ХРОНИКА ПАДЕНИЯ ПИКИРУЮЩЕГО ТЕРМИНАТОРА!!!

К оглавлению "Актуальные темы"
К оглавлению " Политическая безопасность"

В день своего назначения — 4 февраля 2005 г. — Юрий Витальевич Луценко своей основной задачей справедливо обозначил борьбу с коррупцией в рядах милиции: «задание радикально бороться с коррупцией внутри МВД, без этого невозможно обновление доверия общества к органам МВД.Это главное задание. После этого можно будет говорить о борьбе с криминалитетом в самой стране» (ForUm). Действительно, невозможно бороться с криминалитетом, если правоохранительное ведомство само не в ладах с законом... Увы, взятое Юрием Витальевичем «соцобязательство» провалено. И это признано самим Луценко.

7 ноября министр внутренних дел Юрий Луценко, в очередной раз комментируя создание парламентской следственной комиссии по расследованию фактов злоупотреблений в МВД, сказал, что получил «официальную копию письма от Генпрокуратуры, которая расследует определенные обвинения, выдвинутые МВД. Абсолютно по всем позициям там написано об отсутствии состава преступления или о том, что информация не подтверждена... если это дело будет рассматриваться политически со стороны таких реваншистов, как господин Кушнарев, то, конечно, могут быть политические решения»... Ну, во-первых, как тут не вспомнить многочисленные претензии Луценко в адрес Генпрокуратуры, которая-де постоянно тормозит уголовные дела и не желает привлекать к ответственности виновных, по мнению МВД, лиц. Или теперь Юрий Витальевич резко изменил свое мнение о Генпрокуратуре?

А что до «это дело будет рассматриваться политически» Верховной Радой, что «могут быть политические решения» в парламенте... А какие же еще могут быть решения, кроме политических?.. Вот как, к примеру, сам Луценко 15 марта 2005 г. в интервью «УП» комментировал деятельность одной из следственных комиссий ВР (по «делу Гонгадзе»): «Всі заклики не політизувати процес є не зовсім адекватними, бо Верховна Рада є політичним органом, який якраз і покликаний політизувати будь-яке питання»... И ведь не поспоришь — ВР действительно политический орган. А уж после политреформы (когда все министерские должности по определению — политические) указанный тезис Луценко еще актуальнее. Тем более странно выглядят его нынешние высказывания о «политизации» вопроса по его соответствию должности министра.

Как известно, 2 ноября в Верховной Раде была создана комиссия для проверки фактов коррупции и злоупотребления служебным положением со стороны отдельных должностных лиц МВД.

Предполагается, что предварительный отчет комиссии парламент заслушает 1 декабря. Заметим, что парламентский комитет по законодательному обеспечению правоохранительной деятельности еще 4 октября рекомендовал ВР создать временную следственную комиссию для проверки фактов возможных коррупционных действий и злоупотреблений служебным положением министром. Т.е. профильный комитет, как и ВР в целом, почти месяц потратили на предварительное изучение материалов «2000» — и несмотря на сопротивление и закулисное давление со стороны заинтересованных лиц пришли к выводу о необходимости тщательного расследования фактов...

В день своего назначения — 4 февраля 2005 г. — Юрий Витальевич Луценко своей основной задачей справедливо обозначил борьбу с коррупцией в рядах милиции: «задание радикально бороться с коррупцией внутри МВД, без этого невозможно обновление доверия общества к органам МВД.Это главное задание. После этого можно будет говорить о борьбе с криминалитетом в самой стране» (ForUm). Действительно, невозможно бороться с криминалитетом, если правоохранительное ведомство само не в ладах с законом...

Увы, взятое Юрием Витальевичем «соцобязательство» провалено. И это признано самим Луценко, заявившим, что материалы «2000» — как минимум — коррелируют (см. газету «Именем Закона» №42), а то и вообще взяты из материалов внутренних расследований МВД и Генпрокуратуры.

10 февраля 2005 г. («Известия») новоназначенный министр Луценко убеждал, что его «непрофессионализм в этой сфере никого не должен смущать», что он «назначен политическим терминатором», и «человеческих и политических качеств будет достаточно» для успехов на милицейском поприще.

Прошло почти два года, и до сих пор непонятно — что же за человеческие и политические качества имел в виду Юрий Витальевич. Возможно, в тот момент у Луценко действительно были благие намерения, да испытания «медными трубами» человек не выдержал?.. По крайней мере, его мечта не сбылась: «Я мечтаю через год выступить в Верховной Раде и доложить депутатам и президенту: «Милиция с народом». Это станет лучшим результатом моей работы»...

Так и не выступил. Не с чем было выступать. Ибо к тому моменту — «через год» — МВД оказалось именно тем институтом власти, которому наиболее не доверяли граждане. В частности, это зафиксировал опрос, проведенный фондом «Деминициативы» совместно с фирмой Ukrainian sociology service в конце 2005 г.: более всего граждане не доверяли милиции — баланс доверия-недоверия минус 35% (суду — минус 34%, прокуратуре — минус 34%, местной власти минус 27% и т. д.) (05.12.05, «Украинские новости»).

Вступая в должность, Луценко клялся, что СМИ — его главный помощник в борьбе с коррупцией и прочими «негараздами» в МВД; что каждое журналистское расследование станет основанием для расследования и соответствующих оргвыводов, и он не станет «ложно понимать» честь мундира... «Я первый министр, который поставил компьютер у себя на рабочем столе. Изучаю сайты, печатные СМИ... В борьбе с пытками, как и с вымогательствами, укрывательством преступлений, есть лишь один путь. Это публичные сигналы о том, что для нас не существует ложно понимаемой чести мундира...»

