Рубим хвост

К оглавлению

Зачем это надо в обычно жизни?

Если ты не лезешь в криминал или в игры спецслужб, навряд ли тебе придётся уходить от профессионального наблюдения. Но и кроме этого существует огромное количество случаев, когда за тобой могут следить. Это могут быть:
- грабители
- маньяки – в лесу, парке
- авто-воры – на стоянках перед магазинами, один ломает тачку, второй присматривает за тобой
- лохотронщики, кидалы, цыгане
- наркоманы – часто ждут людей, возвращающихся в пригород на маршрутке, и ведут до подъезда, где и нападают
- бомжи
- торговцы людьми
- ревнивые мужья
- и т.д.
Поэтому навык выявления и «обрубания» «хвоста» наравне с рукопашкой и стрельбой является необходимым для элементарного выживания в каменных джунглях.

Задачи слежки:
1. установить личность, место жительства, контакты, определить уровень дохода
2. запугать самим фактом слежки
3. довести до безлюдного места, и там ограбить/убить/похитить/изнасиловать
4. выявить занятия, принадлежность к определённым кругам.

Личность филёра.
В случае профессиональной слежки это обычно человек 25-45 лет, мужчина или женщина (!), прилично одетый.
Психологическое состояние его можно спровоцировать. взведённое
Во время слежки может снимать / одевать пиджак, куртку, шапку и прятять все это в сумку, или держать в руках.
Кроссовки / ботинки и брюки меняются редко.
Для связи использует мобильный телефон или рацию.
Расстояние слежки обычно от 3-5 м на оживлённых улицах до 50-100 на пустынных.
Помни: филёр всегда в подчинённом положении (т.к. это он идёт за тобой), а особенно когда ты знаешь про слежку, а он не знает, что обнаружен. Поэтому от любой, даже очень профессиональной слежки можно уйти.

Методы выявления наблюдения.
Самый лучший вариант здесь, равно как и при избавлении от хвоста – сделать так, чтобы “топтуны” не поняли, что их засекли или от них оторвались специально. Надо помнить, что если ты попал в поле зрения спецслужб / братков случайно (ну например, как контакт кого-то, кто уже был под колпаком), а потом слишком явно «срубил хвост», то одно это уже вызовет к тебе повышенный интерес. Поэтому обнаружить хвост полезно всегда, а вот избавляться от него - не всегда, а в зависимости от обстановки. (см. Цели слежки).
Общее:
- Внимательность, особенно при важных встречах, в незнакомой / угрожающей обстановке.
- Развивай память!
- Имей несколько маршрутов движения даже на работу /с работы, меняй их хаотически
- Изменяй скорость движения, совмести это с наблюдением.
- Продумывай маршрут.
- Имей специальные заранее выбранные места, в которых можно провериться и уйти (магазины с 2мя и более выходами, проходные дворы, и т.д.)
- Люди в 96 % случаев определяют взгляд, направленный в затылок. ДОВЕРЯЙ СВОЕЙ ИНТУИЦИИ! (не переводя это в паранойю, конечно)

Филёров можно определить по:
1. Повторяемости тех же лиц.
2. Неадекватности поведения среди других прохожих. Когда топтун теряет тебя из виду, он:
А) начинает суетиться, искать тебя,
Б) впадает в замешательство,
В) звонит сообщником.
Обычные прохожие в основном никак не регируют на твои перемещения.

На улице:
НЕ ОГЛЯДЫВАЙСЯ! Не останавливайся “завязать шнурки” – это банально! Лучше найти способ, при котором поворот назад будет выглядеть логично.
- Остановись у ларька, киоска, витрины в пол-оборота и в этот момент боковым зрением смотри назад + фиксируй прохожих по отражению в стекле.
- Пешеходный переход – остановись у края проезжей части и посмотри, как учат Правила, налево-направо.
- Магазин – зайди внутрь и смотри через витрину на дорогу.
- Телефонная будка – зайди внутрь, возьми трубку и оглянись назад
- Подземный переход – лучше с 4мя выходами (по 2 на каждую сторону), тогда ты можешь провериться 4 раза. Пройдя один выход, спустись по “встречному”. При этом ты разворачиваешься на 180 градусов и получаешь возможность посмотреть туда, откуда только что шел. Перейди улицу по тоннелю, выйди наверх, развернись, снова спустись вниз, снова перейди улицу, и поднимайся наверх через четвёртый выход. Это называется “восьмёрка”.
- Проходные дворы, подъезды с двумя выходами. Забегай в такой двор, прячься в любом подъезде, и наблюдай чере стекло на лестничной площадке. Топтун выскочит во двор и растеряется – куда ты делся? Возможно, станет кому-то звонить. Ты можешь отсидеться в подъезде и уйти в противоположную сторону. Лучше, если подъезд имеет два выхода, тогда ты можешь выйти на другую улицу.

Наземный транспорт; метро.
- Если угрозы жизни нет, то лучше тот, где мало людей. Когда подходит автобус, стой на остановке близко к краю тротуара, но не садись в него. Обычно остановка при этом пустеет, а те, кому нужны другие автобусы, стоят далеко от края. Остаешься ты и топтун. Для подтверждения сделай так несколько раз.
- В автобус, троллейбус, трамвай входи через заднюю дверь – сможешь наблюдать, кто едет сзади; и оглядывать весь салон, стоя в углу у заднего стекла. Филёр посторается встать к тебе поближе, чтобы смотреть, на какой остановке ты выйдешь.
- В метро на малолюдных станциях могут быть “карманы”, и там свободные скамеечки. Присядь, отдохни, осмотрись вокруг. Если на пустой станции заметишь человека, который как и ты пропустил несколько поездов…
- Выходя из метро, придержи дверь и оглянись назад. Идущий прямо сзади топтун (чтобы не потерять тебя сразу после выхода из метро ) может при этом еще и звонить по телеону, информируя своих сообщников.

