Герои во лжи и наяву

К оглавлению "Актуальные темы"
К оглавлению " Политическая безопасность"

В октябре 2008 года на небосклоне публицистов, борющихся с реабилитацией фашизма и его пособников, взошла новая «звезда» - народный депутат ВР Украины Вадим Колесниченко. Добившись «впечатляющих» успехов на ниве защиты русскоязычного населения, господин Колесниченко переключился на отстаивание «правды» о Великой Отечественной войне.

Надо сказать, довольно своеобразно. Господин Колесниченко глорифицирует «настоящих, хотя и «политически неудобных» для нынешних властей, героев Украины»... Кто же эти «настоящие, а не фальшивые герои? Воспевает он «почти безымянных героев Украинской Повстанческой Армии «Полесская Сечь» Украинской Народной Республики под командованием Тараса Бульбы-Боровца». Публикации господина Колесниченко переносят нас в какой-то перевернутый мир, в королевство кривых зеркал.

Небрежным движением пера автор опровергает тысячи томов архивных документов и исследований украинских, российских и зарубежных историков о Второй мировой и Великой отечественной войне и создаёт совершенно новую реальность. Начинает он с сеанса разоблачения «одних исторических фигур» и «забвения» других — «настоящих» героев. Эти герои – армия Украинской Народной Республики, единственного легитимного государственного образования, по мнению господина Колесниченко, которые в течение более чем двух лет на Полесье, в самом центре современной Украины боролись на три фронта – против немцев, украинских националистов и, главное, – зачищали территорию Украины от красных советских оккупантов.

Фактически, Вадим Колесниченко обеляет имидж нацистских прихвостней среди пророссийски настроенных граждан, вносит раскол в борьбу против государственной пропаганды фашизма в форме героизации ОУН-УПА, а также своим «шедевром» как не мытьем, так катаньем, пытается легитимизировать как не одних, так других коллаборационистов: «националисты вместе с нацистами уничтожали антагонистическую их идеологии попытку построения Украины на демократической либеральной платформе Украинской народной республики».

В декабре 2008 года президент России Дмитрий Медведев, видимо, с подачи посольства РФ на Украине, наградил назначенного этим посольством «старшим по русским соотечественникам» народного депутата Украины Вадима Колесниченко орденом Дружбы. В соответствии с документом, Колесниченко награжден «за большой вклад в развитие культурных связей с Россией». Видимо, как раз за его «заслуги» в борьбе с героизацией фашизма и Всеукраинский КСОРС большинством голосов отказался поддержать предложенную Русской общиной Украины резолюцию о поддержке заявления Антифашистского комитет Украины, осуждающего попытки героизации фашистских пособников. Поэтому следует рассмотреть более подробно – является Т. Бульба-Боровец гитлеровским пособником, или же, как и пишет господин Колесниченко – это настоящий герой Украины, мужественно проливавший кровь за ее освобождение от фашизма. Обратимся для этого к его воспоминаниям «ІСТОРІЯ УКРАЇНСЬКОЇ ПОВСТАНЧОЇ АРМІЇ», написанным в Берлине в ноябре 1944 года. Это своего рода отчет перед немецкими хозяевами о проделанной работе.

Он пишет о начале своей деятельности на землях Украины: «У липні 1940 р. прибув я з Генерального Губернаторства до СССР. Сам я заклав підпільну сітку, що потім розгорнулась в Українську Повстанчу Армію. Центральний пункт цієї армії знаходився в багнистих лісах північної України. По вибуху німецько-московської війни в червні 1941 р. я з повстанчою армією, що мала назву «Поліська Січ», почав співпрацювати з німцями. Армією командував я і вона билася проти більшовиків». Колесниченко же комментирует: «Было решено приготовить подробный план политической и военной акции демократических сил (?! — Авт.) в Украине на случай немецко-советской войны». Т.е. «демократические украинские силы», по мнению Колесниченко, наперед знали о грядущем нападении нацистской Германии на СССР: «за год до начала ВОВ, УНВ подготовило план, согласно которому с первым днем военных действий красных против нацистов эта организация трансформировалась в УПА».

