Нельзя реабилитировать нереабилитируемое

К оглавлению "Актуальные темы"
К оглавлению "Политическая безопасность"

Справка KM.RU
Власов Андрей Андреевич (14 сентября 1901 г., село Ломакино Нижегородской губернии – 1 августа 1946, Москва) – советский генерал-лейтенант (с 1942 г.; лишен звания по приговору суда). 20 апреля 1942 г. был назначен командующим 2-й ударной армии, оставаясь по совместительству заместителем командующего Волховского фронта. В ходе войны был пленен и пошел на сотрудничество с немцами, став руководителем военной организации коллаборационистов из советских военнопленных – Русской освободительной армии (РОА).
Скажешь «генерал Власов» – и сразу всем понятно, о ком идет речь: был такой генерал, который сотрудничал с Гитлером, за что и снискал себе несмываемую репутацию определенного свойства. Но она – как бы на втором месте, а на первом – все же звучное «генерал». А вот если бы он не был генералом, как бы его называли? Фамилия плюс какой-нибудь эпитет из тех, что не являются обсценными, но все же режут слух? Пожалуй, так было бы лучше. Для тех, кто склонен все забывать и всех прощать.

Тема Власова возникает в СМИ с завидным постоянством. И хочется забыть, так разве дадут? РПЦЗ призывает к его реабилитации, хотя Русская православная церковь – категорически против этого. Случайность? Закономерность? Глупость? Видимо, кому-то очень хочется, чтобы тема не исчезала в глубинах времени, а оставалась на поверхности и мозолила глаза. Зачем? Это – отдельная история, но если упрощенно – для формирования и поддержания комплекса коллективной вины. Нам как бы тычут в глаза: «Вот видите, и у вас такое было». Недавно у Власова сыскался еще один защитник – профессор Санкт-Петербургской духовной академии протоиерей Георгий Митрофанов, автор книги «Трагедия России. «Запретные» темы истории ХХ века» (СПб.: Моби Дик, 2009). В ней о. Георгий пытается реабилитировать в общественном сознании генерала-предателя. Примечательно, что одну из презентаций книги он организовал в памятный день 22 июня, что повергает неподготовленного к нетрадиционным историческим взглядам о. Георгия человека в легкий шок.

Выступление протоиерея Георгия Митрофанова получило особое звучание в контексте принятия Парламентской ассамблеей ОБСЕ 3 июля с. г. резолюции, уравнивающей тяжесть преступлений, которые совершили «два мощных тоталитарных режима – нацистский и сталинский». Резолюция, получившая название «Воссоединение разделенной Европы», была принята вопреки протестам России. Европейские парламентарии по предложению своих коллег из восточноевропейских и балтийских стран решили сделать день 23 августа, дату подписания пакта Молотова – Риббентропа, днем памяти жертв сталинизма и нацизма.

Книга «Трагедия России. «Запретные» темы истории ХХ века» стала восприниматься многими как едва ли не идейное обоснование явно антироссийской резолюции Парламентской Ассамблеи ОБСЕ. Кстати, сам отец Георгий не посчитал нужным отмежеваться от попыток увязать его книгу с одиозной резолюцией. Напротив, он и его немногочисленные сторонники продолжали выступать в СМИ с апологетикой власовства.

Информационная кампания, развернутая протоиереем Георгием Митрофановым и его сторонниками с целью реабилитации в общественном сознании генерала А.А. Власова, очень опасна.

Во-первых, оправдание предательства генерала Власова ведет к дискредитации воинской присяги, что подрывает само основание существования армии. А поскольку этим занимается священник, следствием такой пропаганды станет недоверие к Церкви со стороны военных. Во-вторых, агитация за реабилитацию Власова приведет Церковь к конфликту с государством, поскольку у этой кампании легко прочитывается антироссийский и антигосударственный подтекст. Реабилитация Власова – это еще один шаг к пересмотру итогов Второй мировой войны, со всеми вытекающими отсюда геополитическими, идеологическими и финансовыми последствиями. Реабилитация Власова приведет к оправданию коллаборационизма в других странах, прежде всего на Украине и в Прибалтике, где этот коллаборационизм носил и носит ярко выраженный русофобский характер.

В-третьих, защита власовства – это удар по самим основам русского мировоззрения. Если можно, будучи недовольным политическим режимом, предавать Отечество, то почему бы нам не оправдать князя Курбского и гетмана Мазепу? Ведь и у них были «веские основания» для недовольства политическим режимом своего времени. Наконец, почему бы нам не оправдать и Ленина, выдвинувшего классический лозунг предательства: «Превратим войну империалистическую в войну гражданскую»? Власов ведь хотел того же самого – превратить войну Великую Отечественную в войну гражданскую.

В своем роде генерал Власов – это скелет в шкафу: запретное, подсознательное, уязвимое место, в которое недоброжелатели могут бить, зная, что рассуждать на эту тему считается дурным тоном, и возразить им нечего. Но так ли уж нечего?

