ПРИНУДИТЕЛЬНЫЙ ТРУД, МИГРАЦИЯ И ТОРГОВЛЯ ЛЮДЬМИ

К оглавлению
Общие положения
Как было упомянуто ранее, примерно 2,5 млн. мужчин, женщин и детей являются жертвами торговли людьми в любое данное время, и, как минимум, одна треть из них незаконно перевозится в экономических целях, не связанных с сексуальной эксплуатацией. Эти данные свидетельствуют, что акцент на ликвидацию сексуальной эксплуатации женщин и девушек в коммерческих целях, который делается в настоящее время в рамках усилий по борьбе с торговлей людьми, необходимо дополнить более глобальным подходом, который включает более широкие социально-трудовые аспекты процесса торговли людьми.

Хотя среди глобального сообщества, ведущего борьбу с торговлей людьми, усиливается консенсус по этому вопросу, по-прежнему не имеется достаточных знаний по более широким аспектам этой проблемы. Этим вопросам уделялось до сих пор мало внимания со стороны директивных и правоохранительных органов и поэтому не выделялись соответствующие ресурсы для изучения социально-трудовых аспектов, и, как неизбежное следствие такого подхода, имеется весьма ограниченное количество официальных данных и аналитических исследований.
В весьма общих чертах побудительные мотивы для торговли людьми между бедными и более богатыми странами можно охарактеризовать следующим образом. С точки зрения предложения рабочей силы, зачастую являющегося двояким следствием уменьшения возможностей для трудоустройства и роста потребительских ожиданий, усиливаются стимулы для миграции не только из сельских районов в городские, но также из менее богатых в более богатые страны. В более богатых странах отмечается постоянный спрос на рабочую силу, желающую выполнять низкооплачиваемую и нестабильную работу, часто сезонного характера. Граждане более богатых стран, разумеется, не испытывают желания выполнять работу типа «3D», характеризующуюся тремя словами «Difficult» (трудная), «Dirty» (грязная) и «Dangerous» (опасная). Но, поскольку более богатые страны устанавливают все больше барьеров на пути легальной миграции, преступные элементы чувствуют, что существует благоприятная возможность извлечь большие прибыли. Одни посредники берут крупные суммы за то, чтобы нелегально переправить желающих мигрантов за границу, а другие применяют целый ряд принудительных и обманных методов, чтобы извлечь дополнительные прибыли в месте назначения. Иначе говоря, торговля людьми является ответной реакцией на возникновение конфликтной ситуации между экономической необходимостью в миграции и политически мотивированными ограничениями в отношении этого процесса.

Однако описанная выше ситуация излишне упрощает рассматриваемые вопросы. Точный характер связей между посредниками по набору рабочей силы, перевозчиками и работодателями в странах назначения может быть не столь очевидным. На практике различие между нелегальной перевозкой людей и торговлей ими может и не быть столь четкой. Действительно, многие из тех людей, которые оказываются в ситуациях, когда они подвергаются принудительному труду, мигрировали по своей собственной воле и стали жертвами принудительного труда на пути к месту назначения или в месте назначения.
Связь между принудительным трудом, миграцией и торговлей людьми, рассматривалась, преимущественно, на основе данных, полученных в ходе осуществления программы исследований МОТ, как в странах назначения, так и в странах происхождения. Хотя первоначальный акцент был сделан на страны Европы, включая Российскую Федерацию и Центральную Азию, подобные исследования проводятся в настоящее время в развивающихся странах, таких как Гана, Индонезия, Нигерия и Филиппины?.
Сноска ? Ряд исследований для понимания сути торговли детьми с целью сексуальной и трудовой эксплуатации был проведен Международной программой по упразднению детского труда (ИПЕК), но они не рассматриваются подробно в настоящем докладе. Для получения более подробной информации о деятельности ИПЕК см. МОТ: Unbearable to the human heart: Child trafficking and action to eliminate it (Женева, 2002).

Во-вторых, в ней уделяется внимание лицам, подвергающимся особому риску быть проданными в целях принудительной эксплуатации труда во всем мире, включая домашнюю прислугу, работников сферы развлечений, а также женщин, которые насильно подвергаются сексуальной эксплуатации в коммерческих целях.
Этот проект был осуществлен на основании двух отдельных запросов. Во-первых, в период выполнения Нидерландами функций председателя ОБСЕ в 2003 г., эта страна предоставила финансовую поддержку МОТ с целью стимулирования новаторских исследований, как по отдельным темам, так и по странам. Во-вторых, правительство Германии обратилось к МОТ с просьбой разъяснить характер связей, существующих между принудительным трудом и торговлей людьми, с целью реформирования своего уголовного законодательства, что можно сделать только на основе проведения глубокого анализа эмпирических данных.
В-третьих, здесь рассматриваются некоторые структурные факторы, лежащие в основе этого растущего бедствия, вызванного современным принудительным трудом, включая связанные с его применением экономические сектора и методы набора рабочей силы. В ней также сообщается об огромных прибылях, превышающих 30 млрд. долл. США, которые ежегодно получают нынешние, обычно остающиеся безнаказанными, эксплуататоры этих жертв принудительного труда.

Исследования, направленные на изучение явления торговли людьми с целью эксплуатации принудительного труда
Для более глубокого понимания взаимодействия спроса и предложения в отдельных экономических секторах, базовых характеристик трудящихся-мигрантов, подвергающихся в наибольшей степени эксплуатации и принудительному труду, а также влияния существующего законодательства и политических основ этой проблемы, МОТ осуществила программу исследований по изучению целого ряда стран за двухлетний период. Страны транзита и назначения включали Венгрию, Германию, Российскую Федерацию, Соединенное Королевство, Францию и Японию. Страны происхождения включали Албанию, Республику Молдову, Румынию, Украину и Таджикистан.
В исследованиях, проводимых в странах назначения, использовались в основном методы качественного анализа. Основу каждого исследования составлял предварительный обзор документов, в ходе которого проводился анализ существующих сообщений о торговле людьми в целях сексуальной и трудовой эксплуатации. Затем проводилось обсуждение с целью выбора экономических секторов, на которых должны быть сосредоточены дальнейшие исследования, таких как сельское хозяйство, строительство, работа на дому и по уходу за людьми, производство с чрезвычайно тяжелыми условиями труда, рестораны и предприятия общественного питания, индустрия развлечений и другие отрасли.
Группы, проводившие исследования по странам, должны были документально регистрировать случаи эксплуатации принудительного труда в различных экономических секторах, тесно сотрудничая при этом с социальными партнерами и основанными на участии общин организациями соответствующих трудящихся-мигрантов. Если жертва эксплуатации давала свое согласие, то исследователи проводили произвольное собеседование (обычно после того, как жертва оказывалась вне опасности быть подвергнутой принудительному труду). Использовались также вторичные источники, такие как материалы судебных процессов, статистические данные полиции, а также отчеты профсоюзов и средств массовой информации. В каждой стране исследователи проводили произвольные собеседования с основными носителями информации, например, с социальными работниками, сотрудниками полиции и инспекторами труда.
Методология исследования, примененная в четырех странах происхождения (Албании, Республике Молдове, Румынии, Украине), состояла из трех частей: a) стандартного вопросника для 160 вернувшихся на родину мигрантов в каждой стране; b) произвольных собеседований с основными носителями информации; и c) целевых групповых дискуссий. В качестве основного метода выборки использовался метод постепенного наращивания источников информации (когда одному источнику информации предлагается назвать других для проведения собеседования), хотя вернувшихся на родину мигрантов также отбирали более произвольным способом, например, путем непосредственного обращения к ним в общественных местах. Группам исследователей было поручено отбирать для опроса, по мере возможности, одинаковое число женщин и мужчин. Кроме того, информация собиралась у более или менее равного числа жертв торговли людьми/принудительного труда с тем, чтобы понять суть особых факторов уязвимости.
В вопроснике анализировались следующие темы: демографические характеристики; ситуация, в которой находился мигрант до миграции в другую страну; методы получения ими работы (трудоустройства) за рубежом; и методы организации их переезда в страну назначения. Кроме того, в обследовании рассматривались условия занятости/эксплуатации за рубежом, формы принуждения, используемые работодателями/эксплуататорами, осведомленность в отношении помощи, а также методы, с помощью которых мигрантам удавалось выйти из ситуации, связанной с принудительным трудом.
Всего было задокументировано и введено в базу данных 300 примеров применения принудительного труда. К ключевым вопросам относились базовые характеристики жертв принудительного труда, механизмы набора рабочей силы, использование проездных документов и разрешений на работу, формы принуждения, которому подвергались жертвы, а также пути выхода из ситуаций, связанных с применением принудительного труда. Эта работа была исследовательской по своему характеру, и она осуществлялась в трудных условиях. Она требовала применения новаторских подходов для углубленного изучения предмета, который в основном скрыт от общественности, и в ходе обследования которого уже установленные жертвы принудительного труда, по вполне понятным причинам, могут не испытывать желания делиться своим опытом. Таким, образом, в связи с отсутствием каких-либо реальных прецедентов, это исследование явилось и учебным процессом для самой МОТ. Безусловно, еще существует много возможностей для совершенствования этих методов в будущем, в сотрудничестве с социологами, статистиками, правительственными учреждениями, социальными партнерами и другими участниками.

