Сергей Хрущев

К оглавлению "Актуальные темы"
К оглавлению "Аналитика. Политика"

Сын экс-первого секретаря ЦК КПСС и председателя Совета Министров СССР Никиты Сергеевича Хрущева Сергей ХРУЩЕВ: «Брежнев предложил председателю КГБ Семичастному: «Давай Хрущеву авиакатастрофу устроим», а когда тот отказался, вновь к нему обратился: «Может, его отравим?»

Исполнилось 115 лет со дня рождения одного из наиболее прогрессивных и харизматичных лидеров СССР

Имя 73-летнего Сергея Хрущева вспоминают сегодня на постсоветском пространстве зачастую ради того лишь, чтобы лишний раз укорить американским гражданством: мол, знал бы отец... Сергей Никитич, который с 1991-го живет в США, но при этом регулярно читает российскую прессу и смотрит российские телеканалы, к уколам «доброжелателей» относится спокойно, правда, однажды все же признался: «Быть сыном лидера трудно».

Ему было 20, когда отец пришел к власти, он окончил Московский энергетический институт, когда фамилия Хрущев могла обеспечить ее обладателю все радости жизни: от стремительной карьеры до обожания девушек, но Сергей выбрал конструкторское бюро Владимира Челомея, где участвовал в разработке крылатых и баллистических ракет, создании спутника и ракеты-носителя «Протон». Кстати, самая высокая должность, которую сын советского лидера там занимал, — заместитель начальника отдела: он не поддался настойчивым уговорам подхалимов создать собственное КБ...

Утром 15 октября 1964 года смещенный с постов первого секретаря ЦК КПСС и председателя Совета Министров СССР Никита Сергеевич Хрущев проснулся пенсионером союзного значения, и, естественно, этот день изменил и жизнь его сына. Смириться с тем, что в памяти народной отец останется этаким сталинским шутом и малообразованным чудаком-кукурузником из анекдотов, каким его пытались представить бывшие соратники и их подручные, Хрущев-младший, слава Богу, не смог — таких бы детей каждому.

Сергей Никитич осознает, что Никита Сергеевич мог прожить на несколько лет дольше, по-стариковски копаясь на огороде и радуясь детям да внукам, тем не менее о том, что подбил отца заняться мемуарами, не сожалеет. По четыре-пять часов, изо дня в день опальный лидер диктовал свои воспоминания — километры магнитофонной пленки, а помогал ему в этом сын, который при жизни отца сумел отредактировать 1400 машинописных страниц.

Сегодня трудно уже объяснить, почему на этот литературный труд так ополчились преемники. Возможно, убедившись, что будущее изменить трудно, а настоящее — еще труднее, они принялись за самое легкое — переписывание прошлого, а воспоминания Хрущева связывали им руки. Возможно, опасались характеристик, которые мог дать им этот грубоватый, прямолинейный, но способный буквально припечатать словесно курский удивительный самородок... В общем, если бы не Сергей Никитич, все записи еще при жизни автора были бы изъяты, уничтожены или похоронены так глубоко, что уже не достать, однако... Как этому сдержанному, интеллигентному человеку, который на людях никогда не перечил отцу, удалось обвести вокруг пальца всевидящий КГБ и переправить мемуары за рубеж — история отдельная, и поверьте, перед ней меркнут приключения голливудских шпионов и суперменов.

Первая книжка вышла на английском, и Никита Сергеевич успел увидеть ее незадолго до смерти, а вскоре на полке его сына появились издания на немецком, французском, итальянском, японском, турецком — на 15 языках. В них Хрущев предстал перед миром лидером, который вывел свою страну из сталинского штопора, заложил первые ростки демократии и — страшное дело! — стал употреблять прежде невозможное на устах советского руководителя слово «прибыль»...

На русском языке полное четырехтомное произведение «Никита Хрущев вспоминает» появилось только в 1999-м — спустя 35 лет после того, как его автор был отправлен на пенсию... Чтобы ничто не отвлекало от работы над отцовскими мемуарами, Сергей Никитич, к тому времени Герой Социалистического Труда, лауреат Ленинской премии, доктор технических наук, профессор, заместитель генерального директора НПО «Электронмаш», освободил в 1990-м свой пост и полностью погрузился в историю, о которой может судить не только как исследователь, но и как очевидец.

Сожалеет он об одном: что на Западе Никита Сергеевич куда популярнее, чем у себя на родине, но вопреки распространенному мнению Хрущев-младший от российского паспорта не отказался и с родиной, которая так к их семье несправедлива, не расплевался. В частности, участвовать в одних мероприятиях с предателем — экс-генералом КГБ Калугиным отказывается наотрез...

Говорят, за наши грехи Провидение наказывает не нас самих — бьет по детям, потому что видеть это родителям, особенно высокопоставленным и преуспевшим, несравнимо больнее. Не знаю, можно ли рассматривать примеры обратные как вознаграждение за достойную жизнь, но очевидно: Сергей Хрущев самодостаточен, неординарен и вызывает уважение сам по себе. Остается только догадываться, что сказал бы скупой на похвалу Никита Сергеевич своему сыну, если бы вдруг сегодня они встретились...

Проблемы безопасности

 

Дмитрий Зеркалов

Тигипко: «Власть – это не владение заводами, морями, пароходами, а эффективное управление чужой «государственной» собственностью в свою пользу под крышей Президента.»