«Папина» война и тележертвы

К оглавлению "Актуальные темы" К оглавлению "Политическая безопасность"
К оглавлению самого интересного Криминальная элита Украины

Андрей Сенченко – криминальный авторитет 90-х годов

Три украинских телеканала – «5 канал», ТBi и ТРК "Черноморская" – провели в минувшую субботу предупредительную эфирную забастовку. Если у «5-го» и ТBi проблемы с частотами, то у «Черноморки» – с учредителем. Именно криминально-коррупционная подоплека бизнеса Андрея Сенченко отрекошетила по телевизионщикам, которые, честно отпахав на выборах, могут лишиться работы. Увы, спонсора, как и родителей, не выбирают. Как правило…
Несладкая жизнь ТРК "Черноморская" началась не сегодня, и даже не вчера. Во время президентских выборов именно на «Черноморке» выступали народные депутаты и иже с ними с брутальной критикой Януковича. После провала ЮВТ кое-кто нашел друзей и пролез к победителям, кто-то свалил за границу. А журналисты остались расхлебывать заваренную политиками кашу. Да еще и на свои деньги: Сенченко, как известно из надежных источников, резко урезал финансирование своего медиа-ресурса.

В итоге, накануне выборов в местные органы власти на «Черноморке» вместо того, чтобы активизировать пропагандистскую работу с избирателями, пошли на сокращение ряда программ. Под нож пошли даже «Новости». Руководство телерадиокомпании заявило своим коллегам, что у них есть выбор: уйти в отпуск до лучших времен или делать новостные сюжеты за свой счет, привлекая спонсорские деньги. Говорят, что статус кво сохраняет лишь киевский корпункт, освещающий телодвижения Юлии Тимошенко и ее ближайшего окружения.

К тому же, по словам президента ЧТРК Татьяны Красиковой, 9 августа 2010 года постановлением следователя налоговой милиции управления ГНАУ в АРК наложен арест на имущество ТРК. По ее словам, арест наложен на здание, в котором находятся редакции и аппаратно-студийные блоки телекомпании и радио «АСоль», автомобили и, как сказано в постановлении, «на все имущество, где бы оно ни находилось».

«С начала июля налоговая милиция проверяет хозяйственную деятельность ЧТРК. Насколько мне известно, никаких уголовных дел – ни в отношении должностных лиц телерадиокомпании, ни по факту каких-либо правонарушений – по результатам этой проверки на сегодня нет, – сказала Татьяна Красикова. – Из постановления о наложении ареста на имущество ЧТРК следует, что это происходит в рамках «чужого» уголовного дела. Налоговая милиция подозревает нас в том, что мы проводили бестоварные сделки, чем нанесли ущерб государству на сумму 6,7 млн. грн., и подаче недостоверных данных в налоговых декларациях».

Понятно, что наши крымские коллеги ни в каких бестоварных операциях не участвовали. И страдают не столько «за свободу слова», сколько за грехи своего «папы». Для Андрея Сенченко и впрямь настали нелегкие времена. По его старым делам возбуждено несколько уголовных дел. Пока арестован только Александр Котельников – экс-начальник Евпаторийского торгового порта. Но на подходе санкции по самому Сенченко, его соратникам Денисовой, Велижанскому и другим. Помимо этого, продолжаются судебные тяжбы между МО и ООО «Трудовой коллектив» (в учредителях в 2003 году было шесть физлиц), по поводу бывшего судоремонтного завода в Балаклаве и другому «косо» приобретенному имуществу.

Впрочем, иметь неприятности с правоохранительной системой для Сенченко дело привычное. Вся его биография пронизана подобными эпизодами. К слову, некоторые штрихи из этой самой биографии…

Общеизвестно, что свою трудовую деятельность он начал мастером цеха на заводе «Фиолент» в 1983 году, однако уже в 1984-м перешел на профессиональную комсомольскую должность секретаря заводской комсомольской организации. В конце 80-х претендовал на должность первого секретаря крымского обкома ВЛКСМ. Однако свою первую предвыборную кампанию проиграл.

Переключился на кооперативное движение. В это время молодежные комсомольские коллективы в Крыму имели значительные преимущества по сравнению с кооперативами, из-за официальной «крыши» райкомов, горкомов и обкомов комсомола. Им принадлежал не только контроль над видеозалами, через которые проходили огромные суммы бесконтрольного «нала», но также и организация бизнес-туров «челноков» в Турцию, Румынию и Польшу. Кроме того, большие предприятия охотно взаимодействовали с комсомольскими структурами, поскольку официальные правоохранительные органы «интересовались» в основном кооперативами.

После развала СССР и кончины комсомола Сенченко нашел друзей среди крымских бандитов. Точнее, не нашел (эти связи были у него и раньше, помогая устранять конкурентов). Он их просто легализовал. В 1993 году вступил в ряды "Партии экономического возрождения", которая создавалась для поддержки на выборах бывшего первого секретаря обкома КПСС Николая Багрова.

В ее состав, помимо видных местных бизнесменов и чиновников, вошли члены ОПГ "Сейлем". Крымчане называли это политобразование "Расстрельной партией". От «расстрельников» спустя два года Сенченко был назначен вице-премьером правительства Крыма по вопросам экономики и проведению экономических реформ, что, как говорится в милицейских досье, дало ему широкие полномочия при проведении преступной приватизации государственных объектов.