Красиво, правда? Это из интервью Луценко от 26 февраля 2005 г. «ЗН». Там же: «Очень важно, чтобы в каждой области понес наказание работник милиции высокого ранга, причастный к бандитизму, пыткам, коррупции. Мы будем стараться проверить все заявления граждан. Наверное, мы не сможем покарать всех без исключения, причастных к таким преступлениям. Но мы должны дать четкий сигнал тем, кто остается в структуре, что в дальнейшем это будет недопустимо». Говорил, что считает «одним из самых важных моментов своей работы... открытость перед всем обществом», более того — открытость «перед сотрудниками правоохранительных органов»...

Министр не будет ручным?

Наблюдая нынешнюю «открытость» Юрия Витальевича, а если точнее — его реакцию на эту самую открытость, не приходится удивляться тому, что «бандитизм, пытки, коррупция» в МВД так и не устранены, а виновные вряд ли понесут наказание — пока в ведомстве такое руководство. Что уж говорить о том, какое мнение должно сложиться у честных сотрудников милиции (они ведь все знают и видят без журналистов) и реакцию на публикации «2000» министра.

И о «политической расправе» Луценко сейчас много говорит. Хотя в интервью «УП» (15.03.05) Юрий Витальевич заявлял: «Сьогодні взяли таку моду і нас часто звинувачують у політичних репресіях. Тому тим, хто сьогодні каже про політичні репресії, я б радив на ніч виспатися, а зранку прийти до слідства і зробити явку з повинною. Це буде чесно...».

Но ныне Луценко и сам взял «таку моду» — обвинять своих оппонентов в «политических репрессиях». Хотя его даже не уволили, а всего лишь постановили разобраться в фактах, относящихся к работе возглавляемого им ведомства. Какие-то двойные стандарты у г-на Луценко.

Впрочем, увольнение не исключается. К примеру, глава парламентского комитета по вопросам государственного строительства Виктор Тихонов заявил, что создание данной временной следственной комиссии вполне можно считать первым шагом к отставке Юрия Луценко с должности министра: «Его (Луценко. — Авт.) давно уже надо было отстранить. Когда человек при власти, он, конечно, будет мешать работе комиссии, и как он это будет делать, мы очень хорошо знаем». Логично. Ведь комиссии наверняка потребуется и со свидетелями пообщаться, и необходимые материалы затребовать (причем так, чтобы их не «подкорректировали»), потерпевших опросить, а то и иных сотрудников милиции — на предмет получения ими незаконных приказов. Естественно, из министерского кабинета легче противодействовать работе парламентских следователей.

При этом, добавил Тихонов, хотя деятельность комиссии будет основываться на публикации в газете «2000», но он убежден, что «комиссия, когда начнет работать, значительно расширит диапазон своего расследования». Трудно поспорить и с мнением Виктора Николаевича о том, что «Президенту уже пора подумать, что тень от таких негативов ложится и на него. Думаю, он (президент. — Авт.) это поймет и сделает выводы» (02.11.06, «УП»)...

К сожалению, президент понимает ситуацию несколько иначе.

Луценко же в этой ситуации избрал наиболее примитивный способ защиты: мол, все это «заказуха».

Прием известный: уводить внимание общества от анализа конкретных фактов — коррупции, казнокрадства, иного нарушения законности — в «анализ» политического противостояния. Собственно, иного никто и не ожидал — разве когда-нибудь было, чтоб тот или иной чиновник соглашался с предъявленными обвинениями? Всегда заводится речь об «исполнении заказа». Юрий Витальевич здесь не оригинален. Но люди сами могут оценить, насколько правдивы материалы «2000», повествующие о «другой милиции». Сама жизнь и выступала заказчиком публикаций в «2000». Достаточно взять подшивку еженедельника с начала 2005 года (там описана вся «эпопея» бурной деятельности «Терминатора»), чтобы убедиться: мы вполне последовательны в оценке работы Юрия Витальевича.

В эфире «1+1» 2 ноября Луценко не без удивления отметил: «с политической точки зрения» в ВР произошло «очень интересное объединение якобы противоположных фракций, которые хотят отстранить министра внутренних дел». (Часть фракции БЮТ поддержала постановление о создании следственной комиссии. — Авт.). Но это, с одной стороны, только подтверждает актуальность расследования, а с другой — весьма подмывает линию защиты Луценко — стал, мол, жертвой «заказа» и расправы «политических оппонентов».

При этом, когда речь идет о самом Луценко, министр — несмотря на горы фактов, изложенных в «2000» (справедливость части которых публично признана даже им), — требует доказательств из Генпрокуратуры, напоминает о презумпции невиновности и проч. Но при этом не брезгует использовать недоказанные обвинения для нападок на тех, кто создал следственную комиссию: «С политической точки зрения — это месть тех, кто неспокойно спит ночью, потому что их терзает совесть, и у них проблемы с законом... я предупреждал руководителя фракции БЮТ, что один из ее членов имеет иностранное гражданство и подозревается в причастности к убийству офицера милиции. Сегодня я получил ответ — эти фракции не хотят, чтобы Луценко дальше незаангажированно действовал по закону. Вместе с тем людям хочется иметь ручную милицию. Но пока я министр — я не буду ручным. Меня не удастся ни приручить, ни взять на испуг» и т. д. Естественно, приведением конкретных доказательств (не говоря уж о решениях судов) министр не озаботился.

В других выступлениях Луценко называл уже иные мотивы «политической расправы»: «Одна из причин, что наши беженцы, которые имеют проблемы с законом, хотят вернуться в ближайшие дни и им мешает Луценко» (03.11.06). Так кто же все-таки «заказчик» — «имеющие проблемы с законом» из фракций ПР и БЮТ, или «беженцы»? Да и какой смысл этим «беженцам» заказывать Луценко, если гипотетически санкцию на их арест дает прокуратура — им («беженцам») по этой, прокурорской, линии следует работать.

