Андрей КОНУРОВ. КОГДА ЭЛИТА ВЫРОЖДАЕТСЯ В КЛИКУ...

К оглавлению "Актуальные темы"
К оглавлению " Политическая безопасность"

Сегодняшняя «элита» Украины состоит с деклассированных элементов, у которых ни морали, ни культуры. Трагедия от такого «верха» заключается в том, что по своей невежественности эти люди не понимают, что руководить они не способны, они могут только все разрушать. Даже всеобщая разруха ничего не учит. Всегда найдется помощница баба Параска, кричащая им осанну. Помогает сегодняшней «элите» ненависть и презрение к собственному народу, помогает госдеп США, помогает слабость и недееспособность пьяного и темного обывателя. Удар украинской элиты в спину собственной экономики идейно близок удару бомжа по железнодорожному агрегату: сей «реформатор» не интересуется принципами работы агрегата, его задача – раскурочить механизм, вынуть медные детали и продать по дешевке в пункт приема металлолома. Кто оспорить, что антинародная украинская элита, в основном из галичан, полезла в плановую экономику, или трубы ГТС, не чинить, а дергать. Откуда взялись эти паразиты?

Любое общество зависит от своей элиты. Обществом необходимо управлять, стране необходимо обеспечивать развитие, народу нужно создавать как можно боле благоприятные жизненные условия, а разнонаправленные интересы огромного количества граждан, мелких и крупных социальных групп нужно согласовывать, вырабатывая на их основе консенсусные решения, которые в итоге обеспечат движение этого общества вперед. Всё это - функции элиты.
Элита составляет подавляющее численное меньшинство общества и при этом пользуется значительными привилегиями по сравнению с остальными его членами. Эти привилегии обеспечиваются трудом остальных граждан. Но общество обеспечивает привилегированное положение своей элите не задаром. В ответ оно требует от своей элиты качественного выполнения своих элитных функций. Высокое качество выполнения элитных функций в обмен на привилегии, обеспечиваемые элите, составляет суть договора, которое общество и элита заключают между собой. Этот договор не всегда бывает гласным, скорее наоборот, практически всегда он подразумевается по умолчанию, но в той или иной форме обязательно существует. Чтобы в обществе были согласие и стабильность, необходимо, чтобы уровень выполнения элитой своих функций соответствовал потребностям общества, а объём привилегий элиты не выходил за рамки господствующих в культуре данного общества представлений о справедливости.

В силу естественных и объективных причин элита представляет собой обособленный сегмент общества, но это обособление не является абсолютным, и связи между элитой и непривилегированными гражданами обязательно сохраняются. Для сохранения общественного согласия качество этих связей должно обеспечивать бесперебойное поступление в элиту информации о потребностях общества и учёт элитой этой информации при принятии важных для общества решений. Общество также должно сохранять возможность контроля над своей элитой, а негласный договор между ними должен в обязательном порядке предусматривать возможность замены элиты при неадекватном выполнении ею своих функций, злоупотреблении статусом или присвоении неоправданно высокой доли общественного продукта, ставящем под угрозу жизненно важные функции общества.

При этом важно отметить, что сама элита - нечто неоднородное. По выполняемым функциям она делится на политическую, деловую, интеллектуальную, творческую и др. По своему отношению к государственной власти элита бывает правящая и оппозиционная. При этом как власть, так и оппозиция, могут представлять собой коалиции ряда элитных групп, изменчивые по составу. Конечно, для общества наибольшее значение имеет деятельность правящей элиты, так как её результаты сказываются на жизни общества в первую очередь.

Если граждан не устраивает, как ими управляют, т.е. не устраивает то, как правящая элита выполняет свои функции, то это, конечно же, не означает, что в стране нужно сразу устраивать революцию, так как революция несёт огромные издержки (всплеск насилия, нарушение нормальной экономической деятельности, падение уровня жизни). Естественно, что новая власть по мере своего укрепления и обретения уверенности в своих силах будет предпринимать меры по нормализации жизни в стране, но здесь сохраняется риск того, что эта власть не будет руководствоваться благими намерениями либо просто окажется недостаточно компетентной для обеспечения общественного блага. Поэтому если общество недовольно своими правителями, то первым делом, хотя бы из чувства самосохранения, оно попытается вразумить свою правящую элиту, посылая ей сигналы о том, что сложившееся положение вещей нестерпимо и что политику надо менять. Вменяемая и адекватная власть должна прислушаться к этим сигналам, принять меры к восстановлению нормального порядка вещей, – хотя бы из чувства того же самосохранения.

