КРЫМСКО-АЗОВСКИЙ УЗЕЛ: ФАКТЫ К РАЗМЫШЛЕНИЮ

К оглавлению "Актуальные темы"
К оглавлению "Политическая безопасность"

Обсуждая назревающую геополитическую катастрофу в Причерноморье, мы плохо знаем реалии местной жизни и забытые факты «времен покоренья Крыма» и ордынского периода, которые сегодня актуальны, как никогда

Азовское море – внутреннее море России

Древние греки называли его «Меотидой», русы – «Сурожским морем». Стараниями князя Василия Голицына в XVII веке, а затем императора Петра I в XVIII веке Азовское море стало рыбной вотчиной России.

Кусок и ныне лакомый, Азовское море разлилось на 39 тыс. кв. км, средняя его глубина 7 м (наибольшая 15 м). Береговая кромка изрезана мелководными заливами и глубоко выдающимися в море песчаными косами (наиболее известные – Бердянская и Обиточная на Украине и Должанская в России). Керченским проливом оно соединено с Черным морем. В Азовское море впадают основные реки России: Дон, Кубань и многочисленные мелкие (Миус, Ея и др). Северный и южный берега холмистые, обрывистые, западный и восточный преимущественно низменные, что формирует уникальную розу ветров. С прибрежных низин ветер несет йодистый воздух, насыщенный испарениями сопревших водорослей и подгнивающих камышей, обильно произрастающих по берегам лиманов. В юго-восточной части моря имеются безопасные грязевые вулканы.
Воздух Приазовья идеален для излечения легочных больных и не уступает крымскому. Местные рекреационные зоны пригодны для проведения массовой противотуберкулезной профилактики в России.
Но сегодня самое потаенное море Атлантического океана раздирают на части разнополярные политические устремления сразу нескольких государств. Более того, на азовском шельфе запахло нефтью.
Тени истории: иногда они возвращаются

Доминировать на Азовщине стремятся не две, и даже не три, а четыре страны, одной из которых еще нет. Пока. Помимо России и Украины, через Керченский перешеек на акваторию «Меотиды» алчно зарятся турецкие военные, им вторят другие центры исламизма, бросившие все ресурсы на восстановление автономной республики крымских татар с последующей перспективой создания отдельного государства на территории благодатного полуострова, который вот-вот отвалится от «Рiдной Украiны», захлебнувшейся в кризисах.
В 10-х числах мая 2009 года в Крыму состоялся «Всемирный конгресс крымско-татарского народа», приуроченной к 65-летию сталинской депортации крымских татар в Среднюю Азию – напомним, за тотальное сотрудничесто с немцами и уничтожение более чем 200 тысяч советских военнопленных. На этот раз делегатов оказалось так много – 838 человек более чем из 10 стран (Турции, Румынии, Болгарии, etc), что их пришлось разбить на секции и семинары, которые заседали в 5 городах Автономной республики Крым (АРК): Бахчисарае, Белогорске, Евпатории, Симферополе, Судаке.
Самой авторитетной и денежной была делегация из Турции – более 100 человек представляли 5-милионную диаспору крымских татар, проживающих в Турции (для сравнения – «занявшая» 2-е место румынская община прислала 63 делегата. Первый заместитель председателя крымского Меджлиса («теневое» правительство в АРК) Рифат Чубаров был настроен оптимистично – «Республика крымских татар» неумолимо расползается по полуострову. А куда девать русских? Наверно, остатки русской общины, как когда-то весной 1942 года войска злосчастного Крымского фронта, будут выдавлены «цивилизованным евроисламом» на север Керченского полуострова и сброшены в Арабатский и Казантипский заливы.
Полуостров стремительно заселяют новые хозяева. Ведется интенсивная иммиграция: с Севера –из Татарстана, с Юга – из Турции, Румынии, Болгарии. Переселенцы прозябают (пока) в наспех сколоченных времянках, понатыканных вокруг Симферополя, и грезят об обретении былого могущества в благодатном краю предков, земля которого уже сегодня идет на вес золота.

