Миф о «Батуринской резне»

К оглавлению "Актуальные темы"
К оглавлению " Политическая безопасность"

Полтавская битва. Взгляд из современности. Миф о «Батуринской резне» – как пример фальсификации истории Украины

Уважаемые участники круглого стола, моя профессиональная деятельность связана с физикой, которая относится к числу точных наук, где влияние политики минимально. В самом деле, выражение типа: «Наша партия учит нас, что тела при нагревании расширяются», – может вызвать только улыбку. И, тем не менее, даже в такой науке, когда речь идет о приоритетах, политика проявляет себя. Вопрос о том, кто первым изобрел радио Попов или Маркони остается предметом дискуссии уже более ста лет, аналогично дискутируют о том, кто первым изобрел лампочку накаливания – Яблочков или Тесла, кто первым построил паровоз и таких примеров можно привести множество.

История, к сожалению, относится к числу наук, где влияние политики оказывается чрезвычайно великим, так как предметом этой науки является не только хронология фактов и событий, но и их политическая оценка. Отсутствие достаточного объема фактического материала, а это, в первую очередь, относится к историческим событиям, удаленным во времени, дает дополнительные возможности для манипуляции цифрами и фактами в интересах той и или иной оценки события. В таких случаях мы можем говорить о фальсификации истории.

Попытки фальсификации истории, как правило, преследуют определенные политические цели, реализации которых в первую очередь добивается находящаяся у власти политическая сила. К сожалению, исторические институты государства в таких случаях зачастую становятся на службу власти и занимаются переписыванием истории, меняя оценку и трактовку исторических событий в соответствии с требованиями власти. Подобную картину мы имеем сегодня в истории Украины.

В основу современной политики властей Украины положена идея исключительности украинского этноса, который в течение многих веков якобы находился под гнетом Российской империи и теперь, получив независимость, должен приобщиться к европейской цивилизации путем отказа от своей культурной и духовной близости с народами России и Беларуси. При этом навязывается мнение, что именно Россия и ее образующий государство этнос – русские представляют угрозу для независимости Украины. Вопреки историческим фактам и закономерностям ведется переписывание истории таким образом, чтобы оправдать или «доказать» сегодняшние политические приоритеты.

Навязывая своему народу представления о якобы имевшем место угнетении народа Украины со стороны имперской России, в качестве доказательств борьбы за независимость, современная власть возвеличивает и превозносит любые исторические события, в которых имели место какие-либо противоречия или столкновения интересов между российскими украинскими народами. Поэтому предметами особого внимания со стороны власти Украины стали: Конотопская битва, измена Мазепы в Северной войне между Россией и Швецией, бой под Крутами и деятельность УПА в годы Великой Отечественной войны. Сами по себе эти события далеко не всегда связаны с борьбой за независимость Украины. В то же время имеется в десятки раз больше фактов и примеров, подтверждающих братские отношения наших народов, которые замалчиваются или превратно истолковываются.

Замалчивается и то, что объединение украинского и российского народов в единое государство было исторической необходимостью. В самом деле, после распада Киевской Руси в результате нашествия татаро-монголов народы, населявшие территорию современной Украины, фактически не имели собственной государственности. Большая их часть оказалась под контролем и управлением польских и литовских княжеств. Положение народа осложнялось тем, что, кроме его колониальной эксплуатации, насильственно навязывалось католичество. Все это не могло не вызвать протестов и стремления получить независимость. Управляемость и подконтрольность территории польскому руководству осложняла удаленность территории от центра и существование практически независимого военного формирования – Запорожской Сечи. Поэтому конец шестнадцатого и первая половина семнадцатого столетий отличались ожесточенной борьбой населения Украины за независимость.

Однако военный и экономический потенциал Малороссии не позволял обеспечить полную независимость и защиту своей территории от агрессивных соседей – Польши и Крымского Ханства. К середине семнадцатого столетия это в полной мере осознал гетьман Войска Запорожского Зиновий Хмельницкий. Поэтому вполне естественным выглядит его обращение к московскому царю Алексею Михайловичу с просьбой принять под свою защиту малороссийский народ.

В результате вхождения Малороссии в состав Московского государства на правах автономии население восточной Украины получило мощного защитника от набегов крымских татар и от Речи Посполитой. Одновременно Московское государство приобрело достаточную мощь, чтобы защитить свою территорию от набегов татар и усилить свое влияние в западных областях – на территории Беларуси и правобережья Днепра.

О правильности выбора союза с Россией, сделанного Богданом Хмельницким, говорят последующие годы совместного пребывания Малороссии и Московии в едином государстве. За три с половиной столетия существования в составе одного государства можно насчитать единичные случаи из существенных противоречий, которые могли привести к распаду этой общности. Поэтому утверждение о том, что Украина в составе России и затем в СССР находилась в колониальной зависимости от Москвы, является откровенной ложью. Не было этого в царской России и конечно – в СССР, где Украина являлась равноправным субъектом союзной федерации.

