Уголовным правом по атеизму

К оглавлению "Актуальные темы"
К оглавлению "Аналитика. Политика"

Совсем недавно в Хабаровске по заявлению студентов индустриально-экономического колледжа краевой прокуратурой возбуждено уголовное дело против преподавателя философии колледжа Владислава Радченко. Обвинение предъявлено по части 2 статьи 136 УК РФ за нарушение конституционных прав граждан в части их религиозной принадлежности, совершённое с использованием служебного положения.

Наука нуждается в материалистическом мировоззрении, а в случае экспансии религиозного, по своей сущности иррационального и антинаучного, сознания нуждается в защите государства.

Суть дела заключается в следующем. Преподаватель-атеист, будучи убеждён в том, что верующие люди не могут познать философии, предупредил верующих студентов, что они не смогут сдать ни зачёта, ни экзамена по его дисциплине.

Политика, которую Российское государство проводит в отношении церкви, весьма непоследовательна и порой маловразумительна, в результате чего конфликты между верующими и атеистами становятся всё более частыми и острыми.

Конституция РФ каждому гражданину гарантирует свободу совести, включая его право исповедовать «любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними». Конституция гарантирует права не только верующих, но и атеистов! Их свободу совести, их право не исповедовать никакой религии, их право «свободно выбирать, иметь и распространять» свои атеистические убеждения и «действовать в соответствии с ними». Соблюдена ли Конституция в случае с В. Радченко, которого осторожная администрация колледжа поспешила до окончания уголовного дела отстранить от учебного процесса?

Нам никак не удаётся провести чёткую разграничительную линию между конституционными принципами «светского» характера государства и «свободой совести» верующих граждан. Корни этой политики уходят в начало 90-х годов прошлого столетия, когда после крушения советских мифов о социализме и коммунизме, сопровождавшегося общим падением нравов, новая, по сути антисоветская и демократическая по форме, государственная власть стала искать для себя в постсоветском обществе новые идеологические подпорки.

Затянувшиеся и, главное, бесплодные поиски в те годы новой «национальной идеи», способной заменить прежнюю государственную идеологию, и усилившееся в условиях по-российски «дикого» капитализма моральное разложение общества вынудили власть искать идеологического союзника в виде религиозного сознания, стоящего на страже основных норм морали и, следовательно, Церкви. К тому же в сравнении с прежним, советским, периодом нашей истории, где влияние Церкви и религии было сведено к минимуму, такой шаг новой власти выглядел естественным и приносил ей политические дивиденды. При этом об атеизме и атеистах словно забыли и ничего не сделали, чтобы обеспечить их права. Прежде всего право на материалистическое мировоззрение и на научный поиск.

В мировой истории общественного сознания атеизм – не более чем реакция просвещённого ума на теизм, на всякое богословское учение, которое, отказывая разуму человека в способности познать и освоить окружающий его мир, отсылает людей к Богу, Творцу. Так было в Новое время, когда эпоха Просвещения, так или иначе пройденная всеми европейскими странами, где на протяжении Средневековья господствовало религиозное мировоззрение, привела в конце концов к признанию светского характера государства и отделению от него Церкви. Так происходит и сегодня, когда всякая попытка отделённой от государства Церкви усилить, используя институты светского государства, своё влияние на общество неизбежно встречает естественное сопротивление атеистически мыслящей части граждан.

Можно вспомнить, как в 2008 году итальянские студенты-атеисты устраивали марши протеста против инициатив нынешнего главы Ватикана, направленных на усиление влияния религиозного сознания в университетах страны.

Не менее показательной является следующая история. Британская журналистка Эриан Шерин, возмущённая рекламой религиозного сайта на лондонском автобусе, которая сопровождалась надписью о том, что неверующие будут гореть в аду, решила собрать деньги и устроить ответную кампанию по пропаганде атеизма. Журналистку поддержали «Британская ассоциация гуманистов» и хорошо известный за пределами Англии естествоиспытатель профессор Ричард Доукинз. Организаторы акции, провозгласив, что «атеисты хотят светское государство, светскую школу и светское правительство», заявили о сборе 5,5 тысячи фунтов на то, чтобы атеистическая надпись «ездила» на автобусах Лондона в течение 4 недель. Однако уже в первые сутки акцию поддержало огромное количество частных лиц и организаций, пожертвовавших в пользу атеизма 47 тысяч фунтов.

Эта «автобусная» история ещё раз показала, что совсем не случайно англичане считаются одним из наиболее свободомыслящих народов. И не по причине ли свободомыслия англичан материалистическое мировоззрение уже в новое время наиболее глубоко проникло в их сознание, обеспечив опережающее по отношению к другим европейским народам развитие естественных наук, промышленной революции и, наконец, индустриального общества?

За полтора десятка лет постсоветской истории, когда при активном участии по-российски светского государства в лице политиков и чиновников разного уровня и масштаба в стране рос и продолжает расти авторитет религиозных учений и церквей, атеистически мыслящая, профессионально занятая в науке, и образовании прежде всего, часть общества сопротивлялась этому процессу как могла. Без поддержки государства, благодаря только инициативам отдельных граждан у нас появились атеистические издания вроде журналов «Здравый смысл» и «Скепсис». В Мировой паутине сформировалось сообщество отечественных атеистов.

Конечно, в истории мировой мысли немало примеров, когда люди, знакомые с религиозными учениями, отчасти даже разделявшие их, совершали подлинные научные открытия. Но делали они это не благодаря своим религиозным воззрениям, а вопреки таковым, преодолевая в себе веру в Творца и принимая и изучая мир таким, каков он есть в действительности.