В том же эфире Луценко выдвинул еще одну версию. Есть-де некий «бывший начальник областного управления, который организовал волынский клондайк, когда тысячи автомобилей без соответствующих платежей регистрировались в Украине. При нас при том самом количестве автомобилей государство получило плюс 1,5 миллиарда гривен. Вот эта цена в полтора миллиарда им не дает покоя... Этот руководитель объезжает области, где служил — Одесская, Ровенская, Львовская, Волынская, собирает компромат. Он берет данные внутренней безопасности милиции, так как есть связи, и к этому добавляет полное вранье». И вот их-де и печатает «2000»... Ну, во-первых, «2000» не знают, какого «бывшего начальника областного управления» имеет в виду Луценко, и пользовались другими источниками.

Интересует иное: если Луценко говорит, что некий экс-глава областного МВД нанес государству ущерб на сумму 1,5 миллиарда гривен, так что ж он не в тюрьме? Почему этот бывший руководитель имеет возможность «объезжать области, где служил»! Тут что-то одно: либо этот бывший руководитель ни в чем не виноват, либо ведомство, возглавляемое Луценко, не справляется со своей работой. Да если это правда, то уже одного этого факта (который можно рассматривать как признание Луценко своей несостоятельности на посту главы МВД) — более чем достаточно для его отставки безо всякой комиссии парламента.

И другая часть этого рассказа: «объезжает области... собирает компромат... берет данные внутренней безопасности милиции». Значит, есть компромат?! Не все в порядке в руководимой Луценко милиции... Не говоря уж о том, что таким своим указанием на компромат и «данные внутренней безопасности милиции» Юрий Витальевич признает справедливость изложенных в «2000» фактов — только пытается представить таким образом, что милиция-де сама их выявила. Но тогда тоже возникает вопрос: что же эти факты, выявленные, как утверждает Луценко, внутренней безопасностью, не стали поводом для отставок ряда региональных руководителей МВД, неспособных обеспечить порядок во вверенных им областях? Кто покрывает этих лиц?

И почему об этих фактах, о разбирательствах, о возбужденных уголовных делах, о какой бы то ни было реакции со стороны высшего руководства МВД ничего не было слышно до того, как они стали известны общественности, благодаря публикациям в «2000»? Почему побуждать министра к действиям должны были мы?

Именно еженедельник «2000» стал катализатором в наведении порядка в МВД, признает и сам Луценко, в указанном интервью каналу «Интер». Отвечая на вопрос, реагировало ли МВД на публикацию «2000», министр сказал, что милиция проверила поабзацно статьи, выявленные материалы переданы в прокуратуру... Подчеркнем: выявленные благодаря «2000». При чем же здесь «политический заказ»? Луценко отметил, что милиция возбудила тысячи дел против сотрудников, которые злоупотребляли служебным положением, но вместе с тем, по его словам, в его кабинете «нет рентгена, чтобы проверить — пришел он служить стране или бизнесу».

С последним стоит согласиться. Но ведь для того и существуют СМИ в демократических странах — чтобы служить в т. ч. «рентгеном» для чиновников. Другое дело, что реакция министра оказалась явно неадекватной.

Хотя он и говорит: «я первый человек, заинтересованный в проверке». Правда, добавляет: «но чтобы это делала прокуратура» (та самая, нелюбимая им). «Я не против этой комиссии (следственной комиссии, созданной в парламенте. — Авт.)... Точнее, я не против проверки публикации в любых изданиях, «Коммунист», «2000», «Україна молода», но этим должна заниматься прокуратура»... Да почему только прокуратура? А как же в других демократических странах парламент проводит свои собственные расследования? Или взять то же «дело Гонгадзе», которое расследовала ВР: Луценко ведь не возражал, наоборот.

Или такой его аргумент: мол, следственную комиссию «возглавляют политики, обиженные на Луценко». Так и о нем можно сказать: МВД возглавляет человек, обиженный на прежнюю власть. Но он же не считает это достаточным аргументом для своей отставки или, скажем, для запрета милиции проводить расследования в отношении представителей экс-власти?..

«Терминатор»-агитатор

Однако вернемся к тезису Луценко о том, что «Верховна Рада є політичним органом». Так вот для отставки Юрия Витальевича уже давно имелись поводы, включая и политические. Достаточно просто вспомнить его деятельность на министерском поприще — полную голословных заявлений, а порой и просто балансировавшую на опасной грани.

10 февраля 2005-го новоназначенный министр Луценко дал интервью газете «Известия». «Сумеете ли вы раскрыть дело об отравлении Ющенко?», — спрашивают его. Луценко: «Это абсолютно реально. Мне известно, кто перевозил через границу отраву, какой депутат ее сопровождал, какой чиновник переносил к месту совершения преступления, кто ее подмешивал в еду. Все эти сведения не вызывают сомнений... Еще раз повторю — известно, кто пересекал границу и какую границу. Но огульных обвинений и «стрелочников» в этом деле не будет. Мы проведем настоящее комплексное расследование»... А где же результаты этого настоящего и комплексного расследования в столь резонансном деле?..

20 февраля 2005-го наряд дорожно-патрульной службы ГАИ Шевченковского райуправления милиции на улице Большой Васильковской в Киеве задержал автомобиль, в котором находился народный депутат, будущий министр юстиции Сергей Головатый. В интервью газете «Сегодня» Головатый заявил, что сотрудники ГАИ отказались предъявить свои удостоверения и получили по рации команду задержать водителя. А когда милиционеры посадили водителя в другой автомобиль, Головатый попытался поехать вместе с ним, однако ему не позволили это сделать. «Когда меня сбили с ног, то рукой гаишник меня держал за кадык, мне и сейчас несколько больно глотать. Ногой же страж порядка бил меня по ребрам», — сказал Сергей Петрович... И что? Ответил кто-либо из высших должностных лиц МВД за нападение на народного депутата? Нет.

Впрочем, если так обошлись с политиком из дружественного «оранжевого» лагеря (Головатый тогда был во фракции БЮТ), то можно себе представить, как обращались с оппонентами... Взять, к примеру, «дело Бориса Колесникова». За что он отсидел несколько месяцев в тюрьме? Зато как активен был Луценко! Какие страсти он живописал с трибуны парламента — об «оторванных взрывом ногах», о том, как он самолетами вывозил из Донецка свидетелей, которым якобы угрожала опасность... Все оказалось неправдой.

