Россию хотят «обнулить»

К оглавлению "Актуальные темы"
К оглавлению "Политическая безопасность"

Справка KM.RU
Стратегические ядерные силы США в настоящее время насчитывают 1195 носителей и 5573 боезаряда. У России – 811 носителей и 3906 боезарядов.
Предположительно общее количество ядерных боезарядов в арсенале Китая доходит до 600–700 единиц, в т. ч. стратегических ядерных – 200–300, оперативно-тактических и тактических – 400. По оценкам экспертов США, общее количество китайских БР – стратегических носителей ядерного оружия достигает 300 единиц, включая резерв.

Генеральный секретарь НАТО Андерс Фог Расмуссен, завершая визит в Москву, призвал Россию внести свои идеи при подготовке стратегической концепции Альянса. «Мы сейчас занимаемся подготовкой новой стратегической концепции НАТО, – сказал он. – Надеемся, что Россия внесет в план свои идеи». В ответ, отметил генсек, Альянс рассчитывает, что Москва «будет вести себя транспарентно при формировании новой военной доктрины России». «Ядерный ноль – это наше стремление», – добавил Расмуссен, передает ПРАЙМ-ТАСС.

Тема «ядерного ноля» всплывает в последнее время не впервые, и чаще всего, когда на повестке дня встает вопрос о российско-американских договоренностях в сфере атомного оружия. В июле этого года, незадолго до встречи президентов США и РФ Барака Обамы и Дмитрия Медведева, на которой они договорились о рамочных параметрах нового Договора о СНВ, активизировалась вдруг некая группа Global Zero.

Эта группа, объединяющая ряд американских и европейских политиков и военных, подготовила план по поэтапному полному уничтожению ядерного оружия на планете. Согласно графику Global Zero, цель может быть достигнута к 2030 году. Тогда американский генерал Джон Репперт, в прошлом – директор Управления по инспекции на местах (On-Site Inspection Agency), органа, контролировавшего выполнение обязательств по Договору о СНВ, рассказал российскому «Независимому военному обозрению», что из себя представляет этот план. Сначала крупнейшим ядерным державам – России и США – предлагается договориться о сокращении своих арсеналов до 1000 ядерных боеголовок у каждой. К 2021 году Москва и Вашингтон должны будут опуститься до порога в 500 единиц. В этой, второй фазе всем остальным ядерным державам предстоит согласиться заморозить и в последующем сократить свои арсеналы стратегического оружия. Речь идет о Китае, Великобритании, Франции, Индии и Пакистане, Израиле.

Третья фаза – с 2019 по 2023 гг. – предполагает заключение «соглашения о глобальном ноле», в котором бы содержался график поэтапного проверяемого сокращения всех ядерных арсеналов вплоть до минимума. Наконец, в четвертом периоде – с 2024 по 2030 гг. – процесс должен быть окончательно завершен, а система верификации продолжит работу.

Бригадный генерал Репперт указал, что «правительства США и России, по крайней мере, последние 20 лет заявляют, что это возможно. Если вспомнить Рейкьявик, то там была поставлена такая цель. Кроме того, участники Договора о нераспространении ядерного оружия обязывались уничтожить свои арсеналы. Проблема – в формуле, которая позволит это реализовать».

Согласно разъяснению эксперта, поиск этой формулы продолжается. «Нельзя подвергать риску свою национальную безопасность: необходимо доказать своему народу, что его безопасность не уменьшится по сравнению с тем, что было. Лучшее, что мы пока можем сделать, – это то, что мы уже делали с момента появления ДНЯО, а именно – говорить, что мы продолжаем двигаться в направлении безъядерного мира и надеяться, что однажды мы достигнем цели. Потому что как только мы прекратим делать шаги, мечта станет невыполнимой», – подчеркнул генерал. Инициатива Global Zero уже получила положительную оценку со стороны многих политиков различных стран мира. Со стороны России в ее поддержку, в частности, выступили бывший президент СССР Михаил Горбачев, экс-глава МИД России Игорь Иванов, а также депутат Госдумы РФ Константин Косачев и сенатор Михаил Маргелов.