Однако вернемся к событиям, которые предшествовали Полтавской битве в июне 1709 года. Начальный этап Северной войны между Россией и Швецией складывался не очень благоприятно для России. Выход России к побережью Балтийского моря и основание Санкт-Петербурга на его берегу в начале 18-го столетия был несомненным успехом, однако амбициозные и успешные действия молодого короля Швеции Карла XII могли разрушить достижения Петра Первого. Военные действия Швеции по захвату Прибалтики, части Польши и западных областей России были очень успешными. Ощутимое поражение от шведов получила Россия в бое под Нарвой. Карл XII не скрывал амбиций дойти до Москвы и овладеть Россией.

Россия оказалась в сложном положении – нужно было организовать отпор неприятелю и это требовало массы военных усилий. Естественно, что для защиты своей территории, московский царь потребовал участия малороссийских казаков, включая людские и материальные резервы, что не доставляло особого удовольствия гетьману Ивану Мазепе и его окружению. Оценивая успешные военные действия Карла XII, Мазепа, по-видимому, посчитал, что Швеция выиграет войну с Россией и, как это часто бывает с подлецами, решил заранее пойти на союз со шведами. Ясно, что никакой независимости от этого союза Малороссия получить не могла. Скорее всего, она снова могла стать колониальной провинцией Польши.

Встретив серьезное сопротивление населения шведской оккупации при прямом движении в направлении Москвы, Карл XII решил двинуться в сторону Украины, где Мазепой ему было обещано максимальное благоприятствование. Однако предательские действия Мазепы не получили заметной поддержки со стороны казачества и населения Малороссии.

Тем не менее, в конце октября 2008 года Мазепа, оставив в центре Гетьманщины Батурине военный гарнизон из наемных поляков – сердюков и нескольких полков лояльных к нему казаков, отправился с небольшим войском навстречу шведскому королю. Следует отметить, что казачество в основной массе не поддержало предательских действий Мазепы, поэтому в составе войска, прибывшего на помощь шведам находилось всего около двух тысяч человек, что не вызвало особой радости у короля Швеции.

Основные запасы вооружений и продовольствия, приготовленные для помощи шведам, находились в Батурине. О предательстве Мазепы и его планах стало известно Петру Первому, поэтому, чтобы предотвратить возможность получения шведами военных и продовольственных запасов, находящихся в Батурине, царь направил в Батурин Меньшикова с пятитысячным войском. Была поставлена задача ликвидировать эти запасы.

Заметим, что в распоряжении князя А.Д. Меньшикова был так называемый «летучий отряд» солдат, не имевший ни тяжёлых осадных орудий, ни всего того, что необходимо для штурма хорошо укреплённой крепости. Семь полков защитников Батурина могли легко не только отбить штурм отряда Меньшикова, но и разбить его в открытом бою.

Однако всё произошло иначе. Батурин был взят быстро и легко. 2-го ноября город был взят в результате двухчасового боя. Потери нападавших – незначительны. Но почему? Как Меньшиков смог взять укреплённую крепость, да ещё так быстро? Конечно, можно предположить, что имела место измена. Но она, если и была, как-то не убеждает. Комендант гарнизона полковник Чечель, как опытный военный, должен был предусмотреть вероятность измены и тайный лаз в город охранять особенно тщательно. Но ничего этого мы не наблюдаем. Значит, такой исход обороны мог быть только в одном случае: если большинство защитников даже не пытались обороняться. Более того: возможно, что часть защитников крепости помогали нападающим.

Вернёмся снова к вопросу о количестве убитых. Ведь здесь главное разобраться была ли организованная массовая расправа? Факт разрушения Батурина никто не оспаривает. Исходя из необходимости эффективного противодействия шведам и наличия в крепости большого количества пушек, боеприпасов, продуктов и фуража, её проще было разрушить, а имеющиеся запасы либо полностью уничтожить, либо забрать с собой. Таким образом, действия Меньшикова были продиктованы военной целесообразностью и решающим образом повлияли на дальнейший ход войны. В доказательство этого достаточно напомнить, что в Полтавской битве шведы смогли использовать против русской армии всего только 4 пушки.

Посмотрим как трактуют это событие современные украинские политики. Вот типичный абзац текста из украинских учебников истории:

«В 1708 году, во время войны со шведами, после обнаружившейся измены Мазепы, войска Меньшикова, не сумев взять Батурин штурмом, захватили его благодаря предателям из числа казаков, и устроили чудовищную резню, уничтожив всех казаков, а также мирное население, не щадя ни женщин, ни детей. Затем они подвергли пыткам и варварским казням пленных казаков. Также они сожгли и разграбили город, не пощадив и церквей».

Во время президентской избирательной кампании в 2004 году кандидат в президенты Виктор Ющенко посетил Батурин. Предвыборная бригада к выборам установила там крест в память о так называемой «Батуринской резне» 1708 г. На импровизированном митинге кандидат в Президенты Украины, заявил, что для него «трагедия Батурина созвучна с голодомором 30-х годов», и предложил отмечать память жертв Батурина ежегодно. Виктор Ющенко назвал цифру в 21 тысячу погибших.

