Г. КРЮЧКОВ: О СТАЛИНЕ И СТАЛИНИЗМЕ

К оглавлению "Актуальные темы"
К оглавлению " Политическая безопасность"

5 марта нынешнего года исполнилось 50 лет со дня смерти Иосифа Виссарионовича Сталина, многие годы после смерти В.И.Ленина возглавлявшего Коммунистическую партию и Советское государство, стало поводом для нового всплеска антикоммунистической истерии, спланированных клеветнических кампаний, цель которых – навязать обществу негативный образ Компартии, продолжить компрометацию социализма как системы. В ходу не прекращающиеся спекуляции вокруг «культа личности», «сталинизма» и «сталинщины», «тоталитаризма», «необоснованных репрессий», «голодоморов» т.п. Все это обрушивается на головы сбитых с толку граждан, прежде всего молодых людей, формирование которых происходило в смутные годы горбачевской так называемой «перестройки» и реставрации капитализма, в обстановке антисоветского, националистического психоза, в условиях, когда для наших людей стала практически недоступной правда об историческом прошлом великой Родины, о свершениях советского народа, деятельности ленинской партии и ее лидеров. Помочь им разобраться в непростой, героической и трагической истории Советской страны, глубже понять, что и как происходило в те годы, когда во главе ее стоял И.В.Сталин, – наш долг.
Да, Сталин почти 30 лет правил Советским государством, руководил Компартией, созидательной деятельностью советского народа. Он был избран (по предложению В.И.Ленина) Генеральным секретарем ЦК ВКП(б) в 1922 году. Членом Политбюро ЦК стал в 1919 году (когда Политбюро было образовано). Сталин утвердил определенный стиль управления государством, что наложило неизгладимый отпечаток на всю жизнь советского общества, на психологию современников, скажем больше – на ход мировых событий. Трудно назвать другую историческую личность (кроме В.И.Ленина), которая оставила бы столь глубокий след в истории минувшего века и вызывала бы такие горячие споры. И что удивительно – чем больше осуждают Сталина, тем выше поднимается его авторитет, возрастает интерес к его личности и деятельности.

В каком состоянии пребывала наша страна ко времени прихода Сталина к власти?
Минуло почти пять лет со времени Великой Октябрьской социалистической революции. Произошла она, как говорил В.И.Ленин, – «не вполне по объективному закону», не в передовой стране капитализма, как предполагали основоположники научного социализма, а в отсталой, нищей, безграмотной, разрушенной империалистической войной России, хотя это отступление от объективной закономерности Владимир Ильич считал «незначительным с точки зрения общего хода мировой истории» (Полн.собр.соч., т.45, с.379).
Недостаточность объективных предпосылок для осуществления «классической» пролетарской революции компенсировалась за счет организационных, то есть субъективных факторов:
воодушевляющей идеологии (благородные идеи Октября овладели массами и стали мощной материальной силой);
разносторонней работы партии большевиков в массах;
организованной как часовой механизм, максимально централизованной и милитаризованной системы управления (что было крайне важно в условиях, когда государственные структуры, функционировавшие при царизме и Временном буржуазном правительстве, оказались разваленными);
репрессивных методов, применявшихся под лозунгами «революционной законности» и «революционной целесообразности».
Международному капиталу не удалось «задушить большевистское дитя в колыбели» (именно к этому призывал У.Черчилль), Советская страна отбила интервенцию 14 государств. Советская власть выстояла в кровопролитной гражданской войне. Массы пошли за большевиками.
Был подтвержден на практике гениальный ленинский вывод о возможности победы социалистической революции в одной, отдельно взятой стране, прежде всего в самом слабом звене капиталистической системы. Но становилось все более очевидным, что рассчитывать на победоносную мировую пролетарскую революцию не приходится: Советская власть, установленная в Венгрии и Баварии, была жестоко подавлена.

Страна пережила жесточайший террор – белый и ответный – красный. Классовая ненависть и нетерпимость – и с одной, и с другой стороны – надолго сохранялись в душах людей. И мы воочию теперь видим, как возрождаются они в условиях капиталистической реставрации.
Период военного коммунизма, или, как его еще характеризуют ученые, авторитарно–утопического социализма показал, что в разрушенной до основания стране непосредственно перейти к коммунистическим формам организации производства и общественной жизни невозможно.
Уместно напомнить, что в 1920 году объем промышленного производства в Советской России составлял всего 13% от уровня предвоенного, 1913 года. А в 1913 году душевой национальный доход в царской России составлял только 32% от уровня Германии и 11,5% от уровня США. По производству чугуна Россия отставала от Германии в 8 раз, от США – в 11 раз, по производству стали – соответственно – в 7,4 и 9 раз.
Введение в этих условиях по инициативе В.И.Ленина новой экономической политики, переход к НЭПу было мудрым шагом. Россия, ее народ были спасены. По справедливому замечанию Р.Пайпса, то был единственный случай в мировой истории.
Как отмечал Б.П.Курашвили в своей содержательной работе «Историческая логика сталинизма», политологами на основе обобщения исторического опыта сформулирован «закон трехфазности глубоких социальных революций»:
первая фаза – штурм, тотальное, всеобщее сокрушение старого;
вторая фаза – большой откат назад;
третья фаза – переход к длительному эволюционному развитию.
С введением НЭПа Советская Россия, сделавшая социалистический выбор, пережив фазу штурма, разрушения старого и откат назад, вступила в период эволюционного развития, который в «нормальных» условиях должен был быть длительным и в итоге привести к поставленной цели: построению социализма.

Был ли возможен такой путь?
Да, такой путь был бы возможен – при благоприятных условиях:
внешних – гарантированном на длительный период мире;
внутренних – поддержке большинством народа курса на построение социализма, сотрудничестве классов, эффективном руководстве созидательной деятельностью народа со стороны партии, стоящей у власти.
К сожалению, хотя генеральная линия партии на построение социалистического общества горячо поддерживалась большинством трудящихся, политическая обстановка, особенно после смерти В.И.Ленина, складывалась в стране не просто.
Это касалось прежде всего международной обстановки, которая все больше осложнялась, причем внешний фактор приобретал определяющее значение.
НЭП – даже при сохранении в руках Советского государства – государства диктатуры пролетариата «командных высот» – ведущих, стратегических отраслей экономики – открыл простор для разгула частнособственнической стихии, возрождения капиталистической эксплуатации, что создавало все большую опасность для судеб социалистического строительства в СССР.

В обществе велись острые дискуссии о перспективах дальнейшего развития страны. Коренным вопросом было – можно ли построить социализм в СССР в условиях агрессивного империалистического окружения. В партии по этому вопросу развернулась ожесточенная, бескомпромиссная идейная и политическая борьба между последователями В.И.Ленина, которых возглавлял Сталин, с одной стороны, Л.Д.Троцким и его сторонниками – с другой. Когда троцкисты были разгромлены, Сталину и его единомышленникам пришлось вести борьбу с новой – правой опасностью, капитулянтами, лидером которых был Н.И.Бухарин, по вопросу о том, как, какими темпами вести строительство социализма.
В политической и идейной борьбе тех лет важную роль, как и предвидел В.И.Ленин, которого очень беспокоила возможность раскола в партии, играли личные факторы, претензии на власть, прежде всего соперничество Сталина и Троцкого. По мнению Владимира Ильича, отношения между ними составляли «большую половину опасности … раскола».
Считая «самыми выдающимися» деятелями тогдашнего ЦК Троцкого и Сталина, В.И.Ленин отмечал, что Троцкий, будучи, «пожалуй, самым способным человеком … в ЦК», грешит «самоуверенностью и чрезвычайным увлечением чисто административной стороной дела». Отметил Ильич и «небольшевизм Троцкого».
Что касается Сталина, то, считая его «вернейшим и деятельнейшим революционером», смелым и решительным человеком, обладающим природным умом, хорошей памятью и твердой волей, организаторским талантом и большой энергией, В.И.Ленин в своем «Завещании» отметил присущие Сталину, нетерпимые в должности генсека «грубость, капризность, администраторское увлечение» и даже предложил товарищам «обдумать способ перемещения Сталина с этого места и назначить на его место другого человека, который во всех других отношениях отличается от товарища Сталина только одним перевесом – более терпим, более лоялен, более вежлив и более внимателен к товарищам, меньше капризности и т.д.».

