых работников, наделения их небольшими участками земли и информирования работников из числа коренных народов об их правах.

Наиболее острые формы принудительного труда были документально зарегистрированы в районе Чако, но, по данным финансируемого МОТ полевого исследования, долговая кабала существует и в других частях страны и, возможно, затрагивает значительно большее число людей, чем в самом районе Чако. Как показало исследование, в районе Санта-Круз и северных районах бассейна Амазонки некоторые посредники набирают работников в местах их происхождения до начала уборки урожая, предоставляя им авансы в счет заработной платы, которые должны быть отработаны в период уборки урожая. Это приводит к тому, что работники попадают в зависимость на сравнительно непродолжительный период времени. Однако во многих случаях заработная плата является ниже обещанной, и она также частично удерживается работодателем произвольным образом; это означает, что работники попадают в создаваемые обманным путем долги, поскольку их заставляют приобретать орудия труда и товары первой необходимости по вздутым ценам. Тех работников, которые не в состоянии рассчитаться полностью, вынуждают возвратиться на следующий год или продолжать работу до тех пор, пока их долги не будут считаться погашенными.

В Перу исследование было сосредоточено на вопросах принудительного труда в бассейне реки Амазонки, что снова явилось результатом применения незаконной системы вербовки рабочей силы подрядчиками. Хозяева (patrones) создают в лесу свои трудовые лагеря и, как правило, набирают от 10 до 40 работников в основном из отдаленных городов, которые получают авансы в счет заработной платы, составляющие от 10 до 20% от общей суммы их заработной платы. Оказавшись в лагере, работники несут постоянные расходы, поскольку стоимость необходимых орудий труда и средств к существованию добавляется к их счетам по вздутым ценам. Когда многие работники узнают об обмане и пытаются бежать из лагеря, хозяева, которые обычно вооружены, используют целый ряд различных средств для удержания рабочей силы, включая угрозы смертью, ограничение свободы передвижения работников и задержку заработной платы. Число работников, которые подвергаются принудительному труду в таких условиях, возможно, достигает 20.000 человек, многие из которых находятся в лагерях вместе со своими женами и детьми.
Было также установлено, что общины коренного населения в тропических лесах бассейна Амазонки подвергаются принудительным формам труда. Хозяева выдают первоначальные авансы продуктами питания или другими товарами в обмен на определенный объем древесины. Наименьший обман, к которому прибегают хозяева, пользуясь тем, что жители общины не знают реальной стоимости товаров, заключается в завышении цен на эти товары. В случаях более серьезного мошенничества, хозяева прибегают к практике, известной под названием «castigo de madera», когда неправильно определяется и занижается объем заготовленной древесины. От жителей общин требуют либо заготавливать более значительные объемы древесины, либо работать без оплаты в расположенных поблизости лесозаготовительных лагерях. Такие создаваемые обманным путем долги могут удерживать работников из числа коренного населения в долговой кабале в течение многих лет или даже поколений, при этом также имеется в виду, что жены и дети этих работников должны трудиться бесплатно.
Этот принудительный труд в сельской местности связан с применением вредных в экологическом отношении методов. Леса бассейна реки Амазонки как магнит притягивают лиц, занимающихся эксплуатацией принудительного труда. Нехватка рабочих рук в сочетании с географической изоляцией и отсутствием правоохранительных государственных учреждений способствуют превращению этого района в благодатную почву для торговли людьми и эксплуатации незащищенных работников. Многочисленные жертвы используются неразборчивыми в средствах фермерами с целью вырубки лесов на незаконно занятых землях. Иногда такие лесозаготовки ведутся в национальных заповедниках, где проживает коренное население, и также связаны с фальсификацией документов, дающих право на заготовку древесины или предоставляющих концессии. Эти методы приводят к истощению наиболее ценных природных ресурсов Латинской Америки.