Итоги миграции и торговли людьми в странах назначения, связанные с принудительным трудом
Общие выводы исследования, описанного вше, можно резюмировать следующим образом. Во-первых, за исключением лиц, подвергающихся принудительной сексуальной эксплуатации, или членов некоторых этнических общин, занятых в системах производства с особо тяжелыми условиями труда, ситуации, связанные с применением принудительного труда, не всегда являются результатом откровенного физического насилия.
В ходе исследования были документально зарегистрированы менее очевидные формы принуждения, используемые для снижения уровня заработной платы и принуждения к труду в плохих или небезопасных условиях. Во-вторых, хотя, возможно, было полезным отнести вопросы принудительного труда к сфере действия законодательства и политики в области борьбы с торговлей людьми, реальность является более сложной.
Мигранты зачастую попадают в страны назначения по своей собственной воле, возможно, с помощью друзей или членов семьи, которые уже находятся в этих странах. Они по-прежнему могут быть весьма уязвимыми в связи с принудительной эксплуатацией труда, в частности, когда они не имеют легального статуса и живут под постоянной угрозой разоблачения властями и возможной депортации.
Таким образом, принудительный труд иногда может быть косвенным результатом процесса контрабандной перевозки людей, а не прямым результатом приема на работу незаконным или обманным путем в стране происхождения. Действительно, зачастую весьма трудно провести на практике различие между работниками, которые вошли в состав рабочей силы в результате торговли людьми или в результате их контрабандной перевозки. В третьих, жертвы весьма неохотно сообщают о практике принудительного труда. Поскольку во многих странах программы защиты, особенно для жертв торговли людьми в целях эксплуатации их труда, до сих пор остаются не очень эффективными, у жертв имеется мало побудительных мотивов сотрудничать с правоохранительными органами. Были также документально зарегистрированы случаи применения принудительного труда под эгидой «этнического бизнеса», особенно в ресторанах и предприятиях общественного питания, а также на небольших предприятиях с чрезвычайно тяжелыми условиями труда. Эти случаи даже еще труднее поддаются обнаружению из-за тесно связанных сетей общин, которые покрывают правонарушителей.
Исследование показало, что помимо индустрии сексуальных услуг, в сельском хозяйстве и строительстве в наибольшей степени распространены случаи применения принудительного труда. Исследование, проведенное среди возвратившихся мигрантов в четырех странах Восточной и Юго-Восточной Европы показало, что из 300 жертв принудительного труда 23% были незаконно перевезены для принудительной сексуальной эксплуатации, 21% — для работы в строительстве и 13% — для работы в сельском хозяйстве. Остальная часть жертв (43%) подвергались принуждению в других секторах, включая работу на дому и по уходу, небольшие предприятия обрабатывающей промышленности, рестораны и предприятия общественного питания, а также пищевую промышленность. Эта картина может меняться в зависимости от региона, однако принудительный труд применяется преимущественно в секторах с высокой долей неформальных трудовых отношений и длинными цепочками субподрядных предприятий.
И, наконец, исследование показало, что отсутствие информации о вакантных рабочих местах за границей и зависимость мигрантов от частных посредников являются главными факторами, способствующими применению принудительного труда. «Успешные мигранты» больше используют надежные социальные связи или легальные каналы, в то время как большинство жертв принудительного труда становятся добычей неразборчивых в средствах посредников. Ограниченный доступ через каналы законной миграции сам по себе способствовал росту числа частных агентств по набору рабочей силы, которые иногда действуют на грани торговли людьми.
Торговля людьми для принудительной эксплуатации труда: обзор эмпирических данных
К интерпретации результатов глобальной оценки в отношении промышленно развитых стран назначения следует подходить с осторожностью. Когда правонарушение нечетко определено в законодательстве и когда такие нарушения происходят главным образом в теневой экономике, они, как правило, не охватываются статистическим учетом даже в наиболее развитых в экономическом отношении странах. До сих пор лишь несколько стран, в частности США? и Нидерланды•, опубликовали свои собственные оценки числа лиц, незаконно ввезенных в их страны.
Сноски ? В своем «Докладе по вопросам торговли людьми» за июнь 2004 г., Государственный департамент США оценил число лиц, которые ежегодно незаконно ввозятся в страну, в пределах от 14.500 до 17.500 человек.
• Национальный докладчик по вопросам торговли людьми оценивает на уровне 1.602 число людей, которые подвергались сексуальной эксплуатации в коммерческих целях за период с 1995 по 2001 гг. A.G. Korvinus et al.: Trafficking in human beings: Supplementary figures, Second report of the Dutch National Rapporteur (The Hague, Bureau NRM, 2003), p. 4.

Помимо сбора количественных данных, существует четко выраженная необходимость в более глубоком понимании форм и проявлений современного принудительного труда в крупных промышленно развитых странах назначения.
В исследовании, проведенном в Германии, были описаны 42 случая применения принудительного труда?.
Сноска ? N. Cyrus: Human trafficking for sexual and labour exploitation in Germany, Special Action Programme to combat Forced Labour (draft, 2004). Это исследование основано на материалах личных собеседований (7 случаев из 42) или вторичной информации от поставщиков услуг, на телефонных разговорах, материалах судебных заседаний или сообщениях в средствах массовой информации.

Они, в частности, включали принудительную сексуальную и принудительную экономическую эксплуатацию домашней прислуги и сезонных рабочих в сельском хозяйстве, строительстве и в сфере общественного питания, торговле в увеселительных парках и в области переработки мяса. Жертвами были лица из целого ряда стран Африки, Азии, Центральной и Восточной Европы и Латинской Америки. Большинство случаев касалось выходцев из стран Центральной и Восточной Европы, с высокой долей польских сезонных рабочих. В целом, данные проведенного в Германии исследования указывают на небольшое число случаев жестокой эксплуатации, а также на неуклонно растущее число форм принуждения, которые не связаны с неприкрытым физическим насилием или с ограничениями.
По данным отчета Федеральной уголовной полиции за 2003 год, более половины из 827 зарегистрированных жертв принудительной сексуальной эксплуатации подвергались физическому насилию. Многие жертвы были обмануты и подверглись принуждению еще в процессе набора на работу. В других областях экономической деятельности насилие было исключением, хотя, в той или иной степени, оно имело место в девяти из 42 случаев, указанных в докладе МОТ, причем четыре случая касались сексуальной эксплуатации. В девяти документально зарегистрированных случаях речь шла о применении или об угрозе применения санкций со стороны работодателей в отношении трудящихся-мигрантов либо посредством произвольного увольнения, либо уведомления властей, с тем чтобы добиться выполнения неоплачиваемой работы.

Одним из современных примеров принудительного труда в Германии является случай с африканцем, обратившимся к властям за предоставлением ему убежища, одним из 19 нелегальных незаконных трудящихся-мигрантов, которые были набраны через цепочку подрядчиков на сайте вакантных рабочих мест в 2003 году и которые так и не получили обещанной зарплаты. После того, как этот африканский рабочий стал настоятельно требовать свою зарплату, он был избит и серьезно ранен. Он подал заявление в полицию, но затем забрал назад свои показания из опасений депортации. В этом случае давление общественности на главного подрядчика привело к тому, что зарплата в конечном итоге была выплачена соответствующим мигрантам, но впоследствии этот же самый подрядчик лишил следующую группу нелегальных трудящихся-мигрантов справедливой зарплаты.
Исследование в России?, которое явилось первым в своем роде исследованием, проведенным в этой стране, было направлено главным образом на то, чтобы оценить степень принуждения, воздействующего на нелегальных трудящихся-мигрантов в различных секторах.
Сноска ? Е. Тюрюканова, Принудительный труд в Российской Федерации сегодня (МОТ, Москва и СПД-ПТ, проект, 2004). В рамках проекта были отобраны три конкретных региона по конкретным причинам. Центральная Россия, включая Москву и Московскую область, была выбрана как крупнейший центр, принимающий мигрантов из стран СНГ и дальнего зарубежья. Ставропольский край и часть Краснодарского края на юге европейской части России были выбраны как районы, известные своей жесткой политикой в отношении иммиграции. Третий регион, включавший Омск и Омскую область в Зауралье, был выбран в связи с обширным накопленным опытом и высокой степенью информированности о проблемах торговли людьми.

На основе результатов почти 450 собеседований с трудящимися-мигрантами в различных частях страны и в семи основных экономических секторах•, в исследовании было проведено базовое различие между случаями принудительного труда, где имелись в наличии все основные элементы принуждения, и случаями, которые носили менее принудительный характер, но, тем не менее, ограничивали право трудящихся уйти с работы или поменять ее.
Сноска • В исследовании акцент был сделан на строительстве, малых предприятиях (например, пекарнях и мастерских, работающих в несколько смен), торговле на рынках, бытовых услугах (включая работу на дому и уход за больными и т.д.), услугах и работе в сфере развлечений, индустрии сексуальных услуг и «незаконных видах деятельности». Эти сектора были выбраны в качестве видов деятельности, известных тем, что в них занят высокий процент трудящихся-мигрантов. Были проведены беседы с 158 мигрантами в Москве, 144 мигрантами в Ставропольском крае и 140 мигрантами в Омске. Затем в каждом из этих регионов были отобраны десять источников информации для проведения более обстоятельных собеседований, причем выбор собеседников производился с учетом их способности проиллюстрировать новый элемент или форму эксплуатации труда или принудительного труда.