Самое время вспомнить историю.
Для Крымского ханства Казанское всегда было отдаленным юртом Османской империи. Падение Казанского ханства в 1552 году, полководцы которого в первой трети XVI века одержали несколько блестящих побед над армиями московских царей, было предрешено именно в силу того, что на престол в Казани взошел в 1521 году хан из «крымской» династии, круто оборвавший дружественную по отношению к московскому государству политику. В тот год в столице Казанского ханства была вырезана русская дипломатическая миссия: посол Карпов, воевода Поджогин и другие (предпоследний случай в истории отечественной дипломатии, последний – убийство российского посланника А. Грибоедова в Тегеране в 1829 году). Тогда же русская община была частью уничтожена, частью обращена в рабство. Возобновилась невольничья торговля. Зато иссяк спрос на товары с Востока, которые покупали русские купцы и увозили в Москву. Постепенно шелковый транзит переместился в Астраханское ханство. Оттуда и велось снабжение (через Крымское
ханство) Османской империи: в первую очередь, переправлялись партии православных и языческих невольниц из Московии и Верхнего Поволжья, за которых в Казани уже не могли платить так много, как в Оттоманской Порте.

Уместно вспомнить, что из 13 войн между Москвой и Казанью, в 7 случаях инициатива войны исходила от русских (1467, 1478, 1487, 1530, 1545, 1549, 1550 гг.) и в 6 случаях со стороны казанцев (1439, 1445, 1505, 1521, 1523, 1536 гг.). Русские осаждали Казань пять раз – в первый раз в 1487 году – успешно: жители города сами открыли ворота, и ханство было включено в орбиту экономических интересов усиливавшегося Московского царства с сохранением политической независимости в течение последующих 20 лет. В 1524, 1530, 1550 – неудачно: войска московского царя, пытавшегося поставить новый заслон торговле белыми невольниками из приграничных областей в Азию, в результате несогласованных действий конфликтующих воевод терпели жестокие поражения. Зато пятый штурм в 1552 году оказался последним и решающим.

Хотя с 1521 по 1550 год Казанское ханство формально находилось под турецким протекторатом, фактически в нем заправляли ханы «крымской» династии (наиболее яркие Сагиб и Сафа-Гирей, войска которых неоднократно жгли Нижний Новгород, вплотную подступали к Москве и гнали московитов за Тверь). В этот период очевидной государственной независимости, военного превосходства над неповоротливым северным соседом, в области внутренней политики назревал кризис: полную несменяемость княжеской элиты усугубило «крымское» засилье. Представителей местных знатных родов выдавливали с «семейных» должностей заезжие эмиры и беки из Крыма и даже Стамбула. Летописная хроника сообщает о недовольстве местных казанских князей в 1541 году тем, что «Сафа-Гирей у многих князей ясаки [сборы доходов на определенной территории, передававшиеся по наследству внутри рода] поотнимал да крымцам подавал». «Крымское» правительство знакомого с римским правом Сафа-Гирея справедливо рассматривало вотчинные владения местных служилых князей, как временное жалованье, подлежащее отчуждению в пользу государства со смертью его владельца. Местная же родовая аристократия, жившая «по понятиям», воспринимала «ясаки» как наследственные привилегии, которые род получает в награду за службу раз и навсегда. В результате затяжного конфликта клика европеизированного Сафа-Гирея была отстранена от власти в 1545 году.

Всю первую треть XVI века зажиточное население Казани кормилось с ежегодной ярмарки, перенесенной сюда из древнего Булгара. Она проводилась на Купцовом острове недалеко от столицы ханства, и вплоть до 1530-х годов сюда смело съезжались персидские, туркестанские, ногайские, ливонские, русские, армянские купцы (в городе даже было армянское кладбище). Однако религиозная «надстройка» (нарастающая напряженность в отношениях с московским царством «иноверцев») обвалила процветавший «базис». Как только сократился товарный обмен с обширным северным соседом, внутреннее потребление упало: с базаров исчезли новые товары. Стало очевидным отсутствие денежных средств у местных покупателей, в том числе монет царской чеканки (своей монеты в заводе не было). Транзитных купцов более не интересовал местный рынок - боясь сбить цену и прогадать, они не распаковывали тюки с предметами роскоши и гнали караваны поскорее в Бахчисарай, а оттуда в Порту. Рядовые граждане, прозябавшие в луговых и лесных аулах, стали выражать недовольство нещадным налогообложением, от которого освобождались привилегированные «тарханы» (обельные вотчинники, поставлявшие солдат в войско). Вскоре уже и «тарханы» зачастили в Московское царство, небезосновательно опасаясь репрессий со стороны «неказанского» правительства, обеспокоенного вольнодумством в ханской гвардии.

