ПЕТР ТОЛОЧКО: «Здоровий гуманітарний простір України»

К оглавлению "Актуальные темы"
К оглавлению "Политическая безопасность"

Народ определенно понимает, что Украину зовут не в благотворительный клуб, а в военно-политический союз, на счету которого только за последние годы — войны на Балканах, в Ираке, Афганистане. Инициируя расширение НАТО, США создают фактически альтернативу Организации Объединенных Наций, где их позиции не так прочны.

27 марта в Киеве состоялся Всеукраинский форум интеллигенции. Выступая на нем, Виктор Ющенко призвал украинскую интеллигенцию стать проводником его политического курса. Среди тех, к кому обращался президент, был известный ученый, академик Национальной академии наук Украины Петр Толочко, который сегодня делится своими впечатлениями с читателями «2000».

Эту фразу я услышал на форуме интеллигенции в Национальной опере из уст наивысшего должностного лица Украины. Особой крылатостью она не отличалась, и я вряд ли остановил бы на ней свое внимание, если бы затем не последовало пространное разъяснение ее содержания. Из него следовало, что «здоровый» — это тот, который президент и его единомышленники неустанно пытаются создать в Украине. Это единый украинский язык, единая этно-национальная идеология, единая православная церковь, единый взгляд на историю, единое видение евроатлантического будущего Украины и др. Одним словом, «здоровий гуманітарний простір України» — это унифицированное и единомысленное пространство, усредненное мировоззрением национально сознательных поводырей. Фактически то, что у нас уже было и от чего мы, казалось, еще в 1991 г. освободились.
Оказалось, что не освободились. И форум в Национальной опере прекрасное тому подтверждение. Он прошел в лучших традициях советских времен, когда специально подобранная аудитория чутко реагировала на каждое слово вождя и одобряла его бурными аплодисментами. Удивительно, но, больше других проклиная советское прошлое, мы как-то незаметно оказались наиболее достойными его преемниками. Украина по существу превратилась в небольшой Советский Союз, правда, с иной идеологической основой.

Помните, сколько усилий прилагалось партийной пропагандой, чтобы обосновать существование единого советского народа? При этом речь шла не об этническом его единстве, а о социально-политическом. Но и оно вызывало неприятие у думающей интеллектуальной элиты. В том числе и украинской, справедливо опасавшейся ассимиляции.
В нынешней Украине эта советская идеологема о едином народе как бы обрела новую жизнь и развитие. Она предполагает не только социальное или языковое единство, но, собственно, и этническое. То, что было плохо в Советском Союзе, что грозило денационализацией украинского народа, оказалось приемлемо в суверенной Украине.

По сравнению с нынешними указами и циркулярами относительно русского языка валуевский просто отдыхает. Он запрещал употребление малорусского наречия только в сфере издания книг на социально-политические темы, тогда как нынешние фактически лишают русский язык в Украине права гражданства. При этом никто не желает задуматься над тем, что, во-первых, это родной язык для 8,5 млн. украинских граждан, являющихся этническими русскими, а во-вторых, что он может и должен рассматриваться как часть нашей собственной культуры, поскольку создавали его и украинцы в том числе.
Абсурдность преследования в Украине русского языка столь очевидна, что нет смысла даже доказывать это. В дальнесрочной перспективе это приведет или к расколу украинского общества, или к его интеллектуальному оскудению. В ближнесрочной — к умножению спутниковых тарелок на наших домах.

На форуме, как и при любом другом удобном случае, президент со вселенской скорбью на лице говорил о том, что мы плохо знаем, а еще хуже ценим настоящую украинскую историю и ее выдающихся деятелей. И здесь будто бы непочатый край работы.
Конечно, это преувеличение. Идеологические единомышленники могли бы утешить Виктора Андреевича словами выдающегося советского поэта: «Работа адовая будет сделана и делается уже».

Перечитав учебники по истории Украины для средней и высшей школы, я могу подтвердить это. Действительно «делается», а многое уже и сделано. Новые учебники содержат сведения и факты, которых в прежних учебниках не было. Но неизвестные страницы истории не дополнили прежние, а в большинстве случаев заменили их. Идеологически они выстроены по незамысловатой схеме: все, что раньше представлялось позитивным, превратилось в негативное и, разумеется, наоборот. Практически во всех «историях» красной нитью проводится идея исконной вражды между русскими и украинцами, причем последние всегда страдали от своих агрессивных северо-восточных соседей. В некоторых из них (очевидно, для баланса) говорится, что Украина также была ареной интересов и других держав — Австро-Венгрии и Польши, но они для нее являются меньшим злом.