Методы отрыва.
1. Незаметные – когда наблюдатель теряет тебя из виду на некоторое время, а у тебя есть 2 и более (чем больше, тем лучше) выходов – т.е. есть возможность затеряться в толпе и незаметно покинуть место.
- завернуть за угол, резко ускориться и спрятаться в парадной.
- Выходя из подземного перехода или метро – то же.
- В проходных дворах, подъездах с двумя выходами –то же.
- В метро/автобусе подставить ногу перед почти закрывшимися дверями, разжать их и выпрыгнуть.
- В любом здании с 2мя и более выходами или туалетом на первом этаже (подходит школа, больница, поликлиника, торговые центры, иституты, хотя иногда это затруднено из-за охраны). Зайти внутрь, спрятаться. Тебя или будут искать внутри, или ждать у выхода. Переждать, потом выйти через второй выход или вылезти в окно туалета.
- На вещевых рынках, в крупных магазинах
- В музеях, на выставках – можно затеряться в толпе и позвонить / встретиться с нужным человеком. Но у них обычно один выход, перед которым вас и могут ждать. Можно воспользоваться окном в туалете.
- В храмах где много колонн или несколько помещений – то же. В православном храме обычно есть второй выход рядом с алтарём через помещение для священников.
- Пройти через проходной подъезд с двумя выходами и кодовым замком (код надо узнать заранее).
- В некоторых домах разные подъезды могут быть связаны переходами на этажах. Это обычно или длинные коридоры, которые могут соединять даже 3-4 подъезда, или переходы на последнем этаже старых домов с парадной лестницы на черную. Такие места надо разведать заранее, и использовать для проверки или для отрыва. В таком коридоре можно и встретить преследователя.

2. Силовые.Подходят при:
А) наличии реальной угрозы твоей жизни
Б) желании “наказать” топтунов
В) наличии достаточного уровня подготовки и решимости. Оружие приветствуется.
Г) УСТАНОВЛЕННОМ ФАКТЕ СЛЕЖКИ – не стоит бросаться на прохожих, которые просто живут с тобой в соседних домах, и поэтому идут за тобой от метро.
Д) в пустынных местах. Филёра надо завеси в такое место, которое будет удобно тебе (например где тусуются твои друзья, или где ты хорошо знаешь местность, или просто туда, где темно и тихо…)
- Самый простой – заметив слежку, разворачиваешься и атакуешь сам.
- Затаится в подъезде/за углом / в проходном дворе и ждать. Появившегося филёра встречаем рукой / ногой / дубиной / пулей. Топтуна можно обыскать, хотя редко когда какая-либо информация бывает у него с собой. Тут же сматываемся!

3. Экзотические. Самые технически сложные, но эффективные. Требуют отличного ЗНАНИЯ МЕСТНОСТИ и предварительной подготовки. В идеале маршрут должен быть проложен заранее и несколко раз пройден.
- Уход по крышам, подвалам, чердакам; канализационным коллекторам. (Сейчас может быть затруднён в связи со всеобщей “борьбой с терроризмом”).
- Изменение внешности – сбрить / приклеить усы, бороду, волосы. Переодеться. Одеть очки. Кардинально сменить имедж – был «новый русский», стал зачуханный сгорбленный пенсионер с палочкой и авоськой. Был рейпер – стал скинхед, и т.д. Осуществимо при наличии достаточного времени и места, например в туалете или на верхней площадке лестницы.
- Переплывание реки; зимой вприпрыжку по льдинам.
- В лесу / парке. Там можно или выйти с любого направления, или самому организовать засаду.
- На стройке (то же, только не нарвись на сторожа)
- С использованием велосипеда, мопеда или мотоцикла. Их скорость существенно больше, чем у пешехода, а проедут они там, где автмобиль не проедет (по тропинкам, через ж/д полотно, по пешеходным мостикам, паркам). Велосипед можно взять с собой на электричку.
- На платформе электричек – встать к краю платформы, как будто хочешь сесть на электричку. Перед поездом спрыгнуть с платформы и за поездом убежать.

ГЛАВНОЕ – ДЕЙСТВОВАТЬ СОВЕРШЕННО НЕПРЕДСКАЗУЕМО!У профессионала в голове набор схем, по которым он действует. А НЕпрофессионал выдумывает, импровизирует. Чем лучше воображение, тем больше шансов остаться в живых. Но все свои действия, конечно, надо проверяь логикой. Иногда бывает полезно поставить себя на место топтуна.

Спецсредства.
Иногда для профессинального наблюдения на тебя могут навесить радио-маячок (вариант – спутниковый маячок). Радио-маяк – достаточно простое устройство, его можно изготовить самостоятельно. Он излучает радио-сигнал на определённой частоте, а простой сканер показывает направление на тебя, т.е. направление, где сигнал больше. Промышенные образцы очень компактны, а промышленные сканеры чаще всего показывают и расстояние до тебя. Спутниковые маяки посылают сигнал на спутник, который потом показывает 20 метров. Но такие приборы оченьтвоё положение на карте. Очень точные - дороги, и их использование против простого человека маловероятно.

Для обнаружения радио-маяка существуют приборы-сканеры, простейшие из которых тоже можно сделать самому.

Следует помнить:
1. Радио-маячок тебе могут повесить незаметно, например «случайно» столкнувшись с тобой на улице или в метро.
2. Достаточно просто прикрепить радио-маяк к автомобилю (чаще всего он и используется именно для слежки за автомашинами.
3. Радио-маяк висит на одежде (сзади за воротником, за поясом, под полой) или находится в сумке.
4. Расстояние передачи мало ( 50 – 100 – 200 метров)
5. Крупные бетонные объекты (тоннели метро, подвалы, подземные паркинги, здания с толстыми стенами) обычно экранируют радиоизлучение.
6. Приём излучения маяка затруднен вблизи теле-радио-вышек, мачт сотовой связи.

Если для кого-то я написал банальные истины – ну что же, посмеёмся над ними вместе. Но, может быть, кому-то это спасёт жизнь.

