Практика перекрещивания еретиков и раскольников в древней Православной Церкви

К оглавлению "Актуальные темы"
К оглавлению "Политическая безопасность"

«Киевский патриархат»: это омертвевшее тело, покрывшееся струпьями гордыни; это усохшая ветвь, лишенная соков Лозы – Церкви Христовой; это сложившийся прогнивший парус, в котором нет, направляющего в тихую гавань, ветра благодати Святого Духа; это старый мех, в коем ни капли молодого вина бессмертия, утоляющего душевную жажду; это, наконец, накренившийся дом на зыбучем песке, в котором, увы, обитают лишь тени церковных таинств.

Историко-богословское обоснование практики перекрещивания раскольников-филаретовцев на примерах древней Православной Церкви.

Ионафан, архиепископ Тульчинский и Брацлавский,
член синодальной богословской комиссии УПЦ,
кандидат богословия.

Почему не признаётся крещение Киевского патриархата, если оно совершается в точном соответствии с установлениями Православной Церкви? Разве канонично нарушать…часть символа веры, которая свидетельствует: «исповедую едино крещение во оставление грехов?.
Об этом же вопрошает «священный синод» непризнанного Вселенским Православием т.н. Киевского патриархата, этими же «недоуменными» вопросами озабочен и «епископ» филаретовского поставления из раскольничьей УПЦ-КП «владыка» Евстратий Заря в статье «Вибір: можливість або привід?”, составленной под впечатлением публичного заявления Предстоятеля Украинской Православной Церкви Блаженнейшего Митрополита Владимира (газета «Столичные новости», статья «Церковь всегда верна Божественному Откровению»), что «таинства, совершаемые раскольниками (УПЦ-КП – ред.) – недействительны». Более того, неоперившийся «владыка» Евстратий даже дерзнул поставить под сомнение искренность слов старца – Предстоятеля УПЦ, безосновательно полагая, что они были произнесены им под неким внешним давлением.
Оставим, однако, в стороне лукавую «богословскую» наивность и субъективные оценки самому «епископу» Евстратию Заре (и иже с ним), равно как и его дежурные политические выпады против канонической УПЦ и РПЦ, рассчитанные, как всегда, на невежд и простецов в церковной и гражданской истории. Ревнителям «филаретства» на Украине давно следовало бы понять, что политизированными наскоками и начётническими причитаниями антиканонический статус УПЦ-КП не поправить. Всем им не помешает освежить в памяти, что только «церковная ревность спасительна, а ревность, отданная заблуждению гибельнее, нежели её отсутствие» (протоиерей Сергий Булгаков).