Среди других видных деятелей партии и Советского государства В.И.Ленин назвал Каменева и Зиновьева, а также Бухарина и Пятакова. Одновременно он напомнил об «октябрьском эпизоде Зиновьева и Каменева» (когда они выдали дату октябрьского восстания в Петрограде), подчеркнув при этом, что тот эпизод для них «не является случайностью». Бухарина он назвал «ценнейшим и крупнейшим теоретиком партии», «любимцем всей партии», но «его теоретические воззрения, по мнению Владимира Ильича, с очень большими сомнениями могут быть отнесены к вполне марксистским, ибо в нем есть нечто схоластическое (он никогда не учился и, думаю, никогда не понимал диалектики)». О Пятакове (к слову, первом секретаре ЦК КП(б)У, первым избранным на этот пост после создания КП(б)У): «человек, несомненно, выдающихся способностей, но слишком увлекающийся администрированием и административной стороной дела, чтобы на него можно было положиться в серьезном политическом вопросе». Обращает на себя внимание и то обстоятельство, что среди перспективных деятелей В.И.Ленин не назвал Дзержинского, Орджоникидзе, Молотова, Калинина, хотя в то время они уже занимали важные посты в партии и государстве.
В борьбе – политической, идейной (это важно иметь в виду) – победил Сталин. Троцкого выслали за границу, но тысячи его сторонников остались в стране и многие из них продолжали подрывную работу.

Какие личные качества Сталина сыграли решающую роль в его победе?
Прежде всего, непоколебимая верность ленинизму, преданность делу социалистического строительства. Сталин постоянно подчеркивал, что он всего лишь ученик Ленина, и это работало на его авторитет.
Вся жизнь и деятельность Сталина – вдохновляющий пример верности принципам большевизма как совокупности требований к пролетарским революционерам (подвижничество, беззаветная преданность интересам трудящихся и ненависть к угнетателям, полное подчинение себя революции и требованиям партии, принципиальность, бескорыстие, личная скромность) и как «образцу тактики для всех» (ленинское выражение). В этом отношении никто никогда не мог упрекнуть Сталина. Наши политические, идейные противники, а также перерожденцы типа А.Яковлева и ему подобных изображают дело так, будто непременными признаками большевизма являются склонность к насилию, диктаторским методам, террору. Но это не что иное, как клевета. Большевики если и прибегали к насильственным методам, то лишь в ответ на белый террор и насилие со стороны представителей свергнутых эксплуататорских классов.
Сталину, как никому другому, был присущ четкий, последовательный классовый, политический подход. Любое явление общественной жизни анализировалось им, исходя из интересов рабочего класса, задач революционного строительства нового общества, с учетом отношений между классами, расстановки и соотношения политических сил.

К сожалению, в последующие годы эти качества партийными кадрами в значительной мере были утрачены. Последствия этого мы ощущаем и теперь.
В связи с этим стоит коснуться вопроса об «обострении классовой борьбы при социализме». В 1933 году на январском Пленуме ЦК и ЦКК ВКП(б) Сталин говорил, что «Уничтожение классов достигается не путем потухания классовой борьбы, а путем ее усиления» (Соч., т.13, с.211). В развернутой форме положение о классовой борьбе в процессе строительства социализма было дано Сталиным в докладе на Пленуме ЦК ВКП(б) 3 марта 1937 года «О недостатках партийной работы и мерах ликвидации троцкистских и иных двурушников»: «Необходимо, – подчеркнул он, – разбить и отбросить прочь гнилую теорию о том, что с каждым нашим продвижением вперед классовая борьба у нас должна будто бы все более и более затухать, что по мере наших успехов классовый враг становится будто бы все более и более ручным.
Это не только гнилая теория, но и опасная теория, ибо она усыпляет наших товарищей, заводит их в капкан, а классовому врагу дает возможность оправиться для борьбы с Советской властью.
Наоборот, чем больше будем продвигаться вперед, чем больше будем иметь успехов, тем больше будут озлобляться остатки разбитых эксплуататорских классов, тем скорее они будут идти на более острые формы борьбы, тем больше они будут пакостить Советскому государству, тем больше они будут хвататься за самые отчаянные средства борьбы как последние средства обреченных.
Надо иметь в виду, что остатки разбитых классов СССР не одиноки. Они имеют прямую поддержку со стороны наших врагов за пределами СССР. Ошибочно было бы думать, что сфера классовой борьбы ограничена пределами СССР. Если один конец классовой борьбы имеет свое действие в рамках СССР, то другой ее конец протягивается в пределы окружающих нас буржуазных государств. Об этом не могут не знать остатки разбитых классов. И именно потому, что они об этом знают, они будут и впредь продолжать свои отчаянные вылазки.
Так учит нас история. Так учит нас ленинизм.
Необходимо помнить все это и быть начеку» (Соч., т.14, с.166).

Много усилий было приложено Н.С.Хрущевым, флюгерами от партийной пропаганды и комментаторами–обществоведами, чтобы представить эти сталинские положения лишь в качестве «оправдания необоснованных репрессий 30–х годов». Но жизнь, развитие событий в нашей стране, других социалистических государствах после ХХ съезда КПСС и «разоблачения культа личности», а особенно в годы горбачевской «перестройки», когда у руководства партии и государства оказались перерожденцы и предатели, подтвердили обоснованность сталинских предостережений. К сожалению, они были игнорированы тогдашним руководством КПСС и Советского Союза. Благодушие и самоуспокоенность, нежелание или неспособность объективно оценить состояние советского общества, которое на самом деле не было «морально и политически единым», недооценка опасности, исходящей как от противников социалистического строя внутри страны (а таких оказалось немало), так и особенно со стороны империалистических держав, их разведок и агентуры, обернулись трагическими последствиями для судеб социализма. Это – жестокий урок, который необходимо твердо усвоить всем, кто борется за идеалы социализма.
Сталина отличало, я бы сказал, уникальное классовое, политическое чутье, позволяющее ему объективно и всесторонне оценивать любую ситуацию и прогнозировать ведущие тенденции общественного развития, верно формулировать и обосновывать как стратегические, так и очередные, тактические задачи.
Поражает сталинское умение выдвинуть стреляющий девиз – боевой лозунг, который поднимал миллионы людей на решение исторических задач революционного преобразования мира, на защиту родной страны. «Мы отстали от передовых капиталистических стран на 50–100 лет, – говорил он в начале 30–х годов. – Мы должны пробежать это расстояние в 10 лет. Либо мы сделаем это, либо нас сомнут» (Соч., т.13, с.39). Этим была не просто определена стратегия для Советской страны на ближайшие десятилетия, а и, по сути, сформулирована национальная идея, сплотившая все здоровые силы советского общества и воодушевившая их на достижение великой цели.