Сходная ситуация наблюдается в Бразилии, где существование так называемого «рабского труда» (trabalho escravo) было официально признано в этой стране с 1995 года. Термин «рабский труда» означает унижающие человеческое достоинство условия труда и невозможность покинуть работодателя из-за наличия создаваемых обманным путем долгов и присутствия вооруженной охраны. Это, действительно, является главной чертой принудительного труда в сельских районах Бразилии, где работники лишены возможности передвижения путем физического принуждения, пока они не выплатят такие фиктивные долги. С тех пор, при поддержке МОТ, предпринимаются все более интенсивные меры по искоренению такого труда.
По оценкам, 25.000 человек подвергаются «рабскому труду» в таких условиях, главным образом в расположенных в бассейне реки Амазонки штатах Пара и Мату-Гросу. Многие из этих работников, в основном мужчины, нелегально перевозятся посредниками, называемыми «гатос», которые вербуют работников в городских центрах в северо-восточной части Бразилии, где уровни бедности и неполной занятости являются наиболее высокими. «Гатос» обещают хорошую плату за трудную работу. Работники, которые подписывают соответствующие документы, обычно перевозятся за сотни километров в удаленные места, где, как ожидается, они будут работать на ранчо или в лесозаготовительных лагерях. Экономическая деятельность, выявленная в местах, где были обнаружены случаи применения принудительного труда, включает скотоводство (80%) и растениеводство (17%).
По прибытии на место назначения, работники оказываются в долговой кабале. Им обычно говорят, что будут произведены вычеты из зарплаты для погашения транспортных расходов, о которых их могли не информировать заранее. В других случаях работников сначала привозят на сборные пункты, где они ожидают несколько дней или даже недель до отправления на место работы, и где накапливаются дополнительные долги из-за расходов на жилье, продовольствие, напитки и другие виды затрат. Долговая кабала процветает в наиболее удаленных районах, где изоляция, угрозы, насилие, а иногда убийства не позволяют работникам уехать из этих мест. И опять из-за изоляции, у работников нет иного выхода, как покупать товары первой необходимости, включая продовольствие, у своих работодателей, зачастую по весьма завышенным ценам.

Принятие корректировочных мер в Латинской Америке: Бразилия, Боливия и Перу
Когда корни принудительного труда уходят вглубь социальной, экономической, а также этнической структур континента, необходимы различные виды стратегий для ликвидации этой проблемы. Латинская Америка испытывает меньший демографический рост, чем Азия, а значит меньшее давление оказывается на ее земельные и природные ресурсы. В период 1950-х-1970-х годов на континенте был также проведен целый ряд прогрессивных реформ в области землепользования, землевладения, трудовых и социальных отношений, которые в значительной степени способствовали искоренению систем подневольного труда, которые в то время были широко распространены в сельских районах. Однако освоение новых районов для экономического и социального развития, по-видимому, создает новые виды злоупотреблений, связанных с применением принудительного труда, которые в настоящее время требуют принятия безотлагательных мер.

Бразилия занимает лидирующее положение в решении этих проблем в условиях широкой гласности на основе принятия в марте 2003 года и последующего осуществления Национального плана действий по ликвидации рабства. Компоненты многосторонней стратегии включают мероприятия по информированию широких кругов общественности; координацию осуществляемых правительством мер; содействие применению нового закона, предусматривающего более жесткие санкции в отношении правонарушителей, включая конфискацию их имущества; значительное увеличение числа освободившихся от принудительного труда работников в удаленных районах путем вмешательства мобильных подразделений полиции и других сил, занимающихся вопросами применения уголовного и трудового законодательства; а также неуклонный рост числа судебных разбирательств. В Бразилии проблема заключается в том, чтобы дополнить достойные похвалы усилия правоохранительных органов, направленные на борьбу с безнаказанностью, действенными стратегиями по предотвращению правонарушений и реабилитации жертв. Начало было положено путем принятия закона, гарантирующего выплату правительственной части страховых взносов по безработице работникам, освобождаемым от рабского труда?.
Сноска ? Закон № 10.608 от 20 декабря 2002 г., вносящий изменения в Закон № 7.998 от 11 января 1990 г. о регулировании программы страхования по безработице.