Что же было на самом деле? 8 декабря 1708 года новый гетман Иван Скоропадский издал универсал, где признавал, что при штурме замка было убито значительное количество находившихся в нём, но добавлял: «Однако же, що о жёнах и детях, о гвалтованю панен и о ином, що написано во изменничьем универсале, то самая есть неправда... Не тылко тые не имеючие в руках оружия, але большая часть з сердюков и з городовых войсковых людей, в Батурине бывших, на потом пощажены и свободно в домы, по Указу Царского Пресветлого Величества, от князя, Его Милости, Меншикова, отпущены».

Выдумка о «батуринской резне» является типичной исторической фальсификацией, превращенной с помощью системной манипуляции сознанием в ключевой элемент психологической обработки населения Украины. Обслуживающие политический заказ современных украинских политиков историки, пишущие статьи и учебники, стараются убедить население Украины, что в Батурине «с помощью русского оружия и репрессий была подавлена воля украинского народа к независимости», а количество жертв и жестокость, с которой русская власть наказывала «мазепинцев», достигали масштабов «гуманитарной» катастрофы. Недаром В.А. Ющенко настаивает на том, что «Батуринская трагедия созвучна с Голодомором 30-х годов.

Особые надежды приверженцы того, что «батуринская резня» есть факт, возлагали на археологию. Но она подвела. Искали 15-20 тысяч убитых, а в результате многолетних целенаправленных усилий совместой канадско-украинской экспедиции на месте разрушенной крепости удалось обнаружить всего около семидесяти человеческих тел.

Тем не менее, миф о батуринской резне настойчиво внедряется в сознание населения Украины, не смотря на отсутствие каких-либо доказательств. Придумываются различные версии, оправдывающие отсутствие массовых захоронений. Так, известный украинский кинорежиссер Ю. Ильенко в одном из интервью выдал: «На раскопках Батурина не нашли ни одного скелета, потому что все жители были вырезаны, распяты, прикреплены к плотам и пущены по водам Сейма, Десны и Днепра для запугивания. ... В той «реке мертвых», между прочим, плыли и мои предки».

Итак, если верить официальной украинской версии, солдаты Меньшикова, захватив город, должны были сначала зверски казнить всех жителей, «не щадя ни женщин, ни стариков, ни детей», а затем собрать в разрушенном городе все трупы, перетащить их к реке Сейм. Затем надо было достать большое количество бревён, сделать из них плоты, прибить тела умерших к брёвнам и сплавить их вниз по реке.

Ложность этой версии легко установить. По многим свидетельствам река Сейм в то время уже была покрыта льдом. Но более весомым доказательством того, что резни в Батурине не было, есть исключительно доброе отношение украинского населения к русской армии.

Миф о «батуринской резне» – один из примеров того, как иррациональные политические силы используют приемы мифотворчества для манипуляции сознанием людей с заранее определенной целью – целью развития исторической обиды.

Элементарный анализ достоверно известных фактов разваливает эту фальшивку. Однако логика анализа украинскому «патриоту» и не нужна. Он должен мыслить иначе. Мыслить «по-украински». То есть иррационально. И поэтому власть пытается пропитать этим «мышлением» украинскую науку.
В результате «батуринская резня» возникает в умах людей не по причине её доказанности, а как феномен украинской мифоистории.

То, что украинские историки идут наповоду навязанных им политических доктрин и насаждаемой «сверху» идеологии, означает, что история как наука в Украине стала на службу грязной политике. Вместо объективной истории нам преподносятся мифы, типичный образчик которой – «батуринская резня».

Рудаков Василий Андреевич,
Кандидат физико-математических наук,
Национальный научный центр «Харьковский физико-технический институт», старший научный сотрудник,
депутат Харьковского областного совета,
руководитель фракции Блока Наталии Витренко «Народная оппозиция».

Полтавская битва. Взгляд из современности Полтавская битва – столкновение двух имперских проектов

Сегодня, когда мировая история прошла существенные этапы в развитии международных отношений государств, Полтавскую битву уже не рассматривают как просто важное событие для России. Это было столкновение двух имперских проектов. А империи того времени были прогрессивной формой параллельного развития больших европейских государств. Это был главный прогрессивный тренд того времени. В данном случае, это были шведский проект империи для Восточной Европы и российский. Российский проект оказался убедительнее и определил Россию великой державой на последующие столетия, что дало право Православно-славянской цивилизации на особое положение после такого перелома в развитии европейских стран.

Поэтому и вопрос о том, победила ли Украина в Полтавской битве, очевиден. Безусловно, победила! По шведскому плану Малороссия должна была стать вассалом Польши. А Польша, соответственно, вассалом Швеции. Соответственно, Православие в Малороссии подавлялось бы католиками поляками и шведами. От этого в первую очередь страдало бы малороссийское население.