Если сигналы общества по тем или иным причинам до правящей элиты не доходят, либо если правящая элита не реагирует на них желаемым для общества образом, то следующим шагом общества становится апелляция к оппозиционным элитным группам. Это предполагает перемены в верхних эшелонах власти, которые естественным образом будут связаны с определёнными неудобствами, так как новый президент, премьер, министры могут не обладать необходимым опытом для качественного управления и в процессе его обретения совершать ошибки. Поэтому сознательная готовность общества принять такие издержки может появиться только в том случае, если деятельность правящей элиты сопровождается ещё большими издержками для общества, а попытки вразумить его не приносят результатов.

Однако бывают случаи, когда оппозиционные группы в элите являются таковыми только формально и не демонстрируют воли к власти, смирившись со своими второстепенными ролями, либо находя в них какие-то свои прелести в виде материальных благ при отсутствии ответственности. Кроме того, случается также, что компетенция оппозиционной элиты не выше, а мотивы не менее эгоистичны, чем у правящей, и замена одного президента на другого, к примеру, в результате выборов не приводит к желаемым последствиям. Иными словами, может сложиться ситуация, когда даже конкуренция элитных групп не может обеспечить обществу учёта и качественной реализации его интересов в управлении. Это имеет место в тех случаях, когда элита полностью вырождается и превращается в правящую клику, которая стремится получать всё большую долю общественного продукта, не давая при этом людям ничего взамен.

В таком случае у общества может возникнуть потребность в коренной замене всей элиты, как правящей, так и оппозиционной, и формировании новой элиты «с нуля». Это и есть революционная ситуация. Старая элита срезается, а новая приходит к власти в результате революции. При этом естественно, что новая элита не создаётся с нуля в прямом смысле этого слова. К моменту создания революционной ситуации в обществе уже складываются группы со своими лидерами, которые формулируют общественный запрос на смену элит и требования к новой элите. Эти группы можно назвать протоэлитными, так как в дореволюционный период они ещё не обладают элитным статусом, но являются первыми претендентами на его получение после революции. Таким образом, смена элит является гораздо более глубоким и фундаментальным процессом, чем просто смена власти. И, конечно, нельзя ни в коем случае исключать возможности того, что элита, пришедшая к власти в результате революции, не пройдёт тот же самый путь, что и свергнутая элита, который приведёт к новой революции.
На словах, в процессе коммуникации с обществом любая элита признает, что смысл её существования заключается в развитии своего общества и государства, «служении народу». Однако опасность перерождения элиты, независимо от её идеологии и общественного строя в стране, существует всегда. Желание представителей элиты сохранить свой элитный статус и комфортные условия существования будет подталкивать их к выходу из-под общественного контроля, с тем, чтобы сделать процесс воспроизводства элиты делом самой элиты. Общество, утратившее контроль над своей элитой и пустившее процесс элитного генезиса на самотёк, становится беззащитным перед лицом элитного произвола, потому что удовлетворение бесконтрольно растущих аппетитов элиты будет осуществляться за счет его интересов, при этом о реализации законных интересов самого общества придётся забыть. А восстановление контроля над элитой в последующем обойдется очень дорого во всех смыслах.

Коррумпирование элит иностранных государств является действенным инструментом геополитической экспансии. Наиболее виртуозное владение этим инструментом демонстрируют США и идущие им на смену в качестве глобального гегемона космополипы – каста информационно-финансовых магнатов, не связанных фактически ни с одним из государств мира. Коррумпирование и соответствующее изменение сознания советской элиты явилось определяющим фактором победы США и Запада в целом в холодной войне против России.

Формирование советской элиты проходило в очень жёсткой обстановке классовых битв, распада империи и внешней интервенции 14-ти империалистических государств, восстановления народного хозяйства после гражданской войны, индустриализации, Великой Отечественной войны и ещё одного восстановления. Неизменным внешним фоном деятельности этой элиты было враждебное окружение, которое лишь незначительно ослабло после Второй мировой. Масштаб задач по цивилизационному преобразованию России и короткие по историческим меркам сроки, отпущенные на это преобразование, диктовали очень жесткие условия элитного генезиса.