У организаций работодателей и работников существуют возможности для тесного сотрудничества с местными властями и группами гражданского общества в ключевых областях для жертв принудительного труда, с целью разработки программ реабилитации, которые обеспечат им по-настоящему устойчивые средства к существованию.
Хотя в Боливии и Перу достигнут меньший прогресс в этой области, в 2004 году правительства обеих стран приняли на себя важные обязательства в отношении ликвидации принудительного труда. В сентябре 2004 года министр труда Боливии, вслед за проведением трехстороннего рабочего совещания по вопросам принудительного труда, официально сообщил о намерении правительства разработать и осуществить, при поддержке МОТ, стратегию по ликвидации принудительного труда. В Перу, в ходе трехсторонних совещаний по утверждению результатов упомянутых выше исследований, правительство заявило о своей готовности разработать специальную политику по искоренению принудительного труда.
Африка: принудительный труд в контексте бедности и традиций
При проведении обзора последних тенденций в Африке необходимо учитывать некоторые особенности этого континента. Во-первых, там, где крайняя нищета является нормой, многие работники практически не получают за свою работу денег, а их труд вознаграждается главным образом путем предоставления некачественных продуктов питания и жилья или посредством других форм оплаты труда натурой; широко распространены задержка и невыплата заработной платы; и уровень заработной платы редко соответствует какому-либо официально установленному минимальному уровню. Трудно определить, когда повсеместное нарушение трудовых договоров, в сочетании с плохими условиями труда, фактически приводит к принудительному труду.

Во-вторых, с учетом важности родственных связей и «традиций» в экономических и социальных отношениях африканских стран, на них могут ссылаться для того, чтобы потребовать предоставления неоплачиваемых услуг от членов больших семей, от занимающих более низкое социальное положение жителей общин и даже от потомков бывших рабов. И здесь отсутствует свобода выбора, но связанные с этим виды принуждения и наказания могут носить весьма неуловимый характер, причем до такой степени, что жертвы злоупотреблений (и даже те лица, кто совершил их) могут даже не заметить возникновения ситуаций, связанных с применением принудительного труда как такового. Эти ситуации могут рассматриваться в качестве «естественных» и социально обоснованных. В этой связи могут также оказывать воздействие религиозные верования и угрозы возмездия со стороны сверхъестественных сил.

В третьих, принудительный труд в некоторых африканских странах применяется в контексте жестокого политического насилия. Крах общей системы руководства и принципов верховенства права приводит к возникновению условий, в которых злоупотребления, связанные с применением принудительного труда, могут оказаться незамеченными.

В-четвертых, масштабы применения детского труда в Африке являются наиболее значительными среди всех регионов и связаны с крайней и широко распространенной нищетой. Обычная зависимость молодых людей от взрослых резко возрастает, когда они покидают привычную домашнюю среду, переходя «социальные» и национальные границы, что делает их еще более уязвимыми для принуждения к труду. Во многих частях Африки существует прочно устоявшаяся традиция, в соответствии с которой дети покидают родные места. По имеющимся последним данным, дети в Африке могут составлять более высокий процент привлеченных к принудительному труду трудящихся, чем в других регионах мира.

В Африке люди оказываются в ситуации принудительного труда различными путями. Рождение и происхождение, безусловно, играют важную роль в определении «рабского» положения в отдельных африканских странах. Жертвы принудительного труда зачастую принадлежат к различным группам этнических или религиозных меньшинств. Принудительный труд может также вводиться местными властями, включая традиционных вождей.
Наследие работорговли может сделать особенно трудной задачу признания существования современного принудительного труда для тех, кто наделен властью, а также для общества в целом. Действительно, сама концепция принудительного труда, а также рабского труда, вызывает в воображении образы из прошлого на континенте, где принудительный труд был широко распространен вплоть до конца колониальной эпохи. Такие факторы помогают объяснить причины недостаточного числа недавних исследований по данной теме, а также трудности, связанные с проведением этих исследований. В самом деле, результаты недавних исследований, проведенных МОТ, показывают, что национальные исследователи, а также их респонденты столкнулись со значительными трудностями в понимании этой концепции и в проведении различия между случаями применения принудительного труда и связанной с жестокой эксплуатацией, но, все же, «свободно выбираемой» занятостью. Хотя антропологи довольно детально изучили вопрос о сохранившихся по сей день остатках рабства в Западной Африке, а проблема трансграничной торговли женщинами и детьми занимает в последнее время центральное место в программных документах, другим возможным проявлениям принудительного труда уделяется намного меньше внимания. Так, по-прежнему существуют значительные пробелы в понимании сути принудительного труда в Африке и в определении наиболее эффективных путей решения этой проблемы.