В последних случаях, выявленные элементы принуждения включали принуждение в виде неоплачиваемой сверхурочной работы; выполнения дополнительных функций; работы без оплаты (например, в счет погашения долга); работы в условиях, несовместимых с понятием достойного труда; и в виде жизни и работы в условиях ограничения свободы передвижения и других свобод и запретов на лечение в медицинских учреждениях.
Один из ключевых выводов проведенного в России исследования заключается в том, что принуждение является неотъемлемой частью обычного трудового опыта многих мигрантов, а не результатом намеренных действий, связанных с торговлей людьми или применением основанных на обмане методов набора рабочей силы. Потенциальные жертвы, как правило, мигрируют на добровольной основе. «Полоса обмана» начинается на более позднем этапе в месте назначения?.
Сноска ? Из респондентов, которые обладали некоторыми предварительными знаниями о своей будущей работе в России, 15% опрошенных заявили о том, что были обмануты, а 39% сообщили, что данные им обещания были «выполнены частично». Две трети опрошенных указали, что условия труда оказались не такими, как они ожидали. Но 63% отметили, что они не столкнулись с обманом при организации своей поездки, а 74% заявили, что они не испытали принуждения, угроз или давления в период своего трудоустройства.

Сначала отбирались документы и не выплачивалась зарплата. Затем жертвы подвергались принуждению, ограничению свободы передвижения и физическому насилию. Паспорта хранились у работодателей более чем в одной пятой из всех случаев. Кроме того, 18% жертв в Москве, 15% в Ставропольском крае и 7% в Омске также указали, что они работали в условиях долговой кабалы (долг, как правило, в несколько раз превышал сумму месячного заработка). 16% опрошенных в Москве мигрантов (хотя в других местах процентный показатель был меньше) утверждали, что им угрожали наказанием в случае, если они попытались бы уйти от своих работодателей.

Коррупция и рэкет также играют важную роль в сохранении уязвимого положения нелегальных трудящихся-мигрантов. В исследовании МОТ, проведенном в отношении 101 таджикского трудящегося-мигранта, занятых в российской строительной промышленности, все респонденты заявили о том, что они неоднократно подвергались давлению со стороны правоохранительных органов. Работники без регистрации всегда подвергаются угрозе депортации. Это приводит к возникновению преступных группировок, которые шантажируют и запугивают этих трудящихся с целью вымогательства денег. Кроме того, более тысячи организаций в Москве предлагают услуги в отношении получения временной регистрации, которая, как правило, оказывается фальшивой, что превращает этих мигрантов в легкую добычу коррумпированных сотрудников правоохранительных органов. За нарушение правил проживания сотрудники милиции требуют от мигрантов передать им свои паспорта, которые можно получить обратно только в обмен за определенное вознаграждение. В противном случае паспорта передаются посредникам, которые затем заставляют этих трудящихся заплатить за возврат своих документов.
В исследовании, проведенном во Франции, основное внимание, в частности, было уделено вопросам вербовки, перевозки, проживания и условий труда нелегальных китайских мигрантов?.
Сноска ? Gao Yun; V. Poisson: Letrafic et V exploitation des immigrants chinois en France (ILO SAP-FL, unpublished document, 2004). Это исследование базируется на данных 59 произвольных собеседований и десяти подробных тематических исследований, охватывающих девять нелегальных китайских мигрантов (в некоторых случаях вместе с их семьями) и одного представителя китайского этнического бизнеса.

Хотя имеется немало сенсационных сообщений о так называемых «головах дракона» (о лицах, занятых незаконным ввозом людей и торговлей людьми), которые связаны с китайской организованной преступностью, практически не проводилось тщательных исследований в отношении механизмов торговли людьми и их контрабандной перевозки, осуществляемых китайскими преступными группировками. В таких странах, как, например, Франция и Италия, за последние два десятилетия отмечается значительный рост числа нелегальных китайских мигрантов. В некоторых случаях они могут смешаться с национальной рабочей силой. Но большая часть китайских иммигрантов действует независимо от местных рынков труда, образуя этнические анклавы, куда трудно проникнуть. Мигранты могут и не прилагать значительные усилия для изучения национального языка, не знакомы с национальным законодательством или не знают о помощи, которая может быть им оказана, и поэтому терпят трудности и лишения, связанные с чрезвычайно продолжительным рабочим днем и тяжелыми условиями труда и не получают при этом никакой компенсации.

Высокая задолженность служит ключевым фактором, лежащим в основе жестокой эксплуатации труда большинства китайских мигрантов, однако сами пути накопления долгов и методы их погашения имеют сложный характер. Многие мигранты уезжают из Китая при содействии друзей или родственников, которые устанавливают первоначальные контакты с посредником, занимающимся контрабандной перевозкой людей или торговлей ими, и предоставляют денежный аванс. Целый ряд таких «голов дракона» могут участвовать в процессе контрабандной перевозки людей и торговли ими, причем в некоторых случаях они могут также выдавать авансы мигрантам. Иногда плата возрастает во время поездки, и в пути мигранты могут содержаться в заключении до тех пор, пока не будут погашены их долги. В месте назначения 15-часовой рабочий день является обычным явлением, как и случаи физических ограничений. Тем не менее связь между «головами дракона» как в Китае, так и за границей и работодателями в китайских этнических анклавах, является сложной. Некоторые мигранты по прибытии подвергаются физическому заключению до тех пор, пока, по крайней мере, часть долга не будет выплачена семьями на родине. В других случаях мигранты работают на работодателя, который отдает их зарплату непосредственно торговцу людьми для покрытия расходов за проезд. По-прежнему не представляется возможным сделать общие выводы в отношении наличия формальных связей между контрабандистами или торговцами людьми и работодателями анклавов; можно лишь говорить о существовании ситуации, в которой китайские работодатели просто пользуются уязвимым положением своих соотечественников.

Эксплуатация труда китайских мигрантов обычно ассоциируется с нелегальными методами набора рабочей силы. Однако, по мере того, как все большее число китайских граждан ищут работу за границей, возникают опасения, что те, кто эмигрировал по легальным каналам, могут также стать жертвой практики принудительного труда. Например, за последние годы эта проблема стала предметом растущей озабоченности в Израиле. Крупномасштабный импорт китайской рабочей силы начался в конце 1990-х годов, когда стала наблюдаться нехватка рабочей силы в растущей тогда быстрыми темпами строительной индустрии. В этот процесс были вовлечены как китайские, так и израильские агентства занятости, причем за каждого принятого на работу по контракту работника взималась значительная сумма в размере нескольких тысяч долларов США. Затем китайским рабочим выдавались разрешения на работу на фиксированный период времени у конкретно указанных работодателей. Было зарегистрировано несколько жалоб в отношении таких методов набора и приема на работу, как принудительное удержание части заработной платы, а также удостоверений личности?.
Сноска ? Как и в других странах, место, расположенное на пересечении улицы Жаботинского и улицы Аароновиц в Тель-Авиве обычно называют «рынком рабов».

В таких случаях совершенствование процесса применения законодательства на основе четких правовых рамок должно всегда быть частью общего решения. Однако нереалистичным было бы считать, что упор лишь на правоприменительные меры, нацеленные на ограниченное число работодателей, которые извлекают выгоду из эксплуатации труда, может устранить проблемы, которые могут довольно глубоко уходить своими корнями в социальную и экономическую структуру этих стран. Ряд факторов побуждает производителей максимально сокращать свои расходы, в частности, путем переложения бремени этих расходов на плечи трудящихся.
Мигранты и принудительный труд домашней прислуги
В работе на дому, хотя она редко считается продуктивной, занято значительное число в основном трудящихся-мигрантов женщин. МОТ документально зарегистрировала зачастую негуманные и незащищенные условия труда домашней прислуги в целом ряде стран назначения, особенно, в арабских государствах, в странах Азии и Западной Европы. Глобальный анализ работы домашней прислуги, выполняемой детьми, включая его наиболее эксплуататорские формы, был опубликован МОТ в 2004 году. Домашняя прислуга особенно уязвима перед лицом принудительной эксплуатации труда из-за незащищенного характера ее труда и глубоко личных отношений между работником и работодателем. Работа на дому производится в частном домашнем хозяйстве, как правило, исключенном из сферы действия положений, регулирующих функционирование рынка труда. Хотя инспекция труда должна проводиться во всех случаях существования трудовых отношений, на практике частные дома находятся вне пределов достигаемости инспекторов труда. Исследование национальных законов в 65 странах, проведенное МОТ, показало, что лишь в 19 из этих стран были приняты специальные законы или положения, регулирующие труд домашней прислуги. Эти законы часто предоставляют более низкий уровень защиты домашней прислуге, чем другим категориям трудящихся. До сих пор имело место весьма незначительное число случаев признания виновными нарушающих законодательство работодателей или посредников, участвующих в торговле людьми для работы в качестве домашней прислуги.