Но, вопреки сомнениям «владыки» Евстратия Зари и «священного синода УПЦ-КП», Народ Божий верит своему законному Предстоятелю – Блаженнейшему Митрополиту Киевскому и всея Украины Владимиру и всей душой и сердцем благодарит его, как нерушимого столпа святоотеческой веры на Украине, за твёрдую каноническую позицию и апостольское стояние за чистоту Православия, за первосвятительское мужество в поисках святых путей (а не безжизненных «кабинетных» технических «моделей») церковного умиротворения в Украине, и желает ему ещё множество лет, содействием силы Божией, «право править» слово Христовой Истины во святой Украинской Православной Церкви, при соборном и сыновнем содействии всего украинского епископата, благоговейно сослужащего ему в священной Полноте Матери-Церкви.
Теперь несколько слов об общих богословских положениях, имеющих отношение к вопросу перекрещивания еретиков и раскольников в древней и современной Церкви. «Имеющие уши, да слышит» и разумеют.
1) Догматической аксиомой является онтологическое единство и единственность Церкви Христовой. Библейской истиной является и то, что основанная Христом Церковь, по дару Святого Духа, пребывающего в Ней, есть Столп и утверждение Истины. Она – кафолична, соборна по своей природе.
Только Она, Святая Кафолическая Православная Церковь вправе и может самоотождествить Себя с местным религиозным сообществом; только Она может узнать в нем Свою, начавшуюся от святых Апостолов Христовых священную цепь епископских рукоположений (хиротоний) – видимое свидетельство непрерывности Её исторического бытия; только Она, Кафолическая Церковь Христова, способна безошибочно распознать в нём (местном религиозном обществе) действие Духа Святого, ниспосланного Ей Отцом небесным в день Пятидесятницы, и только Она может признать или не признать местное религиозное общество Своей кафолической частью. Таковое таинственное богопромыслительное «узнавательное» свойство Церкви зиждется не на человеческом произволении, а на божественной харизме Церкви, на Её евангельской миссии собирательства всех расточенных во Христа. Ибо Сама Церковь мистически и есть Тело Христово.
Ключ к познанию истинной кафоличности (по)местной Церкви находится в евхаристической области бытия Церкви Христовой. Каждая местная церковная община, независимо от её величины, познаёт своё кафоличество, исповедуя ту же веру и совершая те же церковные таинства, которые содержит Вселенская Кафолическая Православная Церковь; каждая местная Церковь подтверждает свою кафоличность участием её иерархии в соборном литургисании с иерархией единой Семьи Кафолической Поместных Церквей-сестёр у престола Божия. Ибо, кафолический епископ там, где кафолическая Церковь, а где кафолическая Церковь, там и кафолический епископ, учат древние Отцы Церкви.
Наличием именно этого видимого «знака православного качества» – литургисанием с кафолическим православным епископатом Поместных Церквей – и не может похвалиться ни филаретовский «епископ» Евстратий Заря, ни его лжепатриарх Филарет, ни иной им подобный церковный раскольник на Украине. Ибо именно Божественная Литургия, соборно совершаемая кафолической иерархией Церкви, есть видимое мерило каноничности местной Церкви, какой бы статус и размер она не имела (епархия, митрополия, патриархат и др.).
Совместное служение Евхаристии иерархией местных Церквей есть не только священный символ внешнего единства, но и самоё исполнение кафолического пребывания всякой местной Церкви в Полноте Кафолической Вселенской Церкви Христовой. Ибо, согласно боговдохновенному учению Святых Отцов, «там, где истинная Евхаристия, там и истинная Церковь, а где истинная Церковь, там и истинная Евхаристия». Все иные человеческие измерения «истинности» Церкви, как то: политические, культурные, языковые, этнические, географические и т.д. не имеют отношения к установлению «законности» или «незаконности» любой канонической структуры единой Кафолической Православной Церкви во всех странах и на всех континентах.
УПЦ-КП не числится в диптихе (списке) канонических Поместных Православных Церквей В раскольнической идиоматической УПЦ-КП все канонические Поместные Православные Церкви не узнают Свою «единокровную» евхаристическую, кафолическую сестру, ибо её «православие», отнюдь не формально исповедуемая ею доктрина, а самая кафолическая, а значит и онтологическая суть, увы, ущербны.
Поэтому для Вселенской Церкви Христовой «Киевский патриархат» есть фальшивая монета, имитация Православной Церкви, раскольническое сообщество “extra muros” (“вне стен”), т.е. вне видимых границ Церкви; это партикулярная организация, незаконно получившая правовую светскую «прописку», но, отнюдь, не всеправославное признание, как местной украинской Церкви, в которой, действием Святого Духа в служении истинной Евхаристии, актуализируется её нерасторжимое онтологическое единство с Полнотой Вселенской Кафолической Церкви.
2) В свете всего сказанного, возникает сакраментальный вопрос: а, возможно ли, кафолической Украинской Православной Церкви Московского патриархата, пребывающей через него в благодатной Полноте Вселенской Кафолической Церкви, ныне узнать Самоё Себя в противоборствующей Ей филаретовской секте УПЦ-КП? И далее, может ли сегодня Святая Украинская Православная Церковь отождествить Себя с филаретовцами- захватчиками её храмов и кощунственными осквернителями её Евхаристии, с уничижителями Её канонического достоинства и хулителями её богоустановленной Иерархии? И вправе ли Она тогда сопричислить Себя к «разбойничьему собору» низложенного и анафематствованного ею Филарета Денисенко?
На последний, и иные риторические вопрошания, Святая Украинская Православная Церковь, конечно же, принуждаема ответить только отрицательно, ибо таковое «деяние» станет внутренним противоречием и предательством Православия.
Ведь, всякий церковный раскол, в особенности же еретичествующий, противопоставляет свою частную, смертоносную для спасения души, идиотическую самостность Кафолической целостности и соборности Церкви Христовой, нарушает Её благодатное единство, а нравственно совершает грех против заповеданной Спасителем любви, внося в среду Народа Божия вражду и противостояние.

