ПРИНУДИТЕЛЬНЫЙ ТРУД И ГЛОБАЛЬНАЯ ЭКОНОМИКА: ВОПРОСЫ ПОЛИТИКИ

К оглавлению
Исследования и мероприятия, проведенные за последние годы, позволили лучше понять характер принудительного труда в его различных формах, пробелы в законодательстве и политических структурах по борьбе с ним, его причины, его воздействие на различные социальные группы, а также связи между принудительным трудом и такими приоритетными проблемами, как сокращение масштабов бедности, содействие обеспечению равноправия и урегулирование социальных аспектов глобализации.
В первом глобальном докладе о принудительном труде торговля людьми в целях принудительной эксплуатации труда изображалась как «оборотная сторона» глобализации. С тех пор более широкая база знаний проливает дополнительный свет на наличие связей между принудительным трудом и различными аспектами глобализации, включая обострение глобальной конкуренции, миграцию и дерегулирование рынков труда.

Принудительный труд, связанный с торговлей людьми, является одним из наиболее явных провалов в деятельности рынков труда и даже в функционировании системы глобального руководства в области удовлетворения потребностей, возможно, самых уязвимых и наименее защищенных людей в сегодняшнем мире. Хотя сама по себе торговля людьми ни в коей мере не является новой проблемой, механизмы такой торговли людьми, действительно, приводят к возникновению новых крупных проблем для мирового сообщества. Однако было бы неразумно проводить слишком жесткое разграничение между старыми и новыми проблемами. Закабаленные работники временами принудительно привлекаются к работе в различных отраслях промышленности при помощи разных механизмов попадания в долговую кабалу, поскольку некоторые беспринципные работодатели чувствуют возможность для эксплуатации этого источника дешевой и уязвимой рабочей силы. Работники — жертвы торговли людьми как в промышленно развитых, так и в развивающихся странах также попадают в кабальную долговую зависимость. А возникновение новых форм принуждения к труду в некоторых странах с переходной экономикой в Восточной Азии и в других регионах можно частично объяснить становящимися глобальными тенденциями, когда работодатели в зарождающемся частном секторе предпринимают отчаянные попытки превратить в капитал возможности мирового рынка путем максимальной эксплуатации дешевой и зачастую незащищенной рабочей силы.

Сейчас становится более очевидным тот факт, что воздействие конкуренции может оказывать негативное влияние на условия занятости и в своем крайнем проявлении может привести к применению принудительного труда. С учетом глобального давления на поставщиков в направлении сокращения издержек при помощи любых имеющихся средств, розничные торговцы и посредники могут воспользоваться острой конкуренцией между поставщиками для того, чтобы выжать из них прибыль. Многим поставщикам платят за их продукцию такую цену, которая едва позволяет им обеспечить свою безубыточность. Если они хотят получить прибыль, то они должны еще больше сократить издержки на рабочую силу. Поставщики с эффективностью затрат ниже среднего уровня подвержены банкротствам, и небольшое сокращение издержек на рабочую силу может оказать значительное влияние на получение прибыли.

Поставщики могут переложить бремя расходов на подрядчиков по набору работников, требуя от них предоставления рабочей силы по столь низкой цене, что это повышает вероятность применения принудительных методов труда. Действительно, имеются некоторые данные, свидетельствующие о том, что именно это и происходит, когда подрядчики соглашаются на столь низкое вознаграждение за одного рабочего, что уже невозможно соблюдать положения национального законодательства. В одном случае в Соединенном Королевстве подрядчик по набору рабочей силы поставлял южноафриканских рабочих компании по упаковке фруктов, которая, в свою очередь, являлась поставщиком многих ведущих розничных торговцев. Этому подрядчику платили почасовое вознаграждение за одного работника, более низкое, чем вознаграждение, которое, по данным председателя Ассоциации поставщиков рабочей силы (АПРС), было необходимо просто для того, чтобы покрыть расходы любого подрядчика, который соблюдает законодательство.
Во многих странах это стремление к снижению издержек сопровождается двумя другими тенденциями, способствующими практике принудительного труда: ростом числа трудящихся-мигрантов и дерегулированием рынков труда, что может стирать границы между реальной и неформальной экономикой. Трудящиеся-мигранты могут быть более уязвимыми к ситуациям, связанным с применением принудительного труда, просто потому, что они и их семьи потеряют больше, чем приобретут в случае уведомления об этих ситуациях властей. Кроме того, дальнейшее дерегулирование рынков труда и разукрупнение служб инспекции труда способствовали широкому распространению незарегистрированных агентств, которые могут действовать за пределами сферы контроля любых государственных органов.