Мигранты, работающие в качестве домашней прислуги, находятся в особенно ненадежном положении из-за негарантированного правового статуса в принимающей их стране. В некоторых странах Ближнего Востока мигранты из числа домашней прислуги подвергались жестоким наказаниям, таким как забрасывание камнями и битье палками; они заключались в тюрьму и признавались виновными в совершении преступлений на основе упрощенных судебных процедур. Многие лица, в том числе трудящиеся-мигранты из Шри-Ланки, Филиппин и Индонезии, скончались при невыясненных обстоятельствах. Мигранты из числа домашней прислуги ограничены в их свободе передвижения и изолированы. С 2002 года, в Гонконге (Китай) и Сингапуре было зарегистрировано несколько случаев жестокого обращения с мигрантами из числа домашней прислуги и преследования в судебном порядке, включая, как минимум, один случай убийства.

Труд домашней прислуги также используется в качестве предлога для того, чтобы заманить женщин на работу за границу, не сообщая им при этом об истинном характере их работы. В исследовании МОТ были документально зарегистрированы многочисленные случаи, когда женщины уезжали из своих стран, полагая, что они будут работать в качестве домашней прислуги, но затем они подвергались принудительной сексуальной эксплуатации. В других случаях домашняя прислуга незаконно перевозится под прикрытием фиктивных браков или программ «помощниц по хозяйству» (направления молодых девушек за границу для проживания в семьях, оказания помощи по хозяйству и для обучения иностранному языку), которые создавались для культурного обмена. В случае с одной такой девушкой в возрасте 21 года из Румынии, которая совершила самоубийство в 2003 году в Германии из-за очень плохого обращения, работодатель был приговорен к наказанию в виде тюремного заключения. Эта молодая женщина была нанята через работающее в сети Интернет румынское агентство по реализации программ «помощниц по хозяйству».

Для многих женщин работа в качестве прислуги часто является единственной возможностью найти работу за границей и вырваться из условий бедности в своей стране происхождения. Например, большое число женщин из Республики Молдовы мигрировали в Турцию для работы в качестве домашней прислуги или по уходу и обслуживанию. Таким образом они пополняют доходы своих семей, однако некоторые из них становятся жертвами неразборчивых в средствах вербовщиков и работодателей, которые обманывают их, удерживают у себя их удостоверения личности и ограничивают их свободу передвижения. Некоторые из этих женщин также сообщали о случаях сексуальных домогательств или угроз физического насилия. В 2003 году турецкое правительство признало наличие спроса на иностранных работников, в том числе впервые и на домашнюю прислугу, и ввело систему выдачи разрешений на работу, которая не связана с конкретным работодателем или «спонсором», как во многих арабских государствах.

Случаи обмана и злоупотреблений также были выявлены в процессе набора рабочей силы. Нынешняя система набора рабочей силы, действующая между странами Юго-Восточной Азии и Ближнего Востока, приобрела более «официальный» характер, но по-прежнему существуют лазейки, которые делают набор рабочей силы равносильным торговле людьми. Письменные договоры зачастую заключаются между агентством по найму рабочей силы и работодателем. В некоторых договорах предусматриваются штрафы, которые домашняя прислуга должна выплачивать за преждевременное прекращение работы, что может вынудить работника продолжать подвергаться злоупотреблениям. Кроме того, агентства по найму рабочей силы зачастую участвуют в организации предмиграционной профессиональной подготовки домашней прислуги, в тех случаях, когда распространены случаи злоупотреблений.
Отношение работодателей еще более усугубляет уязвимость домашней прислуги. Работодатели предпочитают использовать мигрантов в качестве домашней прислуги, поскольку мигранты менее требовательны и являются более гибкими в отношении рабочего времени.
Охват трудящихся на дому профсоюзами сопряжен с трудностями. В некоторых странах законодательство не допускает предоставления трудящимся на дому права на организацию. Кроме того, профсоюзы сталкиваются с различными трудностями в отношении охвата трудящихся на дому?.
Сноска ? МОТ: Ваш голос в сфере труда, Глобальный доклад, представленный в соответствии с механизмом реализации Декларации об основополагающих принципах и правах в сфере труда, Доклад I (B), Международная конференция труда, 88-я сессия, Женева, 2000, стр. 40, п. 76.

Во-первых, соотношение между работодателем и работником имеет значение, обратное обычному соотношению в том смысле, что на одного работника, как правило, приходится несколько работодателей. Во-вторых, продолжительность рабочего времени варьируется в зависимости от ситуации, и многие работники на дому не имеют выходного дня в неделю, когда можно было бы проводить собрания. В третьих, те лица, которые в наибольшей степени нуждаются в поддержке, часто не выходят за пределы домашнего хозяйства и вынуждены прибегать к тайным средствам связи с внешним миром.

Торговля людьми и принудительная сексуальная эксплуатация
Многие люди становятся жертвами принудительной сексуальной эксплуатации в результате обмана, когда вместо выполнения разнообразных видов экономической деятельности, в отношении которых они вначале заключают контракт, им приходится сталкиваться с различными злоупотреблениями. В ряде стран широко распространено обращение женщин-мигрантов за получением «визы для работы в секторе развлечений». В последние годы соглашения о выдаче такой визы подвергаются резкой критике, поскольку часто они представляют собой «легальное прикрытие» торговли женщинами в целях сексуальной эксплуатации. Например, в Австралии и Японии женщины легально въезжают в страну по таким визам в надежде получить работу танцовщиц в ночных клубах после чего их заставляют также оказывать сексуальные услуги. Другими распространенными методами вербовки в целях принудительной сексуальной эксплуатации являются публикация в средствах массовой информации вводящих в заблуждение объявлений, торговля людьми лицами, которые выдают себя за друзей или родственников, а также использование брачных агентств.
Дискриминация по признаку пола, возраста и расы, а также изоляция при работе в гостиницах, частных или публичных домах, расположенных лишь в пределах отдельных районов, служат важными факторами, способствующими такой сексуальной эксплуатации женщин. Что касается спроса, то собеседование, проведенное с 185 клиентами проституток в странах, включая Италию, Швецию и Японию, показало, что спрос на проституток из числа мигрантов и нелегально перевезенных лиц имеет сложную структуру. Некоторые группы проституток из числа мигрантов считаются лицами, работающими в нижней части рынка сексуальных услуг, в то время как местные проститутки ценятся дороже. На вопрос о том, какой была бы реакция, если бы пришлось столкнуться с несвободной проституткой, являющейся жертвой торговли людьми, лишь половина респондентов заявила, что они сообщили бы об этом полиции. Другие открыто признали, что предпочитают молодых и несвободных проституток, потому, что они более покорны.

За последние годы индустрия сексуальных услуг приобрела весьма диверсифицированный и глобальный характер. Технологические достижения, такие как создание сети Интернет, а также распространение туризма, агентств, оказывающих услуги по сопровождению, а также специализированные издания СМИ, которые рекламируют сексуальные услуги, способствуют повышению спроса на коммерческие сексуальные услуги. Некоторые регионы, такие как Юго-Восточная Европа, превратились в центры торговли женщинами в результате военных конфликтов и резкого экономического спада. Многие случаи сопряжены с высокой степенью насилия, включая похищение жертв, лишение их пищи и свободы передвижения. Однако в недавно проведенных исследованиях делается вывод о том, что торговцы людьми приспособили свои методы к возросшему противодействию со стороны правоохранительных органов посредством применения более скрытых форм принуждения, которые трудно выявить.
В Азии различия в уровне экономического развития в субрегионе бассейна реки Меконг служат питательной средой для торговли в Таиланде женщинами и детьми из Мьянмы, Лаосской Народно-Демократической Республики и Камбоджи. Вьетнамские женщины и дети незаконно переправляются для сексуальной эксплуатации в Камбоджу и для принудительного замужества и работы в качестве домашней прислуги в Китай. Основными местами назначения для торговли людьми из Индонезии и Филиппин в целях принудительного занятия проституцией являются Австралия, Гонконг (Китай), Япония, Республика Корея и Тайвань (Китай).

Япония также является одной из крупных стран назначения для жертв торговли людьми в целях сексуальной эксплуатации из всех регионов мира. Большая часть людей поступает из стран Юго-Восточной Азии и Латинской Америки, а в последнее время также из стран Восточной Европы. Являясь незаконной, проституция существует в рамках «ограниченной коммерческой деятельности, связанной с предоставлением сексуальных услуг». Мощные группы организованной преступности контролируют индустрию сексуальных услуг, а также играют центральную роль в торговле людьми. Исследование МОТ проливает свет на соответствующие механизмы вербовки и формы принуждения, когда жертвы зачастую соглашаются на внешне законные предложения в отношении работы, которые скрывают подлинный характер их предполагаемой деятельности. Япония недавно предприняла ряд мер с целью искоренения подобной эксплуатации, включая жесткое соблюдение правил выдачи виз для работы в секторе развлечений, финансовую помощь жертвам для возвращения домой и активизацию сотрудничества со странами происхождения.
Секторы экономики, системы вербовки и прибыли, связанные с торговлей людьми
Секторы экономики
По-прежнему остро ощущается отсутствие доскональных научных исследований проблем спроса на жертв торговли людьми, включая соответствующие сектора экономики и прибыли. Дефицит рабочей силы в отдельных секторах или областях в странах назначения служит одним из очевидных факторов, лежащих в основе роста незаконной миграции. К другим определяющим факторам относится существование незарегистрированной неформальной экономики, где такие мигранты могут легко найти работу. Еще одним объяснением возникновения этого явления может служить нестабильность рабочих мест. Одним из соответствующих факторов является также тенденция в направлении применения труда на условиях субподряда с его сложными и зачастую нерегулируемыми цепочками. Выполнение субподрядных работ может привести к использованию гибкой и дешевой рабочей силы без непосредственного применения незаконных методов набора работников?.
Сноска ?. См. обзор этих вопросов в Европе в: G. Van Liemt: Human trafficking in Europe: An economic perspective, Специальная программа действий по борьбе с принудительным трудом, DECLARATION Working Paper No. 31 (Женева, МОТ, 2004).

