Вторую мировую войну развязали адепты

К оглавлению "Актуальные темы"
К оглавлению "Политическая безопасность"

«Вторую мировую войну развязали адепты «Drang nach Osten»

Информационная война по вопросам истории Второй мировой войны идет полным ходом, поэтому стоит еще раз напомнить о схемах закулисной деятельности Запада и теневых структур западного капитала по ее развязыванию.

Очевидно, что сутью геополитической стратегии западного сообщества всегда была экспансия по основным направлениям Восток – Юг. Девиз «Дранг нах остен!» – это не инновация Гитлера: он родился гораздо раньше, по крайней мере, в эпоху Карла Великого (VIII в.). Поиски сказочной страны (Индии) на востоке, а потом – и ее колонизация, покорение и истребление восточных племен и народов во имя обогащения – это тоже вечный «дранг нах остен», смысл западного существования. Даже Америку открыли, двигаясь опять же на восток.

Родившиеся в конце XIX – начале XX столетий западные геополитические концепции и теории логично ориентированы на завоевание восточных пространств. Англичанин Х.Маккиндер с целью теоретического обоснования колонизаторской политики Британии сформулировал геополитическую идею мирового господства: «Кто контролирует Восточную Европу, доминирует над Хартлендом (Россией. – Л.И.); тот, кто доминирует на Хартлендом, господствует над Мировым островом (Евразией. – Л.И.); тот, кто господствует над Мировым островом, господствует над миром». Здесь устремленность к господству над Россией налицо.

Американский стратег адмирал А.Мэхэн усиленно разрабатывал стратегию удушения «непрерывной континентальной массы Русской империи, протянувшейся от западной Малой Азии до японского меридиана на Востоке».

Немецкая геополитическая школа (Ф.Ратцель, К.Хаусхоффер, К.Шмит) продвигала теорию государства как «живого организма», по мере развития требующего все больших пространств, вплоть до планетарных. И опять же – движение на восток, а Россия здесь – также главный объект.

Все эти концепции, живущие по сей день, – не дань моде, а теоретическое закрепление многовековой политики агрессивной экспансии. И если русские воевали в Европе лишь в порядке самообороны или в интересах тех или иных западных государств, то в треугольнике Британия – Франция – Германия всегда (по крайней мере, в течение последних двух столетий) присутствовала стратегическая интрига: как продвинуться на российские просторы или, по меньшей мере, кого спровоцировать на войну против России. Лучше всех эта игра удавалась Лондону.

В нашествии Наполеона, нападении Японии на российский Дальний Восток в 1904 г., в провоцировании Первой мировой войны отчетливо прослеживается британский след.

А в организации похода Гитлера на восток – тем более.

Безусловно, Лондон и Париж серьезно опасались нарастающей мощи Германии и боялись остаться с ней один на один. Но политика этих ведущих европейских столиц металась между двумя вариантами:
– как не подвергнуться удару Германии в одиночку,
– как подтолкнуть Гитлера к удару по СССР.

Поэтому одна часть франко-британской элиты выступала за обуздание Гитлера коллективными усилиями совместно с СССР. Другая же (особенно англичане) стремилась помочь Гитлеру осуществить пресловутый «Дранг нах остен». Британские консерваторы держали в уме политическое завещание Д.Ллойд Джорджа, который заявил еще в начале ХХ столетия: «Традиции и жизненные интересы Англии требуют разрушения Российской империи, чтобы обезопасить английское господство в Индии и реализовать английские интересы в Закавказье и Передней Азии».

Эти колебания между двумя вариантами действий в конце концов привели к политике умиротворения Гитлера, к попыткам создать ему благоприятные условия для канализации устремлений на восток. В сентябре 1938 г. английские и французские верхи пошли на мюнхенские договоренности с Гитлером и в качестве «отступного» безоговорочно сдали Чехословакию. Четвертое по экономической и военной мощи государство Европы было отдано Гитлеру на заклание.