Что касается институтов рынка труда, то следует проанализировать деятельность как организаций, занимающихся вопросами набора и трудоустройства рабочей силы, так и тех организаций, в обязанности которых входит защита трудящихся от негуманных методов обращения. За последние десятилетия наблюдается общая тенденция к ликвидации государственной монополии в области трудоустройства, что подготавливает почву для возникновения частных агентств занятости, которые зачастую считаются более эффективными. Но выявляются случаи применения принудительного труда, причем опять как в развивающихся, так и в развитых странах, где ослаблен контроль за деятельностью таких агентств. Организационные формы агентств, которые в определенном отношении ассоциируются с применением принудительного труда и эксплуатацией, варьируются от состоящих из одного лица предприятий и посредников в сельских районах Латинской Америки или Азии до не охваченных регулированием предприятий в Центральной и Восточной Европе, которые могут выполнять функции туристических бюро и бюро занятости. Ликвидация такой практики представляет собой крупную проблему для организаций работодателей во всем мире, а также для профсоюзов. Одним из путей решения этой проблемы является саморегулирование, осуществляемое группами работодателей, в рамках одного из подходов к решению этой проблемы, за счет соблюдения минимальных норм и исключения из своих рядов или лишения соответствующих полномочий любого агентства занятости, которое их нарушает. Однако в случае совершения более серьезных нарушений настоятельно необходимо применять более жесткие санкции.

В развивающихся странах также необходимо проводить более детальные исследования в отношении договоров о выполнении подрядных работ, преобладающих в неформальной экономике, для установления того, существуют ли в значительных масштабах проблемы в отношении принудительного труда и долговой кабалы, и, если эти проблемы имеют место, то в каких областях. Исследование, проведенное в странах Африки, расположенных к югу от Сахары, свидетельствует о том, что долговая кабала и принудительный труд могут преобладать среди уличных торговцев в городских центрах, среди рикш, и других лиц, которые иногда вынуждены передавать свои удостоверения личности своим поставщикам. Если они не соблюдают графики погашения долгов за предоставленные товары, то они обязаны либо отработать без оплаты (например, ночным сторожем или домашней прислугой), либо пересмотреть условия погашения долга — взять дополнительные «авансы» и, тем самым, действительно, оказаться в долговой кабале в связи с все возрастающим бременем непогашенного долга.
Ортодоксальная экономическая теория предусматривает постепенную отмену положений о регулировании рабочей силы с целью обеспечения более плавного и гибкого функционирования рынков труда. Парадоксально, но именно это дерегулирование приводит к образованию одного из наихудших дефектов рынка труда. С чисто экономической точки зрения, принудительный труд является одним из дефектов рынка труда, поскольку он нарушает ключевые условия для эффективного функционирования рынков труда, а именно, свободу трудящихся осуществлять свой выбор и получать достаточное вознаграждение за свободно выбранную работу. Право пользоваться этой свободой имеет такое же существенное значение для эффективных рынков труда, как права собственности для эффективных товарных рынков. Но в целях настоящего доклада, термин «дефект рынка труда» может использоваться в более широком смысле, как совокупный провал рынков, учреждений и положений в области рынков труда в отношении обеспечения либо более эффективных, либо более справедливых результатов.