Принудительному труду, к которому привлечено большинство жертв торговли людьми, подвергаются лица, работающие в приграничных областях реальной экономики с неупорядоченными трудовыми отношениями или миграционным статусом. Так, к наиболее часто упоминаемым секторам относятся сельское хозяйство или садоводство, строительство, швейное и текстильное производство с чрезвычайно тяжелыми условиями труда, предприятия общественного питания и рестораны, труд на дому, сфера развлечений и, конечно, индустрия сексуальных услуг. Однако чем больше проводится исследований, тем становится все более очевидным, что методы принуждения в области набора и использования рабочей силы могут оказывать воздействие на трудящихся-мигрантов в других и довольно важных секторах экономики, включая переработку пищевых продуктов, здравоохранение и выполняемую по контрактам уборку территорий, главным образом, в частных, но также и государственных структурах занятости, таких как оказание медицинских услуг.

Значительная часть сельскохозяйственного производства зависит от применения временной рабочей силы в период уборки урожая. Традиционными проблемами в этой области являются некондиционное жилье и чрезмерная продолжительность рабочего времени. Основная часть сезонной рабочей силы сейчас состоит из мигрантов, часть из которых не имеет упорядоченного статуса, а другие прибывают в соответствии с планами сезонных работ, которые согласовывают правительства и работодатели. Одной из важных характерных особенностей являются также сложные цепочки выполнения подрядных и субподрядных работ, например, в садоводстве и пищевой промышленности. Изменение потребительских вкусов, приводящее к росту спроса со стороны розничных торговцев в отношении круглогодичных поставок широкого ассортимента товаров, безусловно, оказало свое влияние на тенденции в области рынков труда. Могут возникать потребности в том, чтобы скомплектовать бригады работников за весьма короткий срок для интенсивной работы в течение очень коротких периодов времени. А в условиях острой конкуренции в отношении затрат, существует реальная опасность того, что неразборчивые в средствах компании в нижней части цепочки поставок могут применять принудительный труд.
Характерная черта принудительного труда в сельском хозяйстве заключается в том, что крупные производственные и оптовые компании могут оказаться подверженными его воздействию в верхней части этих цепочек подрядных организаций. В Соединенных Штатах некоторые из обвиненных в применении принудительного труда подрядчиков по найму сельскохозяйственных рабочих снабжали рабочей силой ряд крупнейших в стране компаний по производству цитрусовых. В Соединенном Королевстве ряд крупных супермаркетов запятнали свою репутацию предполагаемыми связями с вербовщиками рабочей силы, подвергающейся принудительной эксплуатации. Это приводит к возникновению у групп работодателей желания решить эту проблему либо путем регулирования этого процесса, либо путем применения систем сезонного труда для удовлетворения потребностей во временной сельскохозяйственной рабочей силе. Сами специальные системы подвергаются критике как за то, что желающие получить работу должны платить за доступ к таким системам, так и за то, что они могут быть незаконно переданы для временной работы по найму другим организациям той компанией, в которую они были направлены. Но такие системы, как правило, обеспечивают определенную возможность для осуществления мониторинга условий труда и, таким образом, создают определенный уровень защиты против применения методов принудительного труда.

Строительная индустрия также обладает характерными особенностями, которые способствуют возникновению спроса на дешевую и гибкую рабочую силу. Крупные компании либо превратились в международные конгломераты, либо уменьшили численность своей рабочей силы за счет широкого использования трудовых ресурсов из внешних источников. Таким образом, в настоящее время в этой отрасли наметилась тенденция опираться в организационном плане на небольшие и средние компании, которые выполняют субподрядные работы через цепочку многочисленных промежуточных подразделений. Крупные проекты могут также осуществляться зарегистрированными за границей компаниями, практика трудовых отношений которых может отражать условия в соответствующей стране регистрации, в то время как подрядчики по найму рабочей силы играют все более важную роль в области найма временных работников для компаний. Строительство не может быть перебазировано, и для этой отрасли характерны тенденции, связанные с бумом и последующим спадом. Оно также связано с выполнением тяжелых и потенциально опасных работ, в ходе которых мелкий оператор может получить значительные финансовые прибыли за счет сокращения расходов на обеспечение безопасности и гигиены труда.

Одна из характерных черт строительной индустрии в Европе и во всем мире заключается в том, что принудительный труд может применяться как на основе систем неформальной и нелегальной вербовки рабочей силы, так и на основе юридически оформленных контрактов в рамках международных проектов по переводу рабочей силы. Крах экономики бывших социалистических стран Центральной и Восточной Европы значительно увеличил численность резерва дешевой и гибкой рабочей силы. Трудящиеся-мигранты направляются из Украины в Португалию, из Польши в Германию и из Румынии в Израиль согласно официальным или неофициальным соглашениям. В некоторых случаях нанятые международными агентствами работники, возможно, подвергаются принудительному труду, когда они связаны с одним работодателем без права уйти на другое место работы или когда имеют место незаконные вычеты из их заработной платы. Профсоюзы и другие защитники прав трудящихся стремятся к тому, чтобы обеспечить решение этих вопросов с целью обеспечения охвата всех строительных рабочих положениями трудового законодательства в стране назначения.
Текстильная и швейная промышленность, предприятия которой можно легко перебазировать, представляет собой совершенно иную картину. В промышленно развитых странах эта отрасль за последние годы серьезно пострадала от глобальной конкуренции, в связи с чем фундаментально изменилась структура занятости в ней. С средины 1990-х годов Европа, например, шаг за шагом сдает свои позиции глобального экспортера текстиля, уступая в конкурентной борьбе Азии. Многие предприятия были перебазированы, а уцелевшие предприятия вынуждены применять весьма гибкие методы производства в секторе, где ключом к успешной конкуренции служат низкие затраты на рабочую силу и быстрая адаптация к потребительскому спросу. Этот сектор, по-видимому, служит местом для образования «этнических ниш», в которых мигранты могут создавать подпольные предприятия со своими собственными правилами эксплуатации, не соблюдая при этом национальные положения и поддерживая весьма тесные связи с предприятиями реальной экономики.

Особенно глубокую озабоченность, безусловно, вызывает тот факт, что практика применения принудительного труда может распространяться на крупные предприятия, а также на государственный сектор. Имеются многочисленные свидетельства того, что трудящиеся-мигранты набираются на работу в их странах происхождения на том условии, что они будут получать фиксированную заработную плату и выполнять определенную работу в месте назначения, однако по прибытии они получают контракт с совершенно иными условиями. При таких обстоятельствах медицинские и другие работники могут неуклонно накапливать долги в процессе набора на работу и перевозки к месту назначения, связанные с покрытием расходов на проводимые с помощью видеотехники собеседования, визы, авиабилеты и другие услуги. По прибытии их могут заставить проживать в заранее отобранных помещениях по цене, превышающей средний уровень. Когда заработная плата окажется меньше ожидаемой, они могут оказаться в ситуации, равносильной долговой кабале в юридическом значении этого термина или, как минимум, в сходной с ней ситуации. Иногда серьезное беспокойство вызывает тот факт, когда выясняется, что то же самое агентство по найму действует в качестве кредитора, предоставляющего ссуды под высокий процент, агента бюро путешествий или даже агента по размещению в стране назначения. Это — сомнительная практика, применяемая агентствами, которые могут быть зарегистрированы вполне легально, но, тем не менее, действуют на грани преступления и торговли людьми, что усиливает опасность дальнейшего распространения новой формы принудительного труда как в промышленно развитых, так и в развивающихся странах.
Системы набора на работу в странах происхождения и назначения
Посредники играют важную роль как на начальном, так и на конечном этапе процесса торговли людьми. Жертвы принудительного труда чаще опираются на сомнительных посредников, которые помогают им организовать поездку и устройство на работу.
В соответствии с выводами исследования, проводимого среди возвращающихся домой мигрантов из стран Восточной и Юго-Восточной Европы, как жертвы принудительного труда, так и успешные мигранты получали работу за рубежом через социальные связи (38% и 42%, соответственно), однако через посредников работу получало намного больше жертв принудительного труда (35%), чем успешных мигрантов (10%). Сети торговли людьми для индустрии сексуальных услуг действуют несколько иначе, чем агентства по найму мигрантов для эксплуатации труда. Методы деятельности сетей агентств по найму рабочей силы являются, как правило, менее изощренными, чем методы, применяемые преступными организациями, доминирующими в области торговли людьми в целях сексуальной эксплуатации. Торговля людьми для эксплуатации принудительного труда зачастую осуществляется под юридическим прикрытием, например, через частные агентства занятости, выполнение подрядных работ или даже злоупотребления в рамках систем сезонных работ.

