Информационные войны как новый вид агрессии стран НАТО и меры противодействия им

К оглавлению "Актуальные темы"
К оглавлению "Политическая безопасность"

С момента начала «холодной войны» в экспертной и политической среде не утихают споры по поводу истинного характера этой тихой, но от этого не менее кровавой войны. Только за последние 18 лет, с момента развала СССР, число жертв невидимых боевых действий в странах бывшего «социалистического лагеря» достигло десятков миллионов человек, умерших вследствие недоедания, психологических стрессов, отсутствия медицинской помощи, разрушения системы социальной защиты и социальных связей. При этом обращает на себя внимание тот факт, что лишенные всех социальных завоеваний люди не только отказываются от борьбы за свои права, но и фанатично защищают тот политический строй и те политические силы, которые отнимают у них само право на жизнь. Выглядит это так, словно все общество потеряло инстинкт самосохранения. В чем же причина этого массового самоубийства?
Главным оружием «холодной войны» является оружие информационное, а сама война является именно войной информационной. Все остальное - экономические, военные, политические, культурные, религиозные противостояния - являются частными проявлениями информационных боев, незаметно и неуклонно, точечными ударами меняющих культурные коды целых народов и разрушающих их «системы безопасности».

Теоретические основы информационного свержения власти в Восточной Европе были заложены в «Директиве Совета Национальной Безопасности США» в августе 1948 года, оригинальный текст которой (не широко известную литературную подделку, а перевод реального документа) можно найти на сайте проекта «Антиоранж» http://www.anti-orange-ua.com.ru/content/view/1738/52/ Но лишь к концу XX века спецслужбам США удалось выработать чёткие практические правила информационного захвата власти, т.н. «цветных революций». «Полевые испытания» их теоретических разработок проходили в период развала социалистического лагеря. Впервые в 1980-е годы в Польше, потом при развале СССР. После этого почти 10 лет понадобилось на анализ, доработку и выработку оптимальных рекомендаций революционерам. А событиями в Югославии американцы открыли эпоху «научной организации труда» революционеров, эпоху «цветных», инспирированных «революций».

Психологический портрет всех революций выглядит следующим образом: первичной является забота о судьбах страны, сопровождающаяся эмоциями и образами. Чтобы достичь поставленных целей, необходима ненависть к врагам, объединение с другими революционерами и невыполнение указаний официальных властей.

Для инициирования революционной ситуации нужно лишь создать иллюзию. Вначале - что изменения к лучшему невозможны без прихода к власти «революционных» сил. Затем, что «революционеры» честнее, порядочнее, профессиональнее своих оппонентов, и их мнение является мнением подавляющего большинства населения. То есть главной работой в инспирировании революционной ситуации является пропагандистская. А сами эти «революционные» силы облекаются в красивую обертку борцов за свободу, демократию и права человека. Что же это за свобода, демократия и права? И как заставить людей за них бороться?

Создание революционных ситуаций начинается с введения с помощью СМИ, главным образом, телевидения «информационных вирусов» в сознание людей. Незаметно, внешне несвязанно между собой, а оттого неминуемо, подменяются основные ценности общества, в подсознание вводятся саморазрушительные модели поведения. Казалось бы, какая связь может быть между развлекательным телесериалом, мультфильмом про дядюшку Скруджа, рекламным сюжетом «главное - жевать!», шоу «Как стать миллионером» и новостным сюжетом о том, какие профессии наиболее популярны у молодежи (обязательно непроизводительные, а то и преступные - юрист, менеджер, ди-джей, банкир, киллер, проститутка)? А связь на самом деле очень проста и имеет совершенно определенную цель. Этот поток отрывочных сообщений несет в себе идеи легких денег, культа наживы, безделья, бездумного потребительства, жажды развлечений любой ценой, в том числе и засчет ближнего, моральной распущенности и интеллектуальной деградации. Обработанное таким образом общество эгоистов-потребителей готово в любой момент бросить свои рабочие места, семьи, обязанности и отправиться на бесконечную дискотеку, организованную вожаком, пообещавшим все удовольствия даром и «на вчера». Народ превращается в толпу.