Меня как историка поражают примитивизм в осмыслении места Украины в истории государств, в которые она была интегрирована своими частями. Оно исключительно страдательное: украинцы проливали кровь за чужие интересы, содержали на своей шее чужих чиновников, были обречены на нищенствование и вымирание.
При этом авторы не замечают, что фактические данные, приводимые ими же, нередко убедительно опровергают их идеологемы. К примеру, под аккомпанемент плача над трудной долей украинцев в составе ненавистной тюрьмы народов авторы сообщают, что в XVIII в. их было 7,8 млн., а к концу ХIХ в. стало 36 млн.

И, конечно, в «новом прочтении» истории Украины нет осмысления ее созидательной сопричастности к метропольному прошлому, а следовательно, и своей доли ответственности за него. Как будто и не было Феофана Прокоповича, братьев Алексея и Кирилла Разумовских, Безбородько, Кочубея и многих других выдающихся государственных деятелей украинского происхождения, которые вместе с их русскими коллегами строили общее государство. Да и прославившихся в других областях российской действительности украинцев было великое множество. Одно перечисление их исчерпало бы объем газетной статьи. Аналогичная ситуация имела место и во времена Советского Союза с той лишь разницей, что теперь Украина поставляла в Белокаменную не только вторых, но и первых лиц государства.

Так нравственно ли от всего этого отрекаться, убеждать самих себя и весь честной мир, что это была не наша история и что мы не несем за нее никакой ответственности? Как по мне, это предательство по отношению к своему же прошлому, к памяти тех, кто в нем жил и творил.
Я много думаю о тех поразительных метаморфозах, которые случились с нами за последние шестнадцать лет. Пытаясь найти объяснение происходящему, не могу избавиться от ощущения некоей ущербности нашего национального характера. Уж очень мы склонны к прислуживанию сильным мира сего. Как-то в одночасье теряем себя, живем их умом, не отдавая себе отчета в том, что они не властители наши, а слуги, нанятые нами на должности управляющих страной.

К сожалению, нет такого понимания и там, «наверху». Слушая президента Ющенко, не могу поставить под сомнение его искренность. Он действительно убежден в том, что говорит. Вопрос только в том, истинно ли то, что он говорит, и следует ли принимать его экспромты как евангельские откровения.
К таким экспромтам я бы отнес недавние указы президента о праздновании двух юбилейных дат: 300-летия Полтавской битвы и 350-летия битвы под Конотопом. На месте Виктора Андреевича я бы, прежде чем издавать такие указы, подумал над тем, как они отзовутся в душах людей. Будут способствовать единению народа или, наоборот, внесут дополнительные семена розни? Это даже в том случае, если бы эти события были этапными в отечественной истории и тешили наши национально-патриотические чувства. Но ведь в них и этого нет.

Я удивляюсь, как это никто не надоумил президента издать указ о праздновании юбилея похода Сагайдачного на Москву в 1618 г. Вот уж чем бы мы могли потешиться. Ведь действительно же дошел наш славный гетман до самой Москвы. Правда, не по собственной воле, а по приказу своего суверена — польского короля. Но подмосковных городов сжег немало и невинных душ загубил достаточно. Не чета какому-то Меншикову, который еле справился с одним Батурином.
В истории было много всего. Но оставьте вы, господа политики, это историкам. Не делайте прошлое заложником ваших амбиций и болезненного воображения. В том, что произошло, ни вашей заслуги, ни вашей вины нет. И не пытайтесь вписать туда свое имя. Оно войдет в историю с сегодняшним днем. Вот об этом должна быть ваша забота. Потомки будут судить о вас не по тому, как вы отпраздновали Конотопскую битву, а по тому, какую вы оставили после себя Украину.

На форуме президент коснулся еще одной темы, которая к его ведению не относится, но является предметом постоянной и неутомимой заботы. Тема эта — место православной церкви в украинской жизни. Очень хочется Виктору Андреевичу, чтобы в Украине была единая поместная православная церковь.
Казалось бы, не все ли равно правоверному Божьему послушнику, каким себя, несомненно, считает президент, какое название имеет церковь. К Богу ведь приходят не толпой, а поодиночке. Но, оказывается, этого мало. Виктор Андреевич желает распространить свое благорасположение на все украинское православие. А потому и поставил себе цель объединить его в независимую поместную, а фактически — в национальную церковь. Еще недавно так и говорили: есть независимое государство, нужна и независимая церковь.
Секрета в этой заботе нет. Дело в том, что каноническая Украинская православная церковь находится в евхаристическом единении с Русской православной церковью, Московским патриархатом. А вот этого и не может стерпеть президент. Была бы она в аналогичном единстве, скажем, с Константинопольским патриархатом, убежден, такого нетерпения мы бы не наблюдали. Не волнует же президента то, что Украинская греко-католическая церковь находится не только в каноническом, но и в административном единстве с папским престолом. Не опечален он также и тем, что многие другие религиозные конфессии (католики, протестанты, мусульмане, иудеи) тоже имеют свои сакральные и управленческие центры далеко за пределами Украины.