И Вадима Васильевича не удивило, а восхитило, что военные действия банд Бульбы-Боровца (т. е. начало восстания) планировались на первый день военных столкновений третьего рейха и СССР? Против кого «восставали». На чьей стороне, и с какой целью (если отбросить декларативную шелуху вроде «борьбы за независимость»)? С чьей помощью? Ответы, по-моему, очевидны: УПА-«Полесская Сечь» фактически выступала в качестве диверсионного подразделения нацистской военной машины.

Вадим Васильевич в дальнейшем повествовании раскрывает функциональное предназначение формирований Бульбы-Боровца: «Первой акцией УПА можно назвать инцидент в Сарнах. Во время отступления советских войск Боровец и еще четверо его сподвижников лишь с одним пистолетом обезоружили всю советскую милицию в этом городке»... Это, конечно, Бульба-Боровец о себе присочинил. Но главное, конечно, в ином: УПА действует на стороне гитлеровцев, «зачищает» территорию там, где у нацистов руки не дошли. А г-н Колесниченко этим восхищается.

Далее описываются и «ратные подвиги»: «Обогнув Полесье, немцы оставили у себя в тылу несколько недобитых советских дивизий, отрядов НКВД и актива компартии, общее количество которых составляло порядка 15 тысяч человек. Было решено (нацистами! — Авт.) очистить территорию Полесья от этих советских войск в кооперации с Белорусской Самообороной, во главе которой стоял капитан Всеволод Родзька и его заместитель, поручик Михаил Витушка. Они действовали под политическим руководством профессора Радослава Островского, который потом был избран президентом Белорусского центрального совета. Белорусы выставили для проведения операции около 5 тысяч человек, а Боровец, которого на тот момент вся Центральная Украина знала как Тараса Бульбу — десять тысяч сечевиков».

А ведь в составе этих «недобитых советских дивизий, отрядов НКВД и актива компартии» были, в частности, тысячи украинцев, наших отцов и дедов. А для господина Колесниченко фашистский прихвостень Бульба-Боровец, стрелявший в спины нашим воинам, которые вели Великую Отечественную войну против захватчиков, — освободитель. Более того, он без кавычек в своей статье использует лексику абвера: советские банды, движение Бульбы, движение Бандеры.

Бульба-Боровец отчитывался перед немцами, что его «Поліська Січ» «поборювала всіма засобами большевицькі банди. Вона очистила була Полісся від банд і завела нову адміністрацію, яку признало й німецьке військове управління (113 дивізія й інші). Після заведення німецького цивільного управління (листопад 1941) «Поліську Січ» розв'язано. Частина бійців перейшла до поліції, а решта розійшлась по селах. Уся до цього часу пророблена робота йшла на користь німців».

Господин Колесниченко далее живописует создание Бульбой-Боровцем практически независимой с украинской властью «Олевской республики», правда, для начала надо было выбить «красных», и депутат сообщает об очередных боевых свершениях «бульбашей»: «Центром сопротивления советских войск на Полесье стал городок Олевск, где оставались остатки гарнизона, уцелевшего после столкновения с одной из эсесовских дивизий. В конце августа 1941-го украинские и белорусские отряды, провернув ряд боевых операций, захватывают Олевск и вытесняют остатки «красных» в черниговские леса. До конца декабря, когда в эти края пришла гражданская администрация немцев под руководством Эриха Коха, на огромном треугольнике Слуцк-Гомель-Житомир существовала так званная «Олевская республика». Т.е. «бульбаши» зачищали регион от наших, пока немцы вели наступление на Москву.