Параллельно происходит массированный экспорт «демократических преобразований»: открытия исследовательских центров, институтов, фондов, неправительственных организаций, целью деятельности которых якобы является «способствование продвижению демократии», «формированию гражданского общества», «интеграция в мировое сообщество» и тому подобные благие намерения. Через эти организации разыскиваются и готовятся кадры «борцов с преступным режимом», грубо и нагло «попирающим основные права и свободы граждан».

Американцы очень верно рассчитали, что движущей силой революционной пропаганды является творческая интеллигенция. В первую очередь - журналисты «второго эшелона», отягощённые заботой вырваться в число ведущих. Как и творческая интеллигенция вообще, они лучше всего поддаются манипуляции сознанием. Интеллигенция чаще всех остальных групп населения наблюдает лощёную рекламную картинку «западного» общества, наиболее подвержена стремлению преобразовать жизнь по лекалам пропагандистских штампов «цивилизованного мира».

Для обработки населения, помимо вышеперечисленного, используются любые способы психологического давления на подсознание: 25-й кадр, нейро-лингвистическое программирование, электромагнитное излучение, ритмика, психотропы. Всеми возможными способами «революционеры» добиваются раздувания ксенофобии, ненависти одной части граждан к другой. Ненависти яростной, граничащей со смертельной. Вводятся намеренно ложные дихотомии: демократия-тоталитаризм, цивилизация-дикость, свобода-репрессии, прогресс-отсталость. Несогласные объявляются носителями всех негативных качеств. Этим ситуация доводится до состояния, предшествующего гражданской войне.

Заказчики инспирированных революций учитывают следующие истины:

- люди с образно-эмоциональным типом мышления (а это общий параметр характера большинства народов) быстрее воспринимают не логические умозаключения, а образы: лозунги, рисунки, ярлыки, приклеиваемые политикам;

- воздействие на людей с таким типом мышления должно быть массированным и всеобъемлющим, так как даже человек, с трудом поддающийся убеждению, со временем подсознательно воспринимает ему диктуемое, если это повторять постоянно и отовсюду;

- ложь должна быть чудовищной, чтобы в неё охотно поверили;

- не должно существовать единого проявленного координационного центра, должна существовать сетевая структура, объединённая единой идеей.

«Цветные» революции - это сетевые войны по своей организационной структуре и войны смыслов по типу ведения боевых действий. К сожалению, мало кто это понимает, ещё меньше тех, кто обладает волей, чтобы противостоять этим войнам, и почти нет тех, кто знает, как вести ответные боевые действия в подобных войнах.

Провалы же американцев в организации «цветных» революций не являются закономерностью. Скорее, это недоработки полевых агентов, не сумевших правильно расставить акценты в пропаганде и сформировать боеспособные «сетевые армии». При правильной организации дела «цветные» революции просто обречены на успех до тех пор, пока против агрессоров не научатся применять адекватные ответные меры.

Средствами ведения сетевых войн смыслов являются газеты, телевидение, интернет, билборды, наклейки-стикеры, публичные выступления, фотографии, видеосюжеты. В войне смыслов невозможно создать линию обороны. Война смыслов - это встречный бой на уничтожение. Бороться с приёмами и методами ведения боевых действий в войне смыслов можно только приёмами и методами ведения боевых действий войны смыслов. Непонимание этих истин чревато самыми печальными последствиями.

Для борьбы с сетевыми структурами нужно создавать собственные сетевые структуры, никак не связанные с государством. Ответным шагом на дискредитацию представителей действующих властей должна быть дискредитация не только лидеров оппозиции, но и публичных лидеров сетевых структур, поддерживающих данную оппозицию, всех мало-мальски значимых ключевых фигур. Если нападать их научили, то защищаться никто из них не умеет.

Чего категорически нельзя делать при ведении «оборонительной» войны смыслов - это добиваться проявления агрессии в отношении оппонентов. Те, кто затеял войну, только и ждут проявления агрессии к себе, чтобы разыграть роль преследуемых. Раздуть агрессию - сыграть на руку «революционерам».

