Информационная война и ее последствия для России

К оглавлению "Актуальные темы"
К оглавлению "Аналитика. Политика"

Резкое обострение глобальных противоречий во всём мире вызвало появление целого ряда принципиально новых угроз для человечества, особое место среди которых занимают информационные войны.

В сегодняшних войнах людей не убивают, их программируют». Эта фраза было сказана одним из ведущих теоретиков по проблемам информационных войн и как нельзя лучше показывает мрачные перспективы, уготованные человеческому сообществу в случае дальнейшей эскалации таких войн. На рубеже 21-го века Россия оказалась главным объектом нападения со стороны информационного агрессора и поэтому мы должны правильно оценить причины и последствия этого нападения, повлёкшего за собой важные изменения в жизни нашего общества. Анализу таких причин и посвящён предлагаемый ниже материал.

Ещё в начале прошлого века в монографии «Всеобщая организационная наука» нашим соотечественником А.Богдановым были разработаны принципы управления государством с точки зрения теории сложных систем. Впоследствии эти принципы легли в основу ведения организационных войн и были успешно использованы для расшатывания и уничтожения управляющих структур СССР. В отличие от организационных войн, информационные войны были известны гораздо раньше и использовались для воздействия, как на индивидуальное, так и на массовое сознание людских сообществ. Несмотря на некоторые различия в целях и методах ведения того и другого типов войн, у них есть одно сходство. Обе войны являются агрессивными, т.е. подразумевают атакующие действия. Кроме того, в силу того, что оба типа войн носят скрытый характер, часто бывает сложно отделить их друг от друга или определить, где начало одной и конец другой. Легче всего это сделать ретроспективно. Так, например, многие аналитики считают, что развал СССР в 1991 году явился, в большей степени, следствием массированной организационной войны, а затем, когда цель была успешно достигнута, эта война в значительной степени перешла в информационную. Перейдём к анализу механизмов, лежащих в основе информационных войн.

Выступая в начале 80-х годов прошлого столетия на одном из заседаний Бильдербергского клуба, один из ярых противников России З. Бжезинский сказал: «Важно не то, что происходит на самом деле, а то, как это воспринимает общество». Пожалуй, в этой ключевой фразе заложен главный смысл понятия «информационная война». С тех пор прошло не так много времени и эти слова воплотились в конкретных информационных технологиях.

В результате применения таких технологий населению России была навязана искусственно созданная модель общественного сознания, а проще говоря, произошла подмена реальности некой иллюзией. Главным объектом нападения в информационной войне явилось массовое сознание, а основной целью его – подмена искусственной моделью. Это и есть основная формула информационной войны, развязанной против России.

Теперь дадим краткое определение информационного оружия. В научной литературе можно встретить несколько определений этого оружия, однако все эти определения сходятся в одном: информационное оружие – это скрытое информационное воздействие на отдельного человека или людское сообщество с целью изменения их психофизического состояния в нужном для агрессора направлении.

Поскольку применение этого оружия носит целенаправленный, причём скрытый и массовый характер, многие специалисты считают его гораздо более опасным, чем ядерное. И для этого есть веские основания. Рассмотрим некоторые их них.

Согласно строгому научному определению, приводимому в ряде первоисточников, информационная война - это противоборство информационных систем с целью получения определённой выгоды в политической, экономической или социальной сферах. В некотором смысле каждый человек представляет собой точно такую же информационную систему, какой является обыкновенный компьютер. Это сходство проявляется в том, что люди, точно так же, как и любая вычислительная система, постоянно воспринимают полученную информацию, обрабатывают её и принимают соответствующее решение. А раз это так, то существуют алгоритмы, с помощью которых людей можно прекрасно программировать, причём можно не только управлять их настроением и поведением, но и регулировать их репродуктивные способности, а в некоторых случаях инициировать саморазрушение психики или полное самоуничтожение.

Как показано в ряде фундаментальных исследований, создание таких алгоритмов ограничивается наличием некоторых специфических условий. И дело заключается в следующем: оказывается, не все люди одинаково подвержены насильственному перепрограммированию. Это зависит от многих наследственных индивидуальных факторов, от типа и устройства нервной системы, уровня интеллекта, от проводимости нейронов, от силы воли, способности к самоконтролю и так далее.

Однако при определённых условиях почти все люди склонны к известным стереотипам поведения, плохо совместимым с рациональным мышлением. Так, например, экспериментально установлено, что в трудных, критических ситуациях, когда остаётся мало времени для раздумий, у большинства людей временно блокируются центры, отвечающие за взвешенный анализ ситуации и вместо принятия единственно правильного, жизненно важного решения они склонны следовать интуитивной посылке: «Делай, как все!». Это свойство человеческой психики было известно с незапамятных времён, однако реализовать на практике соответствующие алгоритмы информационного воздействия удалось только после появления мощных вычислительных машин и средств коммуникации.

В стабильном и процветающем обществе трудно влиять на психику людских масс, поэтому у агрессора есть только один выход: если в стране или обществе нет хаоса, то его нужно создать. Теперь информационному агрессору остаётся только навязать своей жертве желаемую модель поведения, после чего она готова к изменению психики в нужном для него направлении. Только что мы рассмотрели универсальную схему ведения информационной войны.

Теперь приведём несколько характерных примеров из практики ведения информационных войн и для этого вспомним ряд фактов из не столь отдалённой истории.

