«ЛУЦЕНКО – ПОДОНОК, МРАЗЬ И ПРЕДАТЕЛЬ»

К оглавлению "Актуальные темы"
К оглавлению " Политическая безопасность"

МОНТЯН: «ЛУЦЕНКО – ПОДОНОК, МРАЗЬ И ПРЕДАТЕЛЬ»

- Вы жестко критикуете Луценко, чем он Вам насолил? - Луценко – подонок, мразь и предатель. Я его знаю, дай Бог памяти, с тех незапамятных времен, когда он проходил свидетелем по делу 9 марта и сдал с потрохами своих побратимов-УНСОвцев под видеозапись в СБУ. - Интересно, откуда в нашей милиции такая «тяга» к беспределу? - От безнаказанности, от того, что их никто не контролирует. Люди склонны злоупотреблять любой властью, тем более, если власть эта безгранична. Никаких ограничителей, предохранителей, вот они и злоупотребляют по полной программе. Они не трогают тех, кто в состоянии от них откупиться. Смысл закона в том, что он или один для всех, или это не закон, а чер-те что. Вот у нас он чер-те что, потому что для врагов закон, а для себя любимых – уход от закона. Так и живем. МОНТЯН: «ЛУЦЕНКО – ПОДОНОК, МРАЗЬ И ПРЕДАТЕЛЬ»
Во время приветственной речи по случаю Дня Независимости и в преддверии избирательной гонки нашего Гаранта «осенило» - он предложил народу обсудить его собственную версию Конституции. Намекнув при этом, что это не референдум, а пока просто «междусобойчик». Известный адвокат Татьяна Монтян уже проанализировала проект Ющенко «в деталях», имея на это «полное право». Об этом и другом она рассказала корреспонденту ForUm’a в эксклюзивном интервью.

- Татьяна, начнем с «нетленного»: как Вам нынешняя ситуация в стране, учитывая, что мы вот уже 18 лет как независимая Украина?
- Я бы хотела сказать грубо, но скажу корректно – это время утраченных возможностей. Восемнадцать лет просто впустую… - не буду употреблять грубое слово, Вы и так представляете, что я имею в виду.

- А что делать? Есть ли способ выйти из того… клинча, в который мы попали?
- Безусловно. Способы известны давно и всем. Немедленно ввести алгоритмы разрешения конфликтов между собственниками неделимого имущества, открытые реестры и кадастры, систему регистрации имущественных прав, называемую системой Торренса. То есть регистрировать права, а не сделки и тем самым защищать права добросовестных приобретателей и стабилизировать ситуацию с имущественными правами и собственностью.

- Как, по-вашему, кто виноват в том, что мы оказались в таком положении?
- Виноваты безмозглые руководители государства.

Почему все постсоветские страны – ну, кроме такого дикого «совка», как Россия и Украина – вся Прибалтика, все эти Польши, бывшие Югославии, Чехии, Венгрии немедленно сделали все, что я перечислила?
Почему мы не сделали ничего этого? Потому, что люди, которые нами «рулят», не имеют ни малейшего понятия даже об азах государственного управления. Потому что они бестолочи, которые никогда ничему не учились и учиться не собираются.

- Ну, пришли мы к тому, к чему пришли, а дальше что?
- Это все нужно делать. Ладно, 18 лет не делали, но сейчас ведь тоже не поздно.

- На днях Ющенко предложил украинцам обсудить собственный вариант Конституции. Что скажете об этом?
- Я уже обсудила его вариант Конституции. На Iнфопорне висит мой труд по этому поводу. В количестве 50000 знаков, в четырех «сериях» я расписала все, что думаю об этом проекте – в деталях. Я имею право это делать, поскольку я закончила кафедру конституционного права Московского Государственного Университета.

- А в двух словах для наших читателей?
- В двух словах: его Конституция – полное говно. Нечто совершенно нереалистичное, эклектичное, как лоскутное одеяло, которое в принципе не может быть применено на практике.

- Большинство экспертов пророчат нам открытые двери в Европу уже через 10 лет. А нужна ли нам, вообще, та Европа, как думаете?
- Европа нам, безусловно, нужна. Но даже через десять лет нас никто туда не примет. Объясняю почему: у нас процент формализации собственности на данный момент, по разным методикам подсчета, составляет от пяти до восьми процентов собственности. В стране имеют надлежащие правоустанавливающие документы, которые, тем не менее, ничем не защищены, поскольку могут быть обжалованы в любой момент.
Для того чтобы довести процент формализации нашей собственности хоть до более-менее приемлемого уровня, понадобится неимоверное количество времени.
Например, Эстония с населением в миллион триста человек начала этим заниматься в 1992 году, и только сейчас – в прошлом году я у них спрашивала, у них 97-98%. За остальные два-три процента продолжаются судебные бойни.
Вот и подсчитайте теперь территорию Эстонии, количество населения, экстраполируйте это все на Украину и поймите, сколько времени понадобится нам.
Это притом, что в Эстонии все – от президента до последнего бомжа, понимают необходимость формализации. А у нас никто даже понятия не имеет, что это такое и зачем оно надо.
На самом деле, если государственные идеи страны формализуются, получив правоустанавливающие документы, защищенные государством, и если вся страна возьмется, вместо того, чтобы маяться дурью и болтать о всякой ерунде типа «мовы», НАТО и прочей чуши, то, возможно, за пару десятилетий нам удастся справиться хотя бы с чем-то.
Но десять лет – это абсурдная утопия. И все, кто об этом говорит – болтуны и популисты, которые совершенно не имеют ни малейшего понятия о реальном положении дел в стране.