Новоявленные «экономические» беженцы со Средней Волги спешили осесть в Москве: срочно женились (или выходили замуж), для чего соглашались пройти обряд крещения. В Москве, где бурно расцветали ремесленные артели, легче было разбогатеть, а в «транзитном» ханстве, где таможня была отдана на откуп «своим», хороший доход давали только кожевенные и скорняжные мастерские, кормившиеся заказами из России. Денег для постройки каменных стен казанские ханы, традиционно рассчитывавшие на конницу, собрать не удосужились. И к 1540-м годам вновь отстроенные приграничные крепости Московии, обнесенные белокаменными оборонительными сооружениями, стали неприступными.

Поэтому неудивителен успех армии Иоанна Грозного, костяк которой составило опричное войско из числа безродных и незнатных молодых людей разной национальности, стремительно взлетевших на социальной лестнице по воле ненавидящего боярство царя. Это боеспособное войско, которому были обещаны вотчины на Средней Волге, и покорило Казанское ханство.
В 1552 году Казань была взята во второй раз после 1487 года, но уже штурмом, правда, при пятикратном превосходстве русских: 150 тыс. солдат и офицеров против 30 тыс. татар - защитников города и подавляющей огневой мощи штурмующих - 150 орудий. Были применены новейшие достижения военной техники (для рытья подкопов и закладки мин пригласили военспеца из Английского королевства – инженера Бутлера).
Немаловажное обстоятельство: в составе русской армии находилось 30 тыс. татар-коллаборационистов и 3 тыс. ногайцев-союзников, т. е. фактически их количество перевешивало число защитников города – единоверцев. Ногайское ханство, располагавшееся в предгорьях Южного Урала, рассорилось с Казанью из-за денег. Оно попало в «полотняную» зависимость от Москвы – ногайские купцы гнали через Среднее Поволжье в Москву тысячные табуны лошадей, а взамен получали по демпинговым ценам русское льняное полотно, отчего князь Измаил ногайский отказался заключить союз с Казанью против русских: «Только мне завоеваться, и мне самому ходити нагу, а которые люди умирать станут, тем и саванов не будет».... Поражение некогда грозного ханства было предрешено: ненависть к «крымцам» перевесила неприязнь к русским.

Казанская «общественность» опомнилась, отстранила бездельных прожорливых аристократов от власти. Были созданы временные правительства военных «огланов», которыми руководили попеременно в 1551 и 1552 гг. старшие офицеры ханской гвардии Кучак и Худай-Кул. Оба последних правителя независимой Казани отчаянно взывали о помощи, их призывы доносились до Стамбула, Дамаска и даже Медины, но в мусульманских столицах не рискнули идти на край света и класть головы за обанкротившийся режим крымских «варягов».

Прошло 500 лет, татары со всех концов планеты возвращаются к могилам предков. Тлеющая на задворках муфтиятов проблема: кто имеет больше прав на заселение – потомки чистых «культурных» татар эпохи Менгли-Гирея, осевшие в Турции и сохранившие свою «правоверность», или «обрусевшие» нувориши из Казани, неизбежно вспыхнет, едва местные общины столкнутся с земельным вопросом. Имущественный паритет рассыплется, едва речь зайдет о межевания крымских скал и керченских бурунов. И Азовское море окажется запертым для России, как и Черное, потому что интенсивная миграция из Турции и Румынии последовательно обнесет берега от Темрюка до Керчи забором этнокультурного противостояния (в Крыму земли на всех не хватит!). Именно тогда третья (взамен прежней Одессы) столица возрожденной России - Казань - вдруг окажется лишь жалким задворком нового «евроисламского» ханства с мировым центром «Симферополь-гала».
Интересно, заботит ли этот вопрос аппаратную Москву? Вряд ли. Там, в Кремле, крутят Deep purple. Прекрасный звукоряд для нарастающей мультикатастрофы.
Запорожье – 2009: берег скелетов

Пока в зажравшейся киевской мэрии вынашивают амбициозный проект: возведение национального символа – 5-тонного стального «жовто-блакитного» флага длиной 125 метров к «20-летию независимости Украины», где-то на Юге страны, в запорожской и херсонской глубинке развернулась общенародная борьба за выживание. «Поглибление свiтовой рецесii» словно допотопная колесница Шехины кромсает насмерть украинцев и русских, армян и евреев, русинов и греков –всех кому суждено было в час роковой очутиться на постоянном месте жительства «в Украине».