Март 1991 года. Образно говоря, не успели просохнуть чернила на листках с результатами общесоюзного референдума, на котором подавляющее большинство опрошенных (76,4%) высказалось за сохранение СССР, как буквально через несколько месяцев, в декабре этого же года, никем не уполномоченные отщепенцы в лице Ельцина, Кравчука и Шушкевича втайне от народа подписали Беловежское соглашение, приведшее к полному развалу одной из самых великих мировых держав.

Застигнутый врасплох народ безмолвствовал, и это молчание не было случайностью, потому что к этой акции наши противники готовились заранее. Мощных протестов народа не последовало и потому, что задолго до подписания договора о расторжении Союзного договора в СМИ была проведена огромная работа по дискредитации вождей КПСС, а вместе с ними идеологии коммунизма и социализма. Именно в этом бездействии многомиллионных масс населения и заключался конечный результат той неслыханной информационной агрессии.

Октябрь 1993 года. Противостояние исполнительной и законодательной ветвей власти достигло апогея. У России появился ещё один исторический шанс свернуть с гибельного пути рыночных реформ. Можно было избежать силового решения конфликта, но «великий демократ» Ельцин решился на массовое кровопролитие, игнорируя возможность массовых протестных акций населения. Вряд ли бывший президент хорошо разбирался в тонкостях социальной психологии. Решение о расстреле Белого Дома было принято им после консультации с американскими специалистами, которые убедили нового диктатора в полной безнаказанности своих преступных замыслов. Уж кто-кто, а они прекрасно знали, что никаких массовых протестов не будет, так как накануне расправы СМИ усиленно пугали народ угрозой гражданской войны и, при этом, планомерно вбивали в массовое сознание образы «плохого» чеченца Хасбулатова, а также неудачного борца с коррупцией Руцкого. Результат той информационной диверсии теперь очевиден.

Приведённые примеры наглядно иллюстрируют стратегию и тактику информационной войны, реализованную на практике применительно к конкретному противнику и в контексте конкретных исторических процессов, но мы должны понимать, что в обстановке быстро изменяющейся ситуации в мире, стратегия и тактика информационного воздействия также может меняться. Гибко изменяются и сами технологии применения информационного оружия. То, что было актуально вчера, сегодня может оказаться неэффективным.

Несмотря на некоторые специфические особенности, любая информационная война характеризуется присущим только ей набором средств и методов нападения и нам всем необходимо иметь представление об этих методах для того, чтобы избежать очередного поражения. Сегодня мы с вами являемся свидетелями катастрофических последствий информационной войны, в которой (и это следует с горечью признать) Россия потерпела одно из самых сокрушительных поражений за всю историю своего существования. Было бы непростительной ошибкой не сделать соответствующих выводов из этого поражения, хотя бы и задним числом.

И они были сделаны. В последнее время в периодической печати и в ряде публикаций появились фундаментальные исследования отечественных специалистов по данной теме, проливающие свет на специфику и сущность информационных войн, как войн нового типа. К сожалению, в этих работах слабо отражены средства и методы защиты от информационного оружия.

Сегодня, когда перед Россией возникла реальная перспектива окончательного распада и исчезновения с геополитической карты мира, любой здравомыслящий человек должен понять, что именно через его сознание проходит та невидимая линия фронта, на рубежах которой развернута самая настоящая и, вероятно, самая главная битва за будущее России. И это сознание не должно быть удобной игрушкой в руках циничных кукловодов!

Подведем итоги. В материалах А.Н.Самарина освещена одна из технологий скрытого информационного воздействия, основанная на методике нейролингвистического программирования, однако, эта технология является всего лишь частью комплексной стратегии манипулирования общественным сознанием.

Среди таких технологий следует выделить следующие: перекодировка социо-культурных установок путём внедрения культа секса, жестокости и насилия в сочетании с культом наживы; создание «чёрных дыр» или ментального хаоса в сознании посредством формирования у населения особого фрагментарного (мозаичного) типа мышления, тенденциозная подача репортажей, утаивание или преднамеренное искажение сути происходящих в стране событий, вбрасывание ложных постулатов общественного развития, подрыв национальных традиций, морально-этических норм и устоев.

Вот далеко не полный перечень средств и методов изощрённого воздействия на психику нашего соотечественника! Все перечисленные технологии можно обобщить в виде одной короткой и исчерпывающей формулировки: целенаправленная дебилизация населения. В России ситуация усугубляется тем, что СМИ сосредоточены в руках ограниченной кучки монополистов, обслуживающих вертикаль власти. Характерно, что все перечисленные выше информационные технологии сопровождаются безудержными потоками агрессивной рекламы и служат одной цели: превратить население России в послушных, бездумных рабов, в безвольную биомассу, слепо выполняющую тайные установки закулисных манипуляторов.

Выводы:

1. Поскольку все информационные технологии сегодня внедряются в общественное сознание средствами массовой информации, то именно по этой причине СМИ не должны быть некими неподконтрольными для общества структурами.

2. Одного понимания сути и смысла информационных войн недостаточно. Учитывая социальную опасность информационного оружия, необходима срочная разработка эффективных средств защиты от его массового применения, а также принятие законодательных актов, ограничивающих его использование.

___________________

Александр Петрович Шабалин, кандидат технических наук. Доклад на научной конференции "Россия в условиях глобального кризиса", которая состоялась 14 марта 2009 г. В Российской Государственной библиотеке.

Источник: http://www.za-nauku.ru//index.php?option=com_content&task=view&id=1597&I...

Проблемы безопасности

 

Дмитрий Зеркалов

Тигипко: «Власть – это не владение заводами, морями, пароходами, а эффективное управление чужой «государственной» собственностью в свою пользу под крышей Президента.»