ФАЛЬСИФИКАТОРЫ ИСТОРИИ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ

К оглавлению "Актуальные темы"
К оглавлению "Политическая безопасность"

Вторая мировая война, которая началась ровно 70 лет назад, на информационном фронте продолжается до сих пор. Запад всеми силами пытается скрыть тот факт, что мировая бойня была развязана при его попустительстве и тайной поддержке с целью уничтожения Советского Союза. Он приписывает себе лавры победителя и пытается убедить мировую общественность в том, что между Сталиным и Гитлером не было никакой разницы.
О том каких масштабов достигла фальсификация исторических фактов, связанных со второй мировой, пишет публицист Андрей Конуров:

“Был у Шукшина такой рассказ «Миль пардон, мадам», главный герой которого Бронислав Пупков любил всем рассказывать, как он покушался на Гитлера. Над ним и смеялись, и в сельсовет вызывали, а жена так вообще грозилась посадить его за искажение истории, но сила, заставлявшая его из раза в раз лепить людям горбатого, была такой могучей, что даже вышеперечисленные издержки не могли отвратить его от вранья. Кажется, психиатры называют это болезнью Мюнхгаузена.

При этом нельзя сказать, чтобы Пупков не понимал комичности своего положения. «Он переживал, страдал, злился… И два дня пил дома. За водкой в лавочку посылал сынишку-подростка». Но когда городские охотники делали отвальную, всё опять повторялось с точностью до мелочей – Пупков снова вживался в образ карающего меча и выгнать его оттуда было никак невозможно.

Но что там Пупков – нынче дуют на дворе совсем иные ветры. Этот бесхитростный в своих привираниях алтайский мужик был бы, наверное, немало удивлён, посмотрев, с каким размахом искажается история в наше время и что всё это не грозит теперь не только тюрьмой, но даже и общественным порицанием, а, наоборот, можно даже зашибить копеечку. В несостоятельные мозги обывателя могучими ударами кувалды вколачиваются идеологические клише одно противоречивее другого, в результате в головах доброй половины граждан России, не говоря уже об американцах и европейцах, царит невероятный сумбур во всём, что касается, дат, деталей и фактов, но такой складный сумбур, который при этом укладывается в повесть о том, как два тирана, Сталин и Гитлер, развязали мировую войну в Европе, поназахватывали кучу стран, потом пришли американцы, всех победили, всех освободили, тут и сказке конец. А всё остальное, что вы где-то слышали, - это коммунистическая пропаганда, а потому от лукавого.

Фальсифицируется всё, начиная с фундаментальных причин второй мировой и Великой Отечественной войн и заканчивая эпизодами. Технологии уже давно отработаны. Взять, к примеру, подвиг Александра Матросова, лёгшего грудью на амбразуру вражеского пулемёта. Подвиг многократно и подробнейшим образом описан в советской литературе, инсценирован и экранизирован. А потом вдруг начинают говорить, что всё это - миф. И этот миф начинают развенчивать.

Одновременно выдвигается целая куча версий. В одной газете напишут, что никакого подвига на самом деле не было, а историю с амбразурой придумал какой-нибудь корреспондент «Красной звезды», который на передовую ехать испугался и всю командировку просидел в штабе фронта. Придумал, чтобы было о чем написать. Другие напишут, что да, подвиг, конечно, имел место, но был абсолютно бессмысленным, военного значения не имел и в очередной раз продемонстрировал всю абсурдность и бесчеловечность советской военной машины. Нечего было на этот пулемёт бросаться, а надо было просто запросить поддержку артиллерии или авиации, как делали все цивилизованные люди, например те же американцы. Но у нас бомбы и снаряды жалели, а людей нет.

Третьи скажут, что и подвиг имел место, и смысла он был не лишен, вот только совершил его никакой не Александр Матросов, а какой-нибудь Алексей Солдатов. А Матросов был тыловой крысой и умер от того, что объелся американской тушёнкой. Но так как его дядя служил в политуправлении фронта, то он и распорядился вписать в наградной лист фамилию Матросова, а Солдатов подвергся незаслуженному забвению.

Четвёртые выдвинут такую версию, что и подвиг был, и пользу он принёс великую, и совершил его сам Александр Матросов. Но при этом приплетут столько бытовых подробностей из жизни Матросова, что геройский ореол превратится в конструкцию с нарушениями. Напишут, например, что Александр Матросов не любил мыться, от него постоянно исходил неприятный запах, сослуживцы его сторонились и поэтому друзей у него не было. Или что он был не прочь прихватить что-нибудь, что плохо лежит, и частенько воровал у своих однополчан личные вещи, за что бывал неоднократно бит. Или что любил выпить и имел взыскания. Всё это называется десакрализация образа народного героя.

А пятые могут сказать, что и подвиг был, и решающую роль в том бою он сыграл, и на амбразуру бросался не кто иной, как Матросов, и по жизни он был молодцом, мылся по два раза на день, чужого вовек не брал и к спиртному не прикладывался, командиры на него нарадоваться не могли. Но такой практически святой человек в этой версии обязательно окажется убежденным антисоветчиком, выходцем из раскулаченных и сосланных и чуть ли не родственником генерала Власова или атамана Шкуро. Мы узнаем, что Александр Матросов всю жизнь ненавидел Сталина, который истребил всю его семью, и, бросаясь на амбразуру, видел в своих мечтах Россию не советской, а демократической на американский лад. Главный вывод – что лишь такие люди могли совершать подвиги, а коммунисты с комсомольцами только и делали, что прятались за их спинами.