Отшумели празднества, устроенные в честь 300-летия полтавской победы (27 июня) и 350-летия Конотопской «победы» (напомним, 28 29 (8 9) июля 1659 года армия гетмана Выговского, объединив свои войска с польской и крымско-татарской армиями разгромила 150-тысячное московское войско под командованием князя Трубецкого). На поле Полтавской битвы 27 июня 2009 года звучали слезные речи, гремели призывы устроить в центре Полтавы «траурный митинг» у креста погибшим украинским казакам, сражавшимся на стороне Мазепы. Лидер радикальных украинских националистов Олег Тягнибок, обтресканный фотовспышками, с помпой заявил, что он и его соратники являются «мазепинцами, петлюровцами и бандеровцами». Амбициозному молодому человеку лучше бы позаботиться о том, как прекратить «поставку» женщин из родной ему Западной Украины «на работу» в бордели Федеративной Республики Германии, где официально принят закон «О проституции» и первые 4 легальных «заведения», функционирующих по принципу «всё включено», забиты юными галичанками. «Дневная» смена в борделе оплачивается каждой «девушке» по тарифу 100 евро, «вечерняя» 200 евро, при этом степенных украинок вытесняют с «хлебных» мест (то бишь казенных кроватей) пронырливые румынки.

Нравы современного украинского общества сотканы из преклонения перед «большими деньгами», а уж потом подмазываются «самостiностью» и «незалежностью». Ведь в благополучном по украинским понятиям курортном Трускавце учитель со стажем получает месячную зарплату в гривнах, эквивалентную 15 долларам, а наибольшая зарплата здесь (за исключением местных коррумпированных чиновников) у официантки самого модного городского ресторана – 120 долларов. На заметку пану Тягнибоку: имеет ли он и иже с ним моральное право числить себя украинскими националистами, пока хоть одна украинка «работает» в публичном доме в Гонконге или Турции?

Неужели до сих пор г-н Тягнибок сотоварищи не догадались: сколько бы не пыжились западенцы, киевско-полтавский административно-бюрократический конгломерат никогда не пропустит в свои зажиточные ряды «безродных» галицийских парубков. Не зря же в кресло главы Конгресса украинских националистов был в итоге спущен сверху бывший руководитель НАК «Нафтогаз», президентский кум г-н Ивченко, который немедленно приобрел себе за казенный счет «Мерседес» S-500 с особым креслом, массажирующим филейные части тела.

Что ж тут удивляться! Другой высокопоставленный чиновник - начальник президентской канцелярии – передвигается по Киеву в серебристом Bentley стоимостью более 300 тыс. долларов (2,5 млн. гривен), хотя никто не отменял постановления Кабинета министров Украины 332 (2001 г.), предписывающего госчиновникам в ранге от губернатора и выше не покупать машины по цене, превышающей 300 тыс. гривен. Заместитель главы Службы безопасности Украины (СБУ) г-н Рожковский приобрел себе шикарный «Майбах» (стоимостью 500 тыс. евро – «откат» с контракта на поставку прослушивающей аппаратуры для СБУ из США). Как-то раз на звонок премьер-министра с требованием немедленно прибыть на совещание в президентский особняк на Банковую улицу отозвался молоденький охранник Рожковского, который в категорических выражениях потребовал не беспокоить «шефа», пока того постригают в «перукарне»

Еще одна «фигура», «украинская пассионария» Ю. Тимошенко во время визита в Бельгию забронировала себе апартаменты в самом дорогом отеле страны: «Конрад» (2500 евро за ночь), и изрядно отутюжила «спецкровать», видать для того, чтобы приятнее было «вболiвати за долю Украiны». Зять бывшего президента В. Пинчук приобрел себе безделушку за 100 млн. долларов: т. н. хрустальный череп Херста, на котором нанизано и укреплено 8500 бриллиантов. Мэр Киева Леонид Черновецкий, помутившийся кришнаит, купил себе только в этом году личный самолет (1), «прогулочный» вертолет (2), «роллс-ройс» «для представительских целей» (3), не забыв при этом издать распоряжение о взимании платы за посещение городских кладбищ (к счастью, отмененное лично президентом).