Естесвенные противораскольнические аналогии, как более доступные простым людям, можно, без сомнения, адресовать «Киевскому патриархату»: это омертвевшее тело, покрывшееся струпьями гордыни; это усохшая ветвь, лишенная соков Лозы - Церкви Христовой; это сложившийся прогнивший парус, в котором нет, направляющего в тихую гавань, ветра благодати Святого Духа; это старый мех, в коем ни капли молодого вина бессмертия, утоляющего душевную жажду; это, наконец, накренившийся дом на зыбучем песке, в котором, увы, обитают лишь тени церковных таинств.
Святитель Василий Великий отметает все рукоположения, совершенные раскольниками, полагая, что последние лишились Божией благодати в силу самого события отпадения от единства с Кафолической Церковью, и потому, ставши мирянами, они уже не могут передать другим то, чего не имеют сами – благодати Святого Духа (прав. 1). Более того, он учит, что многолетний «коснеющий» раскол уже есть (эклесиологическая – авт.) ересь (его же правила 1, 2 и др.). Святитель Иоанн Златоуст также утверждает, что «самоутверждающийся раскол уже содержит в себе ересь». А Святые Отцы Второго Вселенского Собора (правило 6-е) прямо сливают еретиков и раскольников в одно понятие – «ересь».
Глава раскольнического, непризнанного Церковью Киевского патриархата, лжепатриарх Филарет Денисенко публично еретически исповедал, что в лоне единой Вселенской Церкви могут сосуществовать «две параллельных семьи православных поместных церквей», явив таким образом христианскому миру неслыханную ранее «двуцерковную» или, как её наименовали богословы, «двусемейственную» ересь, разрушающую Священное Преданий о единстве Кафолической Церкви, которую видимо, в человеческой истории являет единая и единственная Семья канонических Поместных Православных Автокефальных Церквей-Сестёр.
Вот почему ни один Предстоятель канонической Поместной Православной Церкви не имеет молитвенно-евхаристического общения со лжепатриархом УПЦ-КП Филаретом Денисенко, ранее анафематствованным в своей Церкви за совершение тяжких преступления (см. соответствующее Судебное деяние Архиерейского Собора РПЦ, прав. 25 св. ап. и др.).
Неучастие раскольника Филарета Денисенко во время юбилейных торжеств в Киеве в честь 1020-летия Крещения Руси на совместных богослужениях Вселенского Патриарха Варфорломея I, Архиепископа Константинопольского, и Святейшего Алексия II, Патриарха Московского и всея Руси – яркое тому подтверждение.
Поэтому Украинская Православная Церковь, защищая чистоту Православия, являя степень отдаления раскольников от Тела Церкви, желая оградить своих верных от соблазна отпасть в душепагубное еретичествующее сообщество и, дабы «не совокуплять овцу с волком», по церковной акривии и в соответствии со святоотеческим учением о Церкви, устами своего законного Предстоятеля Блаженнейшего Митрополита Киевского и всея Украины Владимира, паки (вновь) заявила о непризнании Ею действенности и спасительности церковных таинств, незаконно и кощунственно совершаемых в раскольническом Киевском патриархате.

Обратимся теперь от общих положений к более частным, к перекрещиванию еретиков и раскольников в Древней Церкви.
3) Церковь – это живой Богочеловеческий Организм, а не юридическая нотариальная контора. Древние каноны в области чиноприёма еретиков и схизматиков в Православие не имели значения жёсткого формального требования, а имели характер общей регулирующей нормы, что было исторически всегда присуще Православию.
Общая концепция была такова: чем враждебнее были раскольники к Церкви, тем строже была мера пресечения их греха; чем «мягче» раскол был в отношении Церкви, тем шире становились её канонические объятия для возвращающихся из тьмы заблуждения в Её Материнское лоно.
Само собой разумеется, что к еретикам, отрицающим основные догматы Церкви (веру во Святую Троицу, Божество Христово, например,) и к раскольникам, особо навредившим Церкви, такая широкая икономия ( снисхождение) не применялась. Можно определенно констатировать, что каждая местная Церковь, в своих канонических пределах и пастырской компетенции, самостоятельно определяла, каким конкретным каноном руководствоваться, каким чином принимать приходящих к ней «из вне»: перекрещивать ли или их только миропомазать, или ограничиться их покаянием?
Так, правило 8-е Первого Вселенского Собора постановляет, чтобы еретики-новациане, после их покаяния, были бы принимаемы в Православную Церковь через возложение рук «в сущем сане». Церковь, как бы Самой Себе усваивала внешнюю форму их прежнего незаконного поставления (обряд рукоположения), мистически наполняя её (внешнюю форму таинства) через Свою Святую Кинонию (Общение) благодатию Святого Духа.
В тоже время святитель Василий Великий в 47 каноническом правиле свидетельствует, что «мы таковых перекрещиваем». «Хотя у вас, – пишет он адресату, – по некоему благоусмотрению и не принят сей обычай перекрещивания, также как и у римлян, однако пусть и наше винословие (от церк. слав. «вина» – причина – ред.) да имеет силу».
На перекрещивании даже не еретиков, исказителей вероучения, а и «бытовых» раскольников настаивали, в своё время, и святитель Киприан Карфагенский, и другие Отцы и Учители Церкви (особо любопытствующие могут убедиться в этом, поискав в интернете соответствующие словосочетания).
Чужая боль не так сильна, как своя. Потому отношение, к причиняющим её, разное. От степени переживания «поместного болевого синдрома» в древности, как мы видим, зависел чин приёма в Церковь приходящих от раскола и ереси. Если у таковых обнаруживалось расположение и стремление к Православию, то в некоторых местных Православных Церквах, значительно отдалённых от районов острых религиозных конфликтов, возвращающихся в Церковь не перекрещивали, а клириков из раскола принимали «в сущем сане».