А какой глубокий смысл заложен в сталинском тезисе: «Кадры решают все»!
Сталиным было сформулировано крылатое выражение, озвученное В.М.Молотовым в первый день Великой Отечественной войны: «Наше дело правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами!». Оно вдохновляло воинов, всех советских людей и в годину тяжких испытаний, особенно на начальном этапе войны, и в дни славных побед.
Известно также, какое огромное мобилизующее, вдохновляющее значение имели проведенные в трудные годы Великой Отечественной войны по предложению Сталина такие политические акции, как парад частей Красной Армии и речь Верховного Главнокомандующего на Красной Площади 7 ноября 1941 года, салюты в честь побед на фронтах борьбы с немецкими фашистами и японскими империалистами, «прогон» немецких военнопленных по улицам Москвы.
Всем нам надо учиться у Сталина политическому подходу, которого зачастую так недостает.
Нельзя не сказать и о присущих Сталину самобытном уме, разносторонней образованности, высокой эрудиции, стратегическом мышлении. Он постоянно, неустанно работал над собой. Для Сталина, по его словам, было нормой прочитывать ежедневно не менее 200 страниц художественной и политической литературы.
Пример Сталина блестяще подтверждает справедливость известной истины: кто ясно мыслит, тот ясно излагает. Он был блестящим, непревзойденным популяризатором ленинизма, публицистом высочайшего класса. Поражают железная логика изложения, глубина аргументации, убедительность статей, докладов (он писал их сам), публицистических, полемических выступлений, скажем, во время политической борьбы с троцкистами, правыми оппортунистами. О.Мандельштам о сталинских выступлениях говорил так: «слова как пудовые гири верны». А изложить с исключительной доходчивостью на 30 страницах сущность диалектического материализма, на 80 страницах – основы ленинизма – это ли не величайшее мастерство? И не вина Сталина, что многие его положения были возведены в догму, объявлены истиной в конечной инстанции.
Был ли Сталин теоретиком? Троцкий презрительно называл его «канцеляристом», «самой выдающейся посредственностью в партии». Бухарин, этот «теоретик без диалектики», утверждал, что Сталин «охвачен бесплодной страстью стать теоретиком».

Да, Сталин не был кабинетным ученым, его не занимало отвлеченное теоретизирование. Все его теоретические усилия были подчинены политическими целям – осмыслению процессов, происходящих в обществе, извлечению выводов для практической деятельности партии. Он всесторонне обосновал возможность построения социализма в СССР в условиях капиталистического окружения. Под его руководством был разработан и осуществлен план социалистического строительства, в том числе его составные части – программы индустриализации страны, преобразования сельского хозяйства на коллективистских началах, осуществления культурной революции. Огромное внимание Сталин уделял разработке экономических проблем социализма. Им был сформулирован основной экономический закон социализма, обоснованы необходимость и рамки действия товарных отношений в условиях социалистического способа производства. Собственно, и политическая экономия социализма как наука сложилась на основе сталинских разработок.
Перечисленные качества сделали Сталина выдающимся, если хотите – непревзойденным стратегом и тактиком борьбы за утверждение новой экономической формации – социализма. Он мастерски расправился – в идейной, политической борьбе (подчеркнем еще раз это) – с оппозицией. В годы борьбы с фашизмом Сталин добился создания антигитлеровской коалиции, в которую вошли ведущие страны капиталистического мира – Великобритания и Соединенные Штаты Америки, хотя в основе их политики лежал воинствующий антикоммунизм. Качества Сталина как стратега в полной мере раскрылись в грозные годы Великой Отечественной войны, о чем убедительно рассказал писатель Владимир Карпов в своих замечательных книгах, особенно в двухтомнике «Генералиссимус».

Допускались Сталиным и ошибки, в том числе серьезные, которые тяжко, порой трагически сказывались на судьбах страны. Но он извлекал из них уроки и неуклонно повышал свое стратегическое мастерство. В.Карпов, рассказав в упомянутой книге на основе исследования исторических документов, как готовились и осуществлялись разгром немцев под Москвой, Сталинградская битва, сражение на Курской дуге, преодоление с ходу «Восточного вала» – Днепра, Висленско-Одерская операция, взятие Берлина, отметил: «Да, не один Сталин планировал и проводил эти операции, другие прекрасные наши полководцы приложили много ума и сил для их осуществления, но почти во всех этих операциях первоначальный импульс, зародыш идеи, изюминки целесообразности решения были высказаны в устной или письменной форме Сталиным. И этого никуда не денут, не спрячут, не замолчат и не очернят дилетанты, и не только дилетанты – профессиональные оппоненты, сколько бы они ни напрягались в изощренных приемах лжи и подтасовок…».
Особо следует сказать о колоссальной, не имеющей равной для государственных деятелей такого ранга политической воле Сталина, которая выдвинула его в ряд выдающихся строителей нового мира. Это качество первого руководителя Советского государства сыграло решающую роль в превращении СССР в индустриально развитую державу, которая не только отстояла свое право на существование в единоборстве с фашизмом, но и стала второй сверхдержавой, существование которой многие годы служило гарантией мира и безопасности народов.
Слово Сталина было законом, который выполнялся беспрекословно. Скажем больше – оно обладало могучей вдохновляющей, поистине магической силой – поднимало миллионы людей на подвиги во имя счастья и процветания Родины.
Сталин обладал поразительным чутьем на кадры. Он находил, проверял на практических делах, смело выдвигал и заботливо растил талантливых руководителей во всех сферах жизни общества. Именно при Сталине была выращена плеяда выдающихся капитанов социалистической индустрии – наркомов, руководителей предприятий, талантливых ученых, военачальников. И это в условиях – да, такое было, как ни горько это осознавать, – когда в 30–е годы были репрессированы и уничтожены десятки, сотни тысяч партийных, советских, комсомольских, хозяйственных руководителей, ученых, военных кадров.

Здесь уместно сослаться на высказывание Геббельса, который в декабре 1941 года называл советских военачальников бездарными, не ставил их ни в грош. В 1945 году он записал в своем дневнике: «Мне представлено генштабом досье, содержащее биографии и портреты советских генералов и маршалов. Это маршалы и генералы почти все не старше 50 лет… с богатой политико–революционной деятельностью за плечами, исключительно энергичные люди, и по их лицам видно, что они хорошего народного корня… Словом, приходится прийти к неприятному убеждению, что военное руководство Советского Союза состоит из лучшего, чем наш, класса». И выдвинуты были эти люди Сталиным, закалены и выращены в горниле самой страшной войны!