Об обстоятельствах происшедшего полезно вспомнить тем, кто считает спусковым крючком Второй мировой войны советско-германский пакт о ненападении.

СССР заявил о готовности в полном объеме выполнить советско-чехословацкий договор о взаимопомощи от 16 мая 1935 г., о чем 19 сентября 1938 г. советское правительство уведомило правительство Чехословакии. Советский Союз в заявлениях ТАСС от 2 и 4 октября 1938 г. осудил также аннексию Судетской области ЧСР и опроверг появившиеся в СМИ слухи о том, что стороны, вступившие в мюнхенскую сделку, консультировались с представителями СССР.

Прилетев из Мюнхена в Лондон, Н.Чемберлен, обращаясь к соотечественникам, торжественно заявил: «Я привез вам мир». За этим пафосом скрывались два важнейших для Лондона соображения:
1) гитлеровскую военную машину удалось направить на восток, к границам Советского Союза;
2) с Гитлером была подписана декларация, в которой подчеркивалось желание немецкого и английского народов «никогда более не воевать друг с другом».

6 декабря 1938 г. министры иностранных дел Франции и Германии Ж.Боне и И. фон Риббентроп подписали аналогичную франко-германскую декларацию.

Подобное развитие событий не могло не беспокоить советское руководство. Происходящее прямо выглядело как сговор не только против Чехословакии, но и против СССР. Тем более что Чемберлен уже сделал заявление: «Германия и Англия являются двумя столпами европейского мира и главными опорами против коммунизма, и поэтому необходимо мирным путем преодолеть наши нынешние трудности... Наверное, можно будет найти решение, приемлемое для всех, кроме России». Что это, как не поощрение Гитлера к походу на восток и не торговля безопасностью СССР?

Встает естественный вопрос: были ли возможности предотвратить Вторую мировую войну? Убежден: были, и не единожды. Первый раз – когда Гитлер совершил аншлюс (присоединение) Австрии. Даже Муссолини возражал Гитлеру, но англосаксы и французы дружно промолчали. Фюрер, естественно, расценил это как слабость и поощрение его политики «нового мирового порядка».

Второй раз – когда Европа катилась к мюнхенской сделке. Правительство Чемберлена пошло даже на усиление Гитлера за счет ресурсов чешской армии и военной промышленности, лишь бы направить германскую экспансию на восток. Лондон отказался воздействовать на своего союзника Польшу, чтобы та разрешила Красной армии пройти через ее территорию на помощь Чехословакии.

И даже в августе 1939 г. еще сохранялась возможность остановить приход мировой войны. Нужно было лишь согласие Англии и Франции, чьи делегации вели в Москве переговоры, на создание антигитлеровской коалиции. Общий военный потенциал трех стран и их армий почти вдвое превосходил вооруженные силы Германии и Италии. Но у Лондона была своя логика, он вынашивал свои расчеты.

Не были в стороне от предвоенных европейских событий и США. Имея опыт Первой мировой войны, когда американский капитал хорошо заработал на поставках воюющим армиям, США действовали соответственно и в преддверии новой мировой войны: вскармливали Гитлера, помогали Британии, участвовали в становлении промышленности СССР. Кроме того, война была прекрасным средством ослабления традиционных европейских конкурентов. Так что США деятельно ожидали начала великой драмы, рассчитывая поставить под контроль Европу, прежде всего – Британию с ее колониями, Японию и ослабленную войной Россию. Мировая война давала американцам возможность не только хорошо заработать, но и стать мировой империей.

Словом, в августе 1939 г. последний шанс укротить Гитлера был упущен.

В этой ситуации у Сталина выбора не осталось. Необходимо было если не навсегда устранить, то, по крайней мере, отодвинуть угрозу германского удара.

Вопреки утверждениям многих западных политиков и политологов, договор о ненападении между Германией и СССР, подписанный в Москве 23 августа 1939 г., не был и не мог быть первопричиной нападения Гитлера на Польшу и развязывания Второй мировой войны.