Каждый представитель сталинской элиты в прямом смысле слова отвечал головой за результаты порученного ему дела, безответственность каралась. Был налажен допуск в элиту наиболее талантливых представителей народа, которым предоставлялись широкие возможности проявить себя в выполнении элитных функций, и этот «лифт» работал на всём протяжении существования советского строя, хотя, конечно, после смерти Сталина качество «лифта» неуклонно ухудшалось. Репрессии были обратной стороной этого процесса. Справедливость репрессий заключалась в том, что они были инструментом пресечения тенденций выхода элиты из-под общественного контроля, которые, как уже отмечалось выше, существуют в элитных кругах всегда. Можно осуждать жестокость репрессий, однако, на мой взгляд, жёсткий вариант пресечения разложения элитной деградации для общества предпочтительнее мягкого.

Сталина часто хвалят за то, что он активно привлекал в элиту представителей неэлитных слоев, однако мало кто задумывается над тем, что любой допуск в элиту новых должен компенсироваться выпадением из нее кого-то из прежних, в противном случае элита станет неподъёмной обузой для общества, о чём говорит структурно-демографическая теория. Выпадению из элиты подлежат те её представители, которые по личным либо профессиональным качествам перестают соответствовать стоящим перед элитой задачам. И перед государством сразу встаёт вопрос: что делать с выходцами из элиты, лишившимися элитного статуса. Надо отдавать отчёт, что это люди, обладающие большими амбициями, связями, групповым самосознанием, остро переживающие утрату привилегий и прочих атрибутов пребывания в элите. Вряд ли можно предполагать, что бывшие представители элиты смогут безболезненно раствориться в обществе, скорее всего, они будут лелеять планы по возвращению в элиту и в этом качестве будут увеличивать в стране напряжение. Рост количества таких людей по мере обновления элиты может создать критическую массу для дестабилизации обстановки в стране, особенно при вмешательстве внешних сил. И здесь естественным было создание Сталиным такого механизма стерилизации «бывших», который пресекал указанную возможность на корню.

При этом материальное вознаграждение сталинской элиты было по мировым меркам довольно скромным, что обусловливалось, во-первых, самим характером общественного строя в СССР, а во-вторых, недостаточностью ресурсов. Естественно, что материальное положение элиты в любом случае было лучше, чем у основной массы общества, но этот разрыв не шокировал. Квартира, машина и дача – вот из чего состоял стандартный набор привилегий советского чиновника. Были ещё, правда, какие-то спецпайки, спецраспределители, спецполиклиники, но, конечно, эти радости жизни меркли по сравнению с тем, что имел американский или британский коллега советского чиновника, не говоря уже о банкирах или промышленниках. Образец скромности задавал сам Сталин, и щеголять на его фоне великокняжеской роскошью было неуместно, да и небезопасно.

Американский проект глобального мироустройства предполагал создание единой мировой элиты, члены которой несли бы ответственность не перед народами своих стран, а исключительно друг перед другом. Главные функции такой элиты - перераспределение ресурсов планеты в интересах себя самой, максимизация собственной прибыли и самовоспроизводство. Народы мира в этой модели являются не более чем рабочей силой, причём все более избыточной и подлежащей сокращению различными способами.

Включение в этот проект обширных территорий Советского Союза, богатых природными ресурсами, стало основной задачей его организаторов сразу после окончания второй мировой войны. И на перерождение советской элиты здесь была сделана главная ставка. Ей было предложено то, о чём втайне мечтает любая элита и добиться чего ей может помешать лишь общественный контроль.

Во-первых, - безответственность. Как я уже говорил, в сталинском СССР любой руководитель нёс личную ответственность за результаты своей руководящей деятельности, и спрос мог быть очень суровым. Это требовало от элиты максимальной самоотдачи в работе и мешало наслаждаться элитным статусом. И поэтому психологически элита уже была готова к сделке, которая бы гарантировала ей независимость от общественного контроля и от результатов собственного труда.