А что мы имеем сегодня? – Бездарная кадровая политика, отсутствие продуманной подготовки резерва и, как результат, кадровая чехарда, выдвижение на руководящие посты зачастую неспособных, но «своих» людей, невероятная коррумпированность властных структур, безответственность и разгильдяйство, пренебрежение к элементарным нуждам людей – все это привело к тому, что Украина, являвшаяся одной из передовых республик Советского Союза, высокоразвитой индустриальной державой с крупным, механизированным, основанным на коллективистских началах сельским хозяйством, передовой наукой и самобытной культурой, оказалась отброшенной, как минимум, на пятьдесят лет назад – в разряд стран-аутсайдеров, в пучину всеохватывающего кризиса и никак не может выбраться из этой трясины.
К сожалению, сильные качества Сталина, сыгравшие решающую роль в осуществлении задач социалистического строительства на том этапе, когда требовалось собрать в один кулак все силы народа и сделать невозможное, противоестественно уживались с негативными чертами, о которых говорил В.И.Ленин, предостерегая о возможных роковых последствиях для страны и народа пребывания Сталина с присущими ему грубостью, вспыльчивостью, подозрительностью, жестокостью на высших постах в партии и государстве и при сосредоточении в его руках поистине необъятной власти.
Неправда, что ленинская критика Сталина была скрыта от партии и народа. Да и сам Сталин ставил, причем не раз, вопрос об отставке, которая, однако, не была принята. Сталин говорил по этому поводу: «Что же, мне надо было сбежать?». Определенные выводы он делал, но негативные черты, нет–нет, да и прорывались наружу, что нередко влекло за собой тяжкие последствия.

О внешнем факторе
Логику действий и поведения Сталина, принимаемых им решений невозможно понять без учета того, как складывалось международное положение Советского Союза, какие опасности угрожали ему. Ведь Сталин являлся не просто лидером политической партии, поставившей своей целью осуществить преобразование общества на социалистических началах, – он был руководителем огромной страны, первого в истории человечества государства трудящихся, ответственность за судьбы которого лежала прежде всего на нем. Невозможно разделить в Сталине его деятельность как вождя партии и как главы государства. Но выскажу крамольную, может быть, мысль: государственническое начало в нем брало верх. Это ни в коей мере не означало, что коммунистические идеи, великая цель Компартии – построить в СССР социализм были для него на втором плане. Думается, логика его мыслей и действий была примерно такой – отстоим и обезопасим Советское государство, диктатуру пролетариата, власть трудящихся – построим и социализм.

Сталину пришлось руководить Советским государством, когда наша страна вступила в период авторитарно-мобилизационного социализма, когда требовалось собрать все силы общества, чтобы отстоять независимость страны, если хотите, само право ее на существование.
… Завершилась гражданская война. Вышвырнуты из страны иностранные интервенты. К 1927 году, спустя 10 лет после победы Октябрьской революции, восстановлено разрушенное народное хозяйство, достигнут довоенный (1913 года) уровень промышленного производства.
Но означало ли это, что появились надежные гарантии мирного строительства на многие годы? Хотя Советское государство прорвало экономическую блокаду и было признано большинством стран мира (в том числе Соединенными Штатами Америки – в 1934 году), оснований полагать, что угроза вооруженного нападения на Советский Союз устранена, не было. Советское социалистическое государство, руководимое Коммунистической партией, рассматривалось лидерами капиталистического мира как «незаконнорожденное дитя истории». К тому же на горизонте появилась новая грозная опасность – фашизм, творцы идеологии которого пришли к власти сначала в Италии (Муссолини), а затем в Германии (Гитлер). В Японии политику стали диктовать наиболее агрессивные милитаристские круги. В то же время сохранялись и нарастали межимпериалистические противоречия.
Последующий ход событий подтвердил правильность выводов сталинского анализа, а именно – что новая война является неизбежной, что начнется она между империалистическими державами, но их конечной целью остается – сокрушить коммунизм, стереть с географической карты Советскую Россию – Советский Союз.
Сталин обоснованно считал, что война начнется лет через 10–15. Отсюда выдвинутая им стратегическая задача – пробежать за 10 лет то, что передовые страны прошли за 100 лет. Генсек точно выразил то, что требовалось от Советского государства на том этапе, – в невиданно короткие для истории сроки преодолеть вековую отсталость, сделать рывок к прогрессу, подготовить страну к отпору врагу.

Этим, а не волюнтаризмом Сталина был продиктован крутой поворот в политике – фактический отказ от НЭПа, переход к командно–административным, авторитарно–мобилизационным методам управления страной, подчинение всей деятельности государства, народа задаче преодоления отсталости, подготовке к отражению неминуемого военного нашествия империалистов.
Повторяю, на это история отвела Советскому Союзу всего 10–15 лет. Чтобы справиться с такими задачами, требовались поистине нечеловеческие усилия, напряжение всех сил народа.
Сталин сформулировал основные составные части нового курса – курса на форсирование строительства социализма, укрепление индустриальной и оборонной мощи Советского государства.
Это прежде всего ускорение индустриализации страны, обеспечение высоких темпов экономического роста. Для этого требовались огромные деньги. Где их взять? Было решено осуществить перекачку средств из сельского хозяйства в промышленность, в промышленности – из легкой, непосредственно ориентированной на удовлетворение потребностей людей в одежде, обуви и т.д., в тяжелую, а в тяжелой промышленности – в первую очередь в оборонную, военную.
Это, конечно же, обусловило ограничение народного потребления прожиточным минимумом и даже ниже. Основная тяжесть лишений легла на крестьянство. Народ в массе воспринял это с пониманием, поскольку речь шла о спасении страны. Хотя его терпение не могло быть безграничным.
В условиях, когда значительная часть общества, прежде всего выходцы из бывших эксплуататорских классов, зажиточных слоев крестьянства, не воспринимали новый курс, не могли не возникнуть проблемы.
О ситуации, сложившейся к началу 30–х годов, дают представление такие цифры. В 1913 году в России было 13 миллионов крестьянских хозяйств, четвертая часть из которых (в основном кулацкие хозяйства) давала 75 процентов товарного зерна, в том числе зерно, которое шло на экспорт. К 1926 году количество крестьянских хозяйств почти удвоилось – их стало 25 миллионов, товарность резко упала. Это вызвало серьезные трудности на хлебном фронте. Неурожайный 1932 год и голод 1933 года обострили ситуацию до крайности. Крестьянство, по выражению Сталина, могло «регульнуть» Советскую власть, чего эта власть, конечно же, не могла допустить.