Поэтому в войне между Российской и Шведской империями абсолютное большинство граждан Малороссии поддержало Русскую армию Петра Первого, как армию родственного народа. Многие города защищались, прежде всего, самими гражданами, партизанскими движениями и, конечно, российскими войсками. Украинцы уже тогда, как, собственно, и сегодня, ощущали себя частью Российского государства.

Акцент украинских политиков сегодня на то, что Полтавскую битву можно отмечать как событие, но не праздновать как победу, так как это было поражение Украины, превращает историю Украины в череду постоянных поражений и празднований предателей. Украинское население выиграло уже от того, что после битвы сохранились православные позиции империи близкого народа, вместо разучивания новых правил католической Шведской империи.

Практически все исторические данные подтверждают, что в этой войне народ Малороссии выступал вместе с братским русским народом. Более того, Полтавская битва наглядно показала, что в тех случаях, когда украинские политики выступают вместе с Россией (в союзе с Россией Мазепа был процветающим политиком), всегда им сопутствовал успех и процветание. В тех же случаях, когда украинские политики предавали Россию, они терпели поражение и не поддерживались своим народом. Это тот урок, который украинские политики до сих пор не усвоили.

300 лет назад, после победы России в Полтавской битве, началась новая история, единое Российское государство. Победа стала важным фактором европейской и мировой политики. С тех пор уже никто на европейском континенте не мог не считаться с голосом и с политической волей России.

А что Швеция?

Сегодня в Шведском центральном музее большинство представленных экспонатов связывают с эпохой Северной войны и Русского похода Шведской армии (оружие, форма, предметы быта и портреты Карла XII).

Для шведов Карл XII всегда был кумиром. Потому что он «никогда не боялся быть впереди, – говорят сегодня шведы – Он никогда не прятался за спинами своих солдат, говоря им «Пойдите и атакуйте!». А всегда говорил «Следуйте за мной! В атаку!». Для сегодняшних шведских офицеров, это пример того, как нужно воспитывать своих подчиненных.

А в том, что поход Карла XII на Москву закончился для шведов бесконечной катастрофой, шведы, как бы это не пытались игнорировать украинские политики, винят не только русскую зиму и рану короля накануне решающей Полтавской битвы, но, и неадекватные действия перебежавшего к нему украинского гетмана Мазепы.

Мазепа серьезно обманул Карла XII, обещая привести ему огромную армию. «Мы войдем в мою столицу, где для Вас уже собраны богатые припасы и сильные подкрепления», - заверял он шведского короля.

К великому сожалению Швеции, Карл поверил этому человеку. Но когда он увидел, что столица уже сожжена войсками Петра Первого, а вместо обещанной огромной армии с Мазепой пришло всего около 3 тысяч казаков, которых даже толком нельзя было использовать из-за их плохой выучки, он понял в какую ужасающую ситуацию он попал.

Святая уверенность Карла XII в непобедимости своих войск сыграла злую шутку не только с ним, но и с Мазепой. Решение гетмана, перейти под руку нового покровителя, было не в последнюю очередь продиктовано его уверенностью в неизменной победе шведов. Что же касается Петра, то он сделал выводы из Нарвского поражения и не стеснялся учиться у своего противника. Он желал доказать, что есть армия, которая может сражаться равноценно шведам.

Результат Полтавской битвы ошеломил и потряс всю Европу. Он утвердил Россию на европейской сцене как равноправную великую державу. До этого на нее смотрели как на отсталую сомнительную окраину. Окраину, с которой была разгромлена самая мощная военная машина Европы. Это произвело колоссальный эффект.

Сегодня мундир Петра Первого, который был на нем во время Полтавского боя, хранится в Государственном Эрмитаже. За 300 лет сукно, практически утратило свой первоначальный цвет и из зеленого превратилось в синий. Шляпа, в которой император Петр Первый был на поле Полтавского сражения, сделана из простого черного фетра. И даже не обшита. Но она носит следы боя. Она была пробита шведской пулей.

Примечательно, что до революции в России никто не скрывал, что на стороне шведов воевало от 5 до 8 тысяч запорожцев. Согласно документам, шведские офицеры открыто возмущались их низкой дисциплиной, пьянством и бесполезностью на поле боя. Известно, что во время осады Полтавы Карл XII использовал мазепинцев как землекопов, носильщиков и дровосеков, из-за чего они несли большие потери. Поэтому попытки нынешних украинских властей отметить 300-летие украинско-шведского союза, по мнению большинства авторитетных историков, выглядят достаточно нелепо, а порой просто комично.

Гетман Мазепа – это символ предательства, с какой стороны ни рассматривай сложившуюся вокруг него ситуацию. Он предал своего Государя, который его наградил высокими государственными наградами и который, очень доверяя ему, приблизил его к себе. Поэтому поступок Мазепы не может расцениваться иначе, чем предательство. Какими бы благородными задачами и целями ни пытались сейчас украсить его деяние, факт предательства остается фактом. Каждый волен, естественно, отмечать то, что он считает для себя достойным, но факты говорят о доблести населения и гарнизона самой Полтавы, которая защищалась от шведов, и о предательстве Мазепы.