Во-вторых, - присвоение более высокой доли общественного продукта. Элита тяготилась аскетизмом сталинских времён, ей хотелось более весомого материального подтверждения своего статуса. Квартиры и дачи сменились дворцами и виллами не только в стране, но и за рубежом, отечественные автомобили - импортными, появились частные самолёты, яхты и прочие атрибуты принадлежности к сильным мира сего. И всё это вплоть до мелочей, таких как продукты питания, одежда и аксессуары, что вообще лишает оснований любые сетования по поводу сталинских спецпайков и распределителей.
И, в-третьих, - передача элитного статуса по наследству. В Советском Союзе возможности элиты воспроизводить свой статус в последующих поколениях была ограниченной. Конечно, дети, выросшие в семьях ответственных работников, гарантированно получали хорошее образование и какой-то толчок в карьере, но их дальнейшая судьба полностью зависела от них самих. Они не были изолированы от тех испытаний, через которые приходилось проходить всему обществу. Хрестоматийным примером здесь является судьба сына Сталина Якова Джугашвили, который был отправлен в действующую армию на передовую и оказался в плену, но которого Сталин отказался обменять на пленного фельдмаршала Паулюса. Семья Якова была даже лишена всех привилегий, которые полагались семьям красноармейцев и которых лишались попавшие в плен. И только потом, когда были получены неопровержимые доказательства того, что Яков Джугашвили вёл себя в плену и погиб достойно, привилегии его семье были возвращены.

В американском варианте, предложенном советской элите, проблема передачи по наследству элитного статуса была решена путём приватизации представителями элиты госсобственности и создания таким образом экономической основы их господства в обществе. Поэтому даже отставка чиновника с того или иного государственного поста и необходимость освободить государственную дачу больше не является ударом по его элитному статусу, ибо контролируемые им и его семьёй активы позволяют ему свободно продолжать вести элитный образ жизни, воспроизводя его также и в дальнейших поколениях. И как результат этой заключённой с геополитическим противником сделки постсоветская элита отказалась от русской геополитики в обмен на сохранение, воспроизводство и расширение статуса для себя лично.
Общество, утратившее контроль над своей элитой, обречено на деградацию. Нет ничего отвратительнее сытого самодовольства. И Россия сейчас находится в ситуации, когда все или почти все способы мирного воздействия общества на элиту с целью изменить её поведение, использованы и положительных результатов не дали. Страна приближается к революционной ситуации. Политический субъект, который совершит эту революцию, пока не сформировался, поэтому время, чтобы исправить ситуацию мирным путем, ещё есть. Но его остаётся всё меньше и меньше.
http://otchizna.su/politics/626

КОММЕНТАРИЙ:

ПАРАЗИТИЧЕСКАЯ «ЭЛИТА»

Мародер – грабитель, паразит, спекулянт, пользующийся плодами победы.
Жизнеспособность любого общества, в том числе государства, в немалой степени зависит от того, насколько правящий слой способен определять основополагающие ценности и перспективы. Неважно, как этот слой будет называться: «патриции», «дворянство», «номенклатура» или столь любимая сегодняшними борзописцами «элита». Но еще Лев Толстой предупреждал революционеров, что если к власти допустить низменные элементы, то по прошествии некоторого времени к власти придут уголовные элементы. (Откуда он только знал о нынешней «держави Украина».) Под низменными элементами Л. Толстой не имел ввиду бомжей или простой народ, под низменными элементами писатель подразумевал людей без происхождения и духовности. Выражаясь сегодняшним языком, у которых нравственная планка опущена ниже плинтуса.

Пример, сегодняшняя «элита» Украины состоит с деклассированных элементов, у которых ни морали, ни культуры. Трагедия от такого «верха» заключается в том, что по своей невежественности эти люди не понимают, что руководить они не способны, они могут только все разрушать. Даже всеобщая разруха ничего не учит. Всегда найдется помощница баба Параска, кричащая им осанну. Помогает сегодняшней «элите» ненависть и презрение к собственному народу, помогает госдеп США, помогает слабость и недееспособность пьяного и темного обывателя. Удар украинской элиты в спину собственной экономики идейно близок удару бомжа по железнодорожному агрегату: сей «реформатор» не интересуется принципами работы агрегата, его задача – раскурочить механизм, вынуть медные детали и продать по дешевке в пункт приема металлолома. Кто оспорить, что антинародная украинская элита, в основном из галичан, полезла в плановую экономику, или трубы ГТС, не чинить, а дергать. Откуда взялись эти паразиты?