А обвинения Луценко в адрес бывшего министра труда и социальной политики Михаила Папиева (ныне он в той же должности) — о якобы разворованных миллионах, выделенных на закупку очков для ветеранов. «По Міністерству праці Папієва на 20 мільйонів гривень розкрадань бюджетних коштів... До речі, не найбільший злочин, але найбільш цинічний. Бо вкрали бюджетні кошти, за які мали купити окуляри для ветеранів Великої Вітчизняної війни. В цьому є просто ганьба для попереднього уряду... я питаю: це політична розправа чи боротьба зі злочинністю?» (Луценко, «УП», 15.03.05). Оказалось — политическая расправа, ибо выдвинутые обвинения, как впоследствии выяснилось, были ложью... Луценко даже не извинился.

А приглашения на допросы через СМИ?.. 17 апреля 2005-го в эфире «5го канала» Луценко заявил, что его ведомство через средства массовой информации обратилось к 15 бывшим региональным руководителям с просьбой представить объяснения относительно некоторых фактов злоупотребления властью, но 10 из них так и не пришли («УП», 17.04.05). Поэтому, заявил он, с ними никто «церемониться не будет», и если бывшие чиновники, приглашенные в МВД через СМИ, не придут дать объяснения относительно своей деятельности, то их «доставят в МВД принудительно»... Это ли не беззаконие, достойное немедленной отставки министра!..

Относительно методов работы с политическими оппонентами «Терминатор» поделился 13 апреля 2005г. на чате в «УП». Его спросили, имеются ли претензии к фонду «Украина» (фонд Л.Кучмы). Луценко и рассказал: «Якось я зателефонував Давиду Жванії (тоді — міністр з надзвичайних ситуацій): «Ти знаєш, що Кучма фонд відкрив?» Він: «Знаю!» Я питаю: «Якщо на рахунку 30 мільйонів — це уже підприємець?» Він: «Так». Я кажу: «Давид, а чим твої пожежники займаються?» Він: «Все зрозумів»...

Можно ли подобное назвать правовыми методами?

А вспомним акции по вводу подразделений внутренних войск на Донбасс и в Закарпатье — в области, где наибольшими симпатиями избирателей пользовались политические оппоненты «оранжевых». Акт запугивания, не имеющий ровным счетом никакого отношения к борьбе с преступностью. Последняя процветала. Скажем, в одном из внутренних Документов СНБО говорилось: «до Апарату Ради національної безпеки і оборони України останнім часом надходять матеріали щодо призначення на керівні посади районних державних адміністрацій осіб, які раніше були причетними до скоєння кримінальних злочинів, мають зв'язки з криміналітетом або скомпрометували себе іншими вчинками... у Закарпатській області... в. о. голови М-ї райдержадміністрації Т., взагалі, поряд із основною роботою, залишається утримувачем кримінального «общака» М-о організованого злочинного угруповання...» (подробнее см. «2000», 06.05.2005 г., «Наблюдаем режим изнутри»)...

Весь период руководства Луценко министерством сопровождается черным пиаром в отношении политических оппонентов. Правоохранителям ничего не стоило без суда назвать человека «преступником». Скажем, 23 июня 2005 г. один из подчиненных Луценко — г-н Корнич (исполнявший обязаности начальника Главного управления по борьбе с оргпреступностью МВД) публично заявил: «Я глубоко убежден в том, что Ахметов — руководитель организованной преступной группировки» (23.06.05, Интерфакс-Украина)... Через несколько дней, правда, Корнич дезавуировал сказанное, но ведь его слова уже успели растиражировать по всей стране...

Корничу было с кого брать пример. Сам Луценко тогда «изобличил» аж 16 «врагов народа», избранных небдительными гражданами в ВР: «Я настаиваю на подготовке представления прокуратуры о снятии неприкосновенности, по моим данным, с 16 народных депутатов Украины»... Обвинения оказались пустышкой...

Еще в середине прошлого года встал вопрос о масштабных фактах незаконной слежки за гражданами, осуществляемой силовыми органами, в т. ч. МВД.4 июля 2005-го в эфире «5-го канала» экс-замминистра внутренних дел Александр Фокин обвинил руководство МВД в незаконном прослушивании и попытке уволить его с должности: «Я располагаю сведениями, что длительное время по приказу министра идет прослушивание меня и других заместителей, более того, я жду откровенных провокаций от милицейских служб, которые непосредственно подчинены министру». Как пояснил Фокин, поводом послужило представление министра на мое увольнение, которое написано им в совершенно клеветническом стиле», и это всего через несколько дней после того, как Президент дал мне высочайшее звание госслужащего». Замминистра тогда поведал, что Юрий Луценко даже положил ему на стол расшифровки его разговоров «с целью шантажа». «Незаконно прослушиваются мои разговоры с депутатами, министрами. Это те телефоны, которые не должны прослушиваться. Я уже не говорю о мобильных, домашних номерах. Это все несанкционированно, незаконно делается», — заявил Фокин.

По иным данным (напр., «ЗН» от 2 июля), МВД получало задание собирать компромат на тогдашнего премьера Юлию Тимошенко — затем, чтобы «посадить на крючок» лидера БЮТ, сделать зависимой, дабы не тешила себя надеждами на самостоятельное политическое будущее...

6 июля 2005 г. президент Ющенко вынужден был лично реагировать на многочисленные сигналы о незаконных слежках и прослушках — направил соответствующие «разъяснительные» письма Генпрокурору, главе СБУ, министру внутренних дел Луценко и др... Но спустя 4 месяца, представляя новоназначенного Генпрокурора Александра Медведько, президент вновь подчеркнул: «7,5 тысяч людей прослушивает милиция, более 3 тысяч — СБУ.Это намного больше, чем в десятках стран Европы вместе взятых! На доказательном уровне используется лишь 2—4% материала. Эти 96% прослушки — разве не политические преследования?» (08.11.05, «УП»)... Ничего не слыхать, чтобы к нынешнему моменту произошли некие кардинальные перемены...