Принудительный труд, связанный с рабством и рабским положением
Наличие связи между «традиционными» видами рабства и возможными современными формами принудительного труда, является в Африке весьма деликатным вопросом. Преимущественно в странах Западной Африки, расположенных к югу от Сахары, включая Бенин, Буркина-Фасо, Гвинею, Камерун, Мавританию, Мали и Чад, были высказаны некоторые опасения в отношении возможного существования в настоящее время практики, сходной с рабством, или дискриминации потомков рабов.
Действительно, за последнее десятилетие значительное внимание было уделено трудному положению, в котором находятся жители стран Западной Африки, являющиеся потомками рабов, особенно те из них, которые по-прежнему страдают от дискриминации и трудовой эксплуатации. Такие случаи, как правило, рассматриваются в их социальном контексте, в отличие от эмоционального освещения этого вопроса в прошлом. Антропологи зарегистрировали как улучшение обращения с потомками рабов, так и продолжающуюся эксплуатацию. Местные организации, как и некоторые профсоюзы, приложили значительные усилия с целью оказания помощи этим группам населения. Правительства, со своей стороны, отреагировали различными путями, в зависимости от особенностей национальных условий.
Основное внимание в исследованиях уделялось группам скотоводов, в которых люди, считающиеся по положению рабами, принадлежат к относительно изолированным домашним хозяйствам кочевников. Они могут работать в качестве домашней прислуги, пасти скот или заниматься сельским хозяйством. В некоторых ситуациях, женщины, по-видимому, подвергаются более сильной эксплуатации, чем мужчины, выполняя преимущественно ту же работу, которой в прошлом занимались рабы — добывали воду, готовили пищу и пасли скот. Однако от потомков рабов, будь то мужчины, женщины или дети, может быть потребован целый ряд услуг — как в домашнем хозяйстве, так и на полях?.
Сноска ? Данные исследования в Нигере, собранные в ходе обсуждения в рамках целевых групп, указывают на широкий круг обязанностей, которые респонденты выполняли в среднем по 16 часов в день. В исследовании проводилось различие между двумя разными формами современного рабства в Нигере: во-первых, «активной» системой экономической дискриминации, основанной на расовой идеологии в туарегских и арабских общинах скотоводов-кочевников, и во-вторых, более «пассивной» системой социальной и политической дискриминации, применяемой, главным образом, если не исключительно, в общинах, ведущих оседлый образ жизни. См. A. R. Sйkou; S. Adji: Йtude sur le travail forcй en Afrique de l'Ouest: Le cas du Niger, DECLARATION Working Paper (forthcoming).

Сообщается о сохранении этой проблемы среди отдельных этнических и языковых групп, в которых четко выраженные различия между рабами и рабовладельцами, существовавшие еще в доколониальный период, сохранились до настоящего времени•.
Сноска • Примерами являются народы фула или фулани, проживающие в странах Западной Африки; туареги или кель-тамашек в Буркина-Фасо, Мали и Нигере; тубу в Чаде и Нигере; и говорящие на арабском языке общины в Маври.

В некоторых случаях дискриминация по происхождению может напрямую не приводить к принудительному труду, а способствовать установлению других видов практики, увековечивающих зависимость потомков рабов от своего хозяина, что значительно ограничивает число существующих у них альтернативных возможностей. К примерам относятся запрет на наследование имущества или владение значительным числом голов скота или запрещение жениться на женщинах нерабского происхождения?.
Сноска ? Недавно полученные данные из различных африканских стран свидетельствуют о том, что потомки рабов, которые в настоящее время не подвергаются каким-либо формам принудительного труда, испытывают по отношению к себе дискриминационное отношение, когда они пытаются жениться на девушках из семей, социальное положение которых считается выше. Dottridge, op. cit.