Высшие должностные лица украинского государства прогибаются перед олигархами, которые, в отличие от России, сами вертят публичными политиками: к примеру, Р. Ахметов - В. Януковичем, «засекреченный» г-н Коломойский – Ю. Тимошенко, etc. Армия бездельных прожорливых чиновников, подпитываемая родственными и клановыми «вливаниями», растет, вот-вот достигнет цифры 300 тыс. и требует создавать новые фиктивные должности. Но это и есть главная опора Ющенко – не случайно именно в пору его правления число госслужащих, неистовых националистов-болтунов, увеличилось на 40 тыс. человек.
Самым суровым испытаниям подверглась национальная банковская система. Всего в стране действуют 180 кредитных учреждений, из них 26 банков считаются «системными». Однако именно они балансируют на грани краха: в 15-и введена временная администрация и объявлен мораторий на выполнение требований кредиторов (депозитов населения здесь зависло на 25 млрд. гривен). Глава Национального банка Украины В. Стельмах не скрывает, что под видом «рекапитализации» правительство фактически принялось за ренационализацию банков, из которых уже в трех – «Киев», «Родовид Банк» и «Укргазбанк» государство стало почти стопроцентным собственником.

Угольное и химическое производство на Восточной Украине, долгие годы выживавшее на изношенном советском оборудовании за счет активного предложения товара по демпинговым ценам, умирает. На грани остановки Северодонецкое объединение «Азот», концерн «Стирол», заводы «Азот» (г. Черкассы) и «Днепроазот». На объединении «Ровноазот» задолженность по зарплате составила к началу августа уже 15 млн. гривен. Впав в эффект «домино», застывают в параличе затоваривания никем не покупаемой продукции и невыплаты зарплат последние доходные предприятия Украины эпохи «тучных нулевых». По всей стране рушится «коммуналка»: с 19 августа половина благополучного Киева долгое время оставалась без горячей воды (7 тыс. многоквартирных домов и около 1,5 тыс. крупных, средних и мелких предприятий). Как объяснил руководитель «Киевэнерго» Э. Соколовский, изъяснявшийся на русском языке (что повысило градус напряженности), «потребители» были отключены «за долги».

Самая трагичная ситуация сложилась на угледобывающем Юго-Востоке. В то время как в январе-апреле на шахтах Минуглепрома добыча сократилась на 12,8%, в стране зафиксирован беспрецедентный рост нелегальной добычи. Примерно в 6 тыс. шахтах-копанках 60 тыс. шахтеров-нелегалов поднимают на гора 5 млн. т угля в год. «Нору» (копанку) оставшиеся без работы шахтеры и члены их семей (семейный подряд+) роют за неделю, оснащают самодельным компрессором, подающим воздух под землю. В забое трое-четверо рудокопов работают киркой или в лучшем случае отбойным молотком. Еще один, кто посильнее, на лебедке, переваренной из автодвигателя, тянет корыто-волокушу на поверхность. За день из одной копанки выдают на гора 5-20 тонн угля. Но вот беда, за тонну топлива в прошлом году бригада получала по 100 гривен, а сейчас 45-60, в зависимости от качества сырья. Не мало в шахтерских регионах и «теневых» карьеров, где добыча ведется открытым способом – бульдозерами.

Продавать Украине уже нечего. Разве что остатки советских военных технологий и боеприпасов. Всё лето на печально известном 61-м арсенале Южного оперативного командования (г. Лозовая, Харьковская область) велась интенсивная работа по сортировке боеприпасов различной номенклатуры, не отставали и на 62-м арсенале – в Кировоградской области. А в Донецке военные решили не рисковать и 16 августа просто взорвали просроченный советский боезапас, чтобы он не достался заморским купцам из Имеретии... Подфартило ОАО «Мотор-Сiч» (заводы в г. Запорожье, АНТК им. Антонова, предприятия в Киеве «410» и «Авиант»): Индия заключила контракт на модернизацию 105 устаревших самолетов Ан-32 для своих военно-воздушных сил.

В самом Запорожье, где на левом берегу Днепра проживают 536,1 тыс. чел, а на правом – 275 тыс. чел., так и не достроили грандиозный мост. Проект, вдохновленный и «подвязанный» американским послом Тейлором, включает 27 различных сооружений, в том числе и вантовый мост длиной 660 м (пригодный для прохода тяжелой бронетехники НАТО). Цена достройки вздорожала на 3 000 000 гривен... Дорого обходится иностранная помощь самым маленьким украинцам. Закупленный во Франции на сумму 108 млн. гривен препарат пентаксин для прививок младенцам лежит мертвым грузом на складах местного Минздрава: в Донецкой и Запорожской областях три «хлопчика» умерли после прививок.