Летом 2007 года 10 академиков, включая двух нобелевских лауреатов, обратились к президенту страны с письмом против инициатив Церкви, направленных на преподавание в школе курса «основы православной культуры» как обязательного предмета и включение теологии в перечень научных специальностей Высшей аттестационной комиссии. Однако государство уклонилось от прямого ответа. Из числа государственных мужей фактически никто не разделил обеспокоенности авторов «академического» письма относительно запланированного РПЦ вторжения в сферу образования и науки светского государства. Наоборот, ряд депутатов Государственной Думы и членов Общественной палаты при президенте РФ публично осудили этих достойных и бескорыстных людей.

Конечно, формально академики были отчасти неправы, обращаясь непосредственно к президенту страны, который как гарант прав всех граждан не мог взять на себя единолично решение спора между Церковью и той областью общественной жизни, за которую со стороны государства отвечает в первую очередь Министерство науки и образования. Но обращение академиков было, думается, продиктовано убеждением, что президент как гарант Конституции обязан охранять «светский» характер государства, а с ним и право граждан на атеистическое мировоззрение не меньше, чем право на религиозные взгляды и убеждения.

Точно так же не прав и преподаватель В. Радченко нельзя преподавателю под страхом несдачи зачёта или экзамена требовать от студентов отказа от их религиозных убеждений и перехода на позиции атеизма. Он не прав даже по существу своей дисциплины, поскольку наряду с материалистической философией есть идеалистическая философия. Более того, русские мыслители второй половины XIX – начала XX века особенно преуспели в религиозной философии.

Но преподаватель В. Радченко прав в другом – без атеизма нет материализма. А без материалистического мировоззрения нет (и не может быть) никакой науки в современном значении этого слова как точного для существующих исторических условий познания, предельно точного знания о действительности. Но только такое знание, исходящее из опыта людей и им же, опытом, проверяемое, обеспечивает в отличие от всех других форм сознания и познания (морали, религии и даже философии) единство теории и практики. Только такое знание обеспечивает то, что называется «научно-техническим прогрессом», и помогает создавать более безопасные и более комфортабельные условия существования людей.

Не Бог, а наука помогает человеку освобождать и добывать из природы энергию, строить тепловые, электрические или атомные станции, осваивать космос и т.п. Не Бог, а наука дала человеку современные, от автомобилей до реактивных самолётов, средства передвижения. Не Бог, а наука дала ещё 20 лет назад никому не известные средства связи – от мобильных телефонов до Интернета. Всеми этими достижениями науки, между прочим, священнослужители пользуются охотно и постоянно.

Но наука, повторим, нуждается в материалистическом мировоззрении, а в случае экспансии религиозного, по своей сущности иррационального и антинаучного, сознания нуждается в защите государства. Если, конечно, государство разделяет мечты и надежды населения о конкурентоспособности страны в настоящем и будущем, о развитии передовых технологий и т. п.

Не с религией и не с церковью боролись десять академиков, выступая против воцерковления молодёжи, а против стремления использовать образование и науку для распространения через государственные институты религиозных, антинаучных догм. Академики пеклись о будущем России.

История с преподавателем В. Радченко доказывает одно: власть обязана внести ясность в раскалывающий общество вопрос и определить правила «игры» в науку и образование. Министерство образования и науки обязано для государственных образовательных и научных учреждений ввести диалектико-материалистические стандарты, в которых аккумулирован весь опыт человеческого познания окружающего нас мира.

Верующая молодёжь, как и их родители, должны знать и понимать, что в современном мире государственное образование не может не быть светским. Что это образование обязано давать учащимся, студентам научное (и только научное) знание, которое изначально питается материалистическим мировоззрением и пропитано им насквозь. Дальнейший выбор – дело совести и свободы выбора каждого гражданина.

P.S. «Академики пеклись о будущем России», – пишет наш автор. Но разве не о том же думают деятели Церкви, стремясь вернуть в нашу жизнь отринутые и забытые нормы морали и нравственности?

«Только такое (материалистическое) знание обеспечивает то, что называется «научно-техническим прогрессом» и помогает создавать более безопасные и более комфортабельные условия существования людей», – убеждён автор статьи. Но разве не показала эпоха духовного развала, что жизнь людей не может быть безопасной, если общество поражено злобой, взаимной ненавистью, отсутствием высоких авторитетов, навязываемым нежеланием отличать добро от зла?

Наше нынешнее положение слишком шатко и опасно, чтобы мы могли позволить себе отказаться как от духовного и нравственного опыта, которые несёт в себе религия, так и от научных достижений.

Неужели они категорически враждебны и противопоставлены друг другу? Но ведь хорошо известно, что многие выдающиеся учёные считали себя людьми верующими. А церковь давно уже не считает науку дьявольским занятием.

Стремление верить – одно из неотъемлемых свойств человеческой натуры. Всё, что связано с Богом, важнейшая, невычленяемая часть человеческой культуры. В отношении к религии нельзя забывать об этом.

А что касается скандала в Хабаровске, то это просто случай, когда люди бессмысленно перегибают палку. И преподавателю философии стоило бы помнить, что религиозной была вся великая русская философия начала ХХ века. И потому его дело проверять уровень знаний своих студентов, их способность мыслить, а не ставить на них заранее клеймо безнадёжных. Но нелепо и заводить по этому поводу уголовное дело.

В опасности ли атеизм и наука? Атеизму, на наш взгляд, ничего не угрожает. А вот российская наука переживает весьма тяжёлые времена. Вот только Церковь тут ни при чём…

Литературная газета http://www.lgz.ru/article/8813/
Вадим Мухачев

Проблемы безопасности

 

Дмитрий Зеркалов

Тигипко: «Власть – это не владение заводами, морями, пароходами, а эффективное управление чужой «государственной» собственностью в свою пользу под крышей Президента.»