КЛЮЧИ ДЛЯ ДИКТАТУРЫ

К оглавлению "Актуальные темы"
К оглавлению "Политическая безопасность"

«Почему вы решили, что люди не хотят диктатуры?» — этот вопрос Юлии Тимошенко в эфире «Шустер-live» иному европейскому политику мог бы стоить политической карьеры. Что бы он (она) ни говорил бы об этом после. И говорили за неё. А наговорили за неделю много. О том, что премьер «совсем не то имела в виду». О том, что она, как и люди, хочет «всего лишь» стройности и порядка вместо нынешних хаоса и анархии. О том, что действовать намерена исключительно в рамках закона и Конституции. Слово — не воробей. Ведь на самом деле даже диктаторы слово «диктатура» стараются не произносить. Они говорят именно о порядке и стройности. И к власти стараются прийти (и, что удивительно, часто приходят) легитимным путем, в строгом соответствии с законом и Конституцией. К сожалению, очень часто прийти во власть им помогают те, кто закон и Конституцию, по идее, должен защищать. Дело, кстати, не только в Тимошенко. К авторитарному правлению склонно большинство претендентов на пост главы украинского государства. Иначе не рассказывали бы избирателям о «железном хозяине» Викторе Януковиче, «сильном президенте» Сергее Тигипко... дальше любой украинец может продолжить ряд самостоятельно. Но сторонники этих самых «сильных лидеров» обижаются, когда их кумиров называют кандидатами в диктаторы. А когда аргументы в споре исчерпываются, выкладывают коронный — дескать, буквальное значение слова «диктатура» не несет в себе ничего отрицательного.

Современные люди, действительно, часто даже не догадываются о происхождении терминов, употребляемых к месту и не к месту в политических дискуссиях. Скажем, словом «анархия» первоначально называли совсем не состояние «безвластия вообще», а конкретный случай, произошедший в Афинах в шестом веке до нашей эры. Когда граждане просто не смогли избрать главу своего государства (именовавшегося по-гречески архонтом).

Смута тогда длилась несколько лет и закончилась тем, что к власти без всяких выборов пришел тиран Писистрат. Наглядно продемонстрировав таким образом (на зависть еще не появившимся на свет идейным анархистам), что анархия — мать диктатуры. Или порядка. Кому как нравится. Писистрат, кстати, деспотом себя не считал. Наоборот. Когда кто-то из граждан подал на него в суд, тиран демонстративно явился на судебное заседание. А вот истец не пришел. Оробел, по словам Аристотеля. В Украине наверняка сказали бы жестче. Что-то вроде «испугался открытой дискуссии с руководителем исполнительной власти».

Правда, робость перед высшими должностными лицами охватывает не только простых граждан. Скажем, судьи Конституционного суда Украины очень редко принимают решения, которыми может быть недоволен президент. И даже в этих редких случаях — например, в вопросе об основаниях для роспуска парламента — формулируют свой вердикт настолько обтекаемо, что Банковая вполне может делать хорошую мину при плохой игре. Правда, за последние месяцы поводов напрягать лицевые мышцы у работников президентского секретариата практически не было. Глава государства выигрывает одно дело за другим. От приватизации шахт до многострадального закона о следственных комиссиях. Забракованного даже не в деталях, а в целом — причем по сугубо формальным основаниям. Дескать, принимали его при спикере Яценюке, а подписывал спикер Литвин. В парламенте, разумеется, тут же подготовили новый закон, совпадающий по тексту со старым вплоть до запятых. Но осадок, как говорится, остался. Два вице-спикера — Александр Лавринович и Николай Томенко — чуть ли не хором поделились подозрениями, что за решением КС может стоять сговор судей с президентом. И получили быструю и очень гневную отповедь от председателя суда Андрея Стрижака, увидевшего в синхронности заявлений вице-спикеров другой сговор — между БЮТ и ПР.

Разумеется, в существовании договоренностей между крупнейшими фракциями никто не сомневается. Но люди знающие уверяют, что Лавринович с Томенко как раз не собирались действовать совместно. Они просто отвечали на один и тот же вопрос журналиста, даже не догадываясь об ответах коллеги. А в итоге — возможно, даже сами того не зная, — подыграли Банковой. Представители которой уже не первый месяц обрабатывают судейский корпус разговорами о том, что тимошенковцы и регионалы якобы договорились совместными усилиями уничтожить КС. И служители конституционной фемиды в это уже практически поверили. Чувство общей тревоги и корпоративной солидарности оказалось даже сильнее, чем обязательства перед теми, кто выдвигал судей на их нынешние должности. Это два года назад все лихорадочно подсчитывали, кто чей ставленник. Сегодня «квоты» практически не работают. Если бы это способствовало укреплению самостоятельности суда, можно было бы даже поаплодировать. Но пока создается впечатление, что оробевшие перед фантомом ПРиБЮТ судьи принимают решения… просто в пику депутатам. Посвященные в конституционную кухню юристы используют и более крепкие выражения. Из которых опубликовать можно разве что фразу «назло маме отморожу уши». И дело не в испорченности отечественных правоведов. Просто, когда на вопрос о невыполнимости принятого решения отвечают «мы не сдадимся», нервы не выдерживают даже у профессионалов.