Всегда будет существовать необходимость в применении двойных подходов, сочетающих «пряник» и «кнут», правоприменительные и профилактические меры, затрагивающие структурные причины возникновения принудительного труда, а также отдельные стороны, применяющие этот труд. Частью решения этой проблемы всегда должно быть совершенствование процесса исполнения законодательства на основе четких правовых рамок. Но было бы нереалистичным считать, что сосредоточение усилий только на применении законодательства, нацеленных на ограниченное число работодателей, извлекающих прибыль от эксплуатации труда, может устранить уходящие вглубь структурные проблемы. Игнорирование необходимости создания четких регламентирующих рамок в отношении практики принудительного труда на том довольно сомнительном основании, что это могло бы сдерживать ориентированный на рынок рост и развитие экономики, явилось бы неприемлемо слабым ответом на существующую проблему современного принудительного труда.
Там, где имеются национальные планы действий по борьбе с принудительным трудом, представляется очевидным, что такой подход имеет всестороннюю направленность.

Участники переговоров по заключению многосторонних и двусторонних соглашений могут играть важную роль в создании стимулов к достижению глобализации, свободной от принудительного труда. Потребители также играют центральную роль в обеспечении применения более высоких трудовых норм во всем мире. В условиях глобализации, время, в течение которого применение принудительного труда в звеньях производственной цепочки можно скрывать от мировой общественности, быстро сокращается, поскольку объем информации об условиях труда в различных районах мира возрастает многократно. Потребители в Нью-Йорке и Париже хотят знать, откуда поступили их одежда, сахар или помидоры, в каких условиях они были произведены, а производители все лучше понимают, что в их коммерческих интересах искоренить принудительный труд во всем мире.
Растущее число торговых соглашений, в которых делаются ссылки в отношении принудительного труда и других трудовых норм, свидетельствует о том, что участники торговых переговоров стремятся рассматривать эти вопросы. Североамериканское соглашение о сотрудничестве в области трудовых отношений (НААЛК), подписанное в 1993 году, было принято как дополнительное в рамках Североамериканского соглашения о свободной торговле (НАФТА); в последующих двусторонних торговых соглашениях с участием США запрещение принудительного труда и другие нормы упоминались в их основных текстах. Орган по содействию развитию торговли, создание которого было одобрено Конгрессом США в 2002 году, также обратился к правительству США с просьбой обеспечить, чтобы во всех проводимых им торговых переговорах страны-участники соблюдали свое трудовое законодательство, а также ключевые трудовые нормы МОТ.15 Различные соглашения в рамках Общей системы преференций (ОСП) как стран Европейского союза, так и США предусматривают снижение тарифов на импорт из развивающихся стран при условии, что они соблюдают целый ряд требований, включая запрет на принудительный труд. В ОСП ЕС сейчас в прямой форме упоминаются Конвенции МОТ 29 и 105, а также все основополагающие конвенции, охваченные Декларацией МОТ 1998 года об основополагающих принципах и правах в сфере труда.

Наряду с такими двусторонними торговыми соглашениями, ряд промышленно развитых стран оказывает финансовую и техническую помощь в совершенствовании трудового законодательства и его применении. Сама МОТ получает существенные ресурсы на обеспечение технического сотрудничества в этой сфере. Абсолютно необходимо, чтобы страны, которые наглядно демонстрируют смелость и политическую волю перед лицом новых форм применения принудительного труда, не подвергались за это наказанию. Действительно, исследования и информирование общественности по этим вопросам, по всей вероятности, позволят собрать конкретную информацию о принудительном труде, что не должно наносить ущерб торговым переговорам. Правительства в странах-импортерах будут извещены о применении санкций или наложении штрафов только в случаях постоянных или систематических неудач в области политики, а не в связи с отдельными случаями принудительного труда. Будет весьма огорчительно, если правительства будут вынуждены отрицать или скрывать случаи применения принудительного труда из-за опасения подвергнуться торговым или иным санкциям или из-за опасения, что более достоверная информация о применении принудительного труда может сорвать торговые переговоры. Положения в торговых соглашениях должны стимулировать принятие собственных национальных стратегий борьбы с принудительным трудом и, конечно, устранять любую возможность того, что такая информация будет скрываться из-за опасения, что это может быть использовано в протекционистских целях.

Проблемы безопасности

 

Дмитрий Зеркалов

Тигипко: «Власть – это не владение заводами, морями, пароходами, а эффективное управление чужой «государственной» собственностью в свою пользу под крышей Президента.»