Только судьба УПЦ, связь которой с Московским патриархатом, как ему кажется, является существенной преградой на пути Украины в Европу, не дает ему покоя. Вот и стремится как можно скорее убрать с дороги эту преграду. То, что это раскалывает украинское общество, как и в случае со странными юбилейными указами, судя по всему, тревоги не вызывает. Цель оправдывает средства. Даже если она достигается через нравственное насилие над собственным народом.
Во вступительной речи президент остановился на теме Украина и НАТО, из чего можно было сделать вывод, что и она входит в понятие гуманитарного пространства.
Правда, в этой части оно ему кажется еще менее здоровым, чем в названных выше. Не понимает народ своего счастья и отчего-то противится президентской мечте. Удивлен президент и международным общественным мнением, которое также не всецело разделяет идею натовского членства Украины.

Когда туда вступали страны, входившие некогда в социалистическое содружество, сетует Виктор Андреевич, никаких разговоров не было. Все произошло тихо и спокойно. И, разумеется, его волнует не столько позиция России, которой он многократно уже пренебрегал, сколько ряда западноевропейских стран, от которых зависит натовская судьба Украины.
А ими всего-то и было сказано, что при вступлении в НАТО следует учитывать мнение народа, а не только руководства стран-претендентов. Как будто не возражает против этого и Виктор Андреевич, что зафиксировал даже в известном универсале. Не возражает, но проводить референдум упорно не желает. Несмотря даже на то, что его обязывают к этому 4,5 млн. поданных в Центральную избирательную комиссию голосов граждан Украины.
«Проведем, мол, разъяснительную работу, народ осознает преимущества этой организации, тогда и спросим его мнение, — успокаивают «оранжевые» сторонники натовского членства. И надо сказать, что несмотря на публично высказанное недовольство посла США вялостью такой разъяснительной работы, она ведется достаточно активно. Некоторые наши газеты уже стали чем-то вроде натовских боевых листков.

Странно получается: когда стремятся попасть во властные кабинеты, политики рассыпаются в мыслимых и немыслимых комплиментах этому самому народу. Он у них и мудрый, и всепонимающий. Нынче пытаются вручить ему даже судьбу Конституции. А вот когда речь заходит о НАТО, мудрость народа куда-то напрочь пропадает.
Конечно, это лукавство. Народ определенно понимает, что Украину зовут не в благотворительный клуб, а в военно-политический союз, на счету которого только за последние годы — войны на Балканах, в Ираке, Афганистане. Инициируя расширение НАТО, США создают фактически альтернативу Организации Объединенных Наций, где их позиции не так прочны.
Нет сомнения, что роль мирового жандарма в конечном счете окажется НАТО и США не по плечу. Подорвутся они когда-нибудь от этой непосильной ноши. Пока же извлекают из своего положения немалые дивиденды. Это прозрачно и понятно.
Труднее понять, в чем будет наша выгода от натовского членства. Безопасности Украины никто не угрожает. Западные и южные границы прикрывает «миролюбивый блок НАТО», на востоке находится дружественная Россия. Казалось бы, живите и радуйтесь. Стройте восточноевропейский аналог Швейцарии, процветайте и обогащайтесь! Так нет же, тянет к приключениям. Вернее — нас тянут туда.

Большинство народа не хочет, потому что понимает: вхождение в НАТО не только не усилит нашу безопасность, но во много раз ослабит ее. Нас шокировало заявление Путина, что в случае развертывания на территории Украины натовских баз Россия вынуждена будет нацелить на них свои ракеты. При этом он подчеркнул, что этого не хотелось бы видеть даже в страшном сне.
Какие истеричные вопли вызвали эти слова у наших национально сознательных: «Россия нам угрожает». Но ведь все наоборот. Это мы, войдя в НАТО и разместив на своей территории американские базы, что, как показывает пример новых натовских членов, неизбежно, будем угрожать России.

Сохранив же свой нейтральный статус, мы, безусловно, избежим печальной участи противостояния с Россией. Думается, это понятно каждому здравомыслящему украинцу.
Правда, почему-то только не нынешним руководителям Украины. Мы волею истории получили независимость, но так и не поняли, что, с ней делать. Не по Сеньке оказалась шапка. Теперь пытаемся «сбагрить» ее американцам. И есть опасность, что если президенту и его соратникам действительно удастся создать в Украине «здоровий гуманітарний простір», они таки смогут реализовать задуманное.
Поэтому и политическим силам, которые не приемлют такую альтернативу для Украины, надо не ждать, когда народ окончательно образумят натовские пропагандисты, а включаться в этот всеобуч и убеждать людей, почему НАТО для нас неприемлемо.
...Прошел форум. Осталась тревога...

Проблемы безопасности

 

Дмитрий Зеркалов

Тигипко: «Власть – это не владение заводами, морями, пароходами, а эффективное управление чужой «государственной» собственностью в свою пользу под крышей Президента.»