Хотя набор на работу за границей необходимо рассматривать как законную коммерческую операцию, в наихудших случаях, в отсутствие юридического и административного контроля, он может явиться прикрытием для деятельности, связанной с торговлей людьми. Там, где контроль является слабым, а нормы деловой практики отсутствуют, агентства отдают предпочтение методам, обеспечивающим быструю прибыль, взимая с мигрантов чрезмерно высокую плату за свои услуги, вводя их в заблуждение в отношении истинного характера их работы, не информируя их об их правах и предоставляя им фальшивые документы. Эти агентства могут работать под различными прикрытиями, главным образом, как туристические, модельные и брачные агентства и бюро услуг в сфере развлечений.
Примером того, как некоторые агентства по найму рабочей силы могут стать частью действующего механизма преступной деятельности в области торговли людьми, является упомянутая выше система вербовщиков рабочей силы в Соединенном Королевстве. Вербовщики играют важную роль в обеспечении временной рабочей силой британского сельского хозяйства и садоводства. Этот термин также включает частные агентства занятости, хотя различия не всегда являются четко выраженными. По оценкам, в Соединенном Королевстве действуют примерно 600 вербовщиков. Комитет Палаты общин по вопросам окружающей среды, продовольствия и сельского хозяйства зарегистрировал несколько случаев, когда вербовщики серьезно нарушали права нанятых ими работников. Проблемы возникают в связи со вздутыми ценами на проезд, визы и проживание, а также из-за упомянутой выше практики подмены контрактов.

Следующий пример показывает, как система долговой кабалы действует через посредников по найму рабочей силы. Группа вербовщиков привезла рабочих из стран Восточной Европы для нелегальной работы на предприятиях в период 2002-03 годов. Первоначально им обещали выдать разрешения на работу, но в пути им выдали фальшивые паспорта. Затем рабочие пытались выйти из-под контроля этой группы вербовщиков, но подверглись таким серьезным угрозам, чтобы были вынуждены продолжать свой путь. По прибытии на место назначения, их информировали об условиях труда. Им предстояло работать семь дней в неделю, возместить расходы, связанные с их перевозкой в Соединенное Королевство, питанием и проживанием в этой стране. После погашения долгов они должны были работать, как минимум, один год без оплаты, либо, в лучшем случае, за несколько фунтов стерлингов «карманных денег» в неделю. Зарплата помещалась на банковский счет одного из вербовщиков. За работниками тщательно следили, перевозили из дома в дом и держали в изоляции. Если кто-нибудь нарушал условия, в том числе отсутствовал на работе по болезни, соответствующие суммы добавлялись к долгу или вычитались из «карманных денег». Контроль осуществлялся посредством побоев и угроз применением физического насилия в отношении работников и их семей на родине.

Нелегальные посредники в Эфиопии прибегают к обману, давая лживые обещания в отношении того, что ждет трудящихся-мигрантов женщин в странах назначения Ближнего Востока. Проведенные обзоры подтверждают тот факт, что мигранты сталкиваются со злоупотреблениями, сходными с теми, которые испытывают трудящиеся — жертвы торговли людьми во всем мире, включая принудительную эксплуатацию труда. Хотя эфиопские власти пытаются запретить деятельность таких посредников, в основном мигранты-женщины по-прежнему прибегают к незаконным услугам. Подобная практика сохраняется, несмотря на Официальное постановление о частных агентствах занятости № 104/1998, которое обязывает агентства занятости получить лицензию и обеспечивает защиту трудящимся-мигрантам, требуя от агентств регистрировать все контракты о работе по найму, давать мигрантам до их отъезда рекомендации и контролировать ситуацию, в которой находятся трудящиеся-мигранты в стране работы по найму.
В Индонезии будущие мигранты должны обратиться в одно из 400 агентств, деятельность которых регулируется правительством. Агентства требуют от мигрантов жить в учебных лагерях от одного до 14 месяцев, где их могут заставить выполнять в принудительном порядке работу и услуги в тяжелых условиях. Одна работница на дому, находившаяся в течение четырех месяцев в учебном лагере на Восточной Яве вместе с тысячью других женщин, сообщила о строгой изоляции, в которой они содержались. Женщины, которые заболели и пожелали вернуться домой, должны были внести залог в сумме 2 млн. рупий в качестве гарантии того, что они возвратятся назад, а те женщины, которые хотели расторгнуть контракт, подвергались штрафу в размере 3,5 млн. рупий (примерно 400 долл. США). Чем дольше они находились в лагере, тем больше возрастал их долг агентству. Влияние агентства на работника продолжается даже после его трудоустройства. Упомянутая выше работница обнаружила, что агентство обманным путем сняло с ее банковского счета большую часть суммы заработной платы, положенной на счет ее работодателем, и, в результате, после девяти месяцев работы в условиях, сходных с рабскими, она осталась ни с чем.

В значительной степени различаются программные подходы к осуществлению мониторинга деятельности частных агентств и посредников по набору рабочей силы. Некоторые правительства, например, Нидерландов и Германии, внесли изменения в законодательство, позволяющие частным вербовщикам рабочей силы играть более важную роль в интересах повышения гибкости рынка труда. В странах, где частные агентства по набору рабочей силы уже давно играют важную роль в оказании содействия развитию миграции, например на Филиппинах, правительства разработали жесткие правила для того, чтобы наказывать за злоупотребления, а также защищать желающих работать за рубежом трудящихся-мигрантов от чрезмерных выплат и вводящей в заблуждение информации. В странах с переходной экономикой наблюдается рост числа частных агентств по набору рабочей силы, зачастую выполняющих функции туристических агентств. Положения и нормы для осуществления мониторинга их работы по-прежнему являются весьма слабыми, а сотрудники органов государственной власти, правоохранительных органов, а также представители работодателей нуждаются в прохождении подготовки с целью повышения уровня своего профессионального поведения в этой области и предотвращения, таким образом, опасности торговли людьми.
Ориентировочные прибыли, связанные с торговлей людьми
Торговля людьми, безусловно, образует поток прибылей, не только для посредников, обеспечивающих перевозку и трансграничное передвижение людей, но также для работодателей, которые эксплуатируют жертв принудительного труда в местах назначения.
Общий объем незаконных прибылей, произведенных за один год подвергающимися принудительной эксплуатации работниками — жертвами торговли людьми, составляет, по оценкам, примерно 32 млрд. долл. США. Половину этой прибыли получают в промышленно развитых странах (15,5 млрд. долл. США) и около одной трети — в Азии (9,7 млрд. долл. США). В глобальных масштабах этот показатель составляет в среднем примерно 13.000 долл. США в год на одного подвергающегося принудительной эксплуатации работника, или 1.100 долл. США в месяц.
Коренные причины торговли людьми
Связь между торговлей людьми и бедностью
В соответствии с теорией миграции принято считать, что трудящиеся-мигранты не принадлежат к беднейшим слоям населения, хотя они могут быть выходцами из очень бедных стран с точки зрения значения показателя ВВП на душу населения. Однако исследования в области торговли людьми раскрывают несколько иную картину. Хотя для осуществления любого миграционного проекта необходим финансовый и общественный капитал?, жертвы торговли людьми не имеют такого доступа к капиталу и поэтому они становятся добычей преступных групп или лиц, которые пользуются их бедностью.
Сноска ? Общественный капитал можно определить как доступ к информации, связанной с вопросами миграции и рынков труда, и к социально-экономическим сетям безопасности за границей (семья, друзья) и другим вспомогательным структурам.

Они в большей степени уязвимы, чем другие мигранты, поскольку они должны занимать деньги у посредников, включая торговцев людьми, до своего отъезда, плохо информированы о наличии легальных возможностей для трудоустройства, могут происходить из удаленных мест и не иметь доступа к социально-экономическим сетям безопасности. Хотя существующие данные о торговле людьми, а также о сопоставимых в международных масштабах уровнях бедности являются предметом споров, считается, что большинство жертв торговли людьми происходят из беднейших стран и беднейших слоев национального населения. Однако бедность можно рассматривать лишь в качестве одной возможной коренной причины в сочетании с другими факторами, такими как дискриминация, коррупция и неэффективно функционирующие рынки труда.
Установлено, что в Европе Албания, Республика Молдова, Румыния и Украина являются важными странами происхождения жертв торговли людьми. Все четыре страны имеют сравнительно высокую долю населения, живущего ниже международного уровня бедности. По информации из базы данных МОТ по вопросам торговли людьми, основанной на опросе 644 возвратившихся домой мигрантов из стран Восточной и Юго-Восточной Европы, жертвами торговли людьми чаще (51%) становятся бедные люди по сравнению с успешными мигрантами, живущими в том же районе (27%).
Страны с большим количеством населения, живущего за чертой бедности, имеют более значительную долю жертв торговли людьми, чем другие страны. Это также подтверждается данными, полученными Бюро ООН по борьбе с наркотиками и организованной преступностью (ЮНОДК) в отношении глобальных масштабов торговли людьми. По информации из базы данных ЮНОДК, основные страны происхождения находятся в менее развитых регионах мира, таких как Африка, Азия и СНГ, в то время как промышленно развитые страны являются конечным пунктом назначения для большинства жертв торговли людьми•.
Сноска • K. Кангаспунта: «Отображение ситуации, касающейся торговли людьми: предварительные выводы анализа базы данных о торговле людьми», в Форуме по проблемам преступности и общества (Нью-Йорк, ЮНОДК), том 3, №. 1 и 2, декабрь 2003, стр. 91-113.

