Итоги Бреттон-Вудса: 65 лет назад США стали «мировым банкиром»

К оглавлению "Актуальные темы"
К оглавлению " Политическая безопасность"

МОСКВА, 22 июл – РИА Новости. Целью политиков и экономистов, собравшихся в июле 1944 года в американском городке Бреттон-Вудс, было вдохнуть новую жизнь в истощенную войной мировую экономику, активизировав торговлю между странами. Им это удалось, лишь признав за США роль «мирового банкира» и сделав доллар резервной валютой, считают эксперты, опрошенные РИА Новости по случаю 65-летнего юбилея Бреттон-Вудса.

Эксперты расходятся во мнении, «умерла» Бреттон-Вудская система после пережитых ею кардинальных реформ или просто сильно изменилась, сохранив главное – ведущую роль доллара. Так или иначе, в поисках выхода из сегодняшнего кризиса экономисты по-прежнему сталкиваются с проблемами 65-летней давности.

Не грабить, а торговать

Установление Бреттон-Вудской системы было действительно выдающимся событием, считает директор Института экономики РАН, член-корреспондент РАН Руслан Гринберг. «В 20-30-е годы ХХ века из-за Великой депрессии хозяйственные и валютные системы стран оказались замкнутыми, изолированными, процветал принцип «грабь соседа», – напомнил он.

Именно коллапс международной торговли в начале 1930-х годов считается одной из основных причин Второй мировой войны, отметил профессор Российской экономической школы Константин Сонин. Помимо отсутствия барьеров, торговля требует единой валюты, или, как минимум, стабильности обменных курсов. «Поэтому было решено привязать курсы национальных валют к золоту», – сказал эксперт.

Однако золотого запаса уже тогда не хватало для стран, которые хотели проводить денежную политику. При «золотом стандарте», когда наличные деньги можно обменять на золото по установленному курсу, это невозможно.

Поэтому вместо золота резервной валютой стал американский доллар. США при этом должны были выступать в роли «мирового банкира» – то есть поддерживать стабильный курс доллара к золоту, напомнил Сонин.

Как США начали править миром

Необходимость принятия срочных мер по восстановлению торговли была продиктована политической и экономической ситуацией. «После Второй мировой войны и победители, и побежденные пребывали в крайне тяжелом экономическом положении – все, кроме США», – напомнил Гринберг. Эта страна, напротив, «поднялась» на войне, ее экономика росла беспрецедентными темпами.

«Она аккумулировала до 80% мировых запасов золота, ведь все – еду, машины, станки – в то время можно было купить лишь в США. Американцы признавали только золото или свою валюту, поэтому мир вступил в период долларового голода», – так охарактеризовал Гринберг ту ситуацию.

Нравилась она остальным участникам мировых экономических отношений или нет – вопрос, как говорится, десятый. Главное – это была единственная возможность «подняться из руин», и американское экономическое и валютное превосходство пришлось законодательно закрепить. Это и произошло в Бреттон-Вудсе.

Вначале были созданы мировые финансовые организации – МВФ и МБРР (он же Всемирный банк). Их участники закрепили доллар в виде резервной валюты, установив фиксированные курсы национальных валют по отношению к нему с колебаниями не более 1% в ту или другую сторону.

«Тем самым была создана система фиксированных паритетов. Обеспечив валютным рынкам стабильность и предсказуемость, она способствовала бурному росту мировой торговли», – отмечает Гринберг.

Бреттон-Вудские превращения

По его мнению, Бреттон-Вудская система была создана вовремя, она успешно проработала около 30 лет. «За это время оборот мировой торговли увеличился почти в пять раз, а вторую половину ХХ столетия вполне уместно назвать «золотым веком» рыночной экономики», – сказал эксперт. В Западной Европе даже наметился путь к исчезновению классового общества. Система вдохнула в общество веру в регулируемый рынок и его эффективность.

Но стабильность надолго невозможна.

Постепенно начались изменения в сторону большей гибкости. Эксперты по-разному оценивают эти преобразования.

В конце 1950-х годов появились первые признаки кризиса, считает Сонин. По его мнению, тогда США перестали играть доминирующую роль в мировой экономике, как это было после Второй мировой войны; мировая торговля росла быстрыми темпами; а появление международных финансовых корпораций и развитие рынков капитала сделало валютные рынки более эффективными.

