“Историк” на зарплате президента: калейдоскоп сенсаций

К оглавлению

Исторические подлоги, манипуляции, искажение фактов в «оранжевой» Украине стали обычным явлением. Особенно в том, что касается совместного исторического прошлого русских и украинцев, а также советского периода. В авангарде процесса фальсификации истории идет президент Ющенко. 15 марта Виктор Андреевич вновь «отличился» на этом поприще.

Как сообщала президентская пресс-служба, в этот день Ющенко принял участие в мероприятиях, посвященных 70-летию провозглашения Карпатской Украины. В выступлении на Красном поле президент заявил, что «з Карпатської України розпочалася наша остаточна, переможна битва за свободу і державу». «Карпатська частка нашого єдиного духу першою з перших утвердила: ми — українці. Ми — єдиний народ. Ми — єдина соборна Українська держава», — подчеркнул Ющенко. — «Ми вшановуємо увесь державний провід, який проголосив Карпатську Україну. Вшановуємо її Президента, отця Августина Івановича Волошина».

Конечно, Ющенко мог бы — в свете исторической правды — сказать, что в Карпатской Украине (а если точнее — Карпатской Руси) того времени были две тенденции: украинская, направленная на создание независимого государства, и русинская, представители которой симпатизировали СССР. На противоречиях между ними активно играла Прага и всячески способствовала разжиганию внутренних разногласий в политической жизни этой области.

Еще 10 сентября 1919 г. в ходе работы Парижской мирной конференции был подписан Сен-Жерменский мирный договор между державами-победительницами и Австрией. Одним из его пунктов было предоставление автономии Подкарпатской Руси — Рутении. Положение об автономии содержалось и в конституции Чехословакии, но правительство Праги, отстаивавшее идеи централизма, этот вопрос оттягивало.

11 октября 1938-го, вскоре после Мюнхенского соглашения (от 30 сентября 1939-го, справедливо именуемого также «Мюнхенским сговором») Подкарпатская Русь обрела таки автономию. И практически сразу же последовали аресты политиков русинских взглядов, в том числе председателя автономного карпаторусского правительства Бродия. Пражские власти тогда и не скрывали, что эти шаги предприняты по указке из Берлина… Конечно же, о репрессиях в отношении русинов Ющенко умолчал… 26 октября 1938 г. был образован второй кабинет во главе с Августином Волошиным. Последний, стоявший на националистических позициях, выступил инициатором политики насильственной украинизации русинов. Понятно, что действия правительства Волошина в этой сфере, задевавшие язык, религию, устоявшиеся нравы и обычаи этого местного населения, не способствовали миру и согласию в крае. Только в декабре 1938-го Подкарпатская Русь превратилась в Карпатскую Украину (30 декабря 1938 г. «Урядовий вiсник» опубликовал решение автономного правительства о новом названии края). Ориентировался г-н Волошин в своей политике на Третий рейх и рассчитывал на поддержку Гитлера. Однако не для того германский фюрер кромсал Чехословакию. 2 ноября 1938 г. во время т. н. Венского арбитража (Германии и Италии) в пользу Венгрии было отторгнуто 1856 кв. м территории Подкарпатской Руси со 180 тысячами жителей, преимущественно считавших себя русинами. Вошли сюда Ужгород (бывшая столица) и Мукачево — самые большие города региона. Правительство Волошина перебралось в новую столицу — Хуст.

На историческое открытие тянет следующее высказывание Ющенко: «На Красному полі відбулася битва, що народила Українську державу»… Ни больше и не меньше! Может, следует и праздник соответствующий учредить 15 марта — день рождения Украинского государства?

При этом Виктор Андреевич указал, что «тут, на цьому полі розпочалася для України Друга світова війна. Коли Гітлер і Сталін розподіляли Європу, саме тут ми стали до нерівного бою за свободу». Кроме того, каким-то образом «битва на Красном поле» оказалась прелюдией к евроинтеграции Украины: «Я вірю, що Україна об’єднається з європейським простором, і ми разом досягнемо цього», — сказал Ющенко (http://www.president.gov.ua/news/13161.html).

Любой, мало-мальски знакомый с историей, не может не удивиться: что означает эта фраза президента — «коли Гітлер і Сталін розподіляли Європу» — применительно к указанным событиям 70-летней давности? Ведь речь идет о марте 1939 года, а не августе. Ни о каких советско-германских договорах/пактах, даже намеком предполагающих дележ Европы, на тот момент и речи не велось. Наоборот — СССР всячески стремился к созданию системы коллективной безопасности в Европе с участием западных демократий.