Другой опрос 151 возможного и действительного трудящегося-мигранта из Таджикистана показал, что большинство респондентов и членов их семей жили ниже уровня бедности (измеряемой в показателях месячного дохода на душу населения и стоимости корзины базовых «потребительских товаров» в 64 долл.
По сообщениям социальных работников, особенно сильное давление оказывается на девушек, которым необходимы деньги для подготовки к замужеству, а также на женщин детородного возраста, считающих, что условия в родительском доме являются слишком плохими для того, чтобы там находиться. Они переезжают в городские районы для того, чтобы заниматься переноской грузов на голове, и зачастую подвергаются трудовой и сексуальной эксплуатации. По данным обзора 35 исследований относительно торговли людьми в Нигерии, жертвы, как правило, имеют низкий социально-экономический статус. Многие из них происходят из больших семей и бросили школу из-за финансовых трудностей. Многие девушки имеют профессиональную подготовку, но не могут создать свое небольшое дело из-за отсутствия оборотного капитала. В проведенном при поддержке ЮНИСЕФ исследовании относительно торговли детьми в 11 штатах на юге Нигерии делается вывод о том, что торговля людьми распространена там, где бедность носит эндемический характер.
В Азии результаты исследования МОТ, проведенного в регионе Большого Меконга, также свидетельствуют о наличии тесной связи между стремлением мигрировать из сельских районов и незащищенностью от торговли людьми. Некоторые жертвы, как мужчины, так и женщины, фактически продаются торговцам родственниками или «друзьями», однако большинство становятся жертвами торговли людьми в период добровольной, но плохо подготовленной и осуществляемой при отсутствии информации миграции. Многих детей и молодых женщин, зачастую наивных и малообразованных, склоняют к тому, чтобы покинуть свои родные места в поисках работы. Хотя некоторые из них просто ищут приключений в больших городах и стремятся начать новую жизнь, многие пытаются вырваться из оков нищеты.
Дискриминация – одна из коренных причин торговли людьми
Дискриминация по признаку пола или этнического происхождения также является важным определяющим фактором, лежащим в основе торговли людьми. Исследование МОТ подтвердило широко распространенное мнение о том, что большинство жертв торговли людьми составляют женщины. Результаты исследования, проведенного среди возвращающихся домой мигрантов из стран Восточной и Юго-Восточной Европы, показали, что большинство успешных мигрантов составляют мужчины, а на женщин приходится 58% жертв принудительного труда. Однако доля мужчин среди жертв принудительного труда также высока. Как мужчины, так и женщины — жертвы торговли людьми — указали, что долговая кабала не позволяла им покинуть работу. Однако больше женщин, чем мужчин упомянули о случаях насилия или угроз применения насилия в отношении их семей в качестве основной причины, препятствующей их уходу, в то время как мужчины были в большей степени обеспокоены тем, что на них донесут властям. Существующее положение в области применения принудительного труда, по-видимому, является более опасным для женщин, чем для мужчин.
Женщины более уязвимы, поскольку до миграции их жилищные условия и питание, как правило, намного хуже, чем у мужчин. В очень бедных семьях молодым женщинам и девушкам зачастую предначертано улучшать положение семьи: их направляют на работу за границу или продают непосредственно торговцам людьми. Кроме того, мужчинам легче найти работу за границей, чем женщинам. Женщины, зачастую не обладая достоверной информацией, в большей степени, чем мужчины, пользуются услугами посредников, которые могут вполне оказаться торговцами людьми. В рамках более широких мер в области миграции они также могут подвергаться дискриминации в том смысле, что двусторонние миграционные соглашения, за исключением соглашений о работниках на дому из стран Азии, как правило, охватывают «мужские» профессии.

Связанные с гендерными признаками культурные традиции могут также повышать уязвимость женщин в связи с торговлей людьми. Например, некоторые культурные традиции в республиках Центральной Азии, такие как устраиваемые родителями или принудительные браки молодых женщин и девушек, способствуют росту объема торговли людьми в целях сексуальной эксплуатации. Женщины могут быть также частью сетей торговцев людьми, выдавая себя за друзей или выполняя функции содержательниц притонов, которые заманивают других женщин в ловушки принудительной сексуальной эксплуатации за границей. По данным исследования о торговле нигерийскими женщинами в Италии, когда они прибывают в страну, им заявляют о том, что они должны 50.000-60.000 евро организаторам их поездки. Хотя говорят, что большинство из них заранее знают о том, какой вид работы их ожидает, они, как правило, не имеют представления о реальных условиях и ограничениях, налагаемых на их свободу передвижения. О возмездии сверхъестественных сил упоминается в качестве угрозы в отношении женщин, которые не выполняют приказы и не возвращают свои мнимые долги; с этой целью всех соответствующих женщин и девушек заставляют принимать участие в религиозной церемонии перед отъездом из Нигерии. К угрозам прибегают как в общинах происхождения, так и в общинах назначения.

Необходимо провести больше исследований для того, чтобы лучше понять связи, существующие между дискриминацией, основанной на этническом или национальном происхождении, и торговлей людьми. Практика принудительной эксплуатации, которой подвергаются трудящиеся-мигранты в странах назначения, показывает, как этнические или расовые стереотипы могут усугублять уязвимое положение в основном нелегальных трудящихся-мигрантов. Однако зачастую принудительный труд является частью «этнической коммерческой» структуры. Патриархальные отношения в рамках общины помогают держать работника в повиновении. В Венгрии было установлено, что цыгане из Румынии работали на предпринимателя-цыгана в Венгрии в условиях принудительного труда. Цыганская неправительственная организация сообщила властям об этой практике, попросив их при этом обратить внимание на коренные причины, по которым цыгане становятся жертвами сетей организаций, занимающихся контрабандной перевозкой людей или торговлей ими.
Принудительный труд как результат внутренней миграции и торговли людьми
Принудительный труд может также быть результатом внутренней миграции. В некоторых зарегистрированных случаях жертвы, многие из которых были детьми, сначала были проданы внутри страны до своего направления за границу. Примеры можно обнаружить в странах с переходной экономикой Центральной Азии, где к коренным причинам относятся бедность и плохие условия жизни в родных местах, закрытие предприятий и отсутствие возможностей для получения доходов. В то время, как мужчины уезжают в соседние страны, женщины предпочитают мигрировать внутри страны. В Узбекистане они работают в качестве поденщиц. Они особенно уязвимы к эксплуатации и негуманному обращению, включая принудительный труд. Они не могут зарегистрироваться в городах из-за того, что по-прежнему существует система прописки, унаследованная с советских времен, что создает высокие барьеры на пути внутренней миграции. Они не могут заявить о своих правах, и их часто обманывают при выплате заработной платы, а в некоторых случаях они подвергаются жестокому насилию со стороны работодателя. В Узбекистане имеются зарегистрированные случаи похищения женщин-паденщиц, которых принуждали работать бесплатно или насиловали.
Можно привести другой пример, на этот раз из Африки, где сезонная миграция является нормой в подверженных засухе районах северной Ганы. Молодые женщины и девушки-подростки, хотя они свободно приезжают на рынки Кумаси и Аккры для того, чтобы работать носильщиками, зачастую отдают свой заработок и предоставляют сексуальные услуги владельцам магазинов, которые предлагают им место для ночлега. Возвращающиеся домой мигранты, особенно если они беременны, могут столкнуться с трудностями в процессе их реинтеграции в жизнь своих родных общин.
Связь между обеспечением применения законодательства и защитой жертв
Несмотря на значительный прогресс, достигнутый в области принятия нового законодательства о борьбе с торговлей людьми и принудительным трудом, применение такого законодательства во многих странах еще остается неэффективным. Несмотря на успешно проведенные расследования и совершенствование процесса идентификации жертв, процент возбуждения уголовных дел по-прежнему является незначительным. Особенно это относится к торговцам людьми или работодателям, занимающимся принудительной эксплуатацией труда, а не сексуальной эксплуатацией в коммерческих целях. Неэффективное правоприменение может быть обусловлено отсутствием механизмов защиты жертв, а также неосведомленностью правоохранительных и судебных органов в отношении случаев применения принудительного труда и торговли людьми. Власти могут опираться на противоположные толкования своих собственных законов, особенно в случае возникновения коллизии между применением иммиграционных законов (которые предусматривают немедленную депортацию нелегальных трудящихся-мигрантов) и законов в отношении защиты прав человека и трудовых прав, включая основные права жертв торговли людьми. Наконец, во многих странах основным препятствием на пути эффективного обеспечения применения законодательства является коррупция.
Исследование МОТ о мигрантах из стран Восточной и Юго-Восточной Европы (опрос 644 мигрантов из Албании, Республики Молдовы, Румынии и Украины), возвращающихся домой, показало, что из общего числа жертв принудительного труда, с которыми были проведены собеседования, 52% смогли бросить работу за счет побега, освобождения в результате рейдов полиции или после выплаты долгов. То, что некоторые из них (19% против 62% успешных мигрантов) прекратили ситуацию принудительного труда по своей собственной воле, потому что они «решили уйти», свидетельствует об определенной силе этих жертв. Тем не менее при этом им грозили депортация, потеря заработков или репрессии против них и членов их семей.