Не удивительно, что с особым беспокойством парламентарии ждут рассмотрения КС представления президента о неконституционности поправок к закону о выборах президента. Уж слишком настойчивы слухи о том, что украинцам готовятся продемонстрировать анархию в первоначальном смысле этого слова — поскольку отмена принятых парламентом поправок в разгар избирательной кампании может привести к её полной дезорганизации, и отечественного архонта могут вообще не избрать. Не на этот ли сценарий намекал Виктор Ющенко, когда обещал, что и через полгода будет президентом? Виктор Андреевич в среду, правда, поклялся, что ничего подобного не имел в виду. Но кто верит в клятвы отечественных политиков? Тем более что формально к гипотетической отмене выборов действующий президент и отношения иметь не будет. Все произойдет (если, конечно, произойдёт) как бы само собой. Один из авторов оспариваемых изменений депутат Елена Лукаш в этой связи напоминает, что «признание недействительными конкретных норм совсем не означает автоматического восстановления действия предыдущей редакции закона. Чтобы не возник юридический вакуум, КС как минимум должен дать четкие и недвусмысленные указания на этот счет».

Андрей Стрижак, впрочем, уверяет, что судьи хаоса не допустят. И тянуть с вердиктом тоже не будут. В пятницу «ЗН» из проверенных источников в КС стало известно, что рассмотрение дела назначено на 7 октября. Если учесть, что слушается оно как неотложное, по короткой процедуре и без публичных дебатов сторон (теоретически суд может даже успеть вынести решение до начала избирательной кампании, максимум — до того, как она вступит в самую горячую стадию), — и оспариваемые нормы уже будут задействованы. Да список претензий, судя по просачивающейся информации, не так уж велик. По некоторым данным президент вообще оспаривает только две нормы — о консульском учете и оспаривании решений избиркомов. Но в том-то и дело, что и информация эта может не подтвердится, и число претензий вырасти, а в итоге могут быть оспорены не отдельные нормы, а документ в целом, как это уже было с законом о следственных комиссиях. Депутаты, скажем, особое внимание обращают на то, что докладчиком по делу будет бывший глава КС Иван Домбровский — человек, пользующийся особым расположением президента. И уже потому готовы к любым неожиданностям.

Разумеется, если вердикт будет снова в пользу президента, и в самом суде, и на Банковой найдут для этого вполне приемлемые объяснения. При желании КС можно объявить последним бастионом, скажем, в борьбе с ползучим государственным переворотом, задуманным Партией регионов и БЮТ. Недаром ведь под оспоренным законом стоят подписи представителей именно этих фракций. Если это будет звучать не слишком пафосно, можно будет вспомнить об угрозе диктатуры. Тем более что Тимошенко в последнее время даёт слишком много поводов для этого. Вот и в минувшую среду Ющенко возмущался молчанием журналистов, якобы «проспавших» судебный запрет на критику правительства и премьера. Правда, как заметили очевидцы, некоторые представители прессы, убаюканные предыдущими речами гаранта, даже на этих словах не проснулись. А Виктору Андреевичу стоило бы вспомнить, что путь к диктатуре мостят не только обычные суды. Податливость КС, которой Ющенко так настойчиво добивался, используя дозволенные и не слишком дозволенные методы, может сыграть в утверждении «чрезвычайщины» не менее важную роль. Ведь судьи научились прислушиваться к настроениям Банковой независимо от того, какую фамилию или прическу носит президент.

И вполне возможно, что первым делом, за которое возьмутся в здании на улице Жилянской — где расположен дворец Конституционного суда — после инаугурации нового главы государства, будет дело об отмене конституционной реформы 2004 года. В свое время и сам Ющенко очень хотел этого. Но судьи, тогда еще не настолько восприимчивые к его пожеланиям, отказали. Правда, сделали это довольно хитро — по формальным основаниям. Не закрывая возможности вернуться к вопросу повторно. Напомню, что результативное возвращение к вопросу одарит победителя выборов полномочиями Леонида Кучмы… Люди информированные подтвердили, что гонцы с Жилянской, предлагавшие воспользоваться этой возможностью уже ранней весной 2010 года, побывали и на Туровской, и на Липской — в партийных офисах БЮТ и ПР. В штаб Арсения Петровича, возможно, тоже б заехали, будь его шансы пройти во второй тур повыше. А то, что лидер «Фронту змін» конституционными вопросами интересуется вплотную, стало ясно после его заявления о готовности вернуться к вопросу об имплементации решений референдума 2000 года. Многие еще помнят, как проводился тот референдум. Практически так же, как и решение Конституционного суда о том, что третий срок президента на самом деле второй. Так что нынешнему составу КС тоже можно ничего и не изобретать — достаточно вспомнить опыт предшественников. И вовремя поднести «ключи от города» победителю.

"Зеркало недели" АЛЕКСЕЙ МУСТАФИН

Проблемы безопасности

 

Дмитрий Зеркалов

Тигипко: «Власть – это не владение заводами, морями, пароходами, а эффективное управление чужой «государственной» собственностью в свою пользу под крышей Президента.»