18 июля 2005-го в ходе многочасового расширенного заседания высшего руководящего состава МВД Виктор Андреевич потребовал стопроцентной замены милицейского руководства в регионах и обязал правоохранителей до конца года ликвидировать все организованные преступные группировки «как класс». Равным образом — покончить с коррупцией...

Однако не сложилось. А 25 сентября в Днепропетровске Луценко заявил, что каждый руководитель подразделений МВД должен ко Дню милиции 20 декабря совершить «свой подвиг». Мол, за 8 месяцев текущего года МВД потеряло наступательность в борьбе с коррупцией и взяточничеством. По данным Луценко, за этот период правоохранительными органами на 30% уменьшено составление протоколов о коррупции и зафиксировано фактов взяточничества. «Я не верю в то, что власть сегодня стала настолько честнее» (УНИАН)...

Мы тоже не верим. Как и в способность Луценко исправить ситуацию. Если за два года не смог, то никакие «подвиги» подчиненных «под дату» не помогут.

Но когда было «Терминатору» бороться с коррупцией, если он занимался выборами? Еще в августе-2005, накануне Дня Независимости (23.08, «Україна молода»), отчитываясь о «проделанной работе», г-н Луценко предупреждал: «ми вже забрали в цих людей вплив на економічне й політичне життя України... хочу сказати, що після Дня Незалежності, після оголошення нових ініціатив Президента міліція буде готова до наступного етапу своєї діяльності — карального». А о предстоящих выборах и о роли в них милиции Луценко честно признался: «Ми... даватимемо оцінку нашим «клієнтам», у яких виборчих списках вони б не ховалися. У цьому я бачу своє завдання як міністр внутрішніх справ на час виборів».

Какое законодательство позволяло министру ставить перед собой подобного рода «завдання» — он не пояснял. К счастью, обещанного «карательного» периода мы не дождались — грянул известный коррупционный скандал, не до того было.

Зато черным пиаром во время выборов министр «блеснул». На пресс-конференциях он зачитывал некие «черные списки» в партиях, высчитывал «коэффициенты заинтересованности МВД к определенной политической силе» — естественно, из числа оппонентов «оранжевых». Так разошелся, что даже Центризбирком вынужден был сделать ему замечание. 6 января в комментарии для «5-го канала» член ЦИК Михаил Охендовский отметил: «Высказывания Луценко нарушают установленные законом ограничения относительно ведения агитации. Эти высказывания также нарушают принцип равенства прав и возможностей кандидатов в депутаты». ЦИК посоветовал г-ну Луценко «быть более сдержанным в высказываниях относительно политических оппонентов»...

Но «Терминатору» — как с гуся вода. Буквально через день после предупреждения ЦИК он выступил с заявлением о некоем «блоке СИЗО»...

И т. д. и т. п. Так что причин для отставки Луценко, в т. ч. политических, давно целый вагон скопился.

«Любимая жена» президента

Рвением и усердием, не разбирающим средств и методов (в борьбе с оппонентами), «Терминатор» заслужил благосклонность первого лица. Поди сыщи другого столь преданного служаку, всегда готового идти по следу политических противников. А если надо — то и исполнить функции бодигарда «семьи» (в самом широком смысле этого понятия).

Если любые, самые мельчайшие обвинения (в т. ч. инспирированные) против «бело-синего» лагеря становились для Луценко командой «фас», в развитие которой он и «дела» заводил, и людей в застенки бросал. Но вот когда обстоятельства касались «семьи», министр внутренних дел грудью вставал на ее защиту.

Скажем, в апреле-2005 «Терминатор» поведал, что «взял след» якобы незаконного финансирования избирательной кампании. В чате на «УП» (13.04.05) он поведал: «Мы напали на основную жилу, питавшую предвыборную кампанию провластного кандидата, — так называемые благотворительные фонды... Не буду заранее указывать пальцем, но лишь в одном ООО «Смерека»... было скоплено 699 млн. грн., которые были немедленно переведены в Литву и обналичены физическим лицом»... Через два дня власти Литвы опровергли это сообщение устами начальника отдела международного сотрудничества службы расследования финансовых преступлений Литвы, а затем и заместителя генпрокурора Литвы Гинтараса Ясайтиса («УП», 15.04.05).

А когда Борис Березовский объявил, что финансировал предвыборную кампанию Ющенко, выложил в интернете соответствующие платежные документы, поведал подробности — кому и сколько миллионов долларов перечислил — это Луценко не заинтересовало.

Или вспомним коррупционный скандал в сентябре 2005-го. МВД во главе с Луценко палец о палец не ударило.

А скандалы с Андреем! Максимум, на что сподобился министр, так это устроить шоу в прямом эфире с выписыванием штрафа в 17 гривен за нарушение правил дорожного движения. Это «маленькому украинцу» простой сержант может штраф выписать, а «большому» — Андрею Ющенко — министр внутренних дел лично заполнил квитанцию!..

Когда сожгли машину владельцев журнала «Папарацци» братьев Арфушей (в ночь на 30 сентября 2005-го, в самом центре Киева), Луценко не только не нашел поджигателей, но и фактически обвинил братьев, что они чуть ли не сами это сделали. Арфуши публично заявили, что связывают поджог с подготовкой очередного номера журнала, в котором была запланирована публикация «Как царевич провел каникулы»... А скандал вокруг избиения и стрельбы в прокурора Кузовкина весной этого года, в причастии к которому подозревался сын президента? «Терминатор» лично вышел на пресс-конференцию отбиваться от обвинений: сын президента — что «жена Цезаря»!