Во-первых, СССР пошел на подписание договора лишь после отказа делегаций Англии и Франции заключить с Советским Союзом соглашение о совместном противодействии Гитлеру. Сталин не мог не учитывать, что Лондон и Париж, имея военные соглашения с Берлином, могут пойти на вариант сговора, аналогичный Мюнхену, но уже в отношении СССР.

Во-вторых, никакой прямой связи между пактом Молотова – Риббентропа и решением Гитлера напасть на Польшу нет. Фюрер подписал план войны с Польшей 3 апреля 1939 г., а 28 апреля того же года Германия аннулировала германо-польский договор о ненападении и дружбе. Т. е. решение об оккупации Польши и, к слову, подготовке плацдарма для удара по СССР было принято в Берлине за несколько месяцев до 23 августа.

В-третьих, в сложившихся условиях неизбежности большой войны СССР был просто обязан принять меры для создания пограничного предполья и отодвинуть границы на Запад. И.В. Сталин еще 1 марта 1936 г., отвечая на вопрос председателя американского газетного объединения Роя Говарда, заявил: «Я не знаю, какие именно границы может приспособить для своих целей Германия, но думаю, что охотники дать ей границу «в кредит» могут найтись».

Подписывая договор о ненападении 1939 г. и секретный протокол к нему, правительство СССР не ставило целью аннексировать ряд восточноевропейских стран. Его целью было отсрочить момент нападения гитлеровской Германии, не допустить возможности объединения стран Западной Европы для агрессии против СССР и установить предел германской экспансии на восток.

«Дранг нах остен» продолжается и сегодня. Ощутив потребность в некоей универсальной формуле трактовки проблем Второй мировой войны, устраивающей все страны, которые входят в НАТО и ЕС, западные политики вновь подняли на щит концепцию «двух тоталитаризмов». Мол, Сталин и Гитлер поделили «несчастную» Европу пактом Молотова – Риббентропа, ну а потом схватились между собой. Фюрер к тому же едва успел упредить советского вождя, нанеся удар первым.

В результате все, кроме Москвы и Берлина, – жертвы. А поскольку фашистская Германия была разгромлена и ушла в небытие, Россия же, правопреемница СССР, пока жива – с нее и весь спрос за развязывание Второй мировой войны. Поляки, прибалты, чехи и другие, оказывается, долго страдали от сговора Гитлера со Сталиным и от советской оккупации. Украина – тоже жертва советской оккупации, боровшаяся в союзе с гитлеровцами против более страшного врага – москалей.

Концепция «двух тоталитаризмов», родившись на Западе, двинулась в восточном направлении по проторенному пути «Дранг нах остен». Даже немцы, долго молчавшие, вдруг оживились. В 2002 г. премию К.Аденауэра получил «единственный философствующий историк среди немецких историков» (так он был назван в официальной прессе ФРГ) Э.Нольте за труды, в которых «доказал», что уничтожение режимом Гитлера евреев было не чем иным, как реакцией на уничтожение дворянского и крестьянского сословий в России. Германский национал-социализм, оказывается, это – «зеркальное отражение русской революции», уничтожение Гитлером целых народов – реакция на ликвидацию классов в СССР, Аушвиц (Освенцим) – реакция на ГУЛАГ.

Вот такая «историческая правда» продвигается на восток. Сегодня эта концепция «равной ответственности» воплотилась в известную (и позорную!) резолюцию ПАСЕ от 3 июля 2009 г., в публично выражаемое сомнение: имеет ли Россия право на собственный голос на мировой арене, если, мол, она сама появилась «незаконно», в результате пересмотра итогов Второй мировой войны?

Ответим: имеет! И в 70-ю годовщину со дня начала Второй мировой войны мы об этом напоминаем идеологам и практикам «Дранг нах остен».

Леонид Ивашов
Президент Академии геополитических проблем
02.09.2009

Проблемы безопасности

 

Дмитрий Зеркалов

Тигипко: «Власть – это не владение заводами, морями, пароходами, а эффективное управление чужой «государственной» собственностью в свою пользу под крышей Президента.»