ЧИТАЕМ КЛАССИКОВ!!! Т. ШЕВЧЕНКО и И. НЕЧУЙ-ЛЕВИЦКИЙ!!!

К оглавлению

ЧИТАЕМ КЛАССИКОВ!!! По просьбе многих читателей мы решили периодически знакомить ВАС с произведениями славянской классической художественной литературы прошлых веков. Пусть читатели видят, что их предки, даже в состоянии беглых крестьян своим духом были сильнее чем их нынешние современники, живущие в "независимой" Украине... Мы также просим ВАС присылать нам свои оригинальные предложения, исследования и заявки на публикацию тех или иных произведений по адресу agency@mmc.dp.ua Сегодня мы вам предлагаем: Тарас Шевченко: " ПРОГУЛКА С УДОВОЛЬСТВИЕМ И НЕ БЕЗ МОРАЛИ" І.С.Нечуй-Левицький “МИКОЛА ДЖЕРЯ” (фрагмент)

Тарас Шевченко: " ПРОГУЛКА С УДОВОЛЬСТВИЕМ И НЕ БЕЗ МОРАЛИ" 1858г.

Вздумалось мне в прошлом году встретить нашу прекрасную украинскую весну где-нибудь подальше от города. В Васильковке мы закусили с Трохимом фаршированной жидовской щукой, крепко приправленной перцем, и потянулись дальше. До местечка оставалось ещё с добрую версту, а до жидовского трактира, где мы предположили провести ночь, по крайней мере версты две, но делать было нечего, и мы потащились ночью, под проливным дождём отыскивать жидовский трактир.

Пользуясь сим удобным случаем, я мог бы описать вам белоцерковский жидовский трактир со всеми его грязными подробностями, но фламандская живопись мне не далась, а она здесь необходима.

Замечу мимоходом:

во-первых, меня никто не вышел встречать, как-то бывает в русских трактирах, но этому могла быть причиною тёмная ночь, ненавистная ночь - причина важная для самого храброго жидовина;

во-вторых, по скользким ступеням вскарабкивался я кое-как в тёмный коридор и наткнулся на что-то железное, так ловко, что чуть себе лба не раскроил. Поутру я же увидел, что это были дроги с рессорами из под экипажа. Таково было моё вшествие в гостеприимную иудейскую обитель.

В комнате меня встретил жид, довольно благовидной наружности, и помог мне стащить с плеч насквозь промокшую шинель и унижено спросил, что мне будет угодно?

- Чаю и комнату, - отвечал я.

Жид сказал:

- Зараз, - и скрылся за дверью.

В ожидании жидовского "зараз" я грелся и разминался, ходя взад и вперёд по комнате.

Я позвал хозяина, но вместо хозяина явился какой-то жидок с рыжей бородкой.

Я велел ему позвать хозяина. Явился хозяин, тот самый благовидный жид, что помогал мне снимать непромокаемую шинель. Я просил его достать книгу. Он достал и, подавая её мне, сказал:

- Десять злотых.

- А если только прочитать, - спросил я, принимая книгу, - что будет стоить?

- Пять злотых, - сказал жид, побрякивая ключами.

Делать нечего, я отдал пять злотых и спросил нож, чтобы разрезать дорогую книгу, но это было напрасно: книга была разрезана и даже запачкана. Кроме сальных пятен, я заметил на полях листов то прямые черты, то знак восклицательный, то знак вопросительный, то черт знает что.

- А что же чай и комната? - спросил я, закрывая книгу.

- Зараз, - сказал торчащий в углу рыжебородый жидок. И он вышел в другую комнату.

Ах вы, проклятые жиды! Я уже целую книгу прочитал, а они и не думали приготовлять чаю!

Через минуту жидок возвратился и снова притаился в углу.

- Что же чай? - спросил я.

- Зараз закипит, - отвечал жидок.

- Чего же ты тут переминаешься с ноги на ногу? - спросил я у услужливого жидка.

- Я фактор. Может быть, пан чего востребует, то я всё зараз для пана доставить могу, - прибавил он, лукаво улыбаясь.

- Ты знаешь английский портер под названием "Браунстут Берклей Паркенс и компания"?

- Знаю, - отвечал жидок.

- Достань мне одну бутылку, - сказал я самодовольно.

- Зараз, - сказал жидок и исчез за дверью.

"Ну, - подумал я, - пускай поищет. Теперь этого вражеского продукта и в самой столице не достанешь, не только в Белой Церкви." Не успел я так подумать, как является мой жидок с бутылкой настоящего "Браунстута".

- Не прикажите ли ещё чего-нибудь доставить вам на ночь? – спросил фактор.

- Подожди, братец, подумаю, - сказал я. "Какой бы ему крючок загнуть, да такой, чтобы проклятый жид зубами не разогнул?" - подумал я.

- Вот что, любезный чудотворец, - сказал я, обращаясь к мизерному Меркурию. - Если уж ты достал мне портеру... Постой, у вас есть в городе книжная лавка?

- Книжной лавки нет в городе, - отвечал он.