«Когда я слышу о том, что происходит на Украине в связи с Полтавской битвой, такое ощущение, что украинские политики боятся, что русские и украинцы вспомнят, что же было на самом деле, – говорит российский священник отец Алексей, инициатор реконструкции Полтавской битвы силами студентов - актеров и своих прихожан.. – Вспомнят, что в большинстве своем украинские казаки не пошли за Мазепой».

Подозрения православного батюшки не беспочвенны. Современная украинская власть, действительно, делает все, чтобы стереть из народной памяти общую с Россией историю. В этой связи очень своевременным на Украине оказалось появление такой политической силы как Партия «Киевская Русь», одно название которой уже говорит о едином русско-украинском корне. Молодая, но амбициозная политическая сила среди всего спектра политического бомонда свое место определила в Блоке Наталии Витренко, лидер которого последовательно и неуклонно отстаивает единство славянских государств и возрождение восточнославянской православной цивилизации.

В 1909 году вся Россия торжественно отметила 200-летие Полтавской битвы. К памятникам исторического сражения были возложены венки от всех властей Полтавской губернии. Тогда и в голову никому не могло прийти решение объявить этот день поражением Украины, а празднование великой победы перевести в ранг мероприятий, протокольно отмечающих отдельное историческое событие.

Полтавская победа на полтавских полях была одержана во спасение нашей общей страны. А дорогие нашему сердцу армия и флот были преисполнены мыслью о том, что во все время испытаний, ниспосланных свыше, всегда в судьбе Русского царства шествует светлый день Победы и Воскресение.

Надежда Полякова,
Председатель Крымской республиканской организации
Партии «Киевская Русь»

Героизация изменника под сенью Филарета: Ющенко отпраздновал «Конотопскую победу» Выговского

11 июля 2009 г. президент Виктор Ющенко принял участие в торжествах по случаю 350-й годовщины победы казацкого войска под Конотопом в селе Шаповаловка Конотопского района Сумской области.

В рамках данного мероприятия В. Ющенко принял участие в обряде освящения купольных крестов новой казацкой церкви Рождества Пресвятой Богородицы в Конотопе, который провел патриарх Киевский Филарет.

Президент также возложил цветы к памятнику гетману Ивану Выговскому в селе Шаповаловка.

В своем выступлении В. Ющенко призвал не бояться собственной истории. «Хватит бояться собственной истории. Суть борьбы в одном: сбросить чужое иго, дать свободу народу. Именно это руководило гетманами», – заявил он.

По его словам, украинское войско во главе с гетманом Иваном Выговским 350 лет назад одержало блестящую победу в Конотопской битве, которая является преемником освободительной борьбы Богдана Хмельницкого и предшественницей вооруженного выступления Ивана Мазепы.

Глава государства подчеркнул, что Конотопская битва – «одна из самых больших и самых славных побед украинского оружия» (по материалам УНИАН).

Развенчание «оранжевого» мифа,

или Преступление против истории собственного народа

Напомним, что данные «торжества» стали возможными благодаря указу президента N207/2008 «О праздновании 350-летия победы войска под руководством гетмана Украины Ивана Выговского в Конотопской битве» от 11 марта 2008 г.

В своем указе В. Ющенко назвал события тех лет «украинско-татарским союзом», хотя для полноты картины его следовало бы назвать «украинско-татарско-польским», поскольку изменник И. Выговский (до этого дважды присягавший на верность русскому царю!) затем приносил присяги как крымскому хану, так и полякам.

При этом, перейдя на сторону Польши в ходе русско-польской войны 1654-1667 гг., он подписал с ними 16 сентября 1658 г. Гадячский мирный договор, согласно которому Малороссия вновь возвращалась под власть Польши, чем спровоцировал кровавую гражданскую войну на Украине, которая осталась верной заветам Богдана Хмельницкого.

Но это никак не помешало В. Ющенко провозгласить т.н. «Конотопскую битву» ни чем иным как «преемником освободительной борьбы Богдана Хмельницкого», что попросту является ложью!

Что касается самой «Конотопской битвы», состоявшейся 29 июня 1659 г., то на самом деле казаки И. Выговского напали на малочисленные конные сторожевые отряды, охранявшие московский лагерь, после чего бежали за речку Сосновку.

За ними был послан конный отряд под началом князей Пожарского и Львова (около 5 тысяч человек), а также верные русскому царю казаки-запорожцы наказного гетмана Ивана Безпалого с полковниками Григорием Ивановым и Михаилом Козловским (2 тысячи человек).

Именно эти конные части (численностью около 7 тысяч человек) преследуя бегущих казаков, попали в окружение на болотистом поле за речкой Сосновкой и были разгромлены атаковавшей их с тыла ордой крымского хана.