По сообщениям, применяются угрозы и другие виды наказаний с тем, чтобы предотвратить бегство потомков рабов. Однако могут также вступить в игру различные социальные и психологические факторы, такие как страх перед возмездием со стороны сверхъестественных сил за несоблюдение религиозной «повинности» работать на одного и того же хозяина или страх перед неизвестным миром, находящимся за пределами хорошо известного двора дома традиционного хозяина.
В исследовании МОТ описывалось, как народ белла, состоящий из потомков черных рабов туарегов, может с фатальной покорностью относиться к своему положению лиц, принадлежащих своим хозяевам и зависимых во всем от них. Примечательным также оказалось отношение «хозяев» в том плане, что некоторые из них сокрушались о бремени непрекращающихся социальных обязательств перед бывшими рабами.

Однако данные исследований по-прежнему вызывают споры, причем некоторые правительства и потомки бывших рабов образуют группы, настаивающие на том, что такой практики больше не существует. Они утверждают, что в настоящее время люди могут свободно уходить из домашних хозяйств, с которыми они были традиционно связаны. Массовая миграция в города вслед за периодами продолжительной засухи разрушила традиционную зависимость «рабов» от своих «хозяев». Другие считают, что такие взаимоотношения иногда продолжают существовать в новом городском окружении. В целом было собрано недостаточное количество дезагрегированных данных об экономическом и социальном положении потомков рабов для того, чтобы установить, сохраняются ли значительные злоупотребления в этой области.

В реальной жизни, по-видимому, наблюдается широкий диапазон ситуаций: от жестокой эксплуатации до относительно нормальных условий труда. Большинство проведенных до сих пор обследований и мероприятий были сосредоточены на Мавритании и Нигере, а в других странах, расположенных к югу от Сахары, этому вопросу уделялось сравнительно небольшое внимание. По-прежнему совершенно очевидна необходимость продолжения диалога по этому деликатному вопросу с целью достижения консенсуса в отношении того, какие виды традиционной практики являются принудительным трудом, как идентифицировать эти случаи и как с наибольшей эффективностью бороться с этими проблемами. Можно отметить некоторый прогресс, достигнутый за последнее время. В Нигере активное участие Ассоциации традиционных вождей Нигера (АТВН) в борьбе с принудительным трудом привело к разработке, при поддержке МОТ, начальной программы проведения рабочих совещаний и организации радиопередач с целью повышения степени информирования общественности.

В Мавритании состоялся продолжительный диалог по этим вопросам между правительством и контрольными органами МОТ. Правительство сообщило о мерах, принятых в рамках его экономической и социальной стратегии по борьбе с бедностью, и о своем вкладе в усилия по ликвидации остатков рабства и предотвращению применения любых форм принудительного труда. В то же время организации работников продолжали ссылаться на конкретное положение лиц в домашних хозяйствах бывших хозяев, которым было отказано в их праве на свободу передвижения и свободу работать в других местах. Представляется, что женщины в большей степени, чем мужчины продолжают оставаться связанными с домашними хозяйствами кочевников и выполнять большую часть трудовых обязанностей, которые выполняли рабы в прошлом, добывая воду, приготавливая пищу и занимаясь выпасом скота. Еще один вопрос, который неоднократно ставился организациями работников перед правительством, заключается в том, что бывшие рабы утрачивают свои права на землю, к которой они раньше имели доступ для удовлетворения своих потребностей в средствах к существованию. Поэтому они выдвигают программу оказания целевой помощи бывшим рабам, включая крупномасштабные программы развития в населенных пунктах, где проживают бывшие рабы, программы развития основных видов инфраструктуры, стипендии детям, а также крупную кампанию с целью информирования о нерешенных проблемах и определения путей их решения. Вслед за проведением в мае 2004 года в Мавритании миссии по установлению прямых контактов, Комитет экспертов по применению конвенций и рекомендаций на своей сессии в ноябре-декабре 2004 года, действительно, предложил правительству провести, при содействии МОТ, информационно-пропагандистскую кампанию с целью охвата всех слоев населения, включая тех, кто в наибольшей степени подвержен опасности стать жертвой принудительного труда.
Принудительный труд и дискриминация в конфликтных и постконфликтных ситуациях
Пример Судана является наглядной иллюстрацией того, как принудительный труд может быть связан с дискриминацией по этническому признаку в контексте гражданского конфликта. Принудительный труд мужчин, женщин и детей, похищенных во время гражданского конфликта на юге страны, который официально закончился в мае 2004 года, по-прежнему, вызывает серьезную озабоченность международного сообщества. Общины племени динка северного Бахр-эль-Газала стали жертвами набегов, во время которых скот и люди угонялись в районы южного Дарфура и западного Кордофана?.
Сноска ? Rift Valley Institute Slavery and Abduction Project: The Sudan Abductee Database: Project Summary, July 2003. В этом докладе утверждается, что по-прежнему не имеется сведений более чем об 11.000 похищенных.