Гитлер тогда действительно делил Европу, но Сталин-то тут при чем? Если кто и выступал партнером-подельником Гитлера по части раскромсания Европейского континента, то это Англия, Франция, Италия, Польша и Венгрия.

Не секрет, что уничтожение Чехословакии в середине марта 1939-го — прямое следствие Мюнхенской конференции в составе Германии, Италии, Англии и Франции. Именно Париж и Лондон, действовавшие в духе «умиротворения» Гитлера, отказали Чехословакии в поддержке. Это Англия и Франция сломали систему коллективной безопасности с участием СССР, гарантировавшую Чехословакии суверенитет и территориальную целостность (хотя та же Франция имела с ЧСР договор о взаимопомощи), передали Гитлеру Судеты, лишив Чехословакию стратегически важного района и возможности оказать военное сопротивление агрессору.

А помогали Гитлеру добивать Чехословакию Венгрия (которая, собственно, и претендовала на Карпатскую Украину) и Польша.

Г-н Ющенко мог бы заглянуть хотя бы в мемуары Черчилля, который писал по указанному поводу: «14 марта стало днем ликвидации и порабощения Чехословацкой Республики. Словаки официально провозгласили свою независимость. Венгерские войска, тайно поддержанные Польшей, вступили в восточную область Чехословакии — Закарпатскую Украину, которую они потребовали себе. Прибыв в Прагу, Гитлер провозгласил германский протекторат над Чехословакией, которая, таким образом, была включена в состав рейха» (Черчилль У. Вторая мировая война. — М., 1997. — Т.1. — С.152)… При чем тут Сталин?

А Сталин в это время отправил главу советской дипломатии Литвинова на встречу с польским послом в СССР Гжибовским — для прояснения обоюдных позиций относительно чехословацких событий. И Гжибовский, как следует из записи беседы, отметил, что Польша в данной ситуации занимает позицию «благожелательного нейтралитета». Более того, что касается отторжения Карпатской Украины в пользу Венгрии, то, указал польский посол, Варшава проявит в этом вопросе активность — всецело поддержит действия Венгрии! Ибо Польша заинтересована в установлении польско-венгерской границы (Документы по истории Мюнхенского сговора 1937—1939 гг. — М., 1979. — С. 423—426).

Еще 24 октября 1938 г. в меморандуме на имя Гитлера, направленном делегацией Карпатской Украины, говорилось, что Карпатская Украина «теперь переходит под международную опеку четырех великих держав, представленных в Мюнхене»… Но никакой помощи от этих европейских «опекунов» Карпатская Украина в решающий момент не получила. Ни от западных демократий, участвовавших в «Мюнхенском сговоре» — Англии и Франции. Ни от Германии и Италии.

15 марта Августин Волошин телеграфировал в Берлин: «Мы провозглашаем независимость Карпатской Украины и просим защиты у Германского рейха. Одновременно информируем вас, что венгерские войска сегодня, в 6 часов, перешли границу вблизи Мукачево…»

Естественно, поддержки от Третьего рейха Волошин не получил, ибо действия Венгрии были согласованы с Берлином. Тремя неделями ранее, 24 февраля 1939-го, венгерский фашистский диктатор Хорти объявил о присоединении Венгрии к Антикоминтерновскому пакту, кроме прочего, получив взамен и «добро» Гитлера на аннексию Карпатской Украины.

То, что германская дипломатия дала «красный свет» независимой Карпатской Украине (в отличие от Словакии) объясняется и тем, что Гитлер пытался втянуть в свою орбиту Польшу. Последние регулярно поднимали этот вопрос перед немцами. Скажем, в беседе советника посольства Германии в Варшаве фон Шелия с вице-директором политического департамента МИД Польши Кобыляньским, состоявшейся в ноябре 1938-го, при обсуждении вопроса о Карпатской Украине польский представитель, подчеркнув заинтересованность Варшавы в том, чтобы эта территория отошла к Венгрии, заявил немецкому дипломату: «Министр (министр иностранных дел Польши Юзеф Бек. — Авт.) не может говорить так открыто, как могу говорить я. Вопрос о Карпатской Руси имеет для нас решающее значение… Если Карпатская Русь отойдет к Венгрии, то Польша будет согласна впоследствии выступить на стороне Германии в походе на Советскую Украину».

