«Ныне Церковь из состояния выживания перешла в состояние созидания»

К оглавлению "Актуальные темы"
К оглавлению "Политическая безопасность"

C падением советского режима, атеизм перестал быть главной идеологией, по сути, в обществе началась новая эпоха духовного возрождения.

Архиепископ Сарненский и Полесский Анатолий

— Владыка, Вы уже 15 лет в сане епископа, какие изменения произошли за это время? Какие важные проблемы прошлых лет были решены, а какие актуальны сегодня и требуют немедленного разрешения?
— За это время произошло довольно много перемен. Так, наша Украинская Православная Церковь укрепилась, сберегла свою каноничность, получила признание православного мира благодаря верным иерархам и православным людям. За это время возродились старинные монастыри, возникли новые, каких прежде не существовало, появились новые духовные учебные заведения, печатные церковные издания. Да и сам состав епископата за это время изменился, появились молодые епископы. Матерь Церковь приобрела новых верующих, многие вернулись из расколов. За последние 15 лет Церковь окрепла, и она свидетельствует всему миру о своем подвиге во славу Божию, во благо людей.
Ныне Церковь из состояния выживания перешла в состояние созидания. Во многих регионах нашей державы началась активная духовная деятельность, миссионерская, просветительская. Священство пошло учить христианским истинам в школы, больницы, армию, заботиться о духовном окормлении осужденных. За это время, в частности в Сарненской епархии, положительных изменений произошло много. Скажем, в 1999 году, когда я был назначен сюда правящим архиереем, в епархии было 176 приходов, из которых активно действующих, наверное, было 120, все остальные находились в стадии оформления или строительства. На сегодняшний день их 231, мы построили за это время около ста храмов. Мною совершено много священнических хиротоний. Активными стали сами приходы, при них создаются воскресные школы, развивается социальное служение. В епархии действует уже пять монастырей, хотя на Полесье при советской власти не было ни одной действующей обители. Например, женский монастырь в честь Иверской иконы Божьей Матери в урочище «Юзефин» и мужской монастырь иконы Божьей Матери «Живоносный Источник» в урочище «Федарина» – это глухие лесные территории, где монашествующие живут, как преподобный Савва Освященный, в пустыне. В округе нет селений и людей. Строительство обителей шло довольно сложно. К сожалению, на территории епархии нет крупных предприятий, поэтому с финансированием их строительства были трудности.

— Вы получили хорошее богословское образование. Скажите, какие знания вам пригодились в вашей архипастырской деятельности и кто из преподавателей повлиял на ваше формирование как богослова?
— Думаю, что в пастырской деятельности используются все знания, а не какие-то отдельно. Нет знаний, какие бы не пригодились, для этого их преподают студентам. Свое духовное образование я получал в стенах Санкт-Петербургской (в те времена еще Ленинградской) семинарии, в которую поступил в 1979 году, позже там же продолжил обучение в академии. Конечно, в данном духовном заведении была очень сильная база как материальная, так и интеллектуальная: это в первую очередь, конечно, касается обширной библиотеки, исчисляющей свои фонды сотнями тысяч экземпляров. Это обусловлено тем, что академию не закрывали в советское время, а также тем, что все имущество, книги свозились в академию из различных мест, где были закрыты церковные учреждения. Замечательны были учителя, воспитавшие не одно поколение пастырей и богословов, – отец протоирей Иоанн Белевцев, протоиерей Ливерий Воронов; прекрасный педагог, учитель и проповедник профессор протоиерей Николай Гундяев, брат нынешнего председателя ОВЦС Московской Патриархии митрополита Смоленского и Калининградского Кирилла. Они передавали нам не только то, что впитывали в себя через науку, но и опыт предыдущих поколений, преемственность от преподавателей еще дореволюционных времен. Естественно, что, будучи студентами семинарии и академии, мы оставались детьми и не всегда ответственно себя вели, иногда пропускали уроки, может, в чем-то были невнимательны. Но, находясь в стенах духовного заведения, мы научились осваивать богословские науки, мы их полюбили. И когда в этом году я посетил Санкт-Петербургскую академию, классы, где учился, встретился с преподавателями, я как бы окунулся в ту атмосферу прошлого, что так дорога моему сердцу и поныне.