«Цветные» революции задуманы так, что их исполнители должны стать жертвами агрессии. Они целенаправленно добиваются, чтобы агрессия была проявлена в отношении к ним. Агрессия с их стороны отвратит от них сторонников и сведёт на нет все предыдущие усилия по формированию образа благожелательных мирных борцов за справедливость.

Нельзя считать себя более моральными, порядочными, благородными, чем враг. Это свяжет по рукам и ногам. На войне, как на войне: все средства хороши. Не убьёшь ты, убьют тебя. Если противник занят перетряхиванием грязного белья вашей стороны, - нужно заниматься грязным бельём противника. Если противник подтасовывает факты - нужно заниматься встречными трактовками фактов. Если противник лжёт - нужно предельно жёстко обвинять его во лжи и максимально широко и настойчиво тиражировать факт ловли на лжи.

Большое внимание в войнах смыслов уделяется дискредитации символов, идеалов и идеологии, демонизации деятелей прошлого, провозглашённых образцами для подражания. То же самое нужно делать с символами, идеалами, идеологиями и героями противника. Их нужно высмеивать, над ними нужно издеваться, смешивать с землёй самое святое для противника.

Короткий лозунг, острая фраза, логотип, карикатура, фотография, 2-3 секунды видеоизображения оказывают куда более сильное деморализующее действие, чем занудная «правильная» речь учёного, газетный «подвал» или трёхчасовое телеобращение руководителя. Информации, распространяемой «из-под полы», шепотком на кухне, с полузапрещённого скандального интернет-ресурса, нехотя высказываемой полунамёками верят больше и охотнее, чем громогласно объявляемой с трибуны или страниц центральной печати.

Необходимо иметь собственных «полевых командиров» и собственные боевые группы, способные противостоять боевикам «революционеров». Очень удачным опытом в России стала организация с названием «Наши».

Хотя искусственные «цветные» революции планируются как бескровные, часть «революционеров» обучается организации уличных беспорядков и противостоянию, включая силовое, с правоохранителями и оппонентами. Такое же подразделение должно быть у контр-структуры. И оно должно выполнять свои функции. В том числе - проведение силовых акций.

Силовая акция - это не значит агрессивная. Силовым может быть удержание колонны противника от продвижения по заявленному маршруту. А несколько подряд сорванных акций «революционеров» очень быстро умерят пыл примкнувших к ним людей.

Первый пропагандистский удар при инспирировании революций наносится в интернете. Противодействовать ему можно способами, опробованными в ходе «цветных» революций: открывая собственные сайты и нанимая людей, которые будут вести контрагитацию на них, с помощью этих пропагандистов «оккупируя» ресурсы противника.

В противовес СМИ «революционеров» нужно массово открывать лояльные печатные издания, занимающиеся контр-пиаром противника. Идеальным же способом противодействия «революционерам» является их информационная блокада на телевидении. Если это невозможно, то в ход должна пойти массированная контрпропаганда не только «революционеров», но и их телеканалов. В частности - раскрытие провокаций, повсеместно применяемых «революционерами».

Но самым главным оружием противодействия инспирированным революциям должен стать креатив. Должно работать множество креативных центров, настоящая их сеть, состоящая не только из профессиональных пиарщиков и имиджмейкеров, но и из толковых энтузиастов. Лучше, чем народ, не сработает ни один профессиональный пиарщик. И нельзя жалеть средств на тиражирование удачных находок непрофессионалов.

И, наконец, решающее. Обороной войну не выиграть. Мы должны освоить наступательные информационные стратегии, вести собственную пропаганду наших ценностей и принципов, создавать информационные поводы, самостоятельно конструировать информационное пространство, а не плестись в хвосте пропаганды противника, отвечая на его инициативы. Ни одна массовая акция, ни одна встреча лидеров с гражданами, ни одно празднование знаменательной даты не должно происходить без изобретательных, остроумных и ярких флеш-мобов, предваряемых массированной пропагандой накануне событий.

Только руководствуясь этими правилами можно успешно противостоять инспирируемым «революциям».
Автор Ольга Киевская
02.02.2009 г.

Проблемы безопасности

 

Дмитрий Зеркалов

Тигипко: «Власть – это не владение заводами, морями, пароходами, а эффективное управление чужой «государственной» собственностью в свою пользу под крышей Президента.»