Впечатляющая компания. Особенно Горбачев. Кстати, если уж американский генерал вспомнил про Рейкьявик, то Михал Сергеичу тем более грех забыть, что ему ответили представители администрации Рейгана на его предложение «избавить планету от ядерного оружия к 2000 году». А сказано было очень просто: «Это – план мира, очень удобный для ведения обычной большой войны». Автор этой формулы – старина Збигнев Бжезинский. Так, он отсоветовал в свое время Джимми Картеру принимать масштабные инициативы по разоружению, которые в 70-е годы широко предлагал ему товарищ Брежнев.

И в современной России хватает апологетов ядерного разоружения. Одним из наиболее авторитетных из них является Алексей Арбатов, руководитель Центра международной безопасности ИМЭМО РАН. Незадолго до июльского визита Обамы он публично заявил, что полное международное ядерное разоружение должно быть целью России. Такая цель, подчеркнул г-н Арбатов, поставленная как общая для России и США, сможет оправдать и обеспечить непрерывность процесса последовательного сотрудничества в этой области. По мнению Алексея Георгиевича, «заключение международных соглашений в этой области и жесткий международный контроль за их исполнением позволят, во-первых, укрепить стратегическую стабильность, а во-вторых – предотвратить попадание ядерных зарядов в руки агрессивных и репрессивных режимов и международных террористов».

Мир без ядерного оружия представляется Арбатову не только достижимым, но и желательным. «Это будет совершенно по-другому организованная и управляемая модель глобального сообщества, более дружественная по отношению к человеку», – заявляет руководитель Центра всемирной Утопии… т. е., извините, международной безопасности Алексей Арбатов.

Куда ближе к нашей грешной земле выглядит один из оппонентов этой теории Сергей Караганов. Он, конечно, декан факультета мировой экономики и мировой политики в цитадели российского либерализма ГУ ВШЭ. Но при этом он прямо заявляет, что «мир с ядерным оружием лучше, чем мир без него или с его минимальным количеством». «Хотя бы потому, что современный человек по природе своей, к сожалению, существо опасное и нуждается в сдерживании», – отмечает Караганов.

При этом в ситуации сокращения ядерного оружия до минимума интересы политической конкуренции будут побуждать руководство лишенных этого оружия стран стремиться к его скорейшему обретению. По мнению Караганова, ядерное оружие – это один из ключевых «цивилизующих факторов». Вместе с пониманием роста его убийственности и утраты США стратегической неуязвимости из сфер принятия решений в этой стране постепенно вымывались сторонники максимально жестких международных политических мер, в частности, открытия военных действий против нашей страны.

Караганов, конечно, подчеркивает, что он – за всемерное улучшение российско-американских отношений, но не через переговоры о сокращении стратегических вооружений, имеющих целью «ядерный ноль». По мнению Караганова, «ядерное разоружение может быть катастрофично», а «стремление к нему – опасно».

Кстати, КМ.RU, комментируя ход переговоров по подготовке нового Договора по СНВ, также отмечал, что «американцев радикальное сокращение вполне устраивает. Они готовы идти на сокращения (причем даже если наши будут все же упираться) совершенно честно, на паритетной основе. Просто у них сейчас такой уровень производства высокоточного оружия и различных неядерных средств массового уничтожения, что они и впрямь, как заявлял Обама, могут добиваться всеобщего отказа от ядерного оружия». Об этом нашему порталу заявил военный эксперт Академии геополитических проблем полковник Петр Белов. «И при таком раскладе мы не сумеем отбиться даже от ближайших соседей вроде Китая или Японии, если у них вдруг появятся агрессивные намерения. А американцы смогут расправиться, в случае необходимости, и с нами, и с Китаем, вместе взятыми. Возможно, именно в этом направлении и будет работать американская дипломатия в ближайшие годы», – подчеркивал он.

«Для США, которые обладают высокоточным оружием, ядерное оружие уже давно не является приоритетом. Россия воспринимается как собака на сене. Задача – вырвать у нее ядерные зубы. Я боюсь, что в итоге «мировая общественность» поставит нас перед фактом необходимости полного разоружения», – прогнозировал Белов, уточняя, что в этом мире опасность для России может исходить не от одних США. Он предполагает, что уже в ближайшие годы Китай, в случае ядерного разоружения России, начнет претендовать на российские территории. «Сокращение оборонного потенциала России спровоцирует интерес бурно развивающегося Китая. Сейчас против нашей страны разыгрывается операция «Китайский гамбит», – уверен эксперт.