Этим были продиктованы курс на форсирование коллективизации сельского хозяйства и политика ликвидации кулачества как класса.
Многое делалось «не так, как в книге». Страна, образно говоря, «ломалась через колено». Рубился лес, летели щепки. Командно-директивная экономика требовала жестко централизованного управления производством. При этом далеко не всегда у руководства страны был выбор. Сберечь страну, раздвинуть ее рамки, обезопасить от возможного (Сталин справедливо считал – неизбежного) вторжения – это было на первом плане, это больше всего заботило Сталина.
Именно в те годы сложился так называемый «сталинизм» – идеология авторитарно–мобилизационного социализма, соответствующие ей политика и система управления, отвечавшие условиям и требованиям того исторического этапа в развитии Советской страны. Таким был путь социалистического строительства, продиктованный суровыми реалиями того времени.
Поэтому акцент в идеологической работе делался не на вопросах демократии, повышения благосостояния трудящихся, а на отсутствии в СССР эксплуатации человека человеком, на необходимости всемерной поддержки политики партии и государства, воспитании людей в духе советского патриотизма, дружбы народов, трудового и интернационального братства, коммунистической нравственности. Социалистическое Отечество превыше всего! Нравственно то, что служит освобождению человечества, интересам социализма и социалистической Отчизне, – в таком духе воспитывались советские граждане. Этому были подчинены все формы пропаганды и агитации, художественная литература, кино, театр, живопись, которые были сориентированы на укрепление социалистических основ, воспитание советских людей как патриотов и интернационалистов и развивались в духе социалистического реализма. О плюрализме в идеологии, политической жизни речи не было. Деятельность идеологического фронта всецело подчинялась утверждению безраздельной, если хотите, фанатичной преданности социалистическим идеалам, железной дисциплины, неукоснительного выполнения партийных директив, советских законов. Это сыграло решающую роль и в осуществлении планов социалистического строительства, и в мобилизации советского народа на отпор врагу в годы Великой Отечественной войны.
Военная политика и дипломатия Советского государства строились на таких предпосылках:
война неизбежна;
страна к современной войне еще не готова (это с большим трагизмом показала неудачная финская кампания 1940 года);
поэтому надо делать все, чтобы по возможности оттянуть начало войны, а тем временем форсированно развивать оборонную промышленность, готовить армию и народ к отражению агрессии.
С этой целью максимально использовались межимпериалистические противоречия, реализовалась любая возможность для того, чтобы отодвинуть на Запад границы Советского государства. В этом контексте следует рассматривать переговоры с Англией и Францией 1939 года (которые, к сожалению, не дали положительных результатов), заключение «пакта Молотова-Риббентропа»«, в том числе пресловутые «секретные протоколы», другие внешнеполитические акции.
К сожалению, для решения намеченных планов не хватило примерно двух лет. Но и то, что удалось сделать, само по себе является величайшим подвигом. Тогда закладывались основы Великой Победы. И, несомненно, величайшей заслугой Сталина, партии большевиков является то, что в предвоенные годы удалось привить всем народам, населявшим Советский Союз, «чувство семьи единой», основанные на коллективистских, интернационалистских началах высокие морально–нравственные качества, которые, как считал Сталин, должны отличать строителей нового, социалистического общества.

О репрессиях и «сталинщине»
Под этим углом зрения следует рассматривать и репрессивную политику правившего в Советском Союзе режима, называемую еще «сталинщиной». В это понятие обычно вкладывают ограничения демократии, нарушения законности, репрессии, другие извращения, допускавшиеся в годы правления Сталина, на чем особенно спекулируют противники социализма, антикоммунисты всех мастей.
Это самая болезненная для нас тема. Были ли репрессии? – Были. Их не могло не быть, если учесть, что в стране были и шпионы, и вредители, диверсанты, саботажники. Враждебную деятельность вели троцкисты, которых открыто подстрекал к враждебной по отношению к Советской власти, в том числе террористической, деятельности их лидер, находившийся за рубежом. Любая власть, как свидетельствует исторический опыт, стремясь обезопасить себя, страну, свой народ, вынуждена прибегать к карательным мерам по отношению к тем, кто посягает на существующий в государстве строй. Тем более это было неизбежно в преддверии нашествия извне, в условиях, когда безопасности страны реально угрожали не только политические противники внутри страны, но и засылаемые из-за рубежа шпионы, диверсанты, вредители.

В.И. Ленин определял диктатуру пролетариата как состояние «придавленной войны против противников пролетарской власти». Сталин распространил эту «войну» на потенциальных врагов власти трудящихся – не разоружившихся представителей разбитых эксплуататорских классов – капиталистов, помещиков, кулачество, белогвардейцев и, как тогда говорили, «идеологических прихлебателей и холопов из трудящихся классов».
К сожалению, не уйти от признания того, что при Сталине была перейдена зыбкая граница между оправданными, необходимыми, диктовавшимися тогдашней обстановкой мерами по обеспечению безопасности государства, пресечению враждебной деятельности и необоснованными репрессиями.
КПСС осудила допущенные беззакония. Об осуждении имевших место в 30-х – 40-х годах нарушений законности однозначно и неоднократно заявляла наша партия – Компартия Украины. Тем не менее, наши идеологические и политические противники продолжают выдвигать в адрес нашей партии необоснованные обвинения, требуя от нас «покаяться». Какое лицемерие! Обвинять в репрессиях, «голодоморах» членов партии, не причастных к злоупотреблениям прошлых лет, в то время, как за годы правящего ныне антинародного режима в условиях, когда не было ни воен, ни вооруженных конфликтов, ни неурожаев, население Украины уменьшилось на 4,5 миллиона человек, – это могут только люди, потерявшие всякую совесть.

Разумеется, нельзя ни игнорировать, ни недооценивать тот факт, что своей репрессивной политикой сталинизм нанес огромный, трудно поправимый вред делу социализма. Поэтому решительное осуждение допущенных в те годы нарушений законности, злоупотреблений является непременным условием утверждения позитивного облика нашей партии.
Одновременно следует иметь в виду, что вопрос о репрессиях, прежде всего об их масштабах, да и о степени личной вины в них Сталина не такой простой, каким его представляют наши политические противники. В политической литература «перестроечного» и «постперестроечного» периода можно найти разные данные о количестве людей, подвергшихся репрессиям. Р. Медведев, например, утверждал в 1988 году в «Московских новостях», что в 1927–1953 годах было репрессировано (включая раскулаченных, депортированных, жертв «голодомора» 1933 года и др.) около 40 миллионов человек. Позже, со ссылкой на американские и западные источники число погибших от репрессий некоторые авторы увеличили до 50–60 миллионов человек (Л. Кучма в ноябре 1999 года говорил даже о «62 миллионах жертв коммунистов»!). Но и этого антикоммунистам показалось мало: А.Солженицын в интервью испанскому телевидению со ссылкой на профессора Курганова заявил в июне 1991 года, что «с 1917 по 1959 год только от внутренних войн советского режима против своего народа, то есть уничтожения его голодом, коллективизацией, ссылкой крестьян, тюрьмами, лагерями, простыми расстрелами, – только от этого у нас погибло, вместе с нашей гражданской войной, 66 миллионов человек. А всего «от социалистического строя» потеряли 110 миллионов человек». Эти измышления чем–то напоминают горячечный бред (небезызвестный Ю. Карякин увеличил число «жертв коммунистического режима» до 120 миллионов человек – при численности населения СССР перед войной в 190–195 миллионов человек).

Эти немыслимые цифры опровергаются как данными проводившихся в стране переписей, так и имеющимися официальными документами, которые свидетельствуют, что репрессии 30-х – 40-х годов коснулись примерно 10–12 миллионов человек, или 7–8 процентов тогдашнего населения страны, из которых было расстреляно и умерло, согласно справке, представленной Л. Берия Сталину, около 3,4 миллиона человек.

Цифры огромные, страшные. Но они не имеют ничего общего с теми, которые приводят антикоммунисты для устрашения общественности и нагнетания антикоммунистических страстей. К тому же, новые материалы, опубликованные в последнее время, в том числе приведенные в книге
В. Карпова, наводят на серьезные размышления по поводу того, кто в большинстве случаев был инициатором репрессий, все ли репрессированные были «невинными жертвами», в какой мере Сталин лично причастен к репрессиям. С этим еще предстоит разобраться, чтобы установить истину, восстановить историческую правду.
Ясно одно: необоснованные репрессии, какими бы ни были их масштабы, несовместимы с принципами социализма. Они нанесли огромный ущерб делу социализма, дали пищу его противникам для необоснованных обвинений в адрес Коммунистической партии. Причем дело не только в гибели многих невинных людей. В стране была создана и умышленно поддерживалась врагами социализма обстановка страха, недоверия, массового психоза, доносительства. Последствия этого еще долго будут ощущаться.
В этой обстановке удобно чувствовали себя подлинные враги, изменники, которые в годы войны перешли на сторону врага, пошли на услужение к фашистам. Число их исчислялось сотнями тысяч. И с этим тоже предстоит разобраться.