Ведение наружного наблюдения ограниченными силами

Введение

Кто и зачем ведет наружное наблюдение? Во-первых, полиции и спецслужбы государств в СВОИХ государствах наблюдают за теми, кто, по их мнению, представляет угрозу «безопасности» и «порядку». Это явно не наш случай. В такой ситуации задействуется много весьма специфических лиц. Они специально отобраны, чтобы не иметь никаких особых примет, но обладать памятью, вниманием, талантом «психологической невидимости» (когда человека не замечаешь, даже если смотришь на него). К тому же их много - всегда «столько, сколько нужно», и ресурсами (связью, транспортом, и т.п.) не обижены, и возможные помехи в лице, скажем, излишне въедливых постовых и дорожных полицейских из мест их работы заранее уберут. Поэтому их опыт не годится криминальным структурам. Во-вторых, скрытое наблюдение ведется с ведома наблюдаемого (негласная охрана, контрнаблюдение). Этим заниматься будем, но разговор об этом еще впереди - после рассмотрения методов наружного наблюдения. В-третьих, наружное наблюдение ведут лица и структуры, чья деятельность не одобряется законами и традициями страны, где наблюдение осуществляется. Криминальные и террористические организации следят за потенциальными и выбранными жертвами, проверяют своих на предмет связей с полицией и службами безопасности… Вот это - нужный случай. Но… методику слежки (как и других спецопераций) могут разрабатывать только государственные структуры. Какая структура по своему положению похожа на криминальную или террористическую? Правильно - это РАЗВЕДКА. Очевидным образом, деятельность разведчиков осуждается государством, на территории которого она ведется. Причем статьи за это дело полагаются самые серьезные, вплоть до смертной казни. Полная аналогия - разведчикам приходится точно так же (да как бы и не сильнее) прятаться от полиций и просто посторонних глаз. К тому же силы разведчиков ограничены. Всех сотрудников, задействован в разведывательных операциях, необходимо внедрять, разрабатывать легенды, а сие трудно и дорого. Поэтому тратиться на внедрение еще и спецов по «наружке» слишком накладно. В лучшем случае пришлют одного такого спеца для организации и руководства операциями по слежке. Что же касается завербованных на месте помощников из местных, то тут уж кого удалось завербовать - тот и есть под рукой. Специальную группу «наружников» пошлют за рубеж только в случае, когда найдена достойная цель и готовится большая операция именно против нее. А в обыденной деятельности надо обходиться теми, кто есть. Во всяком случае, с минимальными ограничениями.

Так кого же берем в дело и чем снабжаем?

Итак, принимаем вводную: людей, умеющих в одиночку или же хотя бы парой незаметно таскаться за наблюдаемым (в дальнейшем - объект) целый день и при этом остаться незамеченными, у нас нет. По крайней мере, временем для отбора и подготовки таких людей мы не обладаем. Что же делать? Отбираем людей без откровенных особых примет. Не годятся люди с необычной фигурой (слишком высокие будут возвышаться над толпой, чересчур толстые или слишком худые привлекут внимание), с дефектами походки (хромые), с заметными лицами и другими открытыми частями (нетипичной для данной местности расовой принадлежности, со шрамами, татуировками, родимыми пятнами на лице и кистях рук, просто необычные формы носа, ушей, глаз, выражение лица…). Все это объясняется вот чем: в процессе наблюдения наблюдатели неизбежно попадутся на глаза объекту. После каждого такого случая наблюдатель переодевается (меняет куртку, шапку, снимает-надевает очки), но если объект заметит у него нечто, чего не снимешь J , то он может заметить особую примету и в следующий раз, невзирая на маскарад. После чего все поймет. Итак, наблюдателю важно не выделяться из толпы откровенно и вызывающе, этого достаточно. Для вспомогательных целей в группе должен быть автомобиль. Также «типичной» марки и состояния для данного места. В машине находится запасная одежда для наблюдателей, дополнительные средства связи (мобильный телефон, рация), подменные наблюдатели, которых машина «забрасывает» на нужные места и забирает оттуда по минованию надобности. Если машина не одна, а две и больше - это хорошо, но не необходимо. Вместимость авто определяет численность бригады наблюдателей - их должно быть по числу задницемест плюс один или два. (если объект уходит в автобусе, на электричке, через пешеходный мост и т.д, где машине не проехать - то именно эти непоместившиеся ведут его пешком; остальные на машине едут в объезд и наводятся на объект потом, по сигналам ведущих). При необходимости в машине находится еда и питье для наблюдателей. Одежда. Наблюдатели периодически попадают на глаза объекту, поэтому в машине должны быть запасные одежда и головные уборы для переодевания наблюдателей. Переодеваются только куртки и (если жарко) рубашки или майки. Можно иметь подменные галстуки, очки темные и нормальные. Не надо возить брюки и обувь - их долго заменять. Совершенно исключается применение париков, грима, накладных усов и бород: такие предметы надо надевать(наносить) долго и тщательно, желательно поручать это профессиональному визажисту. Если делать в спешке (а при наблюдении иначе не бывает), то в самый неожиданный момент парик свалится, борода отклеится, грим потечет. Причем окружающие заметят непорядок раньше наблюдателя и тем его разоблачат. Еще есть прием «от Александры Марининой», то есть напялить яркую, попугаистую шапку, шарф нелепой расцветки, чтобы все смотрели именно на них; после их снять - и нет человека, потому что за раскраской одежды никто не заметил лица. Может, в милиции так и делают, но КГБшники действенность подобных фокусов однозначно отрицают. Связь. Конечно, нужна радиосвязь (в том числе мобильные телефоны). Но стоит иметь в виду наличие зон радиомолчания, когда один наблюдатель «не видит» по радио другого или других. К тому же пользование такими приборами может засечь не в меру ушлый полицейский (или же мент, как больше нравится). Подойдет и спросит: а что это такое, а где разрешение, и в таком духе. Даже если все бумаги в ажуре, то подвергшийся проверке наблюдатель имеет задержку по времени и, скорее всего, из игры выбывает. Так что не помешает наличие альтернативных средств подачи сигналов и знаков (например, оставление того или сего в оговоренных местах, связь по уличному телефону с заранее выделенным «диспетчером»…) , а также следует по мере сил заранее отработать взаимодействие: в идеале, члены бригады наблюдения должны понимать друг друга с полуслова. Весьма полезны тренировки на реальной местности: один изображает из себя объект, а остальные следят за ним. «Объект» фиксирует время и свои действия, действия бригады наблюдения (если он их замечает), а также указывает момент, в который он, по его мнению, оторвался от наблюдения. Бригада наблюдения фиксирует действия объекта. При «разборе полетов» записи сравниваются (часто выявляются забавные и поучительные несоответствия), вырабатываются рекомендации по отработке взаимодействия. В любом случае бригада наблюдения должна хорошо знать местность, где работает. Каждому наблюдателю должны быть известны возможные и перекрытые в данный момент маршруты движения в месте нахождения, проходные дворы, подъезды; остановки общественного транспорта (автобусы, электрички, пристани паромов и прогулочных теплоходов…) и расписание прибытия транспорта на них; мосты и иные узкости, где не пройдет машина; железнодорожные переезды с расписанием прохождения поездов по ним…и так далее. Короче - надо знать те места, где объекту легко оторваться от наблюдения, и занимать их до подхода объекта (см. прием «Лидирование»). Хорошо, если в машине есть компьютер, куда введена вся такая информация: это позволит не тратить лишних сил и не посылать наблюдателя, например, на станцию, куда поезд только через час прибудет.