- Хорошо, так достань же мне новую, неразрезанную книгу, и тогда я поверю, что ты всё можешь достать.

- Зараз, - сказал мне невозмутимо рыжий Меркурий, поворотился и вышел.

ІІ

- Эй, хозяин! Что же чаю? - сказал я громче обыкновенного, обращаясь к растворенной двери.

- Зараз, - откликнулся из третьей комнаты жидовский женский голос.

- А чтобы вам своего мессии ждать так, как я не дождусь вашего чаю!

Не успел я проговорить эту гневную фразу, как в дверях показалась кудрявая черноволосая прехорошенькая жидовочка, но такая грязная, что смотреть было невозможно.

- Где же чай? - спросил я у запачканной Гебы.

- У нас чаю нет, а не угодно ли...

- Как нет? Где хозяин? - прервал я запачканную Гебу.

- Хозяин пошли спать, - отвечала она робко.

- Если чаю нет, так что же у вас есть? - спросил я с досадой.

- Фаршированная щука и ...

- И больше ничего, - прервал я её.

А меня прервал вошедший в комнату фактор с двумя новенькими книгами в руках. Я изумился, но сейчас же пришёл в себя и велел подать щуку и потом уже обратился к фактору, равнодушно взял у него книги.

І.С.Нечуй-Левицький “МИКОЛА ДЖЕРЯ” (фрагмент)

Посесор був єврей, Абрам Мойсейович Бродовський. Всі заводи належали до одного дуже багатого пана, котрий жив за границею й рідко приїздив на заводи. Єврейське господарство вже далося взнаки людям і кидалося в вічі. Огорожа місцями лежала на землі, по двору стояли гнилі калюжі; будинки були облуплені, вікна в хатах були повибивані; подекуди ціле стадо кіз гуляло по садочках і гризло дерево.

В той час, як вербівські бурлаки розмовляли з робітниками, надійшов сам посесор. То був товстий, здоровий жид з рудою бородою, з сірими очима в чорній оксамитовій жилетці. На жилетці теліпався важкий золотий ланцюжок з печаткою і всякими цяцьками; на товстих куцих пальцях блищали важкі золоті персні з дорогими блискучими камінцями. Комірчики й сорочка, чорний блискучий галстук на шиї були засмальцьовані, аж блищали проти сонця. Чорний довгий сюртук, вишневий оксамитовий картуз на потилиці давали йому дуже характерний вид. Незважаючи на його багате вбрання, на золото, од його тхнуло чимсь. Бурлаки впізнали той дух під багатою одежею, як вовки впізнають вовчий дух у вовчій шкурі.

- Чого вам треба? – спитав у бурлак Бродовський.

Всі робітники поздіймали перед ними шапки. Вербівські бурлаки не зняли шапок, не поклонились, тільки згорда поглядали на його, неначе вони були хазяїнами в сахарні, а Бродовський був наймитом.

- Ми хочемо стать на роботу в сахарні, - обізвався Микола згорда.

- Ну, коли хочете, то ставайте, - сказав Бродовський.

- А хіба ти приймаєш тут на роботу? – спитав Микола якось з осміхом і гордо.

Бродовський зобидився. Всі робітники осміхнулись.

- Коли хочеш ставать на роботу в мене, то не тикай на мене! Ну, що це таке з цими мужиками! Я тут хазяїн. Хіба ти не знаєш, чи що?

- Авжеж не знаю! Хто тебе знає, що ти таке, - сказав Микола якось сердито, як звичайно селяни говорять.

- Чого ти кричиш на мене! Ну, я з тобою свиней не пас! Ну, коли хочеш в мене служить, то не тикай на мене, бо я тут пан, - промовив уже сердито Бродовський.

Микола трохи не загнув Бродовському в батька-матір і насилу вдержав язика; одначе він уже зумисне поминув те капосне “ви”. Він усе-таки бачив перед собою жида, хоч і багатого.

Бродовський, взявши в посесію сахарні, довго морочивсь, поки привчив людей казати йому “ви”, а хто на його тикав, тому він довго не видавав плати за роботу. Одні захожі бурлаки довго не гнулись, та все тикали на його, на дітей, навіть на його жінку, хоч вона зовсім була схожа на паню. Бурлаки згодились з Бродовським по три карбованці на місяць на його харчах і пішли до казарм.

- Чи не комедія, вражого сина, з жидом! – сказав Микола. – Служили панам, а це вже довелось служить жидам. Покуштуємо ще жидівського хліба, який він на смак.

МАТЕРИАЛ ПОДГОТОВЛЕН ЖУРНАЛИСТОМ В. ЛЮБЧЕНКО ( agency@mmc.dp.ua ) СПЕЦИАЛЬНО ДЛЯ ЦЕНТРА ПОЛИТИЧЕСКОГО ПРОГНОЗИРОВАНИЯ WWW.UA-PRAVDA.COM
27.07.2010

Проблемы безопасности

 

Дмитрий Зеркалов

Тигипко: «Власть – это не владение заводами, морями, пароходами, а эффективное управление чужой «государственной» собственностью в свою пользу под крышей Президента.»