— Известно, что вы в прошлом году получили степень доктора философии в Ужгородской богословской академии имени святых Кирилла и Мефодия, а недавно были утверждены доцентом. Думаете ли дальше продолжать свою научную деятельность? Какие просветительские мероприятия действуют у вас в епархии сегодня?
— Я действительно много работал над собой, в свое время Ученый совет Киевской духовной академии утвердил тему моей кандидатской: «Жизнь и деятельность проф. В.Н. Бенешевича в историко-богословском осмыслении». Я написал и защитил эту работу, мне было присвоена степень кандидата богословия. Тема моего исследования была связана с деятельностью петербургского богослова, историка и канониста профессора Владимира Бенешевича. В работе я писал о значении его трудов для Церкви, о том, какой вклад он оставил не только в виде своих научных работ, но и как свидетель Христовой истины. Выдающийся богослов закончил жизнь мученически – во времена репрессий он был расстрелян большевиками. Чуть позже эта же участь постигла двух его сыновей.
Недавно по ходатайству ректора Ужгородской академии протоиерея Виктора Бедя Блаженнейший Митрополит Владимир назначил меня быть доцентом в данном учебном заведении. Я думаю, что, несмотря на расстояния, все же буду находить возможность ездить преподавать в академии. В свое время меня приглашали преподавать в Острожской академии. Говоря о просветительской деятельности среди духовенства, следует сказать, что мы всячески заботимся об их информационном обеспечении, при приходах созданы библиотеки с церковными газетами, книгами и журналами. Многие священники нашей епархии проходят курс обучения в Острожской академии по специальности «религиоведение», получают высшее светское образование. Прискорбно, что, имея на руках диплом наших духовных заведений, по-прежнему трудно добиться права преподавать в школе, так как данный вопрос у нас упирается в личные конфессиональные симпатии руководства районо. И если оно поддерживает раскольников или протестантов, то естественно священник УПЦ преподавать в такой школе не имеет возможности.

— Вы коснулись вопроса взаимоотношений с властями. Как вы их строите и почему представители власти в большинстве случаев остаются невоцерковленными.
— Нужно отметить, что в данное время отношения у нас с региональной властью приемлемые. Было время, когда они были замечательные, скажем, при губернаторстве Николая Сороки. Когда губернатором области стал Василий Червоний, отношения были не просто натянутыми, но откровенно враждебными. Многие вопросы решались через судебные инстанции, но по милости Божьей этот человек был уволен. На сегодняшний день в области новый губернатор Виктор Матчук, он доброжелательно относится к каноничной Церкви, представленной двумя архиепископами – Ровенским и Острожским и Сарненским и Полесским. С новым руководителем у нас нормальные рабочие отношения, и когда возникают какие-то проблемы, мы решаем вопросы сообща, обмениваясь звонками. Виктор Матчук свидетельствует уважение к нашей Церкви, например, на Пасхальное богослужение приехал к нам в Сарны и был на нем с начала и до конца службы.
Вы спрашиваете, почему так плохо идет воцерковление власти? Первая причина в том, что люди, которые стоят сегодня при власти, это дети советской атеистической системы, и поэтому отношение к Церкви у них строятся по-разному. Одни из них приходят в Церковь и становятся истинными христианами, а другие только создают видимость, как бы налаживают отношения, но в душе остаются такими же, как и прежде, и ничего светлого в душу им не приходит. А есть еще третьи, которые в силу своей конфессиональной принадлежности вообще враждебно относятся к Церкви, и поэтому они не желают поддерживать УПЦ в данном регионе. И естественно, если руководитель симпатизирует раскольническим группировкам или протестантским, то он не только не помогает Православной Церкви, но иногда и вредит. Добавлю, что есть еще и четвертый момент – это когда глубинка смотрит на центр, на отношение первых лиц государства. Когда они своим действиями демонстрируют симпатию или антипатию к той или иной церкви, публично привечают раскольников, то региональные руководители вторят руководителям центра.