Ведение наблюдения.

Стационарное наблюдение.

Самый простой вид наблюдения. Наблюдение ведется из неподвижного укрытия: квартиры, стоящей машины, магазина и т.п. Недостатком является ограниченный сектор наблюдения (видишь то, что видно из окна, и больше ничего). Зато объект может раскрыть такое наблюдение лишь при грубейших нарушениях со стороны бригады наблюдения и то лишь в случае, когда он проверяется и смотрит по сторонам. Например: в магазин вошел человек, но он ничего не покупает, а подошел к окну на улицу и пялится в него. Или (самая распространенная ошибка) стоит автомобиль, в нем явно сидят люди (причем их столько, сколько мест в машине), но наружу никто не выходит; пассажиры в машине курят, принимают пищу, а за задним сиденьем лежат сменные куртки и шапки… Все, кроме шуток: составитель сего опуса видел подобную машину. Сидевшие в ней дружно читали газеты, провертев в них дырки для обзора. Заметив внимание к себе, стали тут же закрывать развал в задке (это был «универсал») каким-то покрывалом. Ну нельзя же так грубо…

Стационарное наблюдение применяют, когда перемещения объекта известны и его появление в месте наблюдения предрешено. Равно как и при наблюдении за конкретным МЕСТОМ: кто туда приходит, когда уходит и т.п. Кроме того, в стационарном положении ведется так называемое контрнаблюдение (прием противодействия слежке, о котором ниже).

Наблюдение в движении.

1. Лидирование.
Один из самых необычных приемов. Принято считать, что «хвост» идет всегда сзади. А он может быть и впереди, и с боков. Итак, при лидировании один из наблюдателей движется ВПЕРЕДИ объекта, направляемый заранее данными инструкциями или по радио, получая сообщения о движении объекта. Смысл подобного способа заключается в том, чтобы удобное для отрыва объекта от наблюдения место было занято заранее. Например, объект пересекает железную дорогу перед подходящим поездом. Этот поезд перекрывает путь преследователям, идущим/едущим несколько позади. Но… несколько ранее объекта эту дорогу уже пересек «лидер». Получив сообщение остальной бригады об «отрыве» объекта, он «принимает огонь на себя», начиная ведение объекта. По мере движения наблюдатель, бывший «лидером», наводит остальную бригаду по радио или иным средствам связи. Объект может заметить этого наблюдателя, потому после подхода остальной бригады (или прибытия подменной бригады) бывший «лидер» переходит в резерв и до особого указания следует в машине (там же попутно меняет одежду). Он может вновь вступить в игру после длительного промежутка времени, когда объект подзабудет конкретные детали и не сможет опознать его при повторном появлении.

В случае, когда объект сел в автобус (троллейбус, трамвай), «лидера» забрасывают машиной к следующей остановке. Там он садится, если объект не вышел и следует дальше. В случае посадки в электричку, в метро, на прогулочное судно или паром «лидеру» придется прибыть к остановке раньше объекта и сесть вместе с ним. При следовании на общественном транспорте, если есть такая возможность, следует ехать не в одном вагоне с объектом, а в соседнем, но так, чтобы его видеть. Если много народу, то можно подобраться к объекту близко (только осторожно, чтобы он невзначай не срисовал»).

2. Встречное движение
Наблюдатель движется навстречу объекту. Целесообразно, если объект идет по улице с проходными дворами, подъездами и т.п., куда может неожиданно свернуть. Или за время движения объекта по данной улице возможен контакт объекта с кем-либо, и этот контакт непременно надо засечь. Наблюдатель забрасывается машиной на другой конец улицы и идет навстречу объекту, подстраховывая наблюдателей, идущих сзади. Когда наблюдатель разминется с объектом, он переводится в резерв.

3. Параллельное ведение
Объект движется по парку, где сделаны параллельные друг другу аллеи, пересекаемые поперечными аллеями. Или по другой местности с линейно-поперечной (вариант – радиально-кольцевой) планировкой. Например, в кварталах панельных домов, расставленных аккуратными рядами. Тогда непосредственно за объектом идет один наблюдатель, а остальные движутся по боковым, параллельно идущим дорогам. Объект начинает «проверяться», неожиданно сворачивает в поперечный проход. Он увидит, что шедший за ним не свернул а пошел дальше (он переходит в резерв, как любой, попавшийся на глаза объекту). Вроде «хвоста нет». А на самом деле объекта принял идущий по одной из боковых дорог.

4. Цепочка
Применяется при ведении объекта по малолюдной улице. Наблюдатели идут друг за другом. Объекта наблюдает только передний наблюдатель. Второй видит переднего, третий – второго и т.д. Если что – объект не должен видеть никого, кроме первого наблюдателя. Проверяясь, объект останавливается и совершает легендированный разворот (например, роняет нечто и возвращается поднять). Он увидит, что идущий за ним проходит мимо и идет дальше «по своим делам». При длительной задержке мимо проходит и второй… Принимает объекта тот, кто в момент возобновления ео движения оказывается непосредственно позади его. Недостаток: при таком ведении легко потерять объект, ибо он реально наблюдается только одним человеком.

5. Коробочка
Это прием не наблюдения, а давления. Слежка ведется демонстративно, наблюдатели держатся в поле зрения объекта, не оставляют его ни на секунду. От попыток контакта уклоняются или делают вид, что «не понимают».

Приемы ухода (отрыва) от наблюдения

Итак, Вы заметили наблюдение за собой. Надо ли сразу его «сбрасывать»? Не надо. Может, это вообще не за Вами следят, а за кем-то, кто рядом. Может, с кем-то перепутали. Поймут, что водят пустышку – и отстанут сами. А если и за Вами – то что? Откуда Вы знаете, что «они» надеются найти? Опять же: посмотрят, ничего интересного «им» не найдут и отстанут, потому как наружка недешева и тяжела в исполнении. А если начнете дергаться и тем более демонстрировать какие-то навыки (ведь наружное наблюдение непросто даже заметить, не то чтобы уйти) – привлечете внимание. И если так за Вами ходит филер или пара, то после привесят целую бригаду, действия которой частично описаны выше. Велик ли шанс оторваться от такой бригады? Не-а. Вот и докопаются до тайн Вашей биографии, за которыми изначально не охотились.