При этом 7-тысячному отряду противостояла почти 60-тысячная армия, в состав которой входили войска И. Выговского численностью в 25 тысяч человек, крымских татар под командованием хана Мехмеда IV Гирея в 30 тысяч и польский отряд Анджея Потоцкого в 3 тысячи 800 человек, всего 58 тысяч 800 человек.

Таким образом, численное преимущество войск И. Выговского и его польско-татарских союзников над попавшим в окружение отрядом составляло почти в 8,5 раз!

Причем среди погибших были не только великороссы, но и малороссы, сложившие свои головы, защищая свою Родину от польских оккупантов и их прислужника И. Выговского.

Когда же окрыленные такой «победой» союзники И. Выговского попытались организовать атаку на осаждавшую Конотоп русскую армию под командованием князя Алексея Трубецкого, то эта попытка не увенчалась успехом.

Так может, нужно заодно также отметить и поражение И. Выговского и его союзников под Конотопом?

Необходимо отметить и другое событие: фактически сразу же после «Конотопской битвы» и отхода армии А. Трубецкого к Путивлю крымские татары начали грабить близлежащие украинские города и села.

Надо полагать, это происходило как раз в рамках провозглашенного В. Ющенко «украинско-татарского союза»!

Кроме того, восхваляя эту мнимую «блестящую победу» В. Ющенко почему-то предпочитает обходить стороной следующий общеизвестный факт: 17 октября 1659 г., то есть через три месяца после этой «грандиозной битвы», состоялась новая Переяславская Рада, на которой украинские казаки в присутствии военачальника А. Трубецкого снова присягнули на верность Москве!

Сам же И. Выговский, полностью проиграв развязанную им войну, бросил на произвол судьбы в Чигирине свою семью и бежал в Польшу, где в 1664 г. сами же поляки его и расстреляли, после того как панам надоел их собственный холоп.

Вот и все плоды «победы».

Таким образом, состоявшиеся «праздничные» мероприятия при участии президента В. Ющенко и псевдопатриарха Филарета – это очередное преступление против истории собственного народа, наряду с героизацией Ивана Мазепы, Симона Петлюры, идеологов ОУН-УПА и т.д., верой и правдой служивших западным оккупантам.

Политический обозреватель пресс-службы ПСПУ Виктор СИЛЕНКО

Конотопская подлость

Безусловно, правление гетмана Ивана Выговского является одним из самых гнусных в истории Украины.
Поляк по происхождению, генеральный писарь при Богдане Хмельницком и при его преемнике Юрии, он был той бомбой замедленного действия, которую заложили католики-поляки под православную Малую Русь, недавно воссоединившуюся с Великой. Ещё совсем недавно, принося присягу, старые казаки плакали от счастья, что Господь даровал им единоверного православного Царя. Но вот умер Хмельницкий, и стало возможным нашёптывание на ухо его наследнику, что Богдан якобы мечтал о возвращении под польскую корону. В некрологе, выставленном у гроба Богдана Хмельницкого в Субботове (август 1657 года), современник обозначил заслуги покойного: «Польшу он низложил Козацкими полками, Татар и Турков устрашил теми же войсками; Наказав варварство, пресек вероломство, Вечно того не забудет Польское потомство. Унию он опроверг, благочестие возставил...»

Благочестие – это православие. «Польское потомство» действительно дел его не забыло. И не простило. Как и уния. В то время ходил слух, что Богдан Хмельницкий был медленно отравлен польским агентом (тот сватался к его дочери, а после смерти гетмана исчез). Доказать или опровергнуть версию отравления теперь невозможно (или пока невозможно): вскоре польско-турецкие войска уничтожили Субботов, а «кости Хмельницкого, – как о том писал автор «Истории Русов», – вырывши из гроба, сожгли вместе с церковью и монастырём». Не забыли. Отмстили. Но вначале был Выговский. Если прибегнуть к современной терминологии, то Выговского можно назвать компьютерным вирусом, «червём», внедрённым поляками в систему, для уничтожения трудов выдающегося гетмана, для запуска механизма межказацкой гражданской войны, чтобы воссоединение, «случившееся при Хмельницком предать вечному забвению». История выдвижения Выговского в гетманы темна.

Легитимность его сомнительна. По мнению, изложенному в «Истории Руссов», Юрий Хмельницкий, попав в сети интриг генерального писаря (должность хоть и не уважаемая в казацкой среде, но высокая, аналогичная главе администрации первого лица), изъявил желание подписать так называемые «Гадяцкие статьи». В статьях декларировалось равенство правительства Русского (Юрия Хмельницкого) с правительствами Польши и Литвы. Но, естественно, «под сенью одной Короны Королевской». А иначе б чего полякам огород было городить! Юрий Хмельницкий был настолько обольщён шустрым Выговским, что статьи подписал. А когда пришлось об этом объявить, то все чины и войско «тотчас нагрубив гетману, проклиная подлое его поведение и злодейские умыслы, отстали от него...». В результате Юрий бежал на Сечь, где и укрылся. А Выговский, состряпав ловкий клеветнический донос на Юрия царю Алексею Михайловичу, был выдвинут в гетманы. При этом казаков Запорожской сечи на процедуру избрания в Корсунь не допустили.