Мудрено ли, что теперь Виктор Андреевич встал на защиту верного и преданного министра внутренних дел по кличке «Терминатор».

В дополнение — ходят упорные разговоры, мол, у президента имеются опасения, что с отстранением Луценко от руководства в МВД, да еще и с последующим назначением неподконтрольного ему (президенту) человека, могут быть возбуждены уголовные дела против близких ему лиц. Якобы и сам Луценко в разговорах с Ющенко регулярно приводит этот аргумент в качестве обоснования, почему стоит держаться за него, Луценко, как говорится, до последнего...

«В выдвинутых журналистами претензиях к милиции сначала должны разобраться правоохранительные органы, а уже после их выводов свое слово мог бы сказать парламент», — сообщала пресс-служба президента 2 ноября. По мнению главы государства, Верховная Рада приняла решение, которое в сущности отвергает давний правовой принцип презумпции невиновности. В свою очередь президент поддерживает деятельность Луценко на должности министра и, по его убеждению, ВР должна тщательно разобраться в ситуации, чтобы принять решение, которое основывается на фактах, а не на эмоциях политиков.

О презумпции невиновности вспомнили! А как же раньше — когда «Терминатор», без суда и следствия, принародно шельмовал политических оппонентов? Что же Ющенко ни разу публично не сделал ему даже замечания?

При этом парламент как раз презумпцию невиновности не нарушил. Разве в постановлении Луценко назвали «преступником», «взяточником», «коррупционером»? Нет! Всего лишь предложили отстранить на время расследования (даже не уволили, хотя имели полное конституционное право) — до прояснения обстоятельств. К тому же, если уж по большому счету, так Луценко признал справедливость как минимум части фактов из публикаций в «2000». Должен ли он отвечать за то, что в его ведомстве творились столь вопиющие беспорядки? По логике — да.

3 ноября в Ивано-Франковске Ющенко охарактеризовал решение ВР (по Луценко, Тарасюку и Гриценко) как «дестабилизирующие ситуацию». Прозвучало даже такое слово, как «инквизиция»!.. Видимо, уже призабылись времена «охоты на ведьм» начала 2005-го, когда «оранжевая инквизиция» «сжигала на политических кострах» десятками тысяч. При этом «главным инквизитором» — эдаким «оранжевым» Торквемадой — был как раз г-н Луценко. И гарант Конституции тогда молчал...

А ныне — разве были нарушены нормы Конституции в отношении Луценко? Нет. Вот спикер ВР Александр Мороз, хотя социалисты и не поддержали постановление парламента в отношении своего бывшего сопартийца, тем не менее признал, что парламент не нарушил Конституцию при принятии постановления, рекомендующего правительству отстранить от выполнения обязанностей главу МВД Юрия Луценко: «поскольку она закреплена формулой «рекомендовать», то это уже сфера деятельности Кабинета Министров... созданная комиссия проанализирует ситуацию, о которой шла речь при принятии этого решения, и сделает выводы» (04.11.06, «Корреспондент»).

В стремлении защитить Луценко Ющенко до Конституционного суда дошел. «Убежден, это решение парламента незаконное. Поэтому я подал запрос в Конституционный суд, чтобы он дал его классификацию», — сказал Ющенко в интервью журналистам в Ивано-Франковске, сообщает пресс-служба президента. По мнению Виктора Андреевича, в случае с отстранением Луценко речь идет о «далеко не продуктивном решении, которое ставит под угрозу достижение украинской демократии, идеалы свободы и верховенства права». Президент считает, что такой шаг Верховной Рады свидетельствует о наличии в украинском парламенте политических сил, способных принимать «реакционные решения, несовместимые со стремлением сохранить политическую стабильность в государстве». Президент также оценил указанный шаг парламента как «попытку поставить правоохранительную систему страны под ручное управление» и т. п.

Да достаточно даже десятой доли фактов, которые изложены в «2000» относительно царящего в МВД беспредела и беззакония, чтобы заявить, что это ведомство под руководством Луценко не только не имеет малейшего отношения к указанным высоким материям, наоборот — является одним из главных посягателей на те самые идеалы свободы, демократии и верховенства права.

Одно ясно: президент явно не заинтересован в объективном, всестороннем и полном расследовании. Обращение в КС — это как минимум затягивание времени, в течение которого Луценко будет находиться на своей должности.

Сергей БУРЛАЧЕНКО http://www.2000.net.ua/print/derzhava/1564585401.html
ГОЛЫЙ «ПАРФЮМЕР», ИЛИ ЛУЦЕНКО, КОТОРОГО МЫ НЕ ЗНАЕМ!
Чем пахнет для Тимошенко роза Луценко
Опереточная сцена, когда бывший министр внутренних дел Юрий Луценко после выборов-2007 преподносит розу бывшей узнице Лукьяновского СИЗО Юле Тимошенко, может вызывать умиление у кого угодно, но только не у тех, кто внимательно следит за тем, что ещё совсем недавно писала тимошенковская пресса об этом одиозном "джентльмене". В конце 2005 года еженедельная газета "Свобода" (№35 (260), 18-24 октября 2005 г.) опубликовала любопытнейший материал под броским заголовком "ЛУЦЕНКО, которого мы не знаем...". Не секрет, что эта газета принадлежит её бессменному главному редактору Олегу Ляшко - нынешнему 29-у номеру в списке БЮТ. Именно в 2005 году только что уволенный с поста председателя СБУ Александр Турчинов рекомендовал отставленной вместе с ним премьерше Юле Тимошенко поставить Ляшко как можно выше в списке блока на выборах 2006 года.

После публикации разоблачительной статьи Луценко собирался судиться со "Свободой". Но спустил дело на тормозах. Поэтому факты, изложенные на страницах тимошенковской газеты, остались неопровержимыми доказательствами. И если роза для Юли теряет запах по мере увядания, то разоблачения относительно "парфюмера" Луценко, опубликованные в приближённой к ней газете, наоборот, приобретают новую свежесть и остроту восприятия.

