Ликвидация

К оглавлению

Волжский трубный завод (ВТЗ) в 1999 году был признан банкротом, так как имел долги перед бюджетом и кредиторами. Однако 70% активов ВТЗ в 1997 году были переведены на счет ОАО «Производственное объединение Волжский трубный завод». Несмотря на то что смысл проведенной операции был очевиден (вывод имущества в преддверии банкротства), налоговая инспекция не смогла доказать причастность к мошенничеству владельцев завода и их сообщников.

Сегодня найти тех, кто готов сесть в тюрьму вместо виновного, крайне сложно. Поэтому для решения проблем с налоговыми органами или кредиторами принято обращаться к организациям, специализирующимся на ликвидации или реорганизации предприятий. Логика простая: нет фирмы — нет и долгов. Большое количество рекламных объявлений, косвенно предлагающих ликвидацию предприятия, говорит о популярности этой услуги. Только в Москве на сегодняшний день действует не менее 80 фирм-ликвидаторов, каждая из которых ежемесячно обслуживает 10-15 клиентов. Средняя стоимость одной их услуги — около $500. Ежемесячный объем этого рынка составляет, таким образом, $400-600 тыс.

Смена учредителя.

Назвать это собственно ликвидацией нельзя. Да и не все считают этот способ эффективным, потому что, по их мнению, смена учредителей не решит проблему долгов, а только усугубит ее. Предлагаемая смена — фиктивная. Она предполагает, что новым «учредителем» окажется человек, которому и терять-то нечего (обычно это опустившиеся или обнищавшие люди). При соответствующей проверке выясняется, что долги сделаны в период первых владельцев, с них-то и будут требовать долги. Но если задолженность предприятия не отражалась на его финансовом балансе, и в распоряжении налоговой инспекции нет документов, подтверждающих наличие долгов до смены учредителей, привлечь к ответу прежних руководителей будет непросто.

Консультация юриста.

Фиктивные банкротство и реорганизация предприятия трактуются УК (195-199 ст.) как преступления. Но доказать, что они фиктивны, бывает очень сложно.

Двухуровневая схема.

В этом случае происходит смена директора, затем фирма продается новому учредителю, не являющемуся гражданином РФ. Затем новоявленный директор уезжает на свою историческую Родину. Это создаёт для налоговиков дополнительные сложности при знакомстве с документацией.

Слияние или присоединение одной фирмы к другой.

По мнению самих ликвидаторов, самый надежный способ избавления от лишних проблем — это слияние или присоединение одной фирмы к другой. Закон перекладывает все обязательства (в том числе долги в бюджет) на ту фирму, которая поглотила другую. При этом возможен вариант присоединения фирмы за определенную сумму к фиктивной фирме, зарегистрированной в другом регионе.

Консультация юриста.

При раскрытии мошенничества владельцы фирмы-должницы будут обвинены в уклонении от налогов (ст. 199 УК).
Официальная ликвидация

Только официальная ликвидация со снятием с учета во всех налоговых органах и регистрационной палате является единственно законной процедурой. Но длится этот процесс очень долго. И через 6-8 месяцев фирма либо будет ликвидирована, либо, если внешнее управление окажется успешным, будет восстановлена. Предоставляют эти услуги так называемые «белые ликвидаторы».

Другие способы минимизации налогов.

Уменьшить сумму налогов позволяют и другие схемы: лжеэкспорт (государство должно возвращать НДС по экспортерам, и если экспорт фиктивный, то НДС возвращается); фиктивное сотрудничество со спортивными организациями, обществами инвалидов и подобными объединениями, имеющими налоговые льготы. Схемы с использованием страховых компаний выглядят так: партнер, которому были перечислены деньги, неожиданно исчезает, фирма получает страховку, а государство обязано вернуть ей НДС, выплаченный при совершении сделки (естественно, исчезнувший партнер подставной, а полученная страховка была оплачена самой фирмой).

Основным моментом во многих незаконных схемах являются подставные фирмы, которые чаще всего регистрируются по краденым или не действующим паспортам.

Проблемы безопасности

 

Дмитрий Зеркалов

Тигипко: «Власть – это не владение заводами, морями, пароходами, а эффективное управление чужой «государственной» собственностью в свою пользу под крышей Президента.»