Когда похищенные люди были доставлены на место, жители скотоводческих общин племени баггара заставляли их пасти крупный рогатый скот и коз или передавали этих людей другим общинам. Со временем, некоторые из них обосновались в населенных пунктах на более постоянной основе, а многих девушек, по имеющимся сведениям, отдали замуж за мужчин из местной общины.
В 2002 году Группа видных деятелей посетила Судан для расследования сложившейся ситуации•.
Сноска • Группа видных деятелей состояла из экспертов из Италии, Норвегии, Соединенного Королевства, Соединенных Штатов Америки и Франции. Ей была оказана поддержка, как правительством Судана, так и Суданским народно-освободительным движением/армией (СНД/А) См. (United States Department of State, Bureau of African Affairs, Report of the International Eminent Persons Group: Slavery, Abduction and Forced Servitude in Sudan, 22 May 2002), p. 7. http://www.state.gov

Она сообщила о целом ряде различных злоупотреблений, совершенных в отношении похищенных людей, включая введение принудительного труда, установление жестких ограничений на свободу передвижения, многочисленные случаи физического и психологического насилия и отдельные случаи принудительной выдачи замуж и принуждения женщин и девушек к вступлению в половые отношения. Рекомендации Группы включали создание действенной политической основы для поиска и реинтеграции похищенных лиц; оказания поддержки применению существующих на местах методов урегулирования конфликтов; более жесткое применение существующих законов; обеспечение гарантированного прохода всем, кто желает вернуться в родные места; и укрепление потенциала программ экономического и социального развития в затронутых конфликтом районах.
В мае 2004 года правительство Судана подписало протоколы о заключении мира с мятежными группами, включая протокол о разделении полномочий, который содержит положения об отмене рабства. Хотя возлагались надежды на то, что осуществление этих соглашений решит спорные проблемы, продолжали поступать сообщения о случаях похищений и обращения в рабство в конце 2004 года, особенно в районе южной части Дарфура, где похищение женщин и детей приписывалось группам милиции. В то же время правительство отметило, что, хотя его Комитет по искоренению практики похищения женщин и детей (КИПЖД) считает, что правовые действия являются наиболее эффективным средством искоренения такой практики похищений, группы племен просили КИПЖД не прибегать к правовым действиям до тех пор, пока их собственные миротворческие усилия не потерпят провал. Проблема заключается в том, чтобы способствовать проведению таких примирительных встреч между представителями племен в условиях мирного сосуществования, при одновременном обеспечении того, чтобы похитители, которые используют принудительный труд, не оставались безнаказанными.
Из других стран поступают многочисленные сообщения о принудительном наборе на военную службу лиц моложе 18 лет как правительственными вооруженными силами, так и группами повстанцев. В некоторых случаях набор детей старшего возраста может быть добровольным, однако в подавляющем большинстве случаев он сопровождается принуждением и запугиванием. По сообщениям, число мобилизованных в армию детей достигло несколько лет назад рекордного уровня, составив примерно 120.000 человек. Армия сопротивления Господа (АСГ) в Северной Уганде неоднократно похищала детей и насильно заставляла их выполнять целый ряд функций: от активного участия в боевых действиях до вспомогательных обязанностей, включая обязанности «жен» полевых командиров АСГ для девочек. По некоторым оценкам, было всего похищено около 20.000 детей?.
Сноска ? По оценкам организации «На страже прав человека», около 5.000 детей были похищены в период с июня 2002 г. по март 2003 г., по сравнению лишь с сотней похищенных детей в течение 2001 г. Human Rights Watch: Stolen children: Abduction and recruitment in northern Uganda (New York), Vol. 15, No. 7(A), March 2003.