— Сегодня по вопросу так называемого «Киевского патриархата» и УАПЦ идут совещательные комиссии. Скажите, какие вы видите перспективы преодоления церковного раскола в Украине. Возможно ли объединение в принципе?
— Я считаю, что диалог должен быть, это однозначно. Он сегодня нужен, для того чтобы показывать не только пагубность для христианина раскольничьих организаций, но и пути преодоления раскола. У нас это сделать нелегко, поскольку раскольники с насилием захватывали наши храмы, вели себя крайне агрессивно. Диалог нужен, потому что мы должны прийти к примирению, естественно, на канонической основе, о чем Украинская Православная Церковь заявила решением Священного Синода. А на вопрос, возможно ли объединение, я скажу, что возможно и нужно. Я не знаю, как обстоит дело в других регионах, но на Западе раскол прошел не просто через общество, через Церковь, но через семьи. Разделены не просто приходы – разделены семьи. Когда отец, например, является верующим УПЦ, а его домочадцы сторонниками «Киевского патриархата».

— Скажите, а в среде приверженцев «Киевского патриархата» вы видите лиц, которые хотели бы вернуться в лоно православия, которые проявляли бы к нашей Церкви более теплое отношение?
— Когда «казачок» Василий Червоний насильственными методами захватил около ста наших храмов, я был управляющим Ровенской епархией.
Тогда никто не спрашивал верующих людей, хотят ли они быть членами раскольнической церкви, просто приезжал отряд «казачков» во главе с «атаманом», сбивались замки, забирался храм, иногда заодно и обворовывался, изгоняли законного священника. Так силовыми методами с молчаливого согласия властей приходы переводились в раскол.
В 1993 году Блаженнейший Владыка Владимир назначил меня управляющим Ровенской епархией. Тогдашний губернатор Роман Василишин заявил мне: «Это родная область нашего президента Леонида Кравчука. Вы должны знать, что президент стоит на позициях «Киевского патриархата», и, если хотите удержаться в данной области, то должны передать храм в селе Великих Межиричах Корецкого района. Это будет означать, что мы сработались и что в дальнейшем препятствий в вашей архиерейской деятельности со стороны властей не будет». Следует сказать, что на то время в Корецком районе не было ни одного раскольнического прихода. На мой отрицательный ответ губернатор ответил, чтобы я немедленно вышел из кабинета и забыл к нему дорогу. О какой-либо демократии говорить было трудно. И действительно за время правления Кравчука меня больше областная власть не принимала.

— Есть ли факты перехода «священников» «Киевского патриархата» в лоно каноничной Церкви.
— Действительно, такие факты есть, и не только на территории Сарненской епархии, но и в других епархиях. Нужно сказать о том, что западная область специфическая. Там если бы так называемый священник даже хотел перейти в лоно канонической Церкви, то ему просто угрожают, и, естественно, не каждый согласится мужественно выстоять в испытаниях, учитывая, что при этом он теряет жилье и источник существования. В мою бытность ко мне лично с такой просьбой обращались многие «священники». Некоторых из них я принял, и перерукоположил. Уже много лет они достойно несут свое послушание на приходах вверенной мне епархии. Однако, нужно заметить, что принимаем мы не всякого переходящего из раскола, но лишь тех, кто через покаяние приходит к Матери Церкви и может быть достойным пастырского служения. Аморальных личностей мы не принимаем.