Вадим Васильевич восхищается: «Олевск стал настоящей столицей, чем-то вроде суверенной украинской республики. Она имела свою отдельную территорию, которую сама добыла в борьбе с врагом (т.е. с нашими отцами и дедами, авт.), свою администрацию, свое войско, свое законодательство военного времени, свой суд, свою исполнительную власть. Вся Полесская котловина на протяжении полугода) жила своей отдельной, суверенной жизнью. Из этого отрезка времени три месяца прошли в напряженной борьбе с советскими диверсантами (!!! — Авт.), а вторая половина перед появлением немецкой оккупационной администрации проходила в условиях настоящей свободы и свободного творчества во всех сферах жизни... Вокруг Олевска возродилась общественная жизнь, административное самоуправление, хозяйство, культура, образование, пресса, издательства, здравоохранение — одним словом все, что хоть на некоторое время вырвалось из-под гнета серпа с молотом или белого орла». Далее Колесниченко фантазирует: «Отстраивались фабрики и заводы. На глазах вырастали новые индустриальные трубы, электростанции, железнодорожные и другие предприятия, автоколонны. Появились трактора, комбайны, жатки, молотилки, амбулатории, врачебные кабинеты, стекловарни, фарфоровые заводы, мебельные фабрики, кирпичные заводы и бумажные фабрики...» Представляете, за три месяца как по велению золотой рыбки на пустом месте — электростанции, заводы и фабрики, которые тут же стали производить трактора, комбайны, жатки. И что самое важное: «Ленины, Сталины и все другие «вожди трудящихся» исчезли с площадей, учреждений и улиц «Олевской республики». На их месте появились портреты украинских князей, гетманов и других выдающихся деятелей Украины, а больше всего было везде портретов Симона Петлюры. Все улицы местечка были переименованы управой именами украинских деятелей...» И что самое важное, когда пришли настоящие хозяева – немцы, они все это оставили и даже разрешили издавать газету «Гайдамаки».

Но немцы рвались к Москве, рассчитывали на скорую победу, поэтому когда на территорию Олевской республики вступают немцы, 16 ноября 1941 года Бульба-Боровец официально демобилизует свое 10-тысячное формирование. Колесниченко, правда, умалчивает о том, что «Полесская Сечь» Бульбы-Боровца помогла оккупантам ликвидировать еврейское население Олевска. Минул год. Сотни и курени УНРА превратились в то, что, собственно, гитлеровцам и нужно было – дополнительную полицейскую силу. «Бульбаши» поддерживали «порядок» на контролируемой ими территории, пытались вести вооруженную борьбу с советскими партизанами. Как пишет сам Бульба-Боровец, «я пішов в ліси і там заложив нову повстанчу армію. До мене голосилися в першу чергу ті українці, що їх утискало і репресувало німецьке управління… ми не бились з німцями, бо німці воювали з нашим головним ворогом Росією і комунізмом».

В архивах сохранился документ под названием «План акций по борьбе с большевистскими партизанами, сконцентрированными в Полесской котловине в пределах Брест – Минск – Гомель – Житомир». Этот документ советские разведчики сумели заполучить почти сразу после того, как атаман подписал его 15 марта 1943 года. Из «абсолютно тайного плана» явствовало, что действия советских партизан создали для немцев на оккупированных ими территориях невыносимое положение. Бульба и его воинство поставили перед собой в этой связи задачу ни больше, ни меньше как облегчить положение гитлеровцев, ликвидировав советских партизан в названном районе.

В пункте первом Бульба провозглашал, что «акцию проводят украинские партизаны (читай – бандиты УНРА) под моим командованием на основе тихого сотрудничества с немецкими властями». В пункте втором указывалось, что официальная немецкая власть будет бороться и с советскими партизанами, и с «бульбашами», но неофициально будет поддерживать «бульбашей» и тайно поставлять им военные материалы. Заключительный, шестой пункт этого плана звучит так: «В случае дальнейшего продвижения Красной Армии на запад украинские партизаны остаются для диверсий в большевистских тылах, сотрудничая и дальше с немецкой армией...» Этот план срывает последний флер независимости и идейности Бульбы-Боровца. «Абсолютно тайный» план ликвидации советских партизан Бульба не осуществил только потому, что это ему оказалось не по зубам, хотя гитлеровское командование тайно передало на станциях Малынск и Антоновка «бульбашам» четыре эшелона с оружием и боеприпасами. Сохранился документ, подписанный ровенским гебитскомиссаром Веером, об отправке одного такого состава. Его охраняли всего двенадцать солдат-мадьяр, осужденных за неблагонадежность. «Бульбаши», не встретив никакого сопротивления с их стороны, уничтожили обреченных и «захватили», а на самом деле спокойно приняли им предназначенный груз, инсценировав «налет» партизан. Как и полагалось по сценарию, немцы подняли фальшивую тревогу и прислали карателей лишь тогда, когда «бульбаши» давно уже вывезли в район своих баз последнюю подводу с боеприпасами.