Итак,

"Луценко, которого мы не знаем..."
В Украине появился новый автономный партийно-политический лидер - Юрий Луценко. Ему надоело сидеть под крылышком стареющего Александра Мороза и мириться с партийной дисциплиной, устанавливаемой Иосифом Винским на деньги Николая Рудьковского. Орленок вырос и пробует самостоятельно летать.

Из последнего интервью газете "Україна молода" можно спрогнозировать, на какой платформе будет происходить взлет Луценко. Сначала уголовное дело по нелегальным нефтяным скважинам в Полтавской области, которые якобы "доят" одновременно эсдеки и социалисты (если не ошибаюсь, намек на Шуфрича и Рудьковского), потом разрыв с Соцпартией, подтверждение имиджа бескомпромиссного борца с коррупцией, отставка "за радикальность", появление в первой строке партийного списка, например "Поры". (Прогноз подтвердился в 2007 году, когда Луценко возглавил список "НУ-НС". - Ред.).

Однако поведение "трибуна революции" во время уничтожения Кабмина Тимошенко показало его несколько с другой стороны: он постыдно промолчал и сохранил свой пост. Ему плюнули в лицо, подписав меморандум с Януковичем и прекратив "репрессии", - опять промолчал. Он так и не посадил никого из крупных коррупционеров "антинародного" режима. А может быть, этого и не требовалось? А за допущенные "перегибы" ответит водитель бэтээра, входящий в ахметовский "Люкс"?

Но вернемся к памятному интервью. "Україна молода" почему-то убеждена, что будь в Украине с полсотни таких, как Луценко, и назначенных на различные должности, не было бы в государстве проблем. Чтобы понять, так ли это на самом деле, ретроспективно взглянем на фигуру главы МВД, используя открытые источники.

Юрий Луценко родился 14 декабря 1964 года в городе Ровно (отец - первый секретарь обкома партии). Закончил Львовский политех, инженер электронной техники. Служил в армии. Работал на ровенском заводе "Газотрон". В 1991 году вступил в Социалистическую партию. С 1994-го - заместитель главы Ровенского областного совета, с 1996-го - начальник комитета экономики областной администрации. В 1997-1998 годах Луценко был заместителем министра науки и технологий, в 1998-1999 гг. - помощником премьер-министра Валерия Пустовойтенко. В дальнейшем - секретарем политсовета Соцпартии, помощником-консультантом Александра Мороза. В 2002-м стал народным депутатом Украины. Один из организаторов уличных акций протеста в 2000-м, 2002-м и оранжевой революции в 2004-м. С февраля 2005 года - министр внутренних дел Украины.

Самая подробная неофициальная биография Луценко была напечатана на сайте "Олигарх" под рубрикой "Бизнес и политика" 13 июня. Судя по всему, писал ее кто-то из ровенчан. Начали бизнес Юрий и его брат Сергей в девяностых. Сергей Луценко, находясь в дружественных отношениях с ректором "водного" университета (нынче - Украинский государственный университет водного хозяйства и природопользования) Станиславом Кравцом, организовал при ректорате отдел, который не только отправлял студентов на работы в детские "пионерские" лагеря - местные и Крыма, но и за отдельную плату организовывал их отдых. Дело наладилось в считанные месяцы, полученные деньги исправно делили с ректором, а о фирме мало кто знал. Но когда к университету присмотрелись внимательнее, пришлось свернуть деятельность и искать для нее другое поле.

В интервью "УМ" Юрий Луценко сказал, что его брат занимался мелким бизнесом - построил мини-молокозавод. В "Олигархе" это расшифровали подробнее. По его данным, к заводу в Сарнах (райцентр на Ровенщине) Луценко имеет формальное отношение (руководитель наблюдательного совета), но директор исправно перечисляет деньги на счет в Сбербанке (братья дружны с руководителем областного отделения Анатолием Озимковским, жена которого руководит областным же отделением "Укрсиббанка", где, по слухам, и "спрятаны" реальные счета Луценко).

Иной бизнес, по данным сайта, Сергей Луценко имеет в райцентре Березное: у него там мебельная фабрика. Там же, по слухам, он владеет преуспевающим фарфоровым комбинатом, швейной фабрикой и кожгалантерейным заводиком. Впрочем, официального подтверждения этому найти не удалось. Зато доказать, что автоцентр, работающий в Острожском районе, принадлежит ему, особых усилий не составило. Центр оформлен на кузину братьев Луценко Марину Приходько, которая, утверждают осведомленные источники, никогда и близко к нему не подходила.

Сергей Луценко также имеет отношение к фирмам "ЧИП" (компьютеры и периферия) и "Фортеця" (компьютеры и офисная техника). Формальные владельцы компаний - его родственники. Помимо "небольшого бизнеса" у старшего брата нынешнего министра имеются неплохая дача в Колоденке (близ Ровно) и несколько средней руки ресторанов. А еще Луценко был замечен около "Рівнеазота", но эта "рыба" оказалась ему не по зубам. Однако сейчас появилась зыбкая надежда вернуть завод в государственное управление, и Сергей Луценко не может за это не ухватиться.

А о том, как братья Луценко назначали своего ставленника начальником областной милиции, рассказал ривненский губернатор Василий Червоний:

"Мене не цікавить реакція сім’ї Луценків, його брата, мене це не обходить. Я не збираюся організовувати сімейний підряд. Сергій (Луценко) приходить до мене в кабінет і каже, що мені Юра поставив завдання підібрати кадри у Рівненській, Волинській, Тернопільській областях. Я проти таких методів. Я тоді сказав: не плутайте пропозиції Сергія Луценка і обкому СПУ. Це різні речі, і це не обком пропонує. У мене рівні стосунки з дружньою Соцпартією. Я мав з ними розмову і до спроби цього призначення, і після. Але коли люди хочуть таємно від ОДА, таємно від СБУ, тоді десятки таких керівників області, як я, запропонують зняти табличку МВС і написати відкрито, чесно і прозоро, наприклад: "Фірма Луценко, сини і брати". А якщо це Міністерство внутрішніх справ - державна установа, то прошу робити по-державному. І так буде.