Если все же решились «отрываться», то надо сделать это без грубых методов. «Они» должны считать, что сами лопухнулись и Вас упустили. Ряд способов описан ниже. Но даже и это надо делать только в случае, когда Вам серьезно есть что скрывать. А грубые методы показаны ТОЛЬКО в случае, когда Вам определенно грозит опасность. В разведке такое вовсе запрещается. Но у разведчиков и контрразведчиков сеть как бы джентльменское соглашение – не груби, и тебе не нагрубят. Наружка контрразведки не будет бить объекта, грабить, провоцировать ДТП и так далее, потому что разведчики этой страны (как правило) есть в той стране, из которой прибыл объект. И в случае чего именно они пострадают. Но это в случае, когда сам объект ведет себя адекватно. Если же объект применяет, скажем, приемы откровенного отрыва на машине, то эту машину к следующему разу изуродуют открыто (что гуманно) или повредят рулевое, тормоза, чтобы при повторной демонстрации водительского мастерства случилась авария (были прецеденты в Индонезии и в Латинской Америке). Ну а если объект выкинул что-то типа «спрятался за углом, подождал наблюдателя и треснул ему по башке», то гнев наружников будет неописуем. Способы наказания различны и ужасны – здесь нет места перечислять, но наказание за такое будет обязательно. Об этих традициях стоит знать, ибо наружное наблюдение в частных целях нередко ведут отставники спецслужб. Поскольку криминальные структуры, конкурирующие с Вашей, никаких «конвенций о взаимной терпимости» не подписывали, то очень может быть, что Вам придется применять грубый уход. Например, преследующую Вас машину таранит машина Ваших друзей, после чего инсценируется разборка, или что-то в этом духе. Но: это надо делать, если Вас собрались убивать (по крайней мере, у Вас есть обоснованные подозрения) или сделать что-то столь же опасное. Если у Вас есть в этом городе близкие люди – их лучше заранее услать подальше. И после совершения акции – уносите ноги из этого города все (и Вы, и прочие участники «грубого отрыва»), причем немедленно.

Итак, сперва наружное наблюдение надо засечь. Простейшие приемы – легендированный разворот и уход в мертвую зону. Например: свернув за угол, начать звонить по стоящему там таксофону. При этом повернуться в сторону, откуда пришел. Теперь объект видит тех, кто шел за ним: как минимум, кто-то из наблюдателей выскочит из-за угла и хоть как-нибудь, но обозначит оглядывание по сторонам. Хорошо, если таксофон неисправен (а еще лучше заранее выбрать для этого трюка заведомо неисправный таксофон). Тогда можно без проблем «нервничать», вертеть головой по сторонам якобы в поисках другого автомата, а на самом деле – высматривать людей, похожих на ранее виденных вокруг себя, равно как неадекватно себя ведущих (сразу отвернулся, прячет взгляд, закрывается газетой, норовит заскочить в подъезд поблизости…). Это – уход в мертвую зону. Легендированный разворот состоит в неожиданном, но оправданном изменении направлении движения на противоположное. Например, что-нибудь уронил, «вдруг это заметил» и повернулся искать якобы уроненное, а на самом деле – см. выше. Или резко развернулся и… пошел к ближайшему киоску с газетами или сигаретами, который – вот фокус – оказался именно в направлении, откуда идут наблюдатели. Разумеется, такое место надо заранее подобрать. Профессиональные разведчики имеют целые «проверочные маршруты», где подобных мест с «сюрпризами» много. Но тут важно не переусердствовать: о таких методах выявления наблюдения спецы по наружке знают, несколько подобных случаев подряд наверняка насторожат их. А если добавится еще и очевидное петляние объекта, возвращение к одному и тому же месту – то тут уже все станет ясно.

Осмотрелись, пригляделись и решили: наблюдение есть, надо отрываться. Как делать это? Прежде всего см. приемы наружного наблюдения. Если это целая бригада, то у них обязательно есть машина. От нее и надо отрываться в первую очередь. Как? Используя места, где пешеход пройдет, а машина – нет. Перешел пешеходный мостик через реку или железную дорогу – вот и оторвался от машины. Только надо, чтобы движение в объезд заняло много времени. Отчего не стоит использовать в этом качестве дворы – объедут вокруг квартала и примут на выходе из него. Как вариант – сесть на электричку, переезжающую через мост, и чтобы рядом не было автомобильного моста. При посадке объект смотрит, кто идет за ним. Учитывая прием «лидирование», надо осмотреться, кто находится впереди (идет или стоит на посадочной платформе, нарисовался по ту сторону пешеходного мостика и т.п). Все замеченные таким образом являются кандидатами на место оставшегося наблюдателя, с которым и осталось «разобраться». Желательно, чтобы место отрыва от машины было в это время малолюдным. Но сойдет и наоборот – густая толпа, в ней можно попробовать затеряться. Но по выходе из толпы надо все же провериться еще раз – действительно ли наблюдатели потеряли объект. По любому, по миновании места отрыва от машины останется в худшем случае только один (редко два) пеший наблюдатель. Надо его срисовать и отделаться от него, пока он не подтянул к себе отставшую бригаду. В этом смысле надо обратить внимание на пользующихся мобильными телефонами и прочими радиоприбамбасами; если таковые снабжены гарнитурами скрытого ношения, то человек все равно разговаривает как бы сам с собой или же прячет от окружающих губы. Может быть заметно. Ну и прочие приметы наблюдателя остаются в силе.

Есть такой прием: попав в толпу и скрывшись вместе с ней из поля зрения наблюдателя, снять куртку (или наоборот, надеть заранее припасенную куртку, вывернуть другой стороной, если она двусторонняя). Может помочь. Но в любом случае отрыв от наружки в одиночку – нелегкая задача. Проще сделать это при помощи своих людей.