С высокой оценкой Вадима Колесниченко действий Бульбы-Боровца в борьбе с советскими партизанами были солидарны и немецкие оккупанты. В официальной сводке шефа гестапо и немецкой Службы Безопасности (СД) о состоянии дел в рейхскомиссариате «Украина» накануне лета 1942 года сообщается: «Шеф СП и СД. Р58/697. Берлин, 22 мая 1942. "Полесская Сечь" это украинский отряд под командой Тараса Бульбы (правдивая фамилия Боровец). Боровец организовал его с помощью известных немецких факторов осенью 1941 г. как специальную часть для борьбы с большевицкими партизанами».

В конце войны Бульба-Боровец объявился в числе сотрудников фашистского диверсионно-террористического отряда «Ягдфербанд-Ост» входившего в систему СС. Правда, под фамилией Коненко. Бывшего атамана ввел в команду заместитель начальника «Ягдфербанд-Ост» штурмбанфюрер СС Эбергард Хайнце. Коненко был сразу назначен руководителем подготовки украинской подгруппы, насчитывавшей в своем составе около 50-ти человек.

Бывший атаман готовил в строго охраняемом здании близ городка Альтбургунд на территории нынешней ЧССР диверсионную группу «Майглекхен» («Ландыш»), предназначенную для заброса под его же командованием на советскую территорию в бассейн реки Припять.

Почти все агенты, заброшенные «Ягдфербанд-Ост» в последние недели войны на советскую землю, были обезврежены. Некоторые явились с повинной сами. А вот Бульба-Боровец в 1945 году в числе других ведущих сотрудников школы очутился в американском плену.

Проведя переговоры с представителями разведки и командования оккупационных войск США и Англии, Бульба-Боровец прибыл в американскую зону оккупации, в город Миттервальде, где его уже ждали бывшие петлюровские генералы. Как пишут в своей книге «Двобій без компромісів» («Поединок без компромиссов»-ред.)преподаватели академии СБУ Д.В. Веденеев и Г.С. Быструхин, Бульба-Боровец стал преподавателем в созданной американцами спецшколе 7712, руководил которой бывший генерал «легитимной предшественницы» (по Колесниченко) Украины – УНР М. Омелянович-Павленко.

Но воспетый господином Колесниченко Бульба-Боровец был не только «помощником» в борьбе немецких оккупантов за освобождение Украины от украинцев. Он стал также идеологом создания антибольшевистского блока народов в борьбе с Россией и русскими. В написанной в ноябре 1944 года статье «Наше отношение к России, коммунизму и генералу Власову» он писал: «В Европе может быть только одна доминирующая сила: или Германия, или Россия. Россия так долго не отступится от своих попыток доминировать в Европе, как долго она не будет разбита... Среди немцев есть много таких, которые верят в возможность дружбы между Германией и Россией. Это самообман. Все русские пылают только лютой ненавистью к Германии и ожидают благоприятного момента для дикой мести. За Эльбрус и Ленинград – москали не забудут немцам никогда... В антикоммунистический блок сегодня должны входить не только «народы России», а целая Европа... Фронт и монолитная антикоммунистическая борьба немедленно нуждаются в новых боеспособных дивизиях, идеологических борцах и честной активизации работы, в кузницах оружия, а не парадного крючкотворства дармоедов, которые только думают пережить войну в немецкой униформе».