Когда такой поток пропаганды обрушивается на среднестатистического человека, у которого нет времени сидеть в исторических архивах, то даже если он ещё успел поучиться в советской школе, сформированная этой школой картина мира рано или поздно начнёт проседать и разваливаться, а на смену ей придут примитивные штампы наподобие того, что сталинградский котёл был сделан из американской стали. Если же человек в силу возраста советскую школу не застал и к моменту нашествия вражеской пропаганды представлял собой чистый лист, то его можно хоть сейчас записывать в полицаи будущей оккупационной администрации.

Сейчас мы находимся в преддверии 70-летия начала второй мировой войны. Это сама по себе достаточно крупная и круглая дата, чтобы бойцы идеологического фронта всех мастей и окрасов по полной программе оттоптались на теме, кто же всё-таки виноват в её начале. К тому же на дворе кризис, который уже становится больше похожим на катастрофу, все друг на друга злые и только и ищут, кого же съесть первым. В этих условиях версии событий давно ушедших дней становятся мощным оружием, которое поможет заложить идеологические основы действий в настоящем и будущем. Все антисоветские завывания, призывы к России «покаяться», разделить ответственность с Гитлером за развязывание войны, провести судебный процесс над сталинизмом наподобие Нюрнбергского и желательно под международным контролем означают лишь то, что нам готовятся предъявить длинный список материальных претензий. За сталинское прошлое, за упорство в приверженности к патриотическому взгляду на войну и Победу Россию хотят заставить расплатиться суверенитетом, территориальной целостностью, ядерным оружием, недрами, пресной водой, а также всем остальным, что приглянется «владельцам истории». Если мы позволим переписать на себя все исторические убытки западной цивилизации, то убытки материальные не замедлят последовать.
За всеми попытками поставить сегодня в центр проблемы начала второй мировой войны пакт Молотова - Риббентропа лежит стремление увести внимание доверчивой общественности от той роли, которую сыграли США и Великобритания в политической карьере Гитлера. Западные демократии с самого начала видели в фюрере своё орудие, которому предстояло сокрушить СССР и в зародыше уничтожить саму возможность альтернативного обустройства жизни на планете. В то время, когда в Америке свирепствовала Великая депрессия, Советский Союз успешно проводил индустриализацию и демонстрировал невиданные для западной экономики темпы роста. При этом в стране не было безработицы, была ликвидирована бедность, а все трудящиеся имели твердые социальные гарантии. Всё это было достигнуто благодаря оздоровлению социальной структуры общества, искоренению эксплуатации, отсутствию класса паразитов-рантье, которые ничего не создают, а только потребляют. Сила советского примера в мире была огромной, и для правящих кругов стран Запада создавалась реальная угроза утраты власти. И поэтому благосклонность этих кругов к Гитлеру и его агрессивной риторике была тем больше, чем громче звучали его антисоветские лозунги.

У Соединённых Штатов был и ещё один расчёт вооружать и усиливать Гитлера. Америка была заинтересована в развязывании крупномасштабной войны в Европе, чтобы за счёт военных заказов от всех воюющих сторон вывести из кризиса свою промышленность и совершить технологический рывок, оторваться от конкурентов в капиталистическом мире и стать полноценным лидером Запада. В последнее время об этом как-то не принято говорить, но американские военные поставки Германии продолжались даже тогда, когда немцы рвались к Москве, в полном соответствии с высказанным Трумэном принципом, согласно которому Соединённым Штатам следует наблюдать за войной между Германией и СССР и помогать тому, кому в данный момент будет приходиться тяжелее. То есть интересам американского капитала отвечало затягивание войны на как можно более долгое время. Военная помощь Гитлеру прекратилась только 11 декабря 1941 г. и то после того, как Германия сама объявила войну Америке. Но и после этого Америка воевала весьма пассивно. Взять хотя бы тот факт, как американцы с англичанами два года открывали второй фронт.

Политическую и личную судьбу Гитлера предопределило его поражение на восточном фронте. Если бы Германия воевала только против США и Великобритании, то Гитлер, наверное, был бы жив до сих пор. Но исход Сталинградской, а затем и Курской битв ознаменовал собой коренной перелом в войне, и Рузвельт с Черчиллем поняли, что надо поторапливаться, иначе к послевоенному устройству мира можно и не успеть. Тогда и последовала высадка в Нормандии. Однако и после этого наши так называемые союзники не оставляли попыток договориться с Гитлером или его окружением за нашей спиной, а Черчилль так вообще предлагал не разоружать части вермахта, потому что они ещё могут пригодиться в борьбе против большевиков.

Ряд стран во время второй мировой войны вышли из фашистского блока и присоединились к антигитлеровской коалиции: Иран, Ирак, Италия, Румыния, Венгрия, Болгария, Финляндия. Фактически к этому перечную следует добавить и США с Великобританией, которые сейчас считаются чуть ли не главными творцами победы над фашизмом”.

04.09.2009

Проблемы безопасности

 

Дмитрий Зеркалов

Тигипко: «Власть – это не владение заводами, морями, пароходами, а эффективное управление чужой «государственной» собственностью в свою пользу под крышей Президента.»