Политическую палитру 2009, выдержанную в апокалиптических черных и леденящих душу предреволюционных багровых тонах, власть пытается подмазать россказнями о «великих украинцах». Брат президента П. Ющенко, создатель и вдохновитель проекта «Украинцы и мир» недавно заявил во всеуслышание, что вплоть до вторжения в Англию нормандского герцога Вильгельма Завоевателя английским королем был украинец Эдгар Этелинг, бабкой которого была королева Агата, дочь Ярослава Мудрого. Каждый третий турок, по мнению П. Ющенко, является украинцем, а Османской империей вообще правили султаны-украинцы (например, Рустам-паша), рожденные от украинок, в обилии содержавшихся в гаремах и сералях. А «еще» на рубеже 1920 1930-х годов в китайской армии был маршал-украинец Иреней Фендь (он же Фэн Юйсян), и т. п.

Брат президента перечисляет свой поминальник с неподдельным шизофреническим пафосом. Следует, однако, напомнить дорвавшимся до власти «самостийным» братьям, что у них тоже есть весьма именитый однофамилец, троюродный дедушка – выдающийся украинский психиатр Ющенко, автор научных трудов, в которых был впервые научно обоснован новаторский диагноз: «Психопатия: параноидная форма с идеями реформации». Кстати, именем этого «Ющенко» названа областная психиатрическая больница в одной из западных областей Украины. Не пора ли Виктору и Петру Ющенко проехаться по «ющенковским местам», в последнюю столицу «Украинской народной республики» 1919 года, где для них на всякий случай заготовлена vip-палата? Уж наверняка местная психиатрическая «элита» постарается подкрепить убежденность Виктора Ющенко в неизбежности его победы на грядущих президентских выборах.

Впрочем, в США ему уже лихорадочно подыскивают замену: в Киеве и Львове улицы завешаны плакатами: «Арсений – спаси Украину!». С перспективным молодым политиком Арсением Яценюком милостиво согласился встретиться вице-президент США Дж. Байден. Вряд ли рьяный национал-либерал сумеет пробиться во второй тур президентских выборов, которые, скорее всего, закончатся поединком В. Януковича и Ю. Тимошенко. Последняя, кстати, 24 августа появилась на XI-м фестивале «Черноморские игры», где ей подарили живого тигренка (с намеком, 2010 год - год тигра). Взяв хищника на руки, вельможная пани пообещала отправиться с ним «на переговоры» в Москву. Но, скорее всего, там «через год» будут присутствовать еще не известные широкому кругу персоны.

Кубанское Приазовье – Россия настоящая, не «другая»

На Кубани сегодня жить лучше, чем на Украине. Здесь самый низкий процент безработицы в России: в Краснодарском крае с 5-миллионным населением зарегистрировано всего 23 тысячи безработных. Однако есть проблемы, которые решаются, но не без труда.
В начале кризиса с предприятий края было уволено 8 тыс. человек, большинство из них попыталось открыть собственное дело, в том числе и на селе. Вот тогда выяснилось, что сотни миллионов рублей нужны для решения проблем, хорошо известных местным аграриям: обеспечение водой, газом, электроэнергией сел и поселков. Найти эти средства при сегодняшнем состоянии налогооблагаемой базы весьма сложно. А чтобы увеличить собственно налогооблагаемую базу и извлекать больший доход – нужно открывать новые производства. Но для эффективной работы новых предприятий и функционирования новых рабочих мест нужны все те же газ, вода, электроэнергия, которых нет. Этот замкнутый круг отвадил от Кубани немало потенциальных инвесторов и привел к разорению десятков начинающих бизнесменов. И хотя в этом году в Краснодарском крае собрано 7 млн. тонн зерна (на 1 млн. больше, чем в соседних Ростовской и Ставропольской житницах) урожай мог стать рекордным, если бы должным образом поощрялись эффективные сельхрзпредприятия.

