«Год назад Россия перешла в контрнаступление»

К оглавлению "Актуальные темы"
К оглавлению " Политическая безопасность"

Абхазия и Южная Осетия отметили первую годовщину со дня признания Россией независимости республик. Это очень важная дата. Это – дата изменения тенденции на постсоветском пространстве за последние 20, а может, и больше лет.

Год назад произошло чрезвычайно важное событие – Россия перестала сокращать свое влияние на постсоветском пространстве и перешла в контрнаступление. Мы отступали, стягиваясь к Хартланду, в течение долгих лет – начиная с Горбачева, Ельцина, утрачивая свое влияние в мире, на соседние территории, утрачивая государственность за государственностью. Вначале – Советский Союз, потом под вопросом было существование Российской Федерации в период чеченского конфликта.

Постепенно, особенно проамериканские режимы на постсоветском пространстве, выдавливали все российское и пророссийское из политики, геополитики, готовясь к вступлению в НАТО и размещению на своей территории их военных баз. Если бы Россия продолжала отступать и дальше, сегодня мы бы уже потеряли Северный Кавказ и часть своих территорий. Формальные политические границы являются условностью в большой игре. Год назад нам был брошен вызов Саакашвили и в первую очередь Вашингтоном с тем, чтобы окончательно выбросить Россию из Грузии через два независимых государства – Южную Осетию и Абхазию, которые ориентировались на Москву.

В этот момент решался не только вопрос о независимости Южной Осетии и Абхазии, но и судьба России

Вашингтон и Саакашвили приступили к делу очень жестко. Они фактически начали геноцид осетин. И они имели серьезные шансы на успех. Стратегически эта операция могла быть выигрышна для грузин. Достаточно было взорвать Рокский тоннель и атаковать как следует Цхинвал, захватить его (что и было сделано), и дальше включить инструменты проамериканского влияния в самой Москве для того, чтобы прозападные эксперты, вскормленные на их фондах и грантах в 90-е годы, создали такую информационную ситуацию, которая бы блокировала ответные действия России. Так что Саакашвили был не таким уж авантюристом, каким его достаточно часто рисовали.

В этот переломный момент решался не только вопрос о независимости Южной Осетии и Абхазии, но и судьба России. Повернись все тогда по-другому, сейчас бы бушевала война на Кавказе, мы получали бы военные сводки из Дагестана и Ингушетии. Но тогда у российского руководства, у президента Медведева и премьера Путина хватило мужества, ума, воли и совести в прошлом году не бросить Южную Осетию и Абхазию на произвол судьбы. Они ввели войска для защиты осетин от геноцида, а потом, в скором времени, признали политическую независимость Южной Осетии и Абхазии. Это было неизбежно для легитимации нашего военного присутствия и для того, чтобы по-настоящему обеспечить с политической точки зрения мощью России суверенитет двух этих новых государств и закрепить свои позиции за пределами Российской Федерации на постсоветском пространстве.

Россия показала свою мощь

После того, как это решение было принято нашим президентом и премьером, ситуация стала необратимой. Россия показала свою мощь. По большому счету, нам удалось предотвратить не только распад России, но, по сути, отложить, а может быть, в принципе ликвидировать угрозу вступления Грузии и Украины в НАТО. Это был наш очень серьезный геополитический успех в прошлом году с моральной точки зрения, потому что мы не дали в обиду наших братьев-осетин и отомстили за своих военных, убитых подлым образом грузинами, которые были лишь инструментами. Реально за этим стояли американцы. Также это позволило нам очистить Кодорское ущелье и анклавы. Тем самым были созданы предпосылки для реальной политической независимости Южной Осетии и Абхазии.

Я убежден в том, что это и наш праздник, не только Южной Осетии и Абхазии. Это – общероссийский праздник. Это праздник нашего возрождения и достоинства. Потому что год назад Россия не просто сохранила свое лицо, но и показала, кто чего стоит, показала свою силу, что она жива, что мы – достойные сильные русские люди, что наше государство не будет спускать любой бесчеловечной агрессии против наших граждан, даже если это будет происходить за пределами Российской Федерации. Это – урок всем. В первую очередь – Киеву, одновременно – Кишиневу и всем другим странам, которые хотели бы попытаться пойти по пути Саакашвили на постсоветском пространстве.

Я лично достаточно хорошо знаю президентов Южной Осетии и Абхазии. Я желаю этим очень сильным политическим деятелям, которые выстояли в самые трудные периоды, и их народам, и всем нашим братьям в Южной Осетии и Абхазии всех самых лучших перспектив в строительстве своей государственности. Понятно, что это будет непросто. Есть очень много внутренних проблем, очень сложная история, бремя предшествующего довлеет над этими государствами. Но я абсолютно убежден, что они смогут построить независимые государства, которые будут более самостоятельными, демократичными и политически развитыми, чем те, кто избрал роль американских марионеток на постсоветском пространстве. Я думаю, что наша судьба – вместе с абхазами и осетинами.

Грузины – это наши исторические братья

Но, признавая независимость Южной Осетии и Абхазии, мы не должны окончательно порывать с Грузией. Одно дело – грузинский народ, православное грузинское общество, другое дело – политические интриги грузинского руководства, ориентированного на США. Грузины никогда не были нашими врагами. Саакашвили и Вашингтон – наши враги. Но грузины сами по себе стали жертвой этой преступной политики Тбилиси. Поэтому, осознавая братство и единство с южноосетинским и абхазским народами, я бы хотел подчеркнуть, что мы никогда не должны становиться на антигрузинскую позицию.

История наших взаимоотношений – очень долгая. Мы с грузинами жили в одном государстве несколько веков. Я надеюсь, что мы еще станем гражданами единого государства. Нельзя становиться на сторону только одного народа, пускай и самого близкого. Россия всегда была империей, которая всегда умудрялась сочетать интересы разных этносов, подчас конфликтные. Ни в коем случае нельзя расставаться с этим высочайшим искусством, с этим высшим признанием, с этой имперской мудростью, которая позволяет объединить и включить в себя даже противоположности. Так что вчера я радовался с южноосетинами и абхазами, но, тем не менее, хочу сказать, что ни в коем случае это не должно перетекать в неприязнь к грузинам.

Грузины – это наши исторические братья. То, что они оказались по ту сторону баррикад, очень печально и трагично. Потому это окрашивает праздник Дня независимости в немного печальные тона. Это – мои личные симпатии к грузинам, как к культуре, как к этносу, с которым мы некогда жили единым государством. Но что поделаешь, историческая ситуация бывает и такова. Сейчас политическое руководство Грузии увело этот замечательный народ на другую сторону баррикад. Это печально.

Александр Дугин
Политолог, философ
27.08.2009

Проблемы безопасности

 

Дмитрий Зеркалов

Тигипко: «Власть – это не владение заводами, морями, пароходами, а эффективное управление чужой «государственной» собственностью в свою пользу под крышей Президента.»