— Сейчас идет много разговоров об автокефалии Украинской Церкви. Данный вопрос звучит и в СМИ, и в самой Церкви. Скажите, нужна ли Украинской Православной Церкви автокефалия?
— Мнение украинского епископата зафиксировано в обращении нашего Архиерейского Собора в начале нынешнего года. В нем говорится о важности единства с Русской Православной Церковью. На архиерейском Соборе РПЦ было принято Определение о единстве, которое подписали все наши епископы. Архиереи были объединены единой властью Божьей под председательством Святейшего Патриарха Алексия II и Соборного разума, и было засвидетельствовано единства епископата.
Епископат Украинской Православной Церкви принимал участие вместе с другими епископами Русской Православной Церкви в деятельности собора, скорбел о тех проблемах которые, к сожалению, есть в Церкви сегодня, участвовал в их разрешении. Во время проведения собора я лично чувствовал духовное единение, любовь, внимание, уважение друг к другу, независимо от того, кто и где несет свое послушание. О единстве епископата свидетельствуют и визиты в Киев в рамках празднования 1020-летия Крещения Руси Патриархов Алексия II и Константинопольского Варфоломея I. Совместное богослужение Представителей других Поместных Церквей тоже свидетельствовало об уважении друг к другу и единстве церкви.
Проблема автокефалии – это внутреннее дело Церкви. Блаженнейший Митрополит Владимир говорит о том, что ныне она неактуальна, она может привести к новым разделениям. Автокефалия должна строиться на фундаменте Украинской Православной Церкви, а не расколов. И ею должны заниматься сами верующие, а власть должна заниматься непосредственно своими обязанностями, заботиться о насущных проблемах, которых множество: финансовый кризис, инфляция, социальные вопросы. Проблемы Церкви должны решать иерархи, духовенство и миряне, но не бывшие комсомольцы, атеисты – люди, которые сами свидетельствуют о себе как о врагах Церкви, являясь последователями раскольнических группировок.

— После советской эпохи в обществе наблюдался большой интерес к религии. Скажите, можно ли констатировать духовное возрождение как реальный факт или это лишь выдаваемое желаемого за действительное?
— Да, возрождение – это реальный факт. Почему? Ситуации начала восьмидесятых годов и теперь – большая разница. Во многом религию для нас сохранили в те годы смелые люди, которые не боялись ходить в храм, участвовать в богослужениях. Они свидетельствовали о своей вере своим молитвенным отношением, передавая ее последующим поколениям. Я помню, когда люди боялись держать в доме иконы, особенно если занимали какие-то посты. Икона у обыкновенного сельского учителя – как минимум выговор! Если сравнивать с нынешним временем, конечно, гонений нет. Безусловно, с падением советского режима атеизм перестал быть главной идеологией, по сути, в обществе началась новая эпоха духовного возрождения. Теперь, в наше время, каждый может излагать учение Церкви, свидетельствовать о Боге. Люди изменились, и если бы не раскол, я думаю, уровень духовности в украинском обществе был бы намного выше. Я вижу возрождение в монашеской жизни и литургической. Люди не ленятся прийти на богослужение из соседнего села, с большим интересом слушают учение Церкви, творят добрые дела.

— Какие перспективы деятельности Церкви вы видите в будущем?
— Они прежде всего в гуманитарной сфере. Нужно обратить внимание на духовное воспитание подрастающего поколения, это наше с вами будущее. Церковь должна охватить как можно больше сфер деятельности. Это и больницы, их духовное окормление, патронат за больными, престарелыми, немощными, душпастырская работа в армии и тюрьме. Необходимо, чтобы Церковь несла в общество нравственные правила и чтобы они были правильно восприняты. Я просто уверен, что многое в обществе изменится. Не будет столько жестокости и насилия, не будет самоубийств. Нужно, чтобы священник стал психологом, помогал людям решать их жизненные проблемы, занял соответствующее место в обществе. Церковь должна пропагандировать себя в обществе. Конечно же, было бы желательно, чтобы функцию финансирования гуманитарных проектов взяло на себя государство, как это делается в соседних странах, в частности в Польше, когда при многих организациях есть священник, с которым в любой момент можно было бы решить любые жизненные вопросы.

— Что бы вы, владыка, пожелали нашим читателям в заключение беседы?
— Я хотел бы всем пожелать стойкости в стоянии за Православную веру, терпимости к себе и к другим, особенно в наше время, когда так много испытаний, а также любви, доброты и человеческого счастья.

Беседовал Игорь Стокалич
01.01.2009

Проблемы безопасности

 

Дмитрий Зеркалов

Тигипко: «Власть – это не владение заводами, морями, пароходами, а эффективное управление чужой «государственной» собственностью в свою пользу под крышей Президента.»