Бульба-Боровец прямо брызжет животной ненавистью к России и русским, причем, гораздо откровеннее, чем Бандера: «Украинцы и все другие нации, порабощенныве Москвой, ведут борьбу не только с коммунизмом, но и с самой Россией. Не за изменение того или иного режима, а за полное уничтожение великороссийской империи. Эти нации ведут кровавую борьбу за свержение с себя всякого московского ига и позорного клейма «народов Росиии». Они добиваются своих естественных прав к самостийности по принципу этнографии». А по мнению Колесниченко именно ТАКИМ должен быть герой – пример для подражания молодого поколения украинцев, в том числе и российских соотечественников.

Бульба-Боровец писал в конце 1944 года: «Кто хочет изменить статус на востоке Европы, должен разбить российское великодержавне. А кто хочет разбить московскую империю, должен действовать вместе с ее порабощенными нациями, а не против их воли». Эти идеи Бульбы-Боровца стали очень востребованы после фултонской речи Черчилля и словно грибы после дождя на Западе стали создаваться антисоветские организации – Антибольшевицкий Фронт Народов, «Восточная группа» при английском разведывательном органе в Германии, ВАКЛ, Европейский Совет Народов и другие антиосетские и антироссийские группы, финансируемые западными спецслужбами и НАТО. Среди тех, кто в 1954 году при участии госсекретаря Дж.Ф.Даллaса создавал Ассамблею порабощенных европейских наций, был и Бульба-Боровец. Летом в 1959 г. полковник разведки США, отец подруги Екатерины Ющенко Полы Добрянски, Лео Добрянский, соболезнование по поводу смерти которого выразили Виктор и Екатерина Ющенко, передает подготовленный им законопроект о порабощенных нациях сенаторам П.Дугласу и Дж.Джавитсу. В прошлом году в очередной раз в Белом Доме провозглашалась «неделя порабощенных Россией народов». А с 1982 года Екатерина Чумаченко была членом Американского Комитета Порабощенных народов и провозглашала в том числе и антироссийские идеи Бульбы-Боровца. Не здесь ли следует искать такое неуемное желание «главного российского соотечественника» реабилитировать гитлеровского пособника, особенно, если учесть, что это происходило на фоне попыток Партии Регионов составить с Ющенко «широкую коалицию»?

Вызывает также озабоченность попытка пана Колесниченко поставить под сомнение преемственность Украины от Украинской Советской Социалистической Республики. Он и в своей публикации «Украинское освободительное движение и «бандеровщина», и в ряде других публикаций и выступлений заявлял, что нынешняя Украина ведет свою родословную от УНР, называл власти УНР в эмиграции единственно легитимными. По Колесниченко получается, что Украина до 1991 года была под «московско-советской» оккупацией. Но какой он после этого «соотечественник» для россиян? Какое у него, сторонника УНР, может быть общее Отечество с россиянами? Но такие заявления, тем более, синхронные с подобными заявлениями руководства СБУ, могут иметь не только пропагандистский эффект, но и печальные юридические последствия. Ведь в этом случае ставится под сомнение легитимность УССР. В том числе и ее границ. Не случайно Президент Румынии уже не исключает, что «юг Украины» может вернуться в состав Молдовы.

В заключение хотела бы добавить, награжденный за заслуги перед Россией орденом Дружбы главный «российский соотечественник» глорифицирует гитлеровского пособника, видевшего свою основную миссию в борьбе против России и за ее разрушение. Недавно глава МЧС России Сергей Шойгу предложил принять закон, предусматривающий уголовную ответственность за отрицание победы СССР в Великой Отечественной войне. Эту инициативу уже поддержали Общественная палата при Президенте РФ, некоторые депутаты Госдумы, генеральный прокурор РФ Чайка. Очень не хотелось бы, чтобы в число лиц, которые могут попасть под действие такого закона в случае его принятия, попали российские соотечественники с Украины.

27 февраля 2009 Мирослава БЕРДНИК

Проблемы безопасности

 

Дмитрий Зеркалов

Тигипко: «Власть – это не владение заводами, морями, пароходами, а эффективное управление чужой «государственной» собственностью в свою пользу под крышей Президента.»