В 70-80-е годы прошлого века складывался устойчивый стереотип: во власть идут одни карьеристы и порядочному человеку там делать нечего. Увлеченные своими делами «совки» не торопились в комитеты комсомола или партию. Обычно в разные комсбюро избирали самых слабых, бестолковых и худших, самых серых и посредственных… Именно эти сутенеры и станут первыми олигархами и лыхварями, обозвав себя – банкирами в «незалежний». Именно эта глупость сделает Украину, да и Россию нищими. Миф о том, что политика – грязное дело, отдал без боя власть проходимцам, типа Юли и Вити. Все это на фоне ослабления гена порядочности в поколениях ХХ века, когда лучшие погибали…

Выше написанное подтверждает Петр Толочко в своей статье «Нищета украинской элиты»: «С легкой руки майданных трибунов в общественное сознание запущена мысль, что они бросили вызов кучмовскому бандитскому режиму, служители которого бессовестно залезли в народные закрома и присвоили их содержимое. Поразительно, но это говорили, в том числе, те «революционеры», чье состояние не уступало «бандитскому» и сколочено было за счет тех же народных закромов. Нередко совместно с теми, кого они называли бандитами. При этом и те и другие сказочно разбогатели благодаря близости к режиму. Помнится и обещание оранжевых, что придя к власти, они позаботятся, чтобы «бандиты» были в тюрьмах. Оно так и осталось невыполненным. То ли «бандитов» не оказалось, толи «руки що не кралы» не там искали. В любом случае нравственностью тут и не пахло».

Политические мародеры появляются во времена, когда зарвавшиеся «верхи» перестают ощущать свою связь с народом, руководствуются исключительно клановыми и личными интересами, когда потребляемое «элитой» количество материальных благ никак не связано с их положительной ролью в обществе. Степень отчуждения современной украинской «элиты» от народа – чудовищна, ее материальные богатства – беспрецедентны, а пользы обществу от нее – даже не ноль, ее следовало бы выражать в отрицательных величинах. Чиновничье-олигархическая державныцька машина напоминает завод, где каждый «работник» живет не за счет зарплаты, а за счет разворовывания предприятия, надеясь что «НАТО нас защитит». Директор вывозит активы, начальники цехов воруют материалы, мастера продают налево все, что плохо лежит. Только работяги уходят домой с пустыми руками, да и тех приглашают «посетить производство» не часто… А тут еще воспитанные в Совукраине галицаи навязывают свой свидомизм, в основе которого шкурные интересы и предательство народа, подмена его прошлого и лишение будущего, стирание исторической памяти и изменение культурной идентичности.

Нынешняя Украина, управляемая сутенерской и галицайской «элитами» – страна немыслимых моральных уродств. Люди сомнительных моральных качеств, коллаборационисты и террористы объявляются национальными героями, образцами для подражания. Самый яркий пример этого – командир УПА, кавалер Железного креста, гауптман Вермахта, командир роты карательного шуцманшафтбатальона №201 Роман Шухевич, с подачи президента Виктора Ющенко получивший звание «Героя Украины». Для определенной части «элиты», что является кошельками оранжевых, занимающих первые строчки в списках самых богатых украинцев, напомню приказание Шухевича подчиненным: «К жидам относится так же, как к полякам и цыганам, – уничтожать беспощадно, никого не жалеть… Жидов использовать для рытья бункеров и укреплений, по окончании работ без огласки ликвидировать…»

Спорить не буду. «Элита» из маркитантов, спекулянтов, лыхварей, мародеров и других сутенеров и паразитов может не только разъезжать на «Мерседесах», при этом, забалакав мовою, одевшись в ермолки и вышиванки, выдавать себя за титульных. Пользуясь «проектом Украина», она некоторое время может грабить и унижать народ, объявляя это построением «самостийной державы». Но уверен в одном – конец паразитирующей «элиты», у которой нравственность «ниже плинтуса», близок и неминуем…

Николай Яременко

Проблемы безопасности

 

Дмитрий Зеркалов

Тигипко: «Власть – это не владение заводами, морями, пароходами, а эффективное управление чужой «государственной» собственностью в свою пользу под крышей Президента.»