Якою б не була кандидатура, вона буде обговорюватись згідно з встановленими процедурами. Тому що брат, навіть якщо рідний, - це одне, але політичні партії - це колективні органи, які можуть мінімізувати помилку. Так що в тому, що на Рівненщині буде порядок з кадровим призначенням, якщо не сьогодні, то завтра, не сумнівайтесь ні на секунду. Сімейного підряду не буде, вузькопартійних інтересів не буде, а буде людина, яка працюватиме на очищення Рівненської області від корупції, хабарництва, злодійства.

Я завдання міліції ставлю в першу чергу такі: повернутися обличчям до народу. Не там, де гроші бігають, а там, де в людей виривають мобільні телефони, ґвалтують жінок, видирають сумочки, скоюють квартирні крадіжки, крадіжки автомобілів. Їх це не цікавить. Там якщо впіймаєш, то грошей не заробиш, тільки клопіт. А от якщо не будеш ловити, то від кожного автомобіля матимеш 2-3 тисячі "зелених". Ющенко, зібравши нас у день призначення після сесійного засідання, сказав: "Друзі, підберіть, будь ласка, на посади керівників міліції людей з числа цивільних осіб, щоб вони не були пов’язані з мафією". Я таку кандидатуру підібрав, радячись з довіреними особами Ющенка, народними депутатами, і подав її Президенту, а не Юрію Луценку, бо це було некоректно. Щоб не організували довкола цієї людини непотрібну травлю, я поки що не називатиму її прізвища. Якщо ви не сприймете цю кандидатуру, якщо вона працюватиме нечесно, то мені не треба великих процедур, щоб її звільнити. Із-за кущів, як зараз намагаються призначати людей, я цього не робитиму".

Еще смущает один момент. В интервью "УМ" Юрий Луценко припомнил, что дочь его предшественника - покойного Юрия Кравченко - была уволена из Государственного инновационного фонда вследствие организованных им проверок. И снова напрашивается аналогия: в этой структуре в свое время трудился и сам нынешний шеф МВД (тогда Иннофонд временно подчинялся Министерству науки и технологий), и его заместитель по хозчасти Лидия Поречкина, назначенная на место уволенного со скандалом Александра Фокина.

При всем уважении к г-же Поречкиной от перечисления мест ее работы оторопеет любой оперативник. Помимо Государственной инновационной компании (наследницы Иннофонда) она успела потрудиться на руководящих должностях в АКБ "Морской транспортный банк". Он принадлежит (или принадлежал в то время) российскому бизнесмену Александру Жукову - фигуранту так называемого туринского процесса над торговцами контрабандным оружием и бывшему собственнику одесской нефтеперевалки.

Госиннофонд, созданный Кабмином 18 февраля 1992 года, должен был наполняться из двух источников: за счет ассигнований из госбюджета и отчислений предпринимателей. Однако на самом деле он жил за счет целевых отчислений предприятий. Ставка инновационных сборов составляла 1% объема реализации продукции (работ/услуг) или валового дохода почти со всех сфер их деятельности, в том числе торговой, посреднической, снабженческо-сбытовой, банковской и страховой, уменьшенного на сумму НДС и акциза. Ежегодно Госиннофонд собирал около миллиарда гривен! Большая часть этих средств направлялась не на кредитование инновационных проектов, а на покрытие безнадежно хронического дефицита бюджета.

И тут – внимание! За период, когда Юрий Витальевич работал в системе "антинародной" власти (т.е. в министерстве и при Пустовойтенко), невозврат по инновационным кредитам достиг 65%. Другими словами, деньги, собранные с предприятий в виде налога, просто разбазаривались. Кое-кого за это посадили. Но и дальше долги по инновационным кредитам мало кто возвращал.

В результате на 1 августа 2000 года задолженность по инновационным договорам составила 690 млн. гривен. В начале 2000-го в ходе административной реформы Президент ликвидировал Госиннофонд. 13 апреля того же года на его базе Кабмин создал Украинскую государственную инновационную компанию (УГИК). Она стала правопреемницей фонда, в том числе и по долговым обязательствам, но была отлучена от бюджетного финансирования, поэтому кредитовать и формировать уставный фонд (100 млн. грн.) должна была за счет возвращаемых долгов.

Первым руководителем УГИК стала Лидия Поречкина, до этого работавшая заместителем по финансовым вопросам председателя правления ГАК "Хлеб Украины". Однако ее труды не увенчались успехом. По состоянию на 1 января 2002 года невозвращенными оставались 626 млн. грн. кредитов. Впоследствии Счетная палата заявила, что УГИК неэффективно и с нарушением действующего законодательства использовала 32 млн. грн. на создание Украинского банка реконструкции и развития.

Когда стало ясно - УГИК можно сравнить разве что с космической "черной дырой", Юрий Луценко вдруг начал пробивать идею использования денег от приватизации "Укртелекома" на создание Государственного банка реконструкции и развития, к которому присоединить и активы инновационного фонда.

То есть в 2001 году государственных денег ему было не жаль и потратить их на безнадежную структуру Поречкиной он считал вполне нормальным. А если бы эту, на мой взгляд, авантюру предложил кто-то другой, не завел бы министр Луценко еще одно резонансное дело? И не вызвал бы его фигурантов публично на допрос? Выходит, комиссарская принципиальность имеет четко обозначенные границы.

Елена Рубцова ("ОРД")
Источник: "Свобода".
29.08.2009

Проблемы безопасности

 

Дмитрий Зеркалов

Тигипко: «Власть – это не владение заводами, морями, пароходами, а эффективное управление чужой «государственной» собственностью в свою пользу под крышей Президента.»