Некоторым молодым людям удалось убежать из АСГ в Судан. ЮНИСЕФ и некоторые другие организации помогли им вернуться домой и реинтегриро-ваться в жизнь их родных общин, но о значительном числе молодых людей по-прежнему нет никаких сведений. Представляется вполне вероятным, что все похищенные люди являются жертвами принудительного труда, а также других злоупотреблений.
Также сообщалось о применении принудительного труда, включая труд детей, в постконфликтных ситуациях, например, в Гвинее, Либерии, Сьерра-Леоне, особенно в связи с добычей алмазов и золота.

Принудительный труд и традиция: другие аспекты
Также поступают сообщения о других возможных случаях применения принудительного труда: о людях, которых заставляют работать традиционные структуры политической власти, включая вождей племен, как, например, в Свазиленде; об услугах, которых требовала от одной социальной или этнической группы другая группа, как в случае с живущими в лесах пигмеями Центральноафриканской Республики, которые обязаны обеспечивать лесными товарами нелесные общины, которые «контролируют» этих пигмеев•;
Сноска • Anti-Slavery International: Enslaved рeople in the 1990s: Indigenous рeoples, debt bondage and human rights, Copenhagen, 1997, стр. 23. Однако следует отметить, что в таких случаях не труд эксплуатируемых людей является принудительным, а продажа результатов этого труда.

принудительный труд женщин в полигамных семьях?;
Сноска ? В недавнем исследовании, проведенном в Нигере, высказывается мнение о том, что брак используется как средство установления контроля за сельскохозяйственным трудом женщин, причем браки заключаются за некоторое время до начала сезона дождей, когда сельскохозяйственный труд пользуется наибольшим спросом, с конкретной целью контролировать труд женщин (в одном из приведенных примеров число жен доходило до восьми). По имеющимся сообщениям, в некоторых случаях такие браки прекращались после завершения периода наибольшего спроса на рабочую силу. A. Sйkou; S. Adji: op. cit

о людях, которых принуждали трудиться религиозные власти, включая принудительный труд в соответствии с системой трокози в Гане•;
Сноска • Среди народа эве, проживающего в юго-восточной части Ганы, распространен обычай, когда семьи, во искупление грехов, направляют женщину или девушку жить и работать вместе с хранителями святынь, как правило, на всю жизнь, которым они оказывают сексуальные и бытовые услуги. Более десяти лет ганские власти, а также целый ряд неправительственных организаций при поддержке Фонда ООН для развития в интересах женщин (ЮНИФЕМ) и других учреждений прилагают усилия по искоренению этой практики. В 1998 г. Гана приняла новый закон, квалифицирующий в качестве преступления подвер-гание человека «ритуальному или основанному на обычаях

и использование детей племени талибэ для попрошайничества в различных странах Западной Африки?.
Сноска ? Во многих странах мальчики, обучающиеся в религиозных школах, должны собирать милостыню у населения с тем, чтобы финансировать свое учебное или воспитательное учреждение. По сообщениям, такая практика существует среди христианских общин в горных районах Эфиопии, а также во многих мусульманских общинах от Судана до Сенегала. В странах Западной Африки, где французский является официальным языком, таких учеников исламских школ называют «талибэ».