Можно было бы, конечно, успешно «не замечать» Власова, забыть о нем, пишет на страницах «Русской линии» Александр Горбунов. Но куда денешься от сотен тысяч наших соотечественников, оказавшихся в воинских соединениях, которые получили санкцию гитлеровского режима именоваться Русской освободительной армией (РОА)? Сведения о ее численности поражают, и им не хочется верить. Неужели до миллиона наших соотечественников были отъявленными предателями? Ведь в ходе всех предыдущих войн, а их на нашу долю выпало немало, ничего подобного с Русской армией не случалось. Не было никаких предателей в войне с Наполеоном, в Крымской войне, в Первой мировой войне. Естественно, единичные случаи происходили.

Были, конечно, и военнопленные. Но чтобы целая армия, сопоставимая по численности со всей современной армией РФ… Такого массового согласия повернуть оружие против собственного главнокомандующего история не знает. Значит, в истории до тех пор не было и такого террора к населению страны, в результате чего сотни тысяч доведенных до отчаяния людей были готовы направить штыки и пули в «собственный режим».

Важнейшим моментом здесь давно стало ошибочное или злонамеренное отождествление Власова со всеми этими людьми и их путем, полным страдания, отчаяния, разочарования.

Не по доброй воле большинство из них оказались в плену у нацистов. Как не было у многих из них и никакой любви к советской власти – у прошедших через раскулачивание, расказачивание, борьбу с религией. Вступление в РОА зачастую было решением, связанным не только с инстинктивным желанием выжить, но и с надеждой «освободить Россию от большевизма». Кроме того, никто сегодня не может понять степени страданий, в которых погибали русские военнопленные. Не стоит потому и слишком жестоко судить тех, кто, не испытывая к советскому режиму никаких добрых чувств, решил воспользоваться облагороженной возможностью выжить.

Ведь именно к этому призывал Власов. Впрочем, для солдат было не столь важно, Власов или кто-то другой. Никто из пленных и большинства эмигрантов не мог знать подлинной цели, с которой нацистская Германия напала на СССР. А она, как теперь всем известно, состояла вовсе не в «избавлении от большевизма», как то вещала геббельсовская пропаганда, но в избавлении от одной части непокорных славян и превращении в рабов другой на их же бескрайних просторах.

А Власов в его положении (все-таки генерал) об этом прекрасно знал. А если и не знал о чем-то доподлинно, вероятность того, что не догадывался, будучи достаточно информированным, ничтожна. Сохранившиеся фотографии и история жизни говорят о выдающемся экземпляре человека сорной породы. Власов был каким угодно, но только не глупым.

Можно допустить, что Власов, обладая незаурядными личностными качествами, в частности, обаянием, мог ввести в заблуждение тех русских отчаявшихся патриотов, которые согласились служить в РОА. Так сказать, вжился в образ «русского генерала из народа», который раскаялся, прозрел, повел против душителей. В накаленной атмосфере войны могли «перепрыгнуть» через то обстоятельство, что «раскаялся» сталинский генерал уже после того, как был окружен и взят в плен.

Т. н. «власовцы» – на самом деле никакие не власовцы. Просто гитлеровский режим поставил Власова над истерзанными людьми, чьих родных (по самому факту пленения) уже объявили в СССР чем-то вроде «членов семей врагов народа». Как представляется, поставил не только потому, что больше не смог никого найти. Скорее в «сталинском полководце» разглядели «вождя», вполне готового за определенные привилегии продать и соплеменников, и родную землю.

Из всего сказанного напрашивается только один вывод – делать из генерала Власова положительного героя невозможно. Пришло время беспристрастно пересмотреть ту благожелательную оценку Власова «зарубежниками», которая зафиксирована в недавнем нашумевшем заявлении РПЦЗ. К сожалению, речь идет не о той фигуре, к которой применимы такие эпитеты, как «символ сопротивления безбожному большевизму».

В связи с этим хочется вспомнить о скандальной книге бывшего мэра Москвы Гавриила Попова «Вызываю дух генерала Власова». В ней один из бывших вождей «демократов первой волны» также призвал к полной реабилитации генерала Власова.

«В вас, – обращался Г.Попов к духу покойного генерала, – я вижу предтечу антисоциалистической народной революции 1989–1991 годов. Вы были родоначальником того варианта антисталинизма и антисоциализма, который основан на идеях, актуальных и сейчас. И пока наше современное демократическое движение не осознает своего родства именно с вами, оно не будет прочным и перспективным».

Г.Попов призвал также воздвигнуть «мемориал тем, кто боролся за новую, постиндустриальную, демократическую Россию». «И первым в этом мемориале должен стоять памятник вам, Власову. И – очень близко к вам – памятник Андрею Дмитриевичу Сахарову. Вы оба очень близки», – писал Попов.

Нет, престарелый мэтр демократии вовсе не повредился рассудком, хотя это – первое, что приходит в голову. Просто ему очень хочется, чтобы предательство стало одной из моральных ценностей общества. Тогда он мог бы быть спокойным за продолжение своего дела. Но пока не получается, несмотря на все старания его и его соратников, несмотря на пропаганду жадности, эгоизма и подсиживания во всяческих телевизионных шоу. Хочется надеяться, что никогда и не получится.

Александр Романов
Источник: KMnews

Проблемы безопасности

 

Дмитрий Зеркалов

Тигипко: «Власть – это не владение заводами, морями, пароходами, а эффективное управление чужой «государственной» собственностью в свою пользу под крышей Президента.»