Контрнаблюдение

Это борьба с наружным наблюдением путем наружного наблюдения же, но такого, которое ведут друзья или союзники объекта. Как следует из вышеизложенного, бригада наблюдения выглядит (по крайней мере, старается выглядеть) естественно в глазах объекта. Но с точки зрения сторонних наблюдателей действия такой бригады могут смотреться крайне неадекватно. За пределами поля зрения объекта наблюдатели сломя голову перебегают от одного места к другому (например: один стоит в начале улицы, по которой идет объект, а остальные бегут к другому концу по параллельной улице, ибо входить на саму улицу опасно – объект может заметить). Кто-то сел в машину и вылез, проехав совсем немного. И так далее. Даже попытки скрыться от глаз объекта при легендированном развороте последнего могут быть незаметными для объекта, но для находящихся рядом с ним и знающих, что высматривать – вряд ли. Вот все такие несоответствия и высматривают люди, ведущие так называемое контрнаблюдение. В крайнем случае эти люди помогут не только выявить наблюдение, но и оторваться от него.

Контрнаблюдение начинается с того, что объект и бригада контрнаблюдения (разумеется, скрытно от потенциальных наблюдателей) встречаются и вырабатывают план проверки. Составляется маршрут, содержащий «неудобные» для наблюдателей места. Бригада контрнаблюдения – и в этом ее коренное отличие от бригады наблюдения – не таскается позади объекта, а заранее располагается в контрольных точках, согласованных с объектом. Маршрут объекта выбирается с таким расчетом, чтобы бригада контрнаблюдения успевала перемещаться с точки на точку и располагаться на новом месте, не вызвав подозрения у окружающих. Не забываем, что им надо шифроваться не только от «противника», но и от не в меру бдительных ментов и т.п. поэтому не следует выбирать как проверочные места, где регулярно (тем более постоянно) присутствуют любого сорта охранники, сторожа, контролеры – можно невзначай попасться им на глаза и поиметь проблемы. Кроме того, маршрут придется делать петлеобразным с неоднократным возвращением в один и тот же район: бригада контрнаблюдения не знает (и не может знать), кого и даже в каком количестве обнаружит, это не наблюдатели, которым вручили фотографию объекта, поэтому в любой точке проверки должны находиться те же люди, что и во всех предыдущих, чтобы уверенно опознать «знакомых» по предыдущим точкам.

Проверку следует начинать с установления самого факта слежки или отсутствия таковой. Первая точка контроля выбирается в узкости, через которую не пройдет машина (см. приемы обнаружения наблюдения и отрыва). Желательно, чтобы место было малолюдным в момент проверки: все «соседи», замеченные в это время у точки, должны быть зафиксированы, дальнейшая проверка будет заключаться в высматривании кого-то из них на других точках. Поскольку бригада контрнаблюдения прибывает заранее и ведет наблюдение в стационарном режиме, то важно не допускать ранее указанных ошибок при наблюдении из машины: не сидеть в ней без явного дела, не читать, не принимать пищу так, чтобы снаружи это видели… Лучше выйти из машины и разойтись якобы «по своим делам» (при необходимости резко собраться основная машина уйдет с теми, кто успеет сесть, а остальных подбирает резервная машина, заранее ждущая в стороне). Хорошая легенда появления в первой точке: два человека подъехали на машине, вышли, поговорили (на самом деле дождались объекта и высмотрели его окружение), после чего разошлись (на самом деле направились к следующей точке каждый своей дорогой). Если за объектом действительно ведется слежка, то наблюдатель или наблюдатели непременно должны показаться в поле зрения контрнаблюдателей. На этом этапе наблюдателей остается немного (один или два), сразу после прохода объекта они должны себя выдать так или иначе. Если «уцелевшие» наблюдатели не одни, то они непременно станут связываться с соучастниками; надо высматривать тех, кто начнет говорить по сотовому телефону или похожему устройству. По любому наблюдатели (если они есть) пойдут за объектом или вблизи него. Теперь их надо установить. Важно, что объект не предпринимает НИКАКИХ проверочных действий, не согласованых заранее с контрнаблюдателями. Все делается только так, как условились ранее. В оговоренных местах можно сделать легендированный разворот. Можно дернуться к подходящему автобусу и затем «разочарованно» отойти: надо же, «не тот» маршрут (наблюдатели, особенно не особо подготовленные, тоже дернутся; поскольку они неизбежно будут находиться дальше от остановки, нежели объект, то им придется бежать быстрее, что не останется незаметным). В любом случае на наблюдателя в такой ситуации падает большая нагрузка: он остался без средств транспорта, один, ответственность за ведение объекта лежит на нем одном, словом – есть от чего нервничать. Остается только немного попровоцировать его, и он сам себя выдаст. Только все проверки должны проводиться быстро, пока он не подтянул к объекту всю бригаду.

Таким образом можно обнаружить сам факт слежки, а по поведению обнаруженного наблюдателя – получить косвенное представление о его (их) подготовке и оснащенности (по которым, в свою очередь, можно судить о заказчике слежки). Теперь следует хотя бы приблизительно оценить (если нельзя установить наверняка), сколько всего наблюдателей. Один-два свидетельствуют о «дежурном» интересе и не более. Отрываться от такого наблюдения не стоит, если нет прямой опасности (например – Вы мошенник и побывали в фирме, которую хотите кинуть, а от офиса фирмы Вас «повели»: в этом случае надо поскорее смыться и в дальнейшем забыть дорогу туда). Целая бригада с машиной – уже хуже А если установлен факт смены бригады наблюдателей в процессе наблюдения – дело совсем швах, за Вас взялись плотно. Так же имеет значение время наблюдения: если «хвост» в том или ином виде не только таскается днем, но и караулит ночью, то выводы понятны.