Результаты нескольких исследований упомянутой выше практики в Западной Африке показали, что, как и другие традиции, связанные с участием детей в обеспечении своего содержания, эта практика в результате манипуляций иногда становится эксплуататорской и негуманной. Например, сообщается о том, что в 2003 году мальчики в возрасте от 10 до 15 лет, а также некоторые молодые мужчины были доставлены из Буркина-Фасо в Мали для прохождения религиозного обучения, а затем отправлены трудиться в течение полного рабочего дня на ферму по возделыванию риса в долину верховья реки Нигер: все их заработки были переданы их учителю?.
Сноска ? C.O. Diallo: Trafic d'enfants — Le marabout pris en flagrant dйlit, in L'Essor, 3 июля 2003 г., цитируется из публикации M. Coulibaly; A. Diarra: Etude sur le travail forcй au Mali (Бамако, октябрь 2003) PAMODEC/BIT, стр. 49-50.

Подобные случаи свидетельствуют о том, что существует необходимость в определенном регулировании этого процесса для обозначения того, какие формы сбора денежных средств и видов приносящей доход деятельности являются приемлемыми в национальном контексте каждой страны.

Пробелы в понимании характера принудительного труда в Африке
В упомянутом выше обзоре охвачены проблемы, связанные с применением принудительного труда, которые в большей или в меньшей степени документированы. С учетом того акцента, который был сделан международным сообществом в течение последнего десятилетия на проблемах детского труда, неудивительно, что принудительному детскому труду было уделено больше внимания, чем принудительному труду взрослых. По-прежнему существуют значительные пробелы в понимании характера принудительного труда. Все это требует дополнительных усилий по повышению степени информированности и проведению обсуждения среди правительств, а также социальных партнеров с целью отражения того, в какой степени новые проблемы могут возникать на практике.

К выявленным проблемным областям относились рабство и похищения; долговая кабала, принудительный труд домашней прислуги; сексуальная эксплуатация в коммерческих целях; принудительный сверхурочный труд под угрозой увольнения; неоплачиваемый обязательный труд для государственных служащих; и торговля людьми. Потенциальной проблемной областью являются возможные злоупотребления, связанные с использованием принудительного труда, которым подвергаются взрослые внутренние мигранты в Африке, будь то работники, мигрирующие в пределах сельских районов, из сельских районов в города или трансграничные мигранты, занятые в неформальном секторе экономики сельских и городских районов. Отсутствует информация о широкой распространенности долговой кабалы и других злоупотреблений, ассоциируемых с повышенной уязвимостью трудящихся женщин и мужчин, которые уехали из своих родных мест. Представляется также важным глубже проанализировать трудовые договоры в товарном сельскохозяйственном производстве, чтобы установить, приводят ли к возникновению проблем в отношении применения принудительного труда, системы выплаты авансов и другие системы осуществления платежей, связанные, в частности, с использованием на субподрядных работах трудящихся-мигрантов. В более общем плане, необходимо провести более детальные исследования трудовых договоров, преобладающих в неформальной экономике, с целью установления того, существуют ли проблемы, связанные с применением принудительного труда или долговой кабалы. Предварительные исследования МОТ, проведенные на Мадагаскаре, например, показали, что долговая кабала и принудительный труд широко распространены среди уличных торговцев в городских центрах, которые обязаны передавать свои удостоверения личности своим поставщикам. Если они не соблюдают графики возврата денег за поставленные им товары, то они обязаны либо отработать бесплатно (например, ночным сторожем или домашней прислугой) или пересмотреть условия погашения долга, взяв дополнительные «авансы», что, фактически, приводит к попаданию их в долговую кабалу в связи с все возрастающим бременем задолженности. Рикши также оказываются в долгу у владельцев, у которых они арендуют повозки, и также занимают деньги для приобретения сельскохозяйственного инвентаря. Многие люди сталкиваются с проблемами в отношении погашения долгов?.
Сноска ? Etude sur le travail forcй: cas de Madagaskar (проект, октябрь, 2004), исследование проводится по инициативе МОТ.

Проблемы безопасности

 

Дмитрий Зеркалов

Тигипко: «Власть – это не владение заводами, морями, пароходами, а эффективное управление чужой «государственной» собственностью в свою пользу под крышей Президента.»