- Татьяна, почему не возвращается в политику Василий Цушко?
- А что ему здесь делать? Куда ему возвращаться? Что, есть какие-то выборы, есть куда баллотироваться – куда ему возвращаться? На экраны, поторговать физиономией? Зачем?
Все, что я говорю, он охотно скажет, когда ему будет откуда говорить – мы с ним полные единомышленники в данных вопросах.

- Чем он сейчас занимается?
- Живет себе просто, как обычный человек – и правильно делает.

- Вы хорошо ориентируетесь в политической жизни страны. Почему сами не идете в большую политику?
- Это не мое. У меня нет соответствующих качеств для того, чтобы этим заниматься. Мне проще послать людей в пешее эротическое путешествие, чем объяснять им элементарные вещи. А политик должен быть компромиссным, ловить консенсус. Я это не умею и не хочу. Мне очень нравится быть адвокатом и заниматься своей работой. Кроме того, все свои концепции я могу совершенно спокойно «толкать», будучи вне политики. И при этом прекрасно себя чувствовать и не быть никому обязанной, не пребывая в условиях, когда мне пришлось бы говорить всякую чушь только потому, что это политически целесообразно.

- Вы жестко критикуете Луценко, чем он Вам насолил?
- Луценко – подонок, мразь и предатель. Я его знаю, дай Бог памяти, с тех незапамятных времен, когда он проходил свидетелем по делу 9 марта и сдал с потрохами своих побратимов-УНСОвцев под видеозапись в СБУ.

- Интересно, откуда в нашей милиции такая «тяга» к беспределу?
- От безнаказанности, от того, что их никто не контролирует. Люди склонны злоупотреблять любой властью, тем более, если власть эта безгранична. Никаких ограничителей, предохранителей, вот они и злоупотребляют по полной программе.
Они не трогают тех, кто в состоянии от них откупиться. Смысл закона в том, что он или один для всех, или это не закон, а чер-те что. Вот у нас он чер-те что, потому что для врагов закон, а для себя любимых – уход от закона. Так и живем.

- Так получилось, что четвертая сессия шестого созыва у нашего парламента не задалась. Какой будет пятая, как думаете?
- Точно такой же. Коалиции нет уже много времени и поэтому я не знаю, как они будут работать. Ничего концептуального они, конечно же, никогда не примут, потому что там просто нет людей, которые были бы в состоянии писать полезные для общества законы. А все, что они будут делать – это додеребанивать еще не додеребаненное. Вот законы, касающиеся этого, они принимают мгновенно, голосуют за них дружно и быстро и все у них хорошо.

- Снова пошли разговоры об отмене депутатской неприкосновенности. Как думаете, отменят или снова басни «на тему»?
- Я считаю, что это очередной безмозглый популизм, потому что наша прикосновенность зиждется вовсе не на формальном закреплении ее в нормативных актах, а на бабле и власти. У нас неприкосновенен не простой депутат – у нас, правда, таких уже в парламенте нет, простому депутату в былые времена могли и в «дыню» дать. Я сама была свидетелем, когда хоронили патриарха в 1995 году, например.
У нас неприкосновенность зиждется на наличии личной охраны, связей, влиянии, а для этого, как вы сами понимаете, никакой формальной неприкосновенности не надо.

- А Вам какими видятся идеальный украинский парламент и истинно украинский президент?
- Депутаты и президент должны быть вменяемыми людьми, которые разбираются в том, что они делают. Это должны быть люди – адекватные менеджеры, которые в состоянии собрать коллектив единомышленников по вопросам, которыми занимаются.
При этом в личной жизни, они могут быть какими угодно. Любой ориентации, любого цвета, любить любую музыку, ходить в любых шмотках – это их проблемы. Главное, чтобы они разбирались в том, чем они занимаются.
Идеальный депутат – это человек, который в состоянии собрать пул людей, генерирующих для него идеи и пишущих законопроекты, а депутат должен быть лоббистом.
Президент точно также должен иметь ясное понимание пути развития и уметь «разруливать» противоборствующие группировки, задавая общее направление. Ему совершенно необязательно разбираться во всех вещах, которыми он обязан заниматься по должности. Но он должен уметь организовать людей, которые в этом понимают.
Не по принципу, что они родились в Хоружевке или в какой-нибудь другой заднице мира, откуда он происходит, а по принципу профессионализма.
При этом в свободное время пускай он лепит «горщики», занимается пчелками – чем угодно. Но когда президент не занимается ничем, кроме этого – это, конечно, кошмар и страна идет наперекосяк.

Лера Нежина, «ForUm»
http://for-ua.com/interview/2009/08/26/153758.html

Проблемы безопасности

 

Дмитрий Зеркалов

Тигипко: «Власть – это не владение заводами, морями, пароходами, а эффективное управление чужой «государственной» собственностью в свою пользу под крышей Президента.»