Тупик науки или «климатгейт»

К оглавлению "Актуальные темы"
К оглавлению "Политическая безопасность"

Афера мирового масштаба: зачем ученым страшилка о глобальном потеплении

На минувшей неделе мировое научное сообщество испытало очень большой конфуз, который уже вошел в историю науки под названием «климатгейт». Накануне конференции ООН в Копенгагене, где представители ведущих стран мира собирались обсудить очередные меры по борьбе с глобальным потеплением, неизвестные хакеры из России — по крайней мере, так считает газета «Guardian» — взломали и выложили в интернете архив электронной переписки Центра климатических исследований Университета Восточной Англии (CRU). Теперь любой желающий может ознакомиться с тем, как на протяжении последних 14 лет ведущие климатологи мира — с шутками и прибаутками — лепили страшилку под названием «глобальное изменение климата». Лепили буквально из воздуха.

Светила климатологии во главе с профессором Пенсильванского университета Майклом Манном, автором знаменитой «хоккейной клюшки» — графика повышения температуры планеты — оказывается, все эти годы называли между собой способы обработки своих данных не иначе как «трюком, мошенничеством». Люди, чьи «научные выводы» легли в фундамент Киотского протокола, не стесняясь, обсуждали в своей переписке способы манипуляции фактами, возможность давления на ученых, которые не разделяют идеологии глобального потепления, и даже сговаривались не упоминать мнение этих ученых в своих правительственных отчетах. «Никому не рассказывайте, что в Великобритании есть Акт о свободе информации!» — шутил в одном из своих писем коллегам глава CRU.

Многочисленные участники переписки уже подтвердили аутентичность электронных документов. Они возражают лишь против их «тенденциозной и некорректной подборки», оправдываются тем, что очень часто ученые говорят на языке, не понятном простым смертным, и объясняют столь своевременный взрыв информационной бомбы тем, что это спланированная акция их оппонентов-скептиков. При этом они даже не пытаются спорить с этими оппонентами по существу.

Впрочем, те, кого шаманы глобального потепления называют «скептиками», на самом деле, являются всего лишь реалистами. Вот один из них — Булат Мавлюдов, старший научный сотрудник отдела гляциологии Института географии РАН. Мы с ним познакомились на архипелаге Шпицберген, в российском шахтерском поселке Баренцбург, на окраине которого притаился квартал ученых, он же — «тупик науки».

Гляциология — это наука о льдах и ледниках. Шпицберген покрыт ими на 60 процентов. И по тем процессам, которые происходят здесь, на «земле тысячи островов», можно, как по биохимическому анализу крови, судить о том, что творится во всей Арктике. Вот он и судит, уже много лет, в компании с другими своими коллегами — гляциологами, геологами, климатологами.

Булат — интеллигентный человек, уже немолодой, но еще очень крепкий. Каждое лето он лазает по ледникам, пропадает в ледяных пещерах и знает о воздействии человечества на климат планеты одну простую и банальную истину — этого воздействия нет и никогда не будет. Человечество, как всегда, страдает манией величия.

— Говорить о том, что климат планеты способен измениться из-за жизнедеятельности человека — это так же смешно, как утверждать, будто от того, что я здесь чихну, на Камчатке произойдет землетрясение, — о климатологах-аллармистах Булат способен говорить лишь как о малых, неразумных детях. — За всю свою историю человечество вместе со всеми нашими заводами-газетами-пароходами повлияло на климат меньше, чем извержение одного вулкана средней мощности. А уж на фоне того объема углекислого газа, который выделяет мировой океан, в зависимости от своей температуры, наши парниковые выбросы — это просто песчинка в пустыне Сахаре.
— Но все-таки — планета теплеет или нет? Льды тают или растут?
— Планета теплеет, льды тают. Например, здешний ледник Альдегонда еще век назад спускался в море, а сегодня — отступил от берега на 2 километра. Но это естественные колебания температуры Земли, они происходили на планете на протяжении всего ее существования, и связаны с колебаниями солнечной активности. Геологи давно пришли к выводу, что каждые 25 тысяч лет на земном шаре происходит сильное оледенение. Последнее из них имело место 18 тысяч лет назад и известно нам под именем Ледникового периода. Мы живем сейчас в период Межледниковья. Но и в эти периоды средняя температура Земли колеблется, хотя и в меньших пределах. Например, в XVII-XIX веках нашей эры было заметно холоднее, чем до и после — это время принято называть «малым ледниковым периодом». Даже в пределах XX века все не так однозначно: например, 30-е годы были теплыми, 40-е — холодными. По результатам же последних 100 лет температура на планете действительно поднялась в среднем на 0,5 градусов. Но ставить диагноз системе, существующей миллионы лет, имея в руках замеры лишь за последнее столетие, — это детский сад. Представьте себе, что вы заболели и за 3 часа температура вашего тела поднялась до 38 градусов. Вы вызываете врача, он вас осматривает и делает вывод, что температура и дальше будет повышаться с такой же скоростью. Вы с ним соглашаетесь и готовы платить за лечение. Именно так поступают современные политики и главы государств, которые верят в сказку об антропогенной причине глобального потепления и выделают миллиарды долларов на борьбу с ним.

— Так что же тогда это такое — мировой заговор климатологов?