Предложения по «ядерному нолю» КМ.RU попросил оценить научного руководителя Центра проблем стратегических ядерных сил Академии военных наук Виктора Ковалева:

– В условиях многократного превосходства США в обычных вооружениях, даже не учитывая силы блока НАТО, отказ России от ядерного оружия равносилен самоубийству. Наличие ядерного оружия до сих пор, несмотря на явное ослабление современной России, давало ей высокий геополитический статус. Академия военных наук разработала методику математической геополитики, в соответствии с которой по целому комплексу различных факторов оценивается геополитический статус на международной арене. Так вот: при всех потерях последних 20 лет, развале и бардаке, Россия все же занимает третье место среди мировых держав, после США и Китая. После ликвидации ядерного оружия у всех этих стран США и Китай все равно будут занимать лидирующие позиции, а статус России будет стремительно идти к нулю. Нетрудно предположить, в чьих это интересах.

Сейчас мировая геополитика будет строиться на том, что сырьевые державы вообще не должны иметь высокий геополитический статус. Они должны лишь безропотно обеспечивать потребности держав, такой статус имеющий. В противном случае, с точки зрения авторов этой доктрины, сырьевая страна с высоким геополитическим статусом сможет стать центром притяжения для других сырьевых стран, они будут блокироваться под ее прикрытием, и тем создадут угрозу получения сырья на льготных условиях, необходимого для прочих великих держав. Вспомните истерику в западных (в первую очередь американских) СМИ, и в Конгрессе, когда только пошли первые разговоры о возможности создания «газовой ОПЕК».

Чтобы Россия не могла стать таким центром объединения, и вбрасывается идея «ядерного ноля». Собственно, когда эту идею выдвигает американский президент или генсек НАТО, их логика выглядит вполне очевидной. Не столь очевидна логика тех, кто поддерживает эту идею, проживая в России, имея ее гражданство и даже вполне наши имена и фамилии. Еще несколько лет назад такие взгляды в нашей стране были концентрированно сформулированы для широкого ознакомления в докладе Института США и Канады (ИСКАН) «Снижение ядерных рисков: могут ли Россия и США отказаться от взаимного ядерного устрашения». Количество выявленных к настоящему времени публикаций на различные темы, в которых они присутствуют, дает основания предполагать наличие скоординированной информационной кампании, нацеленной на демонтаж стратегических ядерных сил России. Данный «информационный пакет» просматривается и в книге «Ядерное оружие после холодной войны», выпущенной под редакцией А.Арбатова и В.Дворкина.

Центральными идеями провозглашаемых этими и им подобными авторами «новых подходов» являются отказ от сдерживания как способа контроля за военно-политической обстановкой и переход к неким «позитивным формам военно-стратегического сотрудничества».

И это предлагается в то время, когда западные военные аналитики (см., например, Дж. У. Кини «Нестратегическое ядерное оружие России», журнал Military Review) выдвигают прямо противоположное положение о том, что «начавшееся после окончания холодной войны провозглашение «стратегического партнерства» между США и Россией закончилось. И «наступает новая эра периода между двумя войнами в отношениях Запада с Россией, когда предотвращение войны открывает путь к подготовке войны».

Так что вряд ли, делая по предложению наших либералов выбор в пользу политики «умиротворения» и «позитивного партнерства», России удастся ограничиться лишь демонстрацией своей слабости и готовности занять место поставщика сырья и энергоносителей для стран золотого миллиарда, как они бы хотели. Не могу утверждать, безответственные ли они мечтатели, или агенты влияния, но ясно, что к практическим вопросам обеспечения безопасности страны их нельзя подпускать и за версту. Как говаривал мистер Моргентау, столь любимый российскими либералами, «вести переговоры (о ядерных вооружениях) с неясными мыслями, расслабленными кулаками и пустой кобурой – значит заранее обречь себя на неудачу».

Источник: KMnews
Максим Хрусталев

Проблемы безопасности

 

Дмитрий Зеркалов

Тигипко: «Власть – это не владение заводами, морями, пароходами, а эффективное управление чужой «государственной» собственностью в свою пользу под крышей Президента.»