Что можно сказать в заключение? Если слежка хоть в каком-то виде обнаружена, то дальнейшие действия следует поручить только профессионалам, благо частных детективов и «агентств» хватает. Это если Вы «чисты» перед законом и серьезными группировками. Не стоит устраивать «охоту за охотниками»: есть риск, что наблюдатели заметят контрнаблюдение и придут к логичному заключению, что объекту есть что скрывать (или что некие нехорошие действия, задуманные относительно объекта, надо форсировать). Если Вы – представитель криминала и задумали преступление, но в процессе подготовки заметили слежку, то все бросайте и уносите ноги: либо посягаете не на то, либо попали в разработку или же просто случайную операцию ментов. Контрнаблюдатели могут помочь Вам в этом, отсекая наблюдателей естественными с виду способами. Идет наблюдатель за объектом – а навстречу бегут несколько человек, столкнулись, сшибли с ног, «простите-извините» и всякое разное, помогли встать, отряхнуться, заодно задержали, а объект сел в «случайную» машину и уехал. На пути машины наблюдателей может оказаться другая машина с «неумехой» за рулем, перекрывшая проезд по узкой улице. В каком-либо месте можно на короткий срок пропасть из поля зрения наблюдателей, а после по расходящимся направлениям уходят двое: Вы и человек с такой же фигурой, одетый похоже (или на такой же, как Ваша, машине). Способов много. Но наблюдатели, если не лохи, все равно ВСЕ ПОЙМУТ, поэтому все участники подобных акций должны исчезнуть так же глухо, как и Вы сами.

Заключение

Итак, приведены некоторые советы по организации наружного наблюдения и его выявлению. Конечно, это не панацея: грамотно подготовленный «объект» такое наблюдение заметит. Также заметит его и самое элементарное контрнаблюдение. Если наблюдение ведут профессионалы, то они засекут контрнаблюдение… и т.п. Но при работе против «обычных» или не особенно осторожных людей (коих большинство) сойдет и так. В любом случае расплодившиеся в последнее время методички и брошюрки ни слова не говорят о нестандартных движениях наблюдателей, описанных здесь. О контрнаблюдении в общедоступной литературе нету ни звука. Так что нехитрые приемы, описанные выше, мало кому из широкой публики известны и могут обеспечить некое преимущество тому, кто о них знает. Полностью изложить методы наблюдения и ухода невозможно – это целая наука, по которой пишутся самые настоящие диссертации. Познать ее можно только на практике. Так что первый совет тем, кого это заинтересовало: тренируйтесь. Поиграйте в шпионов, побегайте друг за другом, побывайте в шкуре объекта, наблюдателя, контрнаблюдателя, попробуйте действовать на различной местности (городская застройка, неплотно заселенные пригороды, окрестности ж/д станций, лесопарки, промзоны). Когда дойдет до дела – приобретенные навыки сгодятся. А если встретились с профессионалами – увы, великий Паркинсон правильно сказал: не лягайтесь с кенгуру. Профессионалы «наружки» все равно победят Вас на своем поле. Все, что вам останется, так это установить сам факт. Ну и еще – прибегнуть к помощи других профессионалов или же разработать нестандартную комбинацию по разрушению планов ваших недругов.

1. Слежка и контроль за жертвами
То, как раньше топтуны ходили за объектом, сейчас, практически, нет. Топтунов очень много. Территория города, станции метро, торговые центры разбиты и распределены за дежурящими и готовых приступить к слежке или другим действиям агентов. "Объект" слежки передается от одного агента к другому.
В метро кроме камер наблюдения, видимо, фиксируется и проход конкретного человека (если произдной именной).
Камеры наблюдения, похоже, покрывают все, сколько нибудь значимые, общественные места.
Камеры подключены к центрам управления и контроля ФСБ и МВД. Программное обеспечение этих комплексов контроля граждан на самом высоком уровне. Оператор, несомненно, видит не только жертву, но и всех близрасположенных агентов, ведя с ними связь и направляя в нужную точку. Почти все топтуны ходят с гарнитурой или телефоном около уха. Бывает, считывают информацию с дисплея телефона.
Контролируют так, что уйти, если ты поставлен на тотальную слежку, невозможно. Мы сначала думали, что контролируют по биллингу телефона. Перестали брать их с собой - не помогло. Сколько раз пытались уйти по дворам, через различные проходы - все равно на выходе ждали "ребята". И не просто ждали - подходили именно в момент нашего появления. Даже в лесу (на берегу Москва-реки, Ромашково) ходили по узким тропинкам - все равно они появлялись на пути. Пришли к мнению - контроль ведется через спутник. Причем, на имеет значения время суток, наличие облачности - контроль четкий.
О том, что технически это (контроль человека из космоса) давно возможная реальность, я давал в ссылках к посту..
Естественно, ко всей этой оптике или радионаблюдению в другом диапазоне прилагаются отличные программы связи всей техники и людей. Оператор управляет топтунами, указывая ему скорость с которой ему необходимо двигаться, направление, возможные препятствия. Каждый топтут как бы на поводке и он, так же, как и жертва, под контролем - не сачканешь!
2. Какие спецсредства они применяют и как.
Первое применение на улице я отметил 11.10.05г. около Киевского вокзала. Часа 1,5 перед этим мы отдали второе заявление в УВД ЗАО, где в очередной раз потребовали начать расследование против организованной группировки квартирных рейдеров. Я внезапно почувствовал запах и сказал дочери: "Пахнет, как отрава в нашей квартире". И обернулся - сзади молодой мужчина резко отбежал в сторону (шел за спиной). Через какое-то время у меня начались проблемы с дыханием: как будто не хватало воздуха,; чувство, что в легких что-то другое залили. Сдавило сердце, общая слабость. Отпустило только дома, когда снял одежду и вымылся.
Мы продолжали ходить по "присутственным местам" и писать заявления и жалобы. Теперь без контроля и сопровождения мы не оставались. Об этом я написал уже в следующем заявлении - в ГУВД. Ходить надо было уже, посматривая вокруг. Несколько атак предотвратили. В этот период (октябрь 2008г.) работали не так тотально (примерно с февраля шел процесс усиления давления).
Свойства этой нанохрени. Она - почти без запаха. И "свежий" человек ее может даже не заметить. Запах - пыльной затхлости. Могут быть с запахом тухлятинки. В горле сразу появляется сухость, одышка, сердцебиение, слабость, внутричерепное давление, возбуждение. Сила симптомов зависит от величины полученной дозы. До последнего времени (20.05.09г.) дозы были не такие сильные, как 20-го мая. Но атаки шли одна за другой.
Еще. Средсво, нанесенное на одежду, проникает к коже и действует через кожу. Чувство, как будто начинаеш дышать газом. Пока не поменяешь одежду, будешь травиться даже в лесу, на свежем воздухе.
И еще. Это - не аэрозоли. Их бы было видно. Не распыляют, а именно стреляют как бы зарядами газа.
Применяют в любом месте. На улице, метро, автобусе, макдональдсе, около дома. Если взялись добить (как нас) - не уйдешь. И жаловаться некуда - к ним и придешь.
3. Приспособления для разбрызгивания или "облучения".
Может быть замаскировано под зажигалку, пачку сигарет, мобильник, дамские сумочки (почти все ментовки с этими сумками), мужчины с потрфелями, барсетками. Могут держать аппаратуру и в кармане. Последнее время появилось много агентов с рюкзаками.
Представьте себе: подойдет или подсядет рядом кто-нибудь из этих ребят и спокойно вас обработают. Окружающие ничего не поймут. Вы тоже не сможете ничего сделать.
Даже проходя навстречу, издалека успевают удачно попасть хренью или импульсом новейших спецсредств. Думаем, что кроме нажатия на спуск топтуном, есть более точный прицел - у оператора, который смотрит через спутник и миниатюрную телекамеру-прицел при приборе. Думаю, именно операторы нажимают на спуск, когда топтуны на улице. Много раз наблюдал, как они крутят своими сумками, рюкзаками, давая возможность оператору прицелится. Скорее всего,компьютерные программы оформлены, как компьютерные игры со стрелялками. Только здесь игра "поинтереснее" - охота на живого человека. Нафотографировали большое количество этих людей только за последнее время. И то, только тех, кого успел сфотографировать и кадр при этом получился.
Часто атакуют из проезжающего мимо автомобиля. Или стоящего, если мы проходим мимо. Запах при этом бывает еще один - резкий запах хлора. От него еще сильнее бьет по легким, вызывает ослабление состояния.