Во время встречи Гитлера с Ю. Беком от 5 января 1939 г. речь зашла об украинском вопросе. Как записано в тексте беседы, «фюрер указал на то, что мировая пресса подсовывает Германии некоторые интенции (намерения. — Авт.) относительно Украины и заявил, что в этом плане Польша не имеет ни малейшей причины опасаться Германии, которая не имеет никаких интересов по ту сторону Карпат и ей безразлично, что в этом регионе делают заинтересованные государства…»

Бек со своей стороны напомнил Гитлеру слова Пилсудского о «балканизации Средней Европы». Польша, указывал он, видит в агитаторах, которые активизируются на карпато-украинской территории, своих давних врагов и опасается, что Карпатская Украина может в какой-то момент развиться в очаг тревоги для Польши. Это главная причина, почему Польша добивается общей границы с Венгрией. Польша, сообщал Бек, пытается влиять на Венгрию в определенном Гитлером направлении и советует осуществлять энергичные действия. Он (полковник Бек) привез для Мадьярщины (Венгрии. — Авт.) из своей поездки в Румынию заверения, что Румыния ее не атакует, а президент Польского государства заявил перед иностранными дипломатами, что Польша в серьезной ситуации будет помогать Венгрии.

Поляки в переговорах с немцами оспаривали и легитимность самого названия «Карпатская Украина». Тот же Бек в разговоре с Гитлером отметил, что население так называемой Карпатской Украины (русины) не имеет ничего общего с населением собственно Украины: «Украина» — это польское слово, которое означает «пограничные земли на Востоке». Столетиями поляки так называли окраины на восток от их территории, над Днепром».

Так что же Ющенко не клеймит позором Польшу, Венгрию, Англию, Францию — прямо виновных в уничтожении Карпатской Украины в марте 1939-го? Тогда как отпускает филиппики в сторону СССР (через Сталина), не только не причастного к тем событиям, но наоборот — прямо и недвусмысленно осудившего агрессию Германии и Венгрии.

В ноте НКИД СССР от 18 марта 1939 г. (20 марта 1939 г. была опубликована в газете «Известия»), заявленной народным комиссаром иностранных дел СССР от имени советского правительства, указывалось: «… 4. При отсутствии какого бы то ни было волеизъявления чешского народа, оккупация Чехии германскими войсками и последующие действия германского правительства не могут не быть признаны произвольными, насильственными, агрессивными.

…6. Действия германского правительства послужили сигналом к грубому вторжению венгерских войск в Карпатскую Русь и к нарушению элементарных прав ее населения.

7. Ввиду изложенного Советское правительство не может признать включение в состав Германской империи Чехии, а в той или иной форме также и Словакии правомерным и отвечающим общепризнанным нормам международного права и справедливости или принципу самоопределения народов» (Документы по истории Мюнхенского сговора 1937—1939 гг. — М., 1979. С. 426—428).

СССР был единственным государством, выразившим свое возмущение действиями фашистов в отношении Карпатской Руси (Карпатской Украины). Прочие европейские столицы отнеслись к трагедии или с полным безразличием или (как Варшава) поддержали агрессоров.

Ющенко выступал на Красном поле, расположенном недалеко от Хуста, где 15 марта 1939 г. развернулись наиболее крупные бои между силами, оборонявшими Карпатскую Украину (около 2 тыс. сечевиков и 2 тыс. солдат чехословацкой армии), и значительно превосходившими их численно и качественно венгерскими войсками. При этом значительная часть оборонявшихся со стороны Карпатской Украины попали в плен к венграм и большинство из них были тут же расстреляны. К концу 18 марта венгерские войска полностью оккупировали Карпатскую Украину и вышли к границе с Польшей, где их тепло встретили польские войска.

Но Ющенко не выразил по этому поводу никаких претензий ни к Венгрии, ни к Польше. Зато «прошелся» по СССР и Сталину, возложив на них вину за чужие преступления.

И в заключение. 25 июня 1945 г. между СССР и Чехословакией был подписан договор о присоединении Закарпатской Украины к УССР («О Закарпатской Украине»). 22 января 1946 г. президиум Верховного Совета Украины принял постановление «Об образовании Закарпатской области в составе УССР».

Посему если г-н Ющенко является таким уж поборником соборности украинских земель, то, говоря о присоединении Карпатской Украины к основному «телу» Украины, он должен не к Европе взывать, а благодарить СССР. В т. ч. и Сталина, сыгравшего немаловажную роль в собирании украинцев и украинских территорий в составе одного государства. Не благодаря, а вопреки Европе (Германии, Венгрии, Польше, Италии, Англии, Франции и др.) Карпатская Украина общими усилиями народов Советского Союза, одержавших победу в войне, стараниями советского правительства оказалась в составе УССР, а затем и нынешней Украины.

Сергей Лозунько

“2000”

Проблемы безопасности

 

Дмитрий Зеркалов

Тигипко: «Власть – это не владение заводами, морями, пароходами, а эффективное управление чужой «государственной» собственностью в свою пользу под крышей Президента.»