Множество крымских санаториев и здравниц были отданы "Сейлему" задаром. Себя лично Сенченко тоже не обделил, незаконным путем переведя в собственное владение недостроенную базу отдыха "Дельфин" в Судаке. Впоследствии он продал ее "Укртрансгазу", заработал около $100 млн.

Но это для него была всего лишь мелкая локальная сделка. Экономическая деятельность тандема ОПГ «Сейлем» & Сенченко имела несравнимо более широкий размах. И перечислять, что и где было украдено, сфальсифицировано и кто за это заплатил жизнью, можно очень долго.

Не будем погружаться в детали лихих 90-х, за исключением одного момента. Одна из афер Сенченко (это общеизвестно) была связана со списанием задолженностей предприятий перед государством через так называемые энергетические вексельные расчеты Запорожской атомной станции, где работала мать тогдашнего заместителя министра курортов и туризма АРК Дмитрия Гольдича.

В то время крымскую милицию уже возглавил Геннадий Москаль, а прокуратурой руководил Владимир Шуба. Они стали распутывать дела «Сейлема» и вышли на криминальный бизнес с векселями.

Когда угроза стала реальной, Сенченко пригласил Диму Гольдича к себе в гости. Гольдич на тот момент был заместителем министра курортов и туризма АРК, но на этой должности проработал всего две недели. О чем они говорили в доме Сенченко, может рассказать только он, но, видимо, «не добазарились», потому что при выходе из дома Гольдич был застрелен. Его убийство стало одним из самых резонансных в Крыму, и дало толчок милицейской спецоперации по зачистке полуострова от местной мафии. У «Сейлема», как и их конкурентов «Башмаков», начались серьезные проблемы. И вскоре Сенченко свалил подальше.

Вернулся в Украину он только в 2001 году и сразу принялся возобновлять позиции в бизнесе. Это возобновление вскоре окрасилось новой кровью. В 2003 году у Сенченко возник конфликт с членом крымского отделения ГКЦБФР Владимиром Тихончуком. И 28 июля 2004 года Тихончук был убит…

В тот же период Сенченко в срочном порядке осуществляет инвестирование в иностранные предприятия совместно со старыми партнерами – Людмилой Денисовой (тогда министр финансов Крыма, сейчас – экс-министр соцполитики и труда), Василием Сетковым и Сергеем Велижанским (депутаты Верховного Совета АРК).

Денисовой принадлежит авторство «Единой системы электронных платежей» в регионе, которая заменила бумажные деньги. Система разрешила легализовать бартерные взаимозачеты через виртуальные деньги с выведением дисконта в реальные платежные системы. По фактам возбуждалось уголовное дело, но его замяли.

Велижанский в начале 90-х руководил одним из департаментов Минобороны. При его содействии десятки объектов Минобороны перешли практически даром в частную собственность группы Сенченко. Один из таких объектов – Балаклавский судоремонтный завод вместе с землями и комплексом отдыха. Позднее он был превращен в яхт-клуб. Как сказано выше, именно по нему сейчас идут судебные тяжбы.

Еще одним человеком из окружения Сенченко является Татьяна Красикова – президент ТРК «Черноморская». Сенченко даже пытался продвинуть ее с экрана в парламент. Но на выборах в Крыму в 2002 году в своем округе Красикова набрала только 54 голоса.

Когда в воздухе запахло «оранжем», Сенченко понял, что решить свои бизнес-вопросы без политической поддержки у него не получится. В то время он был озабочен рейдерским интересам к нефтегазовым предприятиям Крыма, в первую очередь к «Черноморнефтегаз», посему пришлось привлекать большую политику.

Но купив место в списке БЮТ, он не почувствовал должной отдачи и решил пойти ва-банк. По состоянию на 2005 год Крымскую региональную организацию возглавлял Юрий Руденко, о котором говорили, что он является символом Майдана в Крыму. Честный, принципиальный, но без денег. Как только Сенченко вплотную приблизился к БЮТ, Руденко тяжело и, главное, странно заболел.

Во время его болезни крымское бюро партии тайно собирается и назначает Сенченко руководителем партийной организации. Сенченко всем рассказывал, что это указание Юлии Владимировны, с которой он якобы тайно встречался в ресторане «Козачок» на трасе Симферополь–Ялта. Доискиваться деталей крымчане не стали, ибо Руденко в результате болезни умер. И полновластным хозяином партийной ячейки стал Андрей Виленович.

За минувшие пять лет он награбастал много новой собственности, пристроил в министры Людмилу Денисову, а в депутаты – Сергея Велижанского. Но, самое главное, нажил огромное количество врагов, которые с нетерпением дожидались конца избирательной эпопеи, чтобы начать рвать Сенченко и его империю в клочья. Дождались. Процесс пошел. Веерными очередями прошлись по всем сателлитам Сенченко, включая теледиву Красикову. А журналистам, как уже замечено выше, просто не повезло: «папины» разборки сказались и на их зарплате. Что поделаешь: лес рубят – щепки летят. А, может, все устаканится: придет новый спонсор, и начнется новая жизнь телеканала.
Егор Смирнов

Проблемы безопасности

 

Дмитрий Зеркалов

Тигипко: «Власть – это не владение заводами, морями, пароходами, а эффективное управление чужой «государственной» собственностью в свою пользу под крышей Президента.»