Репрессии и … культ
Еще одним трудным, требующим осмысления вопросом является то, как могло случиться, что как раз в те годы, когда был раскручен маховик репрессий, сложился и процветал культ личности Сталина, происходило возвеличивание его, вплоть до обожествления. Авторитет Сталина как вождя советского народа был непререкаем. В стране – как это ни странно – отмечался неподдельный энтузиазм, Сталина, партию прославляли в литературных произведениях, кинофильмах, театральных постановках. Воины шли в атаку на фашистов со словами «За Родину! За Сталина!». Когда умер Сталин, миллионы людей восприняли это как личное горе. Так было.
Как это объяснить?
Нельзя сбрасывать со счетов то, что многое народу не было известно. Люди в нашей стране всегда с большим доверием относились к информации, исходящей от официальных властей. Но главное, думаю, состоит в том, что под руководством Сталина, в результате осуществления выработанной им политики, титанической организационной и политической работы возглавляемой им большевистской партии:
Советский Союз всего за 10 лет превратился во вторую по экономическому и оборонному потенциалу державу в мире. Темпы экономического роста, масштабы строительства потрясали воображение. Страна совершила немыслимый скачок от отсталости к прогрессу; еще недавно неграмотная, темная, забитая страна стала страной всеобщей грамотности, передовой науки, процветающей культуры и искусства. Причем вперед рванулись все народы, в том числе те, кто прежде не имел своей письменности. Все народы и народности сохранили свои национальные языки, оригинальную культуру. Не лишне в связи с этим отметить, как в стране хваленой буржуазной демократии – Соединенных Штатах Америки нивелируются все национальные языки и культуры, уступая место английскому языку и лишенной самобытных национальных корней массовой псевдокультуре. В Советском Союзе практически не было проявлений национальной розни. Активно утверждались коллективистские начала, интернационалистские убеждения, которые сейчас с остервенением выкорчевываются антинародным режимом реставраторов капитализма.
В Советском Союзе – впервые в мире! – была ликвидирована безработица. Несколько десятилетий – до антисоциалистического переворота конца 80-х годов – наши люди не знали, что это такое.
При всех трудностях, при том, что львиная доля национального дохода направлялась на укрепление оборонной мощи страны и поддержание военно–стратегического паритета с США, жизненный уровень советского народа повышался из года в год. Поразительный факт: уже в конце 1947 года, через два года после кровопролитной войны, после засушливого, неурожайного 1946 года в стране была отменена карточная система, проведена денежная реформа и затем ежегодно снижались цены на промышленные и продовольственные товары. Символическими оставались квартирная плата, тарифы на электроэнергию, коммунальные, транспортные и другие услуги, цены на лекарства.
Была создана уникальная система социальных гарантий, включающая бесплатное образование и лечение, заботу о материнстве и детстве, престарелых людях. Этим социализм, утвердившийся в СССР, даже на той – начальной – стадии, оказал огромное воздействие на ситуацию в развитых капиталистических государствах «золотого миллиарда», которые строились и строят свое благополучие на ограблении народов так называемого «третьего мира», или «периферийной зоны», куда относят теперь и Украину.
Ради обеспечения счастливой, зажиточной жизни для своих детей и внуков трудящиеся нашей страны готовы были терпеть какое-то время лишения. Девизом того времени было: «Жила бы страна родная, и нету других забот».

С именем Сталина, с его руководящей деятельностью как лидера Коммунистической партии, руководителя первого в мире социалистического государства, выдающегося полководца советские люди, миллионы трудящихся за рубежом по праву связывали победу в жесточайшей войне с фашизмом, воссоединение исконных, в том числе украинских, земель в Советском государстве. Кто будет отрицать, что Сталин был последним собирателем российских, советских земель?
Советский Союз, который гитлеровцы изображали как «колосс на глиняных ногах», не только не развалился – он стал могучей державой, оплотом мира и безопасности народов всей планеты.
Сталин, говоря об источниках Победы советского народа, отмечал, что в Великой Отечественной войне победили:
социалистический общественный строй;
советский государственный строй;
дружба народов;
вооруженные Силы СССР.
Но ведь все это создавалось под руководством Сталина, возглавляемой им партии коммунистов. Это создало Сталину величайший авторитет и уважение не только советского народа, но и сотен миллионов людей во всем мире.
Победа советского народа в Великой Отечественной войне стимулировала прогрессивные процессы во многих странах, привела к развалу колониальной системы империализма и к расширению зоны социализма – победе народно–демократических, а затем и социалистических революций в странах Центральной и Восточной Европы, Китае, Северной Корее, Вьетнаме, на Кубе.
Еще одним исполинским подвигом советского народа, пожалуй, сопоставимым с Победой в Великой Отечественной войне, явилось восстановление в немыслимо короткие сроки – менее чем за пять лет разрушенного войной народного хозяйства, в том числе промышленности – за четыре года. И это также связывается с колоссальной политической волей Сталина, организаторской деятельностью ленинской партии. Послевоенные годы были отмечены выдающимися достижениями в науке, освоении космоса, развитии социалистической культуры.
Огромное значение имело достижение военно–стратегического паритета между СССР и США, между НАТО и Организацией Варшавского Договора.
Кого еще можно назвать из мировых лидеров, под руководством которых были бы достигнуты такие свершения? И этого из истории не вычеркнуть. Даже матерый антикоммунист и антисоветчик А.Солженицын назвал период правления Сталина «Великим Разгоном».
На этой объективной основе и сложился культ личности Сталина – явление чуждое марксизму–ленинизму, природе социализма, демократическим основам Коммунистической партии. Так распорядилась история. Культ был, но, как сказал поэт, «и личность – то была».
Нельзя не вспомнить в связи с этим, что, осудив культ Сталина, изрядно потоптавшись по его имени и делам, Хрущев, уверовав в свою непогрешимость и высокое предначертание, поощрял славословия в свой адрес, попытки подхалимов создать его культ. Что из это вышло, – хорошо известно. История не позволяет насилия над собой.

И еще о репрессиях
Почему же репрессии все–таки стали возможными, причем в таких масштабах и не вызывали протестов со стороны народа?
Несомненно, сказались репрессивный характер режима, подавление инакомыслия, боязнь преследований, созданная в обществе атмосфера страха, противоестественно уживавшиеся с энтузиазмом широчайших масс. Но думается, главное не это.
Враждебные социализму элементы в стране были, и, как стало очевидным на начальном этапе войны, в годы горбачевской «перестройки» и капиталистической реставрации, их было немало, они затаились и выжидали своего часа. Власть не заслуживала бы названия власти, если бы смирилась с этим.
Страна Советов находилась в капиталистическом окружении. Лидеры ведущих империалистических государств не скрывали своих планов – покончить с социализмом. Причем в те годы это даже не прикрывалось, как теперь, демагогическими фразами о «правах человека», «защите демократии» и т.п. В СССР засылались шпионы, убийцы, диверсанты. Троцкий, находясь в эмиграции, объявил Сталину войну – и не только политическую, но войну на свержение и уничтожение. Сталин вызов принял и нанес ответный смертельный удар: в 1940 году Троцкий был убит по приказу Сталина агентом советской разведки.