При этом для приходящих в Церковь от ереси и от раскола иногда составлялся особый, «щадящий» их самолюбие, чин приёма. В таком случае на бывших епископов-схизматиков, иногда вне Литургии, просто возлагались руки канонических епископов, с изъявлением устного или письменного согласия последних видеть новых собратий в своём духовном сословии (сане). Если же ересиархи и расколонасадители продолжали упорствовать в своём заблуждении и жестоко досаждать Кафолической Церкви, то приходящих из таковых религиозных групп Святые Отцы без колебаний перекрещивали, опять таки, желая этим знаком явить верным степень их удаления от Церкви.
Древний вселенский принцип канонической икономии (снисхождения) или акривии (строгости) к еретикам и раскольникам действует в Православной Церкви и по сей день, что, несомненно, может ускорить и облегчить возвращение в Церковь отпадшим от Неё в Украине. Это – «царский» путь уврачевания церковных нестроений в Украине. Для этого нет необходимости получать мандат от всецерковных съездов или соборов. Украинская Православная Церковь вправе «вязать и решить» везде и по всему, что подлежит Её канонической компетенции и духовной миссии на Украине. Она не раз свидетельствовала, что открыта для созидательного действия, дабы богомудро и благодатно уврачевать церковные недуги в Украине.
Добрых же примеров же домостроительной богомудрой икономии в истории Церкви множество. Имеющий уши, да слышит!
По широкой икономии в Поместной Русской Церкви в XIX-м столетии (задолго до революции 1917 года), а также в XX–м веке (в 1946 году) не стали перекрещивать или заново миропомазывать западно-украинских мирян католиков-униатов, присоединяя их к Православию. Все бывшие клирики-униаты принимались в церковное Общение без повторения их хиротоний. Это имело место, невзирая на то, что они получили свою иерейскую хиротонию в Римско-Католической Церкви в условиях ещё не отменённых взаимных анафематствований. (Литургический акт предания полному забвению обоюдных анафем 1054 года был единовременно совершён гораздо позже - в Риме и в Константинополе в 1961 году).
Однако, несмотря на литургический акт «стирания» из памяти Константинопольской и Римской Церквей древних обоюдных анафем, в Греческой Церкви, с болью вспоминая разорение православного Константинополя крестоносцами, латин-католиков перекрещивают и до ныне, а их клириков вновь рукополагают (хотя в других Православных Поместных Церквах, в том числе и Русской, издавна таковых, по широкой икономии, не перекрещивают, а клириков-латин присоединяют «в сущем сане»).