4. Психология такого рода убийств граждан. Эскадроны смерти.
Убийство производит не один человек, а очень много. Каждый вносит свою меленьку лепту. Возможно, поэтому, они не считают себя убийцами - "мы, всего навсего, нанесли ущерб здоровью, которое может быть восстановлено со временем". Но времени для восстановления они не дают. Жертва погибает. Причем, никаких следов не будет найдено: "обострение хронических заболеваний", "сердечная недостаточность" и т.д. Тем более, какой врач у нас пойдет против спецслужб? И не только врач. Подробно об этом пишет Вадим Васильевич Баранов - врач и сам испытавший на себе террор спецслужб.
Те, которые участвуют в "медленных" убийствах, попадают в зависимость от своих паханов: на них есть весь доказательный материал - видео, аудио, отчеты, объяснительные. Гоняют их, как я вижу, беспощадно и считают за скот. Да иначе и быть не может: человеческим отношениям здесь не место.
"Ребята" идут на эту работу за "романтикой", возможностью реализовать свои комплексы и побыть хозяином над другими людьми. Что же, им, как видим, такая возможность предоставляется. Даже дают лицензию на убийство. Но через некоторое время большинство из них начинает понимать, куда они попали и что они со своей жизнью сотворили. Буквально: продали душу дьяволу.
Но уйти вряд ли смогут. Возможно, держат материальные условия.
Главное же, что держит, страх.
Во-первых, видят мучения и безысходность у своих жертв. Знают возможности "конторы" по части бесследного уничтожения людей. Понимают, что в случае (не предательства, нет - куда там) даже подозрения в нелояльности, косого одного взгляда, молчания, когда надо одобрить преступление, "нетрадиционные" развлечения (театр, компании "чужих" людей, увлечение чем-то и т.д.), жизнь, не просвеченная "экраном", может быть причиной для "распыления". Демонстративное убийство Литвиненко - это урок и предупреждение именно своим. Полоний был применен специально, для этой огласки. Рядовых же уничтожат проще. Да и не в Англии мы живем - искать и расследовать некому.
Выполнят ли эти люди приказ о "простом" убийстве человека? Вопрос риторический: куда им деваться? Если убивал "медленно", выплнишь приказ и другой.
Вот вам и "эскадроны смерти". Это - никакое не преувеличение.
5. Как бороться с такими.
Главное - это гласность про эту контору. Гласность про их "секретные" спецсредства. Как только об наличие таких спецсредств будет известно обществу, будет легче бороться. Предложение "мадам, давай проверим Вашу сумочку" не будет вызывать удивления. То есть, пройти к милиционеру и при понятых проверить, чем это "мадам" стреляет в граждан.
Кроме уголовных дел, на которых натренирована "контора", готовят их и к уничтожению активистов, правозащитников. Вот здесь они, конечно, быстрее разоблачат себя. Это не бабушек и дедушек уничтожать, чтобы завладеть их квартирами.
6. Контрпропаганда "конторы" против публикаций о преступной деятельности спецслужб.
Как только появляется какая-нибудь информация о таких спецсредствах, "контора" сразу реагирует наездом с обвинением в неадекватности, намеками на психоз, высмеиванием. Это только подтверждает: такие средства есть и "контора" хочет сохранить эту тайну как можно дольше. Пока, в основном, это им удалось. Во-первых, жертвы этого оружия стали первыми беззащитные граждане: больные, одинокие, выпивающие. Уничтожены они были не только для эксперимента, тренировки, но и для конкретной выгоды: присвоение собственности (в основном, квартир). Уничтожены за 20 лет миллионы, миллионы - еще живые(бомжи). Сотни тысяч пропали без вести. За год находят тысячи неопознанных трупов. Это вам не "бытовуха"! Фабрика смерти работает круглосуточно. .
"Контора" публикует по поводу спецсредств и свои материалы. Для дискредитации людей, которые говорят правду про спецслужбы. Например. Возможно, и сюда ложку дегтя "контора" добавила/
7. Почему преследуют (убивают) нас.
Именно поэтому, что мы стали обвинять власти, спецслужбы в массовом убийстве граждан, нас стали добивать интенсивнее. Это наличие газа, спецсредств проблема доказать, пока нет общественной поддержки. А вот проверить куда делись люди, кто присвоил их квартиры - вполне доступно и объективно.
Я, например, в открытых письмах к Путину, Медведеву обвинил их в поощрении убийства граждан России организованными преступными группировками.
Но власти это не надо - она и организовала эти убийства. "Оппозиции", "правозащитникам", "либералам" это то же ни к чему: зачем о сегодняшнем геноциде, когда можно отвлечь общество на сталинский геноцид. Чтобы не мешать "ребятам" уничтожать своих матерей, отцов, братьев и сестер.