Нельзя забывать и о том, что в памяти советских людей еще были свежи ужасы гражданской войны, белого и красного террора, сказывалось общее ожесточение. Ненависть к эксплуататорским классам, к их представителям, у многих из которых руки были, что называется, по локоть в крови, у трудящихся не была изжита. Говорить в то время (как сейчас о «злагоді» между теми, кто обеспечивал Победу в Великой Отечественной войне, и теми, кто стрелял им в спину, творил бесчинства на территории западных областей) было бы наивно. Должны поработать время и взвешенная, продуманная политика властей.
Стоит, наверное, сказать и о заложенном в природе какой–то части людей (в том числе у нас, в Украине) желании, чтобы другим было хуже.
Сказались и традиционно присущие нашему народу законопослушание, вера властям, обстановка всеобщего психоза.
К тому же то, что творилось в нашей стране, не было чем-то новым, не известным в истории. Скажем, депортация целых народов. Нельзя оправдать практику, когда за преступления, совершенные частью представителей какой-то нации, репрессиям подвергались целые народы. Но многие ли знают о том, что когда японцы потопили американский военно–морской флот в Перл-Харбере в декабре 1941 года, по приказу великого демократа (не в кавычках) Ф.Д.Рузвельта в одну ночь были депортированы в резервацию все проживавшие в США японцы – до одной шестнадцатой части японской крови!
Нельзя замалчивать и злодеяний, совершенных отщепенцами из той или иной нации, извращать факты. В печати сообщалось, например, что в 1944–1953 годах на территории западных областей Украины пособниками гитлеровских фашистов – буржуазными националистами было совершено 6,1 тысячи террористических актов, в результате которых погибли десятки тысяч мирных граждан.
В Крыму во время немецко-фашистской оккупации уничтожено 81 тысячу мирных жителей, 85 тысяч советских военнопленных. Из автономной республики были депортированы все крымские татары – 151.720 человек. Целому народу из–за злодеяний какого-то количества негодяев – прислужников оккупантов пришлось пережить трагедию, большие лишения и страдания. Во время следования к месту поселения в Узбекистан в пути 191 человек умер. Но это не тысячи, как утверждала антисоветская пропаганда. Сегодня в Крыму проживает около 250 тысяч крымских татар, хотя не все еще из числа депортированных и членов их семей вернулись на историческую Родину.
Все это – факты, над которыми не лишне задуматься. Говорится о них не для того, чтобы оправдать незаконные репрессии, – говорится ради справедливости и объективности. Любое беззаконие недопустимо и несовместимо с принципами социализма, с политикой нашей партии.

После Сталина
А далеко ли от истины бытующее мнение, что для Советской страны то, что во главе ее на таком сложном этапе был Сталин, явилось и трагедией, и уникальным шансом?
В самом деле. Какие могли быть варианты развития событий после смерти В.И.Ленина, если бы у руля государства был не Сталин, а, скажем, позер Троцкий, который не верил в возможность построения социализма в нашей стране, с его авантюризмом и жестокостью, стремлением повсюду насадить своих соплеменников, или Каменев, Зиновьев либо Бухарин с их бесхребетностью и «теорией врастания кулака в социализм», или Ворошилов, Калинин, Молотов – неплохие исполнители, но не более того?
История распорядилась так, что страну возглавил политический и государственный деятель с железным характером, огромной политической волей, масштабным подходом к решению непростых проблем, возникающих в ходе строительства нового мира. Такого руководителя требовало время. И страна получила его.
Переделать историю невозможно, фальсифицировать ее – аморально. Из истории необходимо извлекать уроки.

Сталин ушел из жизни, когда возможности административно-командной системы, авторитарно-мобилизационного этапа социалистического строя были исчерпаны и требовался переход к новому качеству в развитии страны. В мире происходили одна за другой научно–технические, технологические, информационные революции, требовавшие переориентировать советскую экономику на качественные, интенсивные факторы, круто повернуть ее к удовлетворению жизненных потребностей трудящихся. Невиданный энтузиазм широчайших народных масс, на котором держалась страна и одерживала победы в первые послереволюционные годы, в период Великой Отечественной войны и послевоенного возрождения, исчерпывался. Трудящиеся Советской страны хотели жить лучше, так, как люди, скажем, в Западной Европе, и они имели на то полное право.
Требовались решительный переход к демократизации общественной и государственной жизни, более полному раскрытию возможностей социализма, новая организация партийной жизни, восстановление подлинно федеративного характера Советского государства, поиск разумных коррективов в политической системе, которые устраняли бы недостатки однопартийной системы в условиях, когда в обществе имелись массы людей с различной политической ориентацией.
Смог ли бы осуществить все это Сталин, останься он еще какое–то время на посту руководителя Коммунистической партии и Советского государства? Ответить на такой вопрос непросто. Сталин перешагнул семидесятилетний рубеж. В наших условиях этот рубеж, по сути, никому еще из лидеров не удавалось взять. Последние работы и выступления Сталина («Марксизм и вопросы языкознания», «Экономические проблемы социализма в СССР», речь на ХІХ съезде КПСС и другие) дают основания полагать, что он основательно задумывался над дальнейшими перспективами развития социалистического общества. Полагаю, что будь Сталин значительно моложе, то с его аналитическим умом, стратегическим мышлением, политической волей, он пришел бы к нужным решениям, которых требовало время, провел их в жизнь. Но годы взяли свое, а неумолимая смерть поставила точку в судьбе и титанической деятельности этого поистине великого человека.
Преемники Сталина оказались не в состоянии осуществить то, чего требовал новый этап в развитии социалистического общества. Унаследовав власть, они не наследовали дух и стиль своих гениальных предшественников. Более того, они игнорировали даже их прямые предостережения относительно опасности капиталистической реставрации, возможности временной победы контрреволюции, если социалистическая власть проявит благодушие и терпимость к проискам классовых противников.

Напомним некоторые высказывания классиков на этот счет. В.И.Ленин еще 6 октября 1917 года говорил: «Мы не знаем, не будет ли еще временных периодов реакции и победы контрреволюции после нашей победы, – невозможного в этом нет, – и потому построим, когда победим, «тройную линию окопов» против такой возможности» (Полн. соб. соч., т.34, с.374). К сожалению, не построили – более того, разрушили то, что было сделано при Ленине и Сталине.
Выступая в июне 1925 года перед слушателями Свердловского университета, И.В.Сталин говорил о трех опасностях:
«а) опасность потери социалистической перспективы в деле строительства нашей страны и связанное с этим ликвидаторство;
б) опасность потери международной революционной перспективы и связанный с этим национализм;
в) опасность падения партийного руководства и связанная с этим возможность превращения партии в придаток государственного аппарата», а «опасность потери партийного руководства ведет к разложению и перерождению партии» (Соч., т.7, сс.164 и 172).
К сожалению, все так и произошло, особенно в 1985–1991 годах. К тому же, после победы социализма в СССР на смену открытому противостоянию классов, ожесточенной борьбе между эксплуататорами и угнетенными пришли новые формы классовой борьбы, в частности:
широкое проникновение в правоохранительные органы представителей белогвардейской эмиграции, троцкистских центров и других чуждых элементов;
чужеродное проникновение в мозговые структуры партии и государства, особенно со второй половины 50–х годов, нестойких, зараженных оппортунизмом элементов, что привело к измельчанию партийных лидеров, примитивизации теоретического фронта партии;
целенаправленное отщепление партии от рабочего класса, противопоставление рабочего класса партии, его раздробление и разобщение вплоть до утраты им адекватного самосознания и потери своего общественного лица. Достаточно вспомнить шахтерские забастовки, проходившие под антикоммунистическими знаменами.
Игнорировав эти опасные процессы, лидеры партии послесталинского периода, особенно Горбачев и его клика, развалили все, что создавали Ленин и Сталин, большевики, народ наш, и в итоге привели социализм в нашей стране к поражению, развалили великую союзную державу. Но это – тема другого разговора.
Скажу только, что преемники Сталина попытались преодолеть культ его личности, покончить с нарушениями социалистической законности. Но сделали это так, что по социализму, в том числе по мировой системе социализма, по КПСС, мировому коммунистическому движению, по марксизму-ленинизму были нанесены сокрушительные удары. То, что сделали Хрущев и другие хулители Сталина, лишний раз подтверждает известную истину: кто выстрелит в прошлое из пистолета, в того история выстрелит из пушки. В этом отношении мудро поступили китайские коммунисты по отношению к своему лидеру Мао Цзедуну, деятельность которого также была неоднозначной.
Над историей, говорил Спиноза, надо «не плакать, не смеяться, а понимать». Важно осмыслить, понять то, что произошло, почему произошло. Понять – не обязательно простить то, чего нельзя простить (к тому же в политике такая категория обычно отсутствует), главное – сделать выводы, извлечь уроки.