История знает и исключительные случаи широкой церковной икономии.
Известно, что император Константин Великий, перед смертью принявший крещение от еретика – арианского епископа, впоследствии был причислен к лику равноапостольных святых за заслуги перед Кафолической Церковью.
Святитель Василий Великий, как-то услышав от своего испуганного и плачущего иерея, что по нерадению покойных родителей он, возможно, не был ими крещён и потому его хиротония и церковные таинства, якобы не являются действительными, с радостью услышал от святителя : «Я не дерзну возложить свои руки на главу того, кого уже принял Бог и Церковь, допустившие тебя к служению Евхаристии». Такая глубина церковного ведения и домостроительства во Христе могла быть только у таких боговдохновенных титанов веры, как Василий Великий. Евхаристия, совершаемая в лоне истинной Церкви и принимаемая канонической иерархией Церкви, действительно была им божественным отвесом и мерилом пребывания в лоне Церкви. А «истинная Евхаристия только та, которую совершает епископ или тот, кому он её поручил» - учили древние Отцы. И, как тут не вспомнить вдохновенную молитву, читаемую архиереем на диаконской хитротонии: «Ибо не в наложении рук моих, но в посещении богатых Твоих щедрот дается благодать достойным Тебя»! Возложение рук архиерея промыслительно избирает и возводит в иерархическую степень, а божественная благодать освящает их предстоящее церковное служение.
Однако, тот же святитель Василий Великий, видимо по обстоятельствам его местности, по акривии, не принимал в общение с Церковью лиц, крещенных мирянами, предлагая православным священникам таковых заново перекрещивать. (Вполне вероятно, он не был уверен в православии анонимных «крестителей»). В наше время Церковь, настаивая на крещении в православных храмах, уже почти повсеместно допускает его совершение православными мирянами в годину жестоких гонений или в виду приближения скорой смерти, но призывает дополнить его таинством Миропомазания от православного епископа или иерея в храме.

Примеры современной широкой икономии в Церкви можно продолжить. Так, если в греческой православной традиции, вино в Чаше Преждеосвященной Литургии является истинной пречистой Кровью Спасителя, которую боголепно вкушают элладские архиереи, клирики и миряне, в том числе и дети, то в славяно-русской традиции это, всего лишь, …«благословенное вино», которым не принято причащать. Если у православных Греков на исповеди никогда не читают т.н. «совершительную формулу» таинства, то многие православные славяне именно к её произнесению относят «момент» разрешения (прощения) от грехов. Но сие местное разномыслие принимается всеми поместными Церквами «по умолчанию» и не приводит к схизме, в ожидании появления всецерковного о сей исторической коллизии определения. (Ведь, сакраментальная сущность того, что есть в Чаше Господней – не меняется ).
Завершая сей краткий ретроспективный экскурс, приходим к следующему заключению: Святая Мать-Церковь, по обстоятельствам времени и места, избирая различные средства для уврачевания внутренних нестроений, всем сердцем любя своих чад и заботясь об их вечном спасении, на протяжении более двух тысячелетий неуклонно старалась следовать серединным «царским путём», созидая единый церковный евхаристический Дом духовный, Который есть Христос. В лице своих лучших представителей – богомудрых Отцов и Учителей Церкви, Святая Церковь всегда знала и понимала, что недальновидное пренебрежение икономическим принципом чревато для Неё долгими и небезопасными внутренними нестроениями, как, впрочем, и формальное слепое следование полноте церковной акривии.
Всё гибкое «разноцветье» чиноприёмов заблудших, Церковь, часто «по умолчанию», со смирением принимала ради преодоления греха схизмы, греха разделения Тела Христова, и ради достижения церковного мира и согласия, осуществляя древний церковный консенсус: да пребудет у всех главном (в вере) - единство, во второстепенном (в обычаях) – снисхождение, а во всём ином - Любовь.

P.S. Nota bene: 1) Действительно, символ православной веры свидетельствует, что есть только «едино Крещение во оставление грехов». Но таковое крещение с оставлением грехов, согласно святоотеческому Преданию, совершается только в Теле единой, святой, соборной и апостольской Церкви Христовой. В сектах же, находящихся “extra muros” Церкви, и в “самочинных сборищах” имеет место только формальная, внешняя «правильная форма» церковного таинства (чтение положенных молитв, водное погружение), но отсутствует главное - невидимое спасительное действие божественной благодати (по правилу 1-му свт. Василия Великого). В известном смысле, церковным таинством, имеющим спасительную полноту Даров Духа Святого, есть Сама Христова Кафолическая Православная Церковь.

2) Что же до тех, кому было уже незаконно уделено таинство крещения в раскольнических группах, то вопрос об их перекрещивании, до появления общецерковного иерархического определения, надо полагать, находится в ведении епархиального архиерея, имеющего от Бога власть «вязать и решить», в границах его церковной области и согласно разнообразию древней крещальной практики Православной Церкви в отношении приёма еретиков, раскольников и инославных в евхаристическое общение.

10.03.09.
Тульчин, Винницкая область, Украина.

Проблемы безопасности

 

Дмитрий Зеркалов

Тигипко: «Власть – это не владение заводами, морями, пароходами, а эффективное управление чужой «государственной» собственностью в свою пользу под крышей Президента.»