— Я вам скажу то же самое, что скажет любой здравомыслящий ученый мира, если только он не сидит на соответствующем гранте и не является госчиновником. Парниковый эффект — это мулька, придуманная самими же учеными ради выбивания денег на науку. Кто бы стал финансировать изучение колебаний солнечной активности? Никто. А на борьбу с мировой угрозой под брендом «глобальное изменение климата» — запросто. Мулька выросла до невиданных масштабов и стала жить своей жизнью. Что теперь с ней делать — на этот счет в научном мире царит некоторая растерянность. Одни ученые полагают, будто для увеличения финансирования науки все средства хороши. Другие — уверены, что такие методы дискредитируют саму науку, переводя ее из области беспристрастного анализа в сферу шоу-бизнеса и политической игры.

Булат забыл упомянуть третье мнение, которого придерживаются многие люди, далекие от науки. Оно звучит так: хрен с ним, с парниковым эффектом. Возможно, его и нет. Но пока человечество борется с этим призраком, оно думает об экологии. А за это можно все простить.
Я бы, может, примкнул бы к этому хору, но что-то меня пугает. Я даже знаю, что именно.

На самом деле, климатгейт — это уже не первая афера мирового масштаба, в которой наука играет роль шута. Озоновые дыры, парниковый эффект, птичий грипп — глобальные угрозы, как миражи, возникают и исчезают, притупляя у человечества иммунитет против реальных глобальных угроз. Таких, как несовершенство макроэкономики, рост сердечно-сосудистых и раковых заболеваний, бедность целых народов и континентов, влекущая за собой неконтролируемую миграцию и нарушение межэтнического баланса у других народов и континентов. А главная угроза, на мой взгляд, связана с дискредитацией самой науки. Ведь сегодня она - не столько инструмент познания, сколько символ веры. Слова «как установили ученые...» воздействуют на нас примерно так же, как на наших предков сентенции вроде «этого хотят духи!», «так говорил Заратустра!», «с нами Бог!» На мифе о незыблемости научного знания стоит современная цивилизация. Но стоит все более неуверенно. Сеансы квазинаучной магии мирового масштаба вроде истории с глобальным потеплением действуют на наше сознание примерно так же, как педофильские скандалы в Ватикане — на мировоззрение католиков. Цивилизации рушатся сначала в головах, и лишь потом — на тронах. Так считает еще одна наука — история. Верить?

Дмитрий Соколов-Митрич
Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Сказки академика

Сытник: В будущем на месте Украины будет пустыня

«Страшилки» о глобальном потеплении рассказывают нам давно, но тут же утешают: будет это нескоро. Однако уже сейчас слышны первые «звоночки» надвигающихся перемен. Климат в Украине с каждым годом становиться засушливее и, по прогнозам экспертов, не за горами то время, когда «черное золото» Украины – черноземы – сменятся на скудные пески пустыни. Вот тогда нам и понадобятся наработки специалистов нашего времени, чтобы заставить эти пустыни цвести.

О глобальном потеплении в Украине, об опасных растениях, которые проникают на территорию нашего государства, и о том, что будет с украинцами, употребляющими продукты с ГМО, в интервью ForUm’y рассказал почетный директор Института ботаники им. М.Г. Холодного НАН Украины, академик Константин Сытник.

- Константин Меркурьевич, последнее десятилетие весь мир говорит о глобальном потеплении. Насколько меняется климат в Украине?

- Действительно, есть глобальное потепление климата на всей планете. А в Украине климат с каждым годом становится все более засушливым. Именно поэтому на юге нашего государства будут появляться пустыни и затем постепенно передвигаться на север до самой Белоруссии. Это случится непременно, поэтому ботаникам нужно следить за поведением дикорастущей флоры, а агрономам уже сегодня выводить новые сорта культурных растений, которые смогут выжить в климатических условиях будущего. Для этого могут подойти страны, в которых климат сегодня такой же, какой будет в Украине через много лет.

К сожалению, государство об этом не думает. Конечно, агрономы и ботаники занимаются выведением новых сортов растений, но не в той мере, в какой необходимо. Делать это нужно очень быстро и активно. Власть и наука должны быть готовы к предстоящим изменениям.

- Смена климата как-то отражается на наших растениях?

- Конечно! Биологи систематически проводят исследования того, какие растения исчезают за десятилетие, а какие появляются. Также выясняют, почему растения исчезают: из-за климатических или экологических изменений? Но, мне кажется, этого все равно недостаточно. Биологи, геологи и экономисты должны лучше изучать процессы изменения флоры, начиная от юга страны, постепенно подходя к Кировограду и Черкассам. Постоянный мониторинг должен вызывать у ученых конкретные предложения для того, чтобы сохранить нашу растительность.

Первый способ защитить исчезающие растения – убрать причины их исчезновения. Второй – перенести их в ботанические сады, академии наук и так далее. Третий – заменить исчезающие растения новыми. Но в последнем случае нужно быть очень осторожным, ведь новые растения могут потеснить уже прорастающие на данной территории…

Анна Гончаренко, «ForUm»
Фрагмент интервью

Проблемы безопасности

 

Дмитрий Зеркалов

Тигипко: «Власть – это не владение заводами, морями, пароходами, а эффективное управление чужой «государственной» собственностью в свою пользу под крышей Президента.»