Это снижало возможности национальных правительств по поддержанию фиксированных обменных курсов. «В конце 1960-х участились попытки спекулятивных атак (вызванных завышением или занижением соответствующего обменного курса) на британский фунт в сторону понижения и немецкую марку – в сторону повышения», – отметил Сонин.

Система выдерживала либерализацию валютных операций по текущим платежным счетам, однако либерализация режима движения капиталов, вследствие чего выросла опасность спекуляций, стала ее подрывать, говорит Гринберг. Иначе говоря, Центральные банки начали терять способность сопротивляться массовым атакам на свои валюты.

Доллары на золото не меняются

В 1970-е годы Бреттон-Вудская система подверглась кардинальным реформам. США выпускали все больше долларов, на обеспечение которых перестало хватать их золотого запаса.

В начале 70-х годов доллар был избавлен от привязки к золоту, затем официально упразднена система фиксированных паритетов, рассказал Гринберг, добавив, что страны-члены ЕС сохранили эти паритеты, в конечном итоге создав единую европейскую валюту – евро.
«Бреттон-Вудская система перестала существовать в начале 70-х, после того как США признали свою неспособность поддерживать фиксированный курс доллара к золоту» - полагает Сонин.

Пациент скорее жив?

«Некоторые ученые называют нынешнюю систему, в которой валюты ведущих экономик мира (США, ЕС, Японии, Китая) не зафиксированы друг относительно друга, «Бреттон-Вудсом II», – говорит он. По его мнению, эта аналогия является спорной.

В отличие от Бреттон-Вудской системы, нынешняя не является результатом договоренностей между странами, а результатом индивидуального выбора отдельных стран, отмечает Сонин. Например, страны сами выбирают, валюты каких стран они используют в качестве резервных и каким образом пытаются повлиять на обменный курс своей валюты.

Сегодня от Бреттон-Вудской системы осталось мало, признает Гринберг. Но главное - и по сей день доллар остается единственной настоящей резервной валютой, полагает он.

«Мы заложники доллара; он имеет некую мистическую ценность – американцы за 100 лет ни разу никого не обманули, поэтому им верят до сих пор, несмотря на все кризисы. Хотя именно они инициировали теперешний глобальный финансовый и экономический кризис», – говорит эксперт.

Разумеется, зависимость мира от «здоровья» американской валюты очень опасна, тем более, что в последние месяцы США наращивают эмиссию беспрецедентными темпами, добавляет он.

Мир стремительно меняется, его экономика становится действительно единой, и поэтому назревает идея создания единого центробанка. Но сегодня это не более чем утопия, считает Гринберг.

Лекарство для системы

По его мнению, сейчас есть два пути – либо применять превентивные меры, либо дожидаться катастрофы. «Приходится констатировать, что русская пословица «пока гром не грянет, мужик не перекрестится», справедлива для всего человечества, но хочется верить, что история чему-нибудь учит», – говорит эксперт.

Он считает, что реальные предпосылки для координации экономических и денежных политик, постепенного строительства более устойчивой архитектуры мировой валютной системы представляет «Большая двадцатка». Этот формат наилучшим образом отражает изменившееся соотношение сил в мировой экономике и увеличение удельного веса в ней развивающихся государств, особенно восточно-азийских стран. Создатели прежней системы, прежде всего США и Европа, не горят желанием поступиться властью в мировых финансовых структурах, но сделать это им все равно придется.

«Появляются новые лидеры – Обама, Медведев – не отягощенные стереотипами времен «холодной войны», с ними будет легче двигаться вперед», – сказал Гринберг, добавив, что сейчас мы видим лишь самые первые шаги в попытках создать новое мироустройство. До реализации этих идей еще весьма далеко.

На те же грабли

Нынешний кризис стал поводом для разговора о необходимости реформ, однако никаких серьезных предложений, существенно меняющих сложившееся положение вещей, пока не наблюдается, считает Сонин.

Есть немало предложений реформировать систему, создав новые наднациональные организации, призванные, к примеру, улучшить систему оповещения об экономических кризисах либо присваивать странам и организациям объективные, а не «купленные» рейтинги.

Однако, по мнению Сонина, предложения о создании международных регулирующих органов упираются в ту же проблему, с которой много лет назад начиналось создание Бреттон-Вудской системы, – в отсутствие мирового правительства, которое могло бы обеспечивать выполнение решений таких органов.

Проблемы безопасности

 

Дмитрий Зеркалов

Тигипко: «Власть – это не владение заводами, морями, пароходами, а эффективное управление чужой «государственной» собственностью в свою пользу под крышей Президента.»