Выговский стал именоваться гетманом Войска Запорожского, что выглядело курьёзно: запорожцы были настроены против него. Фактически же Выговский получил булаву, подкупив часть казацкой верхушки обещанием выгод, устранив из «избирательного списка» низы, простых казаков. Большая игра продолжилась. Поляки, чтобы сломить оппозицию Выговскому, дали знать Алексею Михайловичу, что после смерти своего короля они хотели бы возвести его, русского царя, на польский престол – объединить Польское королевство с Московским царством. По русскому простосердечию Алексей Михайлович поначалу поверил и послал к Полякам большое посольство с дарами... Конечно, Выговский и поляки руки потирали – хихикали, перемигивались за спинами московских послов: вот русские лопухи!

Перемигивание российские послы не скоро приметили, некогда было: на пирах плясали, подарки принимали. Это у нас исстари. Государь Алексей Михайлович верил Выговскому и не верил наказному гетману Мартыну Пушкаренко (Пушкарю), полтавскому полковнику, который присяге не изменял и прямо называл Выговского измеником. Странно звучат иные обвинения «московитов» в коварстве, если и сын Алексея Михайловича, Пётр Первый, через 50 лет будет до поры до времени точно так же безоглядно доверять другому гетману-изменнику – Мазепе. Но вот Алексей Михайлович выказал беспокойство тем, что Выговский призвал орду крымского хана на Русь для решения своих проблем. Запорожская сечь ненавидела Выговского (он не был козаком, а был писарем, да ещё и из польской шляхты, что было хуже всего), поэтому опереться тот мог лишь на наёмников.

Выговский признавал: «Многие пристают к Пушкарёву совету; у полковников, которые теперь при мне, не много людей, другие идти не хотят, и если бы я не пошел, то все бы пристали к Пушкарю». Вопреки прямому царскому запрету, Выговский взял в осаду Полтаву, чтобы уничтожить Пушкаренко... Мартын Пушкарь был, безусловно, воином талантливым. Он совершил вылазку и разбил войско Выговского. Незадачливые каратели пустились наутёк, бросив обоз. Как пишут, Выговский при этом потерял гетманскую булаву... Пушкарь увлёкся содержимым обоза и был убит при налёте татарской орды. Полтава вновь заперлась.

Выговский поклялся, что пощадит город. Но лишь ворота распахнулись, его войска и татарские наёмники «стали жечь, грабить, не пощадили и монастыря, а татары начали забирать в плен жителей». После того как Выговский с татарами, на манер карателей всех времён, разграбил и сжёг Полтаву, он продолжал заверять московского царя в своей верности ему. Гипотетически существовала угроза, что орда может двинуться и на Москву. Игра продолжалась недолго.

В Малороссию была направлена армия боярина князя Трубецкого. Предполагалось предложить Выговскому «начать доброе дело таким способом: ратных людей с обеих сторон развесть без крови и татар вывести». Народ приветствовал приход Трубецкого: «Слышим, что должен прийти сюда князь Трубецкой: пусть приходит, чтоб скорее конец был с панами нашими начальными». Смысл договора Выговского с крымским ханом состоял в том, что Выговский и его войско будут не только загребать жар чужими руками, но и сражаться с войском московского царя, единственного в мире царя православного. Для большинства казаков это было делом совершенно немыслимым. Наверняка в душе каждого было то же, что и в душе Богдана Хмельницкого, когда тот писал царю Алексею Михайловичу, что он, Богдан, предаёт «вечной анафеме и суду Божию всякого, мыслящего неприятельски» на единоверных православных. Мыслящего! Не говоря уже о воюющем! Поэтому «армия» Выговского преимущественно и состояла из наёмников – поляков, немцев и пр. Ну а основное войско, нацеленное против армии Трубецкого, было войско крымского хана – огромная орда.

Украинский историк Дмытро Яворницкий, желающий описать ситуацию честно, именно армию князя Трубецкого называет объединенной русско-украинской армией, имея в виду, что против Выговского выступили верные православному царю казаки во главе с новым наказным гетманом Иваном Беспалым. 29 июня 1559 года, на святых Петра и Павла, тяжёлая конница князя Семёна Пожарского (двоюродный племянник освободителя Москвы), преследуя казаков Выговского, которые имитировали бегство, угодила в засаду к татарам и была перебита.