Жертвы при нынешних обстоятельствах неохотно сообщают полиции или инспекторам труда о случаях применения принудительного труда, поскольку они опасаются быть депортированными или потерять заработки, которые могли бы им причитаться. Те нелегальные трудящиеся-мигранты, у которых наибольшая вероятность стать жертвами принудительного труда, как правило, вполне осведомлены о том, что они нарушили иммиграционные законы (а в некоторых странах также законы о борьбе с проституцией) и, таким образом, боятся выдать себя властям.
Правоохранительные органы, в свою очередь, недостаточно подготовлены для того, чтобы выявить ситуации возможного применения принудительного труда и начать расследование, за исключением случаев, когда они в основном опираются на показания потенциальных жертв. Хотя многие страны предоставляют определенный уровень защиты идентифицированным жертвам торговли людьми, это осуществляется только при условии, что жертва даст соответствующие показания. В тех случаях, когда законодательство в области борьбы с торговлей людьми по-прежнему сводится к борьбе с сексуальной эксплуатацией, жертвы, как правило, вообще не получают никакой защиты в отношении принудительной эксплуатации труда. Для того чтобы поощрить жертвы предоставлять властям информацию о случаях применения принудительного труда, государства могли бы смягчить наказания мигрантам за нарушение иммиграционных положений (что уже зачастую происходит на практике); расширить сферу охвата существующих программ защиты жертв; и активизировать сотрудничество между поставщиками услуг, правоохранительными органами и социальными партнерами.

В национальных законах и политике существуют отличия в отношении защиты и реинтеграции жертв торговли людьми. Нынешние механизмы защиты в большинстве про-мышленно развитых стран, как правило, охватывают только женщин и детей, являющихся жертвами торговли людьми в целях сексуальной эксплуатации. Некоторые страны, такие как Соединенные Штаты и Италия, уже внесли изменения в свое законодательство, чтобы также защищать жертв торговли людьми, подвергающихся трудовой эксплуатации и принудительному труду. Все более широкое распространение получает мнение о том, что всем жертвам торговли людьми должен быть предоставлен период времени для размышлений, после чего им выдается временный вид на жительство в том случае, если эти жертвы желают дать показания в суде. Однако в этих мерах не учитывается отсутствие альтернативных вариантов, с которым может столкнуться жертва после депортации. Итальянское законодательство, например, выходит за эти рамки, предусматривая предоставление защиты независимо от рассмотрения дел в судах. Временный вид на жительство обеспечивает доступ к услугам в области здравоохранения и образования, а также к регулируемому в соответствии с законодательством рынку труда.
Необходимость принятия профилактических мер и повышения качества управления процессом миграции
Несмотря на значительные средства, направляемые на борьбу с торговлей людьми в Юго-Восточной Европе, недавний анализ воздействия принятых мер показал, что сделано весьма мало для того, чтобы не допускать попадание мигрантов в руки торговцев людьми. Помимо проведения кампаний по информированию общественности, зачастую ограниченных вопросами продажи женщин в целях сексуальной эксплуатации, это предполагает необходимость разработки комплексных стратегий, которые рассматривают торговлю людьми как одно из последствий неэффективного управления процессами миграции. Многие страны происхождения в Юго-Восточной Азии добились значительного прогресса в этом направлении, и другие регионы могут воспользоваться их опытом.
В Протоколе о торговле людьми (п. 2 ст. 9) перечислены некоторые профилактические меры, которые обязаны предпринимать государства-участники, такие как исследования, сбор и распространение информации, проведение кампаний в СМИ и осуществление социально-экономических инициатив. Необходимость в принятии профилактических мер также признается в ряде важных региональных программных документов. В Европе, например, в Плане действий ОБСЕ предусматривается, в частности, проведение экономической и социальной политики, направленной на устранение коренных причин торговли людьми?.
Сноска ? Решение Постоянного совета ОБСЕ № 557. План действий ОБСЕ по борьбе с торговлей людьми, DEC/557, 24 июля 2003, стр. 8-10.

Группа экспертов по вопросам торговли людьми, учрежденная Европейской комиссией, рекомендует проведение более целенаправленных кампаний по информированию общественности, повышение уровня профессиональной подготовки, применение более эффективных методов административного контроля, таких как мониторинг деятельности частных агентств по найму рабочей силы, которые являются частью той среды, в которой совершаются преступления, связанные с торговлей людьми.
Рассмотрение проблем, связанных с торговлей людьми, в более широком контексте вопросов миграции может привлечь внимание к мерам, необходимым для принятия долгосрочных решений?.
Сноска ? Для получения более подробной информации см.: За справедливое отношение к трудящимся-мигрантам в глобальной экономике, Доклад VI, Международная конференция труда, 92-я сессия, Женева, 2004.

В странах происхождения к ним могут относиться: разработка четкой и согласованной миграционной политики; повышение качества функционирования административных служб и учреждений по вопросам миграции; подготовка двусторонних трудовых соглашений, обеспечивающих каналы для регулируемой миграции, особенно для женщин-мигрантов; создание системы информации о рынках труда, содержащей данные о рабочих местах внутри страны и за рубежом; широкое использование типовых контрактов о работе по найму; более эффективная политика в области занятости и профессиональной подготовки и более широкие возможности для женщин; и, наконец, мониторинг деятельности частных агентств занятости. Аналогичным образом, страны назначения могут пересмотреть свою миграционную политику, зачастую основанную на репрессивных мерах, а не на аспектах спроса, что предусматривает более упорядоченную трудовую миграцию. Одновременно существует необходимость в обучении сотрудников правоохранительных органов и учреждений рынка труда методам осуществления более эффективного мониторинга незащищенных рынков труда в тесном сотрудничестве с социальными партнерами и организациями трудящихся-мигрантов с целью предотвращения эксплуатации и злоупотреблений. Работодатели могут играть более важную роль в предотвращении торговли людьми посредством соблюдения и распространения норм достойного труда на свое поведение в области найма рабочей силы и предпринимательской деятельности.
При оценке воздействия режимов миграции на торговлю людьми и принудительный труд, было бы полезно сопоставить сравнительно жесткий режим (такой, как в странах Шенгенской зоны Европейского союза) с более либеральным подходом (таким, как в Турции). Иммиграционные правила влияют на сферу охвата положений, регулирующих законный въезд, работу и проживание. В Турцию, например, граждане стран СНГ могут въезжать как туристы, однако существуют ограничения в отношении приема на работу. Имеются определенные данные, свидетельствующие о том, что, несмотря на документально зарегистрированные случаи злоупотреблений в отношении трудящихся-мигрантов, сети торговли людьми и контрабандной перевозки рабочей силы играют значительно менее важную роль в Турции, чем в странах Шенгенской зоны.

Однако менее жесткие условия въезда в страну не обязательно влекут за собой предоставление права на работу или проживание. По данным исследования МОТ, многие жертвы принудительного труда легально въезжают в страну и просто остаются там после истечения срока действия визы. Поэтому принудительный труд также связан с незаконным приемом на работу трудящихся-мигрантов, а также с неэффективным мониторингом рынков труда. Большинство государств-членов МОТ применяют санкции против иностранцев, которые работают на нелегальной основе, причем санкции варьируются от штрафа или тюремного заключения до принудительной депортации, включая установление запрета на въезд в страну в течение ряда лет. Поэтому страх перед доносом властям представляет собой реальную угрозу для нелегальных трудящихся-мигрантов. Однако применение этих мер остается довольно неэффективным, в результате чего большое число нелегальных трудящихся-мигрантов проживает во всех странах и, прежде всего, в крупных промышленно развитых странах.

Для того чтобы предотвратить эксплуатацию нелегальных трудящихся-мигрантов и компенсировать дефицит рабочей силы, Италия и Испания предпочли осуществлять программы по урегулированию статуса. Турция недавно приняла закон, который направлен на урегулирование статуса иностранных рабочих?, в то время как США и Российская Федерация вплотную рассматривают вопрос об амнистировании нелегальных трудящихся-мигрантов. Хотя такие меры не составляют четко выраженные аспекты превентивных стратегий борьбы с торговлей людьми, они имеют последствия для вероятных и действительных жертв практики принудительного труда. Однако кампании за урегулирование статуса должны тщательно планироваться во избежание случайных побочных эффектов.
Сноска ? Закон № 4817 от 23 февраля 2003 г. о выдаче разрешений на работу иностранцам.

Проблемы безопасности

 

Дмитрий Зеркалов

Тигипко: «Власть – это не владение заводами, морями, пароходами, а эффективное управление чужой «государственной» собственностью в свою пользу под крышей Президента.»