Тем не менее ситуация на зерновом рынке выправляется: лизинговые схемы позволили обновить парк уборочной техники и страда прошла успешно. Обычно, в отсутствии достойных цен на зерно, сельхозпроизводители стараются попридержать товар (а в этом году в особенности – из-за засухи в Среднем Поволжье и на Южном Урале цены взлетят к осени). С учетом этого, Россельхозбанк внедрил новый финансовый инструмент, ломающий отмывочные схемы перекупщиков: теперь здесь дают кредиты фермерам и крупным сельскохозяйственным предприятиям под залог зерна с будущего урожая. Такая политика Россельхозбанка позволит местным производителям зерна (а не перекупщикам) хорошо заработать на паритетных ценах.
За годы «реформ» кубанские города потеряли больше половины предприятий. Типичная ситуация сложилась в Ейске: из десяти советских заводов, выпускавших промышленную продукцию, в стотысячном курортном «поселении» существуют теперь только два – ОАО «Аттракцион», в прошлом году даже имевший маленькую прибыль, и 570 авиаремонтный завод, кормящийся исключительно заказами тушинского завода им. Чернышева на ремонт двигателей для самолетов «Су» и «МиГ». Остальные предприятия города обслуживают сырьевой вектор экономики: ОАО «Ейский портовый элеватор», где нагрузка увеличилась в этом году в 2,4 раза (у профильного ООО «Гранд-зерно» в 2,5 раза); ОАО «Ейский морской порт»; ООО «Русский лес», где развернули собственный лесоперерабатывающий цех и даже готовы открыть новую мебельную фабрику, чем зазря гнать ободранные стволы из Сибири в Турцию. В городе не скупятся на строительство объектов культуры: энергичный чиновник, глава города Ейска А. Лащенков активно способствовал установке памятника основателю города графу М. С. Воронцову работы скульптора С. М. Исакова. Светлейший князь восседает теперь на центральной площади города на резвом вздыбившемся скакуне. Вся внушительная двухсполовиной метровая конструкция держится на задних ногах изваянной из металла лошади – это всего десятый памятник в мире (!) и второй в России такого типа (вспомним памятник Петру I в Санкт-Петербурге), чрезвычайно сложный для исполнения. Практически вся городская зона вплоть до окраинных улиц ухожена, освещена, выложена плиткой, не замусорена.

Заметный штрих: в отличие от зажиточной Москвы, в кубанских городах на улицах трудно встретить бомжей и попрошаек. Проблемой одного-единственного бездомного, обосновавшегося на побережье Ейского лимана, с подачи местной газеты «Приазовские степи» занимались все мыслимые инстанции, пока бомжа не вселили в «социальное жильё». Как тут не вспомнить Бердянск, лежащий по ту сторону Таганрогского залива: в августе 2008 года город всколыхнуло зверское убийство, произошедшее в десяти метрах от здания бердянского горсовета. В неосвещенном сквере группа подростков забила до смерти пенсионера гармониста Сашу, известного бердянского бездомного, и обчистила его карманы, в которых нашлось лишь 1,5 гривны, которых все равно не хватило на пиво.
Невзирая на очередную «ударную комсомольскую стройку» – Олимпиаду в Сочи – Кубанский край живет своей полнокровной жизнью, не реагируя на центровых погонял. Модель этого существования – привольное житьё для всех, кто хочет трудиться и любит родную землю.

Кафе на другом берегу

Бюрократический ландшафт российского Приазовья, как и везде в России, претерпел к 2009 году необратимые изменения: борьбу за возможность расхищения бюджетных средств ведут уже не аппаратные группировки (существующие по инерции, повсеместно рассыпающиеся), а замкнутые и потому неподвижные системы круговых порук (в просторечии «крыши»). Они сложились в силовых и административных учреждениях в «тучные нулевые», когда залогом имущественного успеха одного (в виде череды откатов и маржи за «крышевание») стало недоносительство других, с которыми потом аккуратно расплачивались. Сегодня лишь изредка столкновения «крыш» вносит свежие порывы ветра кадровых перемен в затхлые коридоры местных администраций.

Но существенные коррективы в замкнутые бюрократические схемы вносит близость Азовского моря, ставшего пограничным. Искони принадлежащее России, оно может выполнить роль дополнительного щита, о который разобьются многие враждебные замыслы, послужить запасной площадкой против флотов НАТО. Если, конечно, «депутатов Балтики» проблемы «этой страны» волнуют больше, чем судьба счетов в банках Европы.

И. Савин

Проблемы безопасности

 

Дмитрий Зеркалов

Тигипко: «Власть – это не владение заводами, морями, пароходами, а эффективное управление чужой «государственной» собственностью в свою пользу под крышей Президента.»