Под Конотопом, по данным российских архивов, потери князя Трубецкого составили – «городовых дворян и детей боярских, и новокрещенов мурз и татар, и казаков, и рейтарского строю начальных людей и рейтар, драгунов, солдатов и стрельцов побито и в полон поймано 4761 человек». Казацкая летопись называет 20-30 тысяч погибших. Историк Сергей Соловьёв, чей известный пассаж очень любят цитировать нынешние украинские авторы, экспрессивно рисует такую картину: «Цвет московской конницы, совершившей счастливые походы 54-го и 55-го годов, сгиб в один день; пленных досталось победителям тысяч пять; несчастных вывели на открытое место и резали как баранов: так уговорились между собою союзники – хан крымский и гетман Войска Запорожского! Никогда после того царь московский не был уже в состоянии вывести в поле такого сильного ополчения».

В том, что сговорились и резали – сомневаться не приходится. Выговский выступил в роли кровавого мясника, каким он себя проявлял и прежде. Ну а прочее... «Цвет московской конницы» всё-таки был более храбр и безрассуден, чем силён, тем более в болотистой местности, куда Пожарского заманили. Несмотря на предупреждения о засаде, князь Пожарский нёсся вперёд с криком: «Давайте мне ханишку!» Татары налетели сбоку и сзади. Он попал в плен, а когда был приведён к хану, плюнул тому меж глаз. Не мечом так иным – достал. И тут же был убит.

Украинские авторы прокатолической ориентации аж повизгивают: «Позорная гибель русской армии!» Это вызывает лёгкое недоумение. Ну, во-первых, отчего же позорная? В те времена лихость, даже не всегда оправданная, на войне – была делом славным. Было такое в русском дворянстве, да и не только, – безоглядно атаковать во славу своего царя православного и Святой Руси! А если учесть, что неудавшаяся атака совершилась в день памяти святых апостолов Петра и Павла, то значит, что многие русские воины (по окончании поста, накануне праздника) исповедались и причастились. Так ведь они все в рай ушли! Доблестная гибель! Ну а во-вторых, погиб отряд, но не армия. Армию-то князь Трубецкой под прикрытием пушек благополучно вывел из-под Конотопа в Путивль. А потом вернулся.

«Конотопское дело было явлением случайным, не могшим иметь никаких важных последствий», – заключение Сергея Соловьёва, которое иные авторы предпочитают не цитировать. Хан вскоре заспешил в Крым, потому что запорожские и донские казаки начали активно совершать в его владения партизанские рейды. Выговский, которого все будут гнать, скроется в Польше и там будет казнён за попытку затеять свою очередную измену. А дальше... Сергей Соловьёв пишет: «5 сентября Трубецкой выступил из Путивля в черкасские города, и везде в этих городах принимали его с торжеством; полковники и поспольство при пушечной стрельбе присягали на верную службу великому государю...»

Трагический эпизод под Конотопом, который не имел в стратегическом смысле никакого значения, нынешний украинский президент считает уместным называть «Конотопской битвой» и отмечать её исход как выдающуюся победу. Ющенко фактически предлагает праздновать то, что некий его предшественник (получивший власть, как и он сам, при сомнительных обстоятельствах), заманил православное русское войско под удар вековечного противника. Празднует оранжевый президент то, что этот его предшественник принял участие в резне тысяч православных, попавших в плен.

Интересно, сам-то Ющенко, чествуя кровавого мясника, не боится перепачкаться кровью православных? Судя по всему, не боится. Возможно, если судить по делам, об этом и мечтает. О героической гибели князя Семёна Пожарского народом сложена песнь. А гетман-изменник в народное сознание вошёл как подлый персонаж присказки: «Ну и обманщик, провёл, как Выговский Москву!» Сторонники Ющенко твердят, что он создаёт нацию, народ. То есть как бы «подправляет» Творца-Вседержителя? Однако всё-таки правильнее говорить, что он пытается переформатировать духовно ослабленный и люмпенизированный народ. Ющенко, изобретательно прилагая усилия для насильственной «украинизации» населения страны, как бы ставит исторический эксперимент: героизируя изменников и палачей, призывая считать подлое и низкое – благородным, проклятое Церковью – «святым».

Идеологи «переформатирования» и празднования «Конотопской битвы» говорят о столкновении двух цивилизационных платформ. Действительно, антиправославная «платформа» на Украине ныне очень активна; многовековая атака на Святую Русь – продолжается. Ющенко издал указ, предлагая всемерно прославлять изменника Выговского, его приверженцев и наёмников, называть их именами улицы, снять фильм, очевидно, комплиментарный... Во Львове уже и открытки с надписью «350 лет победы над москалями» выпустили... Историки потом будут спорить, чего в этом ющенковском указе больше – подлости или глупости? Наверняка и тут представители «платформ» не найдут общего языка. Хотя ответ прост: подлость не становится благом в зависимости от того, совершает ее умный или глупый человек. Украинская народная мудрость и здесь точно подметила: «Мухи та комари кусають до пори, а для лихої людини нема нi пори, нi години».

Олег СЛЕПЫНИН (Украина) http://odnarodyna.ru

Проблемы безопасности

 

Дмитрий Зеркалов

Тигипко: «Власть – это не владение заводами, морями, пароходами, а эффективное управление чужой «государственной» собственностью в свою пользу под крышей Президента.»