О некоторых из них хотелось бы сказать.
Первое. Колоссальный опыт, деятельность Сталина, руководимой им партии показывает, какое огромное, чаше всего решающее значение имеет правильная, научно обоснованная политика, умение предвидеть, мыслить стратегически.
Второе. Злодейство нельзя оправдать высокими целями. Мораль «Цель оправдывает средства» – это мораль иезуитов, а не коммунистов. На злодействе нельзя построить справедливое общество.
Третье. Монополизм во всем, в том числе в экономике, в политике, в идеологии ведет к загниванию. Однопартийная система в условиях социально неоднородного общества при недемократическом строе внутрипартийной жизни ведет к извращению демократических принципов организации жизни общества. А господство одной идеологии, объявленной к тому же «единственно верной», обязательной для всех, приводит к догматизации революционной теории. Нельзя не учитывать, не делать выводов из того, что КПСС с ее претензиями на непогрешимость, формальным отношением к вопросам теории, политической закалке коммунистов потеряла доверие народа и оказалась не готовой к политическим бурям и штурмам, не смогла противостоять напористому, наглому, агрессивному противнику, рвавшемуся к власти.
Четвертое. Ахиллесовой пятой КПСС на последнем (послесталинском) этапе явилось то, что у ее кадров притупился политический, классовый подход, царили делячество и беззаботность в отношении теории и вылазок классового противника.
Пятое. Огромный вред нанесло то, что я бы назвал «сверхдисциплинированностью», – безынициативность, бездумное, формальное исполнение директив, спущенных сверху, превращение в привычку по любому поводу ждать указаний и решений вышестоящих руководящих органов. Можем ли мы не задумываться над тем обстоятельством, что когда в августе 1991 года была незаконно, безосновательно запрещена деятельность Компартии, в защиту ее не выступили не только рабочие и представители других трудящихся слоев, но и сами коммунисты, партийный актив. Они ждали указаний…
Партии нужны твердая, сознательная дисциплина, строгое соблюдение принципа демократического централизма, но при одном условии – если в партии всемерно поощряется, поддерживается и развивается инициатива, утверждается обстановка партийного товарищества, создаются условия для свободного обмена мнениями, безбоязненного высказывания и отстаивания своей позиции – в рамках партийных принципов.
И еще одно. Жизнь подтвердила огромное значение правильной, эффективной кадровой политики партии, постоянной заботы о выращивании смены, подготовленного резерва, смелом выдвижении молодежи.

И еще о личности Сталина
Хотел бы привести выдержку из работы Б.П. Курашвили «Историческая логика сталинизма»: «История СССР выстроила такой ряд первых руководителей, «советских цезарей». Владимир Мудрый, Львиное Сердце. Иосиф, Грозный Строитель. К сожалению, краткосрочный Георгий Неудачник. Никита Попрыгунчик. Леонид Дутый. Опять краткосрочные. Юрий Осторожный и Константин Безликий. Михаил Скользкий. Не допущенный в советские цезари, Борис Разбойный стал убийцей СССР. Этот список – свидетельство неустроенности советского социализма. В каждом втором случае история делала неудачный выбор. Не был ли Л.Д. Троцкий несправедливо обойден ею? Определенно нет. В противном случае мы имели бы на втором месте в приведенном ряду Льва, Великого Барабанщика. А время требовало Грозного Строителя. И получило его. Со всеми издержками».
Сталин, его великие деяния, не нуждаются в защите, как нельзя оправдать совершенные им нарушения и творившиеся при нем злодеяния. Сталин был таким, каким он был, таким он и останется в истории человечества. Его «грехи» «бледнеют перед жестокостями демократии», которую утвердили на постсоветском пространстве реставраторы капитализма из числа перевертышей, «выкрестов из Компартии».
О Сталине написаны, без преувеличения, тысячи книг. Борзописцы разных мастей, щедро оплачиваемые противниками социализма, не жалели и не жалеют самых мрачных красок, чтобы принизить Сталина, очернить сделанное им. Но его исполинская – героическая и трагическая – фигура все больше возвышается на фоне исторических свершений бурного ХХ столетия. Противоречивая личность и подвижнические дела этого выдающегося деятеля современности еще ждут своего Шекспира или Толстого, которые достойно отразили бы его образ и свершения.
Сегодня же мы с полным правом можем подписаться под каждым словом о Сталине, сказанным У. Черчиллем, который до конца дней оставался непримиримым противником коммунизма: «Большим счастьем для России было то, что в годы тяжелых испытаний ее возглавил такой гений и непоколебимый полководец, как Иосиф Сталин.
Сталин был человеком необыкновенной энергии, эрудиции и несгибаемой воли, резким, жестким, беспощадным как в деле, так и в беседе, которому даже я, воспитанный в британском парламенте, не мог противостоять.
Сталин обладал большим чувством юмора и сарказма, а также способностью точно выражать свои мысли. Статьи и речи Сталин всегда писал сам, и в них звучала исполинская сила.
Сталин производил на нас неизгладимое впечатление. Его влияние на людей было неотразимо. Когда он входил в зал на Ялтинской конференции, все мы, словно по команде, вставали и, странное дело, почему–то держали руки по швам.
Он обладал глубокой мудростью и чуждой всякой панике логикой. Сталин был непревзойденным мастером находить в трудные минуты пути выхода из самого безвыходного положения.
В самые трагические моменты, как и в дни торжеств, Сталин был одинаково сдержан, никогда не поддавался иллюзиям. Он был необычайно сложной личностью.
Сталин был величайшим, не имеющих себе равных в мире диктатором. Он принял Россию с сохой, а оставил оснащенной ядерным оружием.
Нет, что бы ни говорили о Сталине, таких история и народ не забывают».
Сам же Сталин незадолго до своей кончины пророчески сказал, что на его могилу нанесут много сора, но ветер истории развеет его.
Можно не сомневаться – так оно и будет.

Георгий Крючков http://www.ua-pravda.com/gongadze/stal2.shtml

Проблемы безопасности

 

Дмитрий Зеркалов

Тигипко: «Власть – это не владение заводами, морями, пароходами, а эффективное управление чужой